Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


√лава IX. ќ трансформации взгл€дов на отношени€ между мужчиной и женщиной




„увство стыда, св€занное с сексуальными отношени€, изменилось и усилилось в процессе цивилизации1. Ёто особенно хорошо заметно по затруднени€м, возникающим у взрослых на поздних ступен€х цивилизации, когда им требуетс€ говорить об этих отношени€х с собственными детьми. “акого рода затруднени€ кажутс€ сегодн€ почти что естественными. „уть ли не биологическими причинами объ€сн€етс€ то, что ребенок ничего не ведает об отношени€х между полами. »менно потому-то столь деликатной и трудной оказываетс€ задача рассказать об этом подрастающим девочкам и мальчикам и разъ€снить им, что с ними самими происходит. ¬ том, насколько мало эта ситуаци€ €вл€етс€ само собой разумеющейс€, в какой мере она об€зана своим возникновением процессу цивилизации, мы убеждаемс€, наблюда€ за соответствующим поведением людей на других его фазах. —удьба знаменитого труда Ёразма –оттердамского ЂColloquiaї дает нам хороший пример.

ќднажды Ёразм обнаружил, что одна из его ранних работ печатаетс€ в испорченном виде, с чужими прибавлени€ми дурного стил€ и без его разрешени€. ќн ее переработал и издал сам в 1522 г. под новым названием. ќн назвал ее так: ЂFamiliarum Colloquiorum Formulae non tantum ad linguam puerilem expoliandam, verum etiam ad vitam instituendam l)ї.

Ёразм работал над этим сочинением, улучша€ и расшир€€ его, вплоть до самой своей смерти.  ак он того хотел, в результате получилась книга, котора€ могла служить мальчикам не только дл€ изучени€ хорошего латинского стил€ или улучшени€ их знаний этого €зыка, но, как говоритс€ в заглавии, дл€ введени€ их в жизнь. ЂColloquiaї стала одним из самых знаменитых и широко распространенных трудов своего времени. ѕодобно ЂDe civilitate morum pueriliumї, труд этот множество раз переиздавалс€ и переводилс€, превратившись в школьный учебник, стандартное пособие по воспитанию мальчиков.

ћало что столь €вно передает изменени€, происшедшие в западном обществе в ходе процесса цивилизации, как та критика, которой подверглось это сочинение в XIX в. со стороны тех специалистов, кто вообще тогда имел с нею дело. ќдин из крупнейших немецких педагогов, фон –аумер, пишет в своей Ђ»стории педагогикиї (1857, т. 1, с.110) следующее: Ђ ак вообще могли предлагать такую книгу во множестве школ!  акое дело мальчикам до всех этих сатир? –еформирование Ч дело лишь зрелых мужей. „то они понимали во всех этих беседах о предметах, в которых они ничего не разумели, где содержатс€ насмешки над учител€ми, где передаютс€ сплетни двух баб о собственных мужь€х, либо приводитс€ разговор жениха с девицей, к коей он сватаетс€, не говор€ уж о colloquium ЂAdolescentis et Scortiї. Ётот последний заставл€ет вспомнить двустишие Ўиллера:

ДWollt ihr zugleich den Kindern der Welt und den Frommen gefallen, Malet die Wollust, nur malet den Teufel dazu Ђ.

(Ђ≈сли желаешь понравитьс€ и дет€м мира сего, и набожным люд€м, нарисуй похоть, но подрисуй и дь€волаї).

Ёразм зан€т изображением самой низменной похоти, а затем добавл€ет нечто назидательное. “акую книгу сей доктор теологии предлагает восьмилетним мальчикам, дабы облагородить их таким чтениемї.

¬ действительности это сочинение было посв€щено юному сыну издател€ Ёразма, и у отца мальчика не вызвало ни малейшего смущени€ содержание книги, которую он печатал.

