РАЗДЕЛ III
Лекции.Орг

Поиск:


РАЗДЕЛ III




Виды текстов и каналов распространения: история и современность

 

 

Глава I

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВИДОВ КОММУНИКАЦИИ

 

О первых попытках семиотического подхода к классификации видов коммуникации. Особенности вербальной и визуальной коммуникации. Выделение аудиовизуальной коммуникации из синкретизма мусического и технического первобытного творчества.

 

На уровне донаучного сознания люди первобытно-общинной формации отражали свои био- и социальные связи с Космосом, биосферой, обществом, ноосферой в устном, изобразительном, музыкально-танцевальном творчестве. Как отмечают Ю.П. Буданцев, М.С. Каган и другие философы, и авторы, и тексты, и аудитория представляли одно целое, коммуникация носила синкретический характер. Это означает, что в массово-коммуникативных текстах (МКТ) использовались, во-первых, естественные знаки визуального (видимого) характера: жесты, мимика, росписи тел и вещей, изображения мифических сюжетов и другой обрядовой символики. Во-вторых, это были знаки искусственного происхождения – человеческая речь и письмо, содержащие сконструированные человеком слова, пиктограммы, а позднее и буквы, обозначающие их при письме на камне, глине, дереве, папирусе, коже и т.д.

Как пишет Ю.П. Буданцев, качество древних текстов определяется характером отношений между людьми, между людьми и природой, качеством самого «человеческого фактора». В первобытном обществе вся совокупность отношений и качество человеческого фактора – человеческое качество – были направлены на сохранение рода-мира, и поэтому МКТ данной эпохи прогнозировали оптимистичное будущее, помогали сохранению устойчивых связей в мире, гармонию отношений, формировали соответствующий образ мира-рода, связанный с активной деятельностью субъекта.

Подлинная, нравственная наука и средства ее распространения не противопоставлены «донауке» и системе СМК первобытно-общинной формации. Продолжаются те же отношения, как и между фольклором и наукой.

Противопоставлены бывают наука и ее СМК лженауке и ее СМК, подобно тому, как противопоставлен им фольклор, защищающий всенародное счастье (счастье – часть общего блага, со-часть) (Буданцев, 1995, с. 21).

Постепенно синкретический характер коммуникации стал разделяться на различные виды коммуникации и, соответственно, на различные виды массово-коммуникативных текстов.

Одновременно проходила дифференциация сущностно-содержательного наполнения МКТ по линии все более четко обозначающейся системы «объективная действительность – автор-субъект – текст – канал коммуникации – объект, а также по линии разделения как ценностных ориентации авторов и авторских текстов, так и самих каналов коммуникации.

Необходимо отметить и еще одну историческую тенденцию: по мере развития материально-производственных и классовых отношений в человеческой коммуникации ослаблялось синкретическое художественное, более эмоциональное начало древних текстов и возрастала, обособлялась рассудочная, рациональная субстанция. Это, в свою очередь, также влияло на авторские позиции, на виды и содержание текстов, на массовость тех или иных каналов коммуникации. Автокоммуникация, главенствовавшая в народных праздниках и обрядах, уступала место отдельным видам художественной коммуникации (театральному, цирковому действу, декламации, танцевальному и музыкальному исполнительскому искусству и т.д.).

Менялись и вкусы аудитории. Трудно вычленить более или менее определенно исторический период появления нашего ЧСЗ (читателя, слушателя, зрителя), но это было время появления первых цирковых и театральных трупп, концертных исполнителей.

Одно можно сказать более определенно, что в начале как художественной, так и научной, правовой, политической коммуникации главенствовала поэзия. Это было сказительство, поэтическое творчество и соответственно поэтическое исполнительское мастерство, устные сказания и песнопения.

Лингвисты давно обнаружили насыщенность языка в начале его развития образно-поэтическими элементами. Так, вслед за И. Гердером, В. Гумбольдтом, А. Потебня считал, что язык был «первоначально тождествен поэзии» (А. Потебня, т. 1, с. 163–164).