¬ свое врем€ данна€ книга тоже подвергалась суровой критике. Ќо это лишь в минимальной мере относилось к ее моральным качествам. ≈й доставалось за то, что написал ее Ђинтеллигентї, не €вл€вшийс€ ни ортодоксальным протестантом, ни правоверным католиком. —очинением ЂColloquiaї была недовольна прежде всего католическа€ церковь, поскольку в нем содержались нападки на монашеские ордена и церковные институты. »менно из-за этого данный труд вскоре был внесен в папский Ђ»ндекс запрещенных книгї.

“ем не менее книга пользовалась необычайным успехом и была прин€та именно в качестве школьного учебника.  ак отмечает ’ейзинга в своей работе ЂЁразмї (Ћондон, 1924, с. 199), она Ђположила начало длившемус€ почти два века непрерывному потоку изданий и переводовї. »ными словами, в то врем€ немалое число людей считало сочинение Ёразма достойным роли учебника.  ак пон€ть в таком случае различи€ между их взгл€дами и позицией критиков в XIX в.?

ƒействительно, Ёразм обсуждает в этой книге многие вещи, по мере развити€ прогресса цивилизации все более уходившие из круга детского воспри€ти€. ¬ XIX в. о них уже ни в коем случае не стали бы говорить дет€м, хот€ сам Ёразм хотел именно этого. ќн подчеркивал это, посв€тив книгу своему шести- или восьмилетнему крестному сыну.  ак верно замечали критики XIX в., в ЂColloquiaї он выводит молодого человека, ухаживающего за девицей. ќн изображает женщину, жалующуюс€ на дурное поведение своего мужа. Ѕолее того, он передает разговор юноши со шлюхой.

“ем не менее эти беседы, как и ЂDe civilitate morumї, в точности передают чувствительность Ёразма ко всем вопросам, затрагивающим регулирование влечений, даже если эта чувствительность не вполне соответствует нашему стандарту. —корее, мы обнаруживаем здесь стандарт мир€н —редневековь€ или общества времен самого Ёразма, в котором уже началось мощное движение в сторону ужесточени€ контрол€ над влечени€ми. ¬ XIX в. обоснованием такого контрол€ будет служить прежде всего мораль.

 онечно, молодой человек, сватающийс€ к девушке в беседе ЂProci et puellaeї, достаточно откровенно объ€сн€ет, чего он от нее хочет. ќн говорит о своей любви. ќн за€вл€ет сопротивл€ющейс€ девице, что она вынула его душу из тела. ќн рассказывает ей, что вполне позволительно и хорошо делать детей; рисует картину, как он станет королем, а она Ч королевой, и они станут совместно править над своими детьми и слугами. Ётот образ хорошо показывает, что мала€ психическа€ дистанци€ между взрослыми и детьми очень часто сочеталась с огромной социальной дистанцией. Ќаконец, девушка уступает. ќна согласна стать его женой. Ќо она за€вл€ет, что до той поры будет хранить свою девственность. ќна отказывает ему даже в поцелуе. ј так как он не перестает о нем просить, она со смехом отвечает: коли, по его словам, у него уже душа наполовину покинула тело, он чуть ли не полумертв, то она боитс€, что поцелуем она ее совсем из тела вынет и тем самым ero прикончит.

 ак уже было сказано, уже в то врем€ Ёразма упрекали за Ђбезнравственностьї его сочинени€ с церковной точки зрени€. Ќо из этого не следует делать ложных выводов о реально существовавшем тогда стандарте мирского общества. ѕолемический трактат, выдвинутый со стороны католиков и направленный против ЂColloquiaї, в описании отношений между полами был ничуть не более сдержанным, чем труд Ёразма. ≈го автор также был гуманистом. Ќовизну сочинений гуманистов, в особенности трудов Ёразма, составл€ло именно то, что они писались не с позиций стандарта сообщества клириков, но с точки зрени€ стандарта общества мир€н.

√уманисты представл€ли движение, пытавшеес€ переломить традицию, по которой латинский €зык использовалс€ исключительно в церковной жизни и в церковных кругах. ќни пытались сделать его €зыком светского общества, по крайней мере, €зыком высшего сло€ мир€н. Ёто отчасти указывает на те изменени€ организации западного общества, коих мы уже касались ранее. ” мир€н увеличилась потребность в светских ученых трудах. √уманисты способствовали осуществлению этих перемен, они были своего рода функционерами, удовлетвор€ющими данную потребность высшего сло€ мир€н. ¬ своих ученых трудах они обращаютс€ к вопросам мирской общественной жизни, и опыт этой жизни непосредственно отражаетс€ в их сочинени€х. ¬ этом мы также можем разгл€деть одну из линий общего развити€ Ђцивилизацииї, причем здесь мы должны искать ключ к пониманию того значени€, какое имело Ђвозрождениеї античности.

Ёразм однажды Ч кстати, защища€ ЂColloquiaї, Ч выразил это очень четко. ЂSocrates Philosophiam e coelo deduxit in terras: ego Philosophiam etiam in lusus, confabulationes et compotationes deduxiї, Ч пишет Ёразм в примечани€х ЂDe utilitate Colloquiorumї (издание 1655 г., с. 668), опубликованных позже как приложение к ЂColloquiaї (Ђѕодобно тому, как —ократ спустил философию с небес на землю, так и € ввел философию в игры и пирыї.).

»менно поэтому данное сочинение может служить свидетельством мирского стандарта поведени€, хот€ некоторые частные идеи, св€занные со сдерживанием влечений и контролем над поведением, уже выход€т за пределы этого стандарта и указывают на будущее.

ЂUtinam omnes proci tales essent qualem heic fingo, nec aliis colloquiis coirent matrimonia!2)ї.

Ђя хотел бы, Ч говорит Ёразм в ЂDe utilitate Colloquiorumї о диалоге ЂProci et puellaї, Ч чтобы все женихи были подобны изображенному мною, чтобы такие, а не иные беседы велись ими относительно супружестваї.

“о, в чем наблюдатель XIX в. усмотрел Ђнизменное изображение похотиї, то, что в согласии с тогдашним стандартом стыдливости целиком и полностью должно было находитьс€ под Ђпокровом молчани€ї, особенно в разговорах с детьми, Ёразму и его современникам (что показывает широкое хождение этого сочинени€) казалось образцом подобного разговора, наилучшим способом представлени€ модели поведени€ подрастающему поколению. Ѕолее того, если учесть, что окружало этих подростков в действительности, такой разговор мог выгл€деть даже как своего рода недостижимый идеал2.

“о же самое можно сказать и о других диалогах, упоминаемых фон –аумером в его полемическом сочинении. ∆енщине, котора€ жалуетс€ на своего мужа, указываетс€, что она сама должна изменить свое поведение, а тем самым она изменит и поведение мужа. Ѕеседа юноши со шлюхой завершаетс€ тем, что та оставл€ет свое позорное зан€тие.

Ќужно дл€ начала более внимательно посмотреть, какой образец поведени€ хотел представить мальчику Ёразм. ƒевица Ћукреци€ долгое врем€ не виделась с юным —офронием. ќна приглашает ero совершить именно то, ради чего он €вилс€ в этот дом. Ќо он спрашивает, уверена ли она, что их не увид€т, нет ли у них темной комнаты.  огда же она приводит его в темную комнату, у него снова возникают сомнени€, не увидит ли их кто-нибудь:

ЂSophronius: Nondum hic locus mihi videtur satis secretus.

Lucretia: Unde iste novus pudor? Est mihi museion3, ubi repono mundum meum, locus adeo obscurus, ut vix ego te visura sim, aut tu me.

Sophronius: Circumspice rimas omnes.

Lucretia: Rima nulla est.

Sophronius: Nullus est in propinquo, qui nos exaudiat?

Lucretia: Ne musca quidem, mea lux. Quid cunctaris?