Эпоха Возрождения провозгласила верховенство в коммуникационном воздействии изобразительного искусства. Однако в новой историко-культурной ситуации, в канун эпохи Просвещения идея верховной ценности изобразительного искусства уступила в Европе место взгляду, согласно которому на первое место в художественной коммуникации по своей значимости снова вышла поэзия (и в качестве устного народного творчества, и в виде письменных литературных произведений и их чтения в аристократических салонах).

В России в XVI–XVII веках исследователи отмечают взлет публицистики. Уже поэтическое «Слово о полку Игореве» было пронизано публицистичностью, но в дальнейшем письменная коммуникация на Руси развивалась по линии строгой летописности, а также – слабой индивидуализации авторства (как впрочем и во всей средневековой Европе). Д.С. Лихачев отмечает, что в проповеди – это был проповедник, в житии святого – агиограф, в летописи – летописец и т.д. «Будь летописец стар или молод, монах или епископ, церковный деятель или писец посадничьей избы – его манера писать, его авторская позиция – одна и та же. И она едина, даже несмотря на совсем разные политические позиции, которые могут летописцы занимать» (Лихачев, 1988, с. 60).

Но уже первую половину XVI века Д.С. Лихачев оценивает как эпоху, когда на Руси развивается вера в социальное переустройство общества на основе принципов «правды», то есть «истины-справедливости». «Во всем русском обществе поднимается вера не только в рассудок, логику, разумную целесообразность, но и в силу человеческого слова, в книгу. Сама литература меняет свой характер, становясь все более и более философичной, и проникается духом публицистической полемики. Никогда прежде не спорили так много в Древней Руси, как в первой половине XVI века». (Лихачев, 1984, с. 5).

XVIII век дал новые образцы сочетания устной и письменной поэтической и публицистической МК. Современный исследователь М.С. Каган анализирует трактат французского аббата Дю Бо «Критические размышления о поэзии и живописи», созданный в 1719 г. Автор в нем повернул проблему в новой и принципиально важной плоскости, которую сегодня мы назвали бы семиотической. Дю Бо говорит о том, что, в отличие от поэзии живопись пользуется «не искусственными знаками», а «естественными», замечая при этом, что применительно к живописи неловко даже пользоваться термином «знак», так как она словно «саму природу представляет нашему взору». Слова же – «произвольные знаки мыслей», а буквы – произвольные знаки слов. Поэтому путь от чтения к переживанию оказывается более далеким, чем от слушания, а еще сильнее впечатление, когда к слуховому восприятию добавляется зрительное. Высоко оценил автор трактата театральное искусство, а перейдя к характеристике музыки, он и ее рассматривает как знаковую систему, говоря, что музыкальные звуки – это «естественные знаки страстей» (Цит по: Каган, 1972, с. 33).

Семиотический принцип классификации видов искусств и, соответственно, видов и каналов коммуникации будет принят многими мыслителями уже в XVIII веке, затем забыт и возродится двести лет спустя.

Если говорить об истоках разделения первобытно-общинной коммуникации на позднейшие виды визуальной (путем зримых знаков) коммуникации и вербальной (путем словесных, устных и письменных знаков речи), то они, эти истоки, лежат в характере связей этих знаков, в жизнедеятельности человека.

Вербальная коммуникация – наследница первого этапа коммуникации посредством передачи звуков голоса человека и созданных им для звуковой сигнализации предметов. Сначала это были, к примеру, сигналы, передаваемые с помощью барабанов. Голосовые звуки обретали форму речи, устная речь со временем стала запечатлеваться (от слова «печать» – что означает «печь», «выжигать») на ряде естественных материальных носителей текстов. Затем, в XV веке, появилась и сама печать, вербальная коммуникация стала печатной.

Но пока осуществлялся этот длительный по времени процесс, происходила и дифференциация видов коммуникации по принципу, сформулированному уже цитировавшимся нами М.С. Каганом. Этот принцип он применяет к исследованию процесса разделения видов искусств, то есть художественной коммуникации.

Он пишет, что художественному освоению мира приходилось с первых шагов сталкиваться с двумя существенно различными возможностями. Одну из них представляли те средства воплощения художественного замысла, которыми обладал сам человек. Это были движения его тела, лица и звук его голоса.