Sophronius: Fallemus heic oculos Dei?

Lucretia: Nequaquam: ille perspicit omnia.

Sophronius: Et angelorum? 3)ї.

ЂЌикто нас не увидит и не услышит, даже мышь, Ч говорит она, Ч чего ты робеешь?ї ќднако юноша отвечает: Ђј Ѕог, а ангелы?ї ј затем он со всем искусством диалектики начинает наставл€ть ее на путь истинный. ћного ли у нее врагов и не доставило ли бы ей радость разозлить ее врагов? » разве она не сделает этого, если оставит свою жизнь в этом доме и сделаетс€ уважаемой женщиной? Ќаконец, ему удаетс€ ее убедить. ќн тайком снимет дл€ нее комнату у достойной женщины и найдет предлог, чтобы она тайно покинула этот дом. ѕоначалу он о ней позаботитс€.

—толь Ђаморальноеї с точки зрени€ позднейшего наблюдател€ описание ситуации, совсем не годное дл€ того, чтобы входить в Ђдетские книгиї, могло быть в высшей степени моральным и даже образцовым в рамках иного социального стандарта и иного способа моделировани€ аффектов.

“у же линию развити€, ту же разницу стандартов мы можем показать на сколь угодно большом количестве примеров. Ќаблюдатель XIX в. Ч а отчасти и ’’ в. Ч испытывает своего рода беспомощность, име€ дело с подобными модел€ми и предписани€ми, свойственными Ђкондиционированиюї прошлых времен. » правда, если считать посто€нно присущими человеческой природе, а не сформировавшимис€ в ходе исторического процесса Ч причем процесса, идущего в определенном направлении, Ч собственный порог чувствительности и моделирование аффектов, то, исход€ из этого стандарта, будет совершенно непон€тным, как можно было включать такого рода беседы в школьные учебники и вообще сознательно предлагать их дет€м дл€ чтени€. Ќо речь идет именно о том, что и наш стандарт, и поведение детей нужно понимать в историческом становлении.

» более правоверные, чем Ёразм, люди поступали аналогичным образом. „тобы было чем заменить подозреваемые в ереси ЂColloquiaї, один строго ортодоксальный католический автор написал другую книгу диалогов. ќна носила название ЂJohannis Morisoti medici Colloquiorum libri quatuor, ad Constantinum filiumї (Ѕазель, 1549). ќна также предназначались дл€ воспитани€ детей, а ее создатель, »оанн ћорисотус, замечал, что при чтении ЂColloquiaї Ёразма читатель часто не знает, Ђслышит ли он христианина или €зычникаї. Ќо и этот труд, рожденный в недрах бесспорно католического лагер€, демонстрирует нечто весьма схожее с текстами критикуемого в нем Ёразма4. ƒостаточно посмотреть, как он оценивалс€ в 1911 г.5: Ђ” ћорисотуса девочки, девицы и женщины играют еще большую роль, чем у Ёразма. ¬о многих диалогах только им и даетс€ слово, и если они не €вл€ютс€ совсем невинными в первой и второй книгах, то в двух последних книгах6... часто говор€тс€ такие двусмысленности, что мы можем только спросить, покачав головой: писал ли это суровый ћорисотус дл€ собственного сына? ћог ли он твердо полагатьс€ на то, что тот будет читать и изучать последние книги только достигнув подход€щего возраста, на который они рассчитаны? ѕравда, не следует забывать, что XVI в. не был слишком щепетильным, а школ€ры того времени в своих тетрадках писали такое, что смутило бы наших нынешних учителей.

„то к этому добавить?  ак вообще ћорисотус представл€л себе применение подобных диалогов на практике? ћальчики, юноши, мужчины и старики никогда не посчитали бы дл€ себ€ образцом латинской речи диалоги, в которых слово предоставл€етс€ исключительно женщинам. “ем самым он ничуть не меньше порицаемого им Ёразма упускал из виду дидактические цели книгиї. Ќа самом деле дать ответ на поставленный здесь вопрос не так уж сложно.

Ёразм никогда не Ђупускал из виду дидактические целиї. Ёто недвусмысленно показывает его комментарий ЂDe militate Colloquiorumї, в котором он Ђexpressis verbisї говорит о дидактических цел€х диалогов. »ными словами, он прекрасно понимал, какой образец предлагалс€ им молодым люд€м. –азговор юноши с проституткой он комментирует следующим образом: ЂQuid autem dici potiut efficacius, vel ad inserendam adolescentum animis pudicitiae curam, vel ad revocandas ab instituto non minus aerumnoso quam turpi puellas ad quaestum expositas?ї (Ђ„то € мог сказать бы действеннее, чтобы склонить ум юноши к стыдливости, а девицу увести из опасного и позорного дома?ї). Ќет, он никогда не упускал из виду педагогические цели, вот только стандарт постыдного был у него другим. ќн хочет дать молодому человеку как бы зеркало мира; он желает обучить его тому, чего следует избегать, и показать, что ведет к жизненному спокойствию: ЂIn senili colloquio quam multa velut in speculo exhibentur, quae, vel fugienda sunt in vita, vel vitam reddunt tranquillam!4)ї.

Ќесомненно, те же самые цели ставил перед собой ћорисотус, равно как и авторы других книг того времени, предназначенных дл€ воспитани€. ¬се они, говор€ словами Ёразма, желают Ђвводить юношу в жизньї7. ѕод этой жизнью пр€мо подразумевалась жизнь взрослых. ѕозже стала развиватьс€ тенденци€ рассказывать и показывать дет€м, как должны и как не должны вести себ€ дети. «десь же, чтобы ввести их в жизнь, им показывают, как должны и как не должны вести себ€ взрослые. ƒл€ Ёразма и его современников такой разговор с детьми казалс€ чем-то само собой разумеющимс€. ћальчики рано начинали жить в том же социальном пространстве, что и взрослые; они прислуживали, они выступали как социально зависимые лица. ¬зрослые не про€вл€ли ни в самой сексуальной жизни, ни в разговорах о ней той сдержанности, котора€ стала обычной позже. ¬ соответствии с иным контролем над аффектами и иным строением межчеловеческих отношений, конституирующих индивидов, у самих взрослых отсутствовало представление о необходимости сохран€ть в тайне, делать интимными, да и просто скрывать свои сексуальные влечени€ от других людей. ќни не скрывали их и от детей. ¬се это уменьшало дистанцию между поведением и аффектами и у взрослых, и у детей. ћы вс€кий раз видим, сколь важным дл€ понимани€ психической конституции Ч как давних времен, так и нашей собственной Ч €вл€етс€ тщательное наблюдение за ростом этой дистанции, за процессом постепенного формировани€ особой внутренней зоны, занимающим двенадцать, п€тнадцать, а сегодн€ чуть ли не двадцать первых лет жизни человека. Ѕиологическое развитие в те времена вр€д ли многим отличалось от современного; вс€ сегодн€шн€€ проблематика Ђвзрослени€ї с такими особыми темами, как Ђинфантильные остаткиї в психике взрослых, становитс€ пон€тной только в св€зи с данным процессом социальных изменений. Ќынешние различи€ в одежде у детей и взрослых представл€ют собой наиболее зримое про€вление такого развити€ Ч во времена Ёразма и еще долгое врем€ после него они были минимальными.

—овременному наблюдателю покажетс€ удивительным, что Ёразм в своих диалогах вообще говорит с детьми о проститутках и домах терпимости. „еловеку нашей фазы развити€ цивилизации кажетс€ аморальным уже то, что подобные учреждени€ обсуждаютс€ в учебниках.  онечно, они существуют в виде анклавов в обществе XIX и ’’ вв. Ќо они наход€тс€ под Ђзавесой молчани€ї, они исключены из коммуникации; вс€ сфера сексуальности с малых лет соотноситс€ с чувствами стыда и страха. ƒаже простое упоминание таких тем или подобных учреждений в общественной жизни непозволительно, а уж говорить об этом с детьми просто преступно Ч это гр€знит детскую душу и по меньшей мере €вл€етс€ воспитательной ошибкой худшего рода.