Другую возможность древнее творчество находило, обращаясь ко внешним для человека природным средствам – к камню, глине, дереву, кости, естественным красителям и т.п. Другими словами, в одном случае человек выражал свое состояние, мысли, эмоции средствами, присущими ему самому, в другом – средства воплощения человеческого содержания были вещественными, отчуждавшими от человека его душевные состояния.

В первом случае творчество имеет процессуально-динамический характер, поскольку именно такова природа пластической жизни человеческого тела и звучания его голоса.

Во втором случае результаты творчества были статичными, так как в них останавливалось течение жизни, запечатлевались лишь мгновения ее.

По этим двум направлениям и шло развитие художественной коммуникации. В одном случае это было словесное, музыкальное, танцевальное и актерское творчество, а в другом – прикладные искусства, архитектура, скульптура, живопись, графика.

Первый вид коммуникации автор концепции называет мусическим, второй – техническим (от «технос» – ремесло).

Визуальная коммуникация, которая носит процессуально-динамический характер (театр, кинематограф, телевидение), в своем современном состоянии представляет собой синтез мусического и технического вида коммуникации с изобразительной доминантой. Визуальная коммуникация статического характера – целиком технический вид коммуникации, в котором человеческое выражается опосредованно, лишь через материальное, вещное. Это – изобразительное искусство, архитектура, скульптура, фотокоммуникация.

Вербальная (словесная) коммуникация и ныне является процессуально-динамической МК и мусическим в своей первозданной основе видом художественной коммуникации, если она осуществляется по каналам ТВ и радио, и техническим – если коммуникативный процесс идет по каналам печати. В первом случае – это устная вербальная коммуникация, во втором – письменная вербальная МК.

Современный исследователь проблем теории МК Г. Почепцов дает, пожалуй, наиболее развернутую и подробную классификацию видов коммуникации. Однако в ней, на наш взгляд, размыты границы деления коммуникации на те или иные виды.

Если говорить об основополагающих принципах деления, то в основе их, как мы уже указывали, лежат способы и возможности человеческого восприятия (зрительное-слуховое-чувственное (тактильное – письмо для слепых). Из этих принципов вытекает и деление МК на визуальный и аудиальный виды. Причем последний можно подразделить на вербальный (словесный) и невербальный (внесловесный) виды.

А Г. Почепцов расширяет перечень видов коммуникации, кладя в основу различные базовые установки. Он выделяет перформансную, мифологическую, художественную коммуникации. Перформанс – это вид театрального действа, поэтому его можно включить в художественную коммуникацию. Мифологическая коммуникация выделяется многими исследователями на основе гносеологического принципа, который позволяет включать ее и в художественную, и в политическую, и в познавательную, и в религиозную коммуникацию, то есть в те виды, которые формируются на основе форм общественного сознания. Разумеется, мифологическая МК альтернативна познавательной, публицистической и особенно научной коммуникации, хотя в современной практике СМК мифы, иррациональное часто вторгаются не только в журналистику, считавшуюся ранее точным знанием (а сегодня зарабатывающую на выдумках), но и в исключающее мифологию научное знание, и пытаются там навести «некий» порядок (кто знаком с трудами академика-историка Фоменко, знает о чем идет речь).

Массовую коммуникацию можно разделить также, исходя из канала распространения информации. Речь идет о формальной и неформальной МК. Первая – это коммуникация в форме текстов того или иного технического канала МК. Вторая – это, в основном, устная коммуникация в виде слухов, сплетен, анекдотов, баек, песен, возможно записанных и распечатанных, но циркулирующих вне официально признанного социокультурного цикла. На эффективность неформальной коммуникации большое воздействие оказывают так называемые «лидеры мнения». Исследователи МК, социологи давно зарегистрировали феномен усвоения информации, принятия решений ЧСЗ не непосредственно после прочтения, прослушивания, просмотра тех или иных сообщений, а после консультаций с соседями или коллегами, завоевавшими по ряду социальных и психологических причин статус лидера общественного мнения той или иной социальной группы, микросреды.

 





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 492 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.