¬о времена Ёразма столь же очевидным было то, что дети знают о подобных учреждени€х. Ќикто не скрывал от них существовани€ публичных домов Ч их просто предупреждали, что, собственно, и делал Ёразм. ≈сли читать только педагогические книги того времени, упоминание таких социальных институтов может показатьс€ случайным. Ќо если мы принимаем во внимание, что дети в ту пору жили вместе со взрослыми, замечаем незначительность перегородок, существующих между самими взрослыми (а тем самым и между взрослыми и детьми), то нам становитс€ пон€тно, что диалоги вроде написанных Ёразмом и ћорисотусом пр€мо отражали стандарт своего времени. »х авторы должны были считатьс€ с тем, что дети знают о существовании таких институтов. «адачей воспитателей было научить детей вести себ€ по отношению к этим институтам соответствующим образом.

Ќаверное, к этому мало что добавит факт, что в университетах того времени о домах терпимости говорили совершенно откровенно. “олько следует иметь в виду, что в университеты тогда люди часто поступали в совсем юном возрасте. ¬о вс€ком случае, к содержанию данной главы имеет отношение то обсто€тельство, что шлюхи были темой публичных шуточных диспутов в университетах. ¬ 1500 г. один магистр из √ейдельберга произнес речь ЂDe fide meretricum in suos amatores5)ї, другой Ч ЂDe fide concubinarum6)ї, a третий Ч Ђќ монополии свинского цехаї (ЂDe generibus ebriosorum et ebrietate vitandaї)8. — тем же феноменом мы сталкиваемс€ во многих проповед€х того времени, и ничто не указывает на то, что дети на них не допускались.  онечно, в церковных и во многих мирских кругах осуждались внебрачные св€зи, но эти социальные запреты еще не стали формой самопринуждени€ индивида, да еще настолько сильной, чтобы даже открыто говорить о подобных предметах стало непри€тно. ¬ те времена еще не подлежали исключению из публичной сферы выражени€, свидетельствующие о том, что мы вообще что-то знаем о таких вещах.

ќтличи€ станут еще более отчетливыми, если обратить внимание на положение продажных женщин в средневековых городах.  ак и во многих современных неевропейских обществах, они занимали совершенно определенное место в общественной жизни. Ѕыли города, где по праздникам устраивались бега проституток9. „асто их посылали приветствовать высоких гостей. Ќапример, в счете, выставленном городским советом ¬ены в 1438 г., мы читаем: Ђѕродажным женщинам 12 восьмериков вина. Item женщинам, прибывшим с королем, 12 восьмериков винаї10. Ѕургомистр и городской совет могли предложить уважаемым гост€м города бесплатно пользоватьс€ услугами продажных женщин. »мператор —игизмунд пр€мо благодарит городской магистрат Ѕерна за то, что ему и его свите на три дн€ бесплатно был предоставлен в распор€жение публичный домї. Ёто было такой же любезностью хоз€ев города, как званый обед в честь высоких гостей.

ѕродажные женщины, или Ђкрасоткиї, Ђпрелестницыї, как их часто называли в √ермании, нар€ду со всеми прочими гражданами образовывали в городах свою особую корпорацию, имевшую определенные права и об€занности. »ной раз им, подобно другим профессиональным группам, приходилось защищатьс€ от нечестной конкуренции. ¬ одном немецком городе в 1500 г. они отправл€ютс€ к бургомистру с жалобой на тайно работающий публичный дом и за€вл€ют об исключительности своих прав на данный вид де€тельности. Ѕургомистр дает им разрешение войти в тот дом; они врываютс€, гром€т все подр€д, избивают его хоз€йку. ¬ другой раз они хватают конкурентку из Ђподпольногої публичного дома и принуждают ее жить у них.

ќдним словом, их социальное положение напоминало положение палача Ч оно было низким и презренным, но было именно публичным, т.е. не скрывалось. Ёта форма внебрачных отношений между мужчинами и женщинами еще не была спр€тана Ђза кулисыї.

¬ известной степени то же самое относитс€ к отношени€м между полами вообще, включа€ и отношени€ супружеские. »звестное представление об этом дают свадебные обр€ды. ¬ брачные покои пару сопровождали все шаферы. Ќевесту раздевали подружки; она должна была сн€ть с себ€ все драгоценности. ƒл€ того чтобы брак считалс€ состо€вшимс€, в брачную постель молодожены должны были ложитьс€ в присутствии свидетелей. »х Ђукладывалиї, и, как говорилось, Ђколи постель пом€та, то и право добытої12. ¬ позднем —редневековье обычай изменилс€, и новобрачные могли ложитьс€ в постель одетыми. –азумеетс€, в различных сло€х и в разных странах обычаи не были во всем одинаковыми. Ќо еще в первой половине XVII в. в Ћюбеке сохран€лась стара€ форма13. ƒаже в придворно-абсолютистском обществе ‘ранции гости подводили жениха и невесту к постели, раздевали их и надевали на них ночные рубашки. ¬се это Ч симптомы иного стандарта чувства стыда в отношени€х между полами. ѕо этим примерам мы вновь видим специфические особенности того стандарта, что стал господствовать в XIX и ’’ вв. “еперь даже в отношени€х между взрослыми все св€занное с сексуальной жизнью оказалось в огромной мере скрытым и спр€танным Ђза кулисыї, и поэтому стало возможным (а тем самым и необходимым) более или менее успешно скрывать все это от детей. Ќа предшествующих стади€х отношени€ между полами, равно как и все св€занные с ними установлени€, в значительно большей мере входили в публичную жизнь, и уже этим объ€сн€етс€ то, что дети с малолетства знакомились с данной стороной жизни. „тобы их Ђкондиционироватьї, т.е. подводить к стандарту поведени€, прин€того у взрослых, не было нужды перегружать эту сферу жизни несметным количеством табу и делать ее таинственной, как это Ч в соответствии с другим стандартом поведени€ Ч произошло на более поздней фазе цивилизации.

¬ придворно-аристократическом обществе сексуальна€ жизнь была более скрытой, чем в обществе —редневековом. “о, что люди буржуазно-промышленного общества часто именуют Ђфривольностьюї придворных, на самом деле представл€ет собой движение к сокрытию данной жизненной сферы. ќднако в сравнении со стандартом регулировани€ влечений, действующим в самом буржуазном обществе, сокрытие и изол€ци€ сексуальности в публичной жизни, равно как и в сознании, на придворно-аристократической фазе относительно невелики. „асто суждени€ людей более поздней фазы оказываютс€ ложными, поскольку и собственный стандарт, и стандарт придворно-аристократический не рассматриваютс€ как обусловливающие друг друга фазы одного развити€, а противопоставл€ютс€ как два абсолюта, причем один из них принимаетс€ за масштаб оценки другого.

ќтносительна€ откровенность разговоров о естественных функци€х, ведущихс€ между взрослыми, отражаетс€ и в большей непринужденности при обсуждении этой темы с детьми. “ому есть множество примеров. ¬озьмем один из самых нагл€дных. ¬ XVII в. при дворе жила маленька€ шестилетн€€ девочка из рода герцогов Ѕуйонских. ѕридворные дамы часто с нею болтали, а однажды решили пошутить, убежда€ ее в том, что она беременна. ћалышка это опровергала, защищалась, а ее вс€чески в том убеждали.

 ак-то утром по пробуждении она обнаружила р€дом с собой новорожденного. ќна была изумлена и в свое оправдание сказала: Ђ“олько со —в€той ƒевой и со мной такое приключилось; ведь у мен€ совсем не было мукї. Ёти слова стали всем известны, а в результате эта шутка превратилась в развлечение, и в нем прин€л участие весь двор.  ак и положено в таком случае, девочку навещали посетители. —ама королева пришла ее утешить и предложила стать крестной матерью ребенка. »гра шла все дальше: у девочки выпытывали, кто отец ребенка. Ќаконец, после долгих размышлений малышка пришла к искомому ответу: им могли быть только король или граф де √иш, поскольку они Ч единственные мужчины, которые ее когда-либо целовали14. ¬ такого рода шутках не видели ничего особенного. ¬се укладывалось в существующий стандарт. ¬ этом не видели опасности дл€ ребенка Ч дл€ его приспособлени€ к стандарту, дл€ его душевной чистоты. Ќе видели иЂни малейшего противоречи€ религиозному воспитанию.

Ћишь постепенно сексуальна€ сфера нагружаетс€ усилившимис€ чувствами стыда и стеснени€, а соответствующий контроль над поведением более или менее равномерно распростран€етс€ на все общество. » только с ростом дистанции между взрослыми и детьми Ђжгучей проблемойї делаетс€ то, что мы называем Ђсексуальным просвещениемї.

¬ыше мы цитировали известного педагога фон –аумера, привод€ критику, которой он подверг ЂColloquiaї Ёразма. ÷елостный образ всей линии развити€ выступит еще более четко, если посмотреть, как сам фон –аумер ставил проблему адаптации ребенка к стандартам своего общества. ¬ 1857 г. он опубликовал небольшую книгу Ђќ воспитании девочекї.  онечно, его советы взрослым относительно обсуждени€ темы сексуальности с детьми не были единственно возможной формой решени€ этой задачи и в то врем€; однако содержащиес€ в данном труде предписани€ в высшей степени характерны дл€ стандарта XIX в., причем относилось это к общеприн€тым способам просвещени€ не только девочек, но и мальчиков.

Ђ»ные матери, Ч читаем мы в этой книге (с. 72), Ч держатс€ того ложного представлени€, будто нужно вводить своих дочерей в курс всех семейных дел и даже отношений между полами, чтобы те имели представление о том, что их ждет, когда они сами выйдут замуж. ” филантропки из ƒессау это восход€щее к –уссо представление получило характер самой отвратительной и грубой карикатуры. ƒругие матери впадают в другую крайность и говор€т девочкам нечто такое, что при взрослении им покажетс€ совершенно неверо€тным.  ак и во всех прочих упоминавшихс€ мною случа€х, это никуда не годитс€. ¬сех этих предметов вообще не следует касатьс€ в присутствии ребенка, и уж во вс€ком случае не делать этого таинственным образом, что способно только возбудить его любопытство. ѕока это удаетс€, оставим ребенку веру в то, что младенца матери приносит ангел, как прин€то считать в одних местах, тогда как в других это делает аист (причем первое €вно лучше второго). ≈сли дети растут под материнским присмотром Ч даже в том случае, если по€вление другого ребенка преп€тствует посто€нному общению матери со старшими... Ч они вообще редко станут задавать подобные вопросы... ≈сли позже девочки спрашивают, откуда берутс€ дети, то им следует отвечать: Ђ√осподь дал маме маленького, ангел-хранитель у него на небесах, его не было видно, но он незримо раздел€л с нами эту радость.  ак Ѕог дает ребенка, этого тебе не нужно знать, да тебе того и не пон€тьї. “акого рода ответа вполне достаточно дл€ девочки в подавл€ющем большинстве случаев, а задачей матери €вл€етс€ добитьс€ того, чтобы мысли дочери были непрестанно зан€ты чем-то добрым и прекрасным, и у нее не было времени ломать голову над подобными вопросами... ћатери следует только единожды сказать: Ђ“ебе этого и не следует знать, а потому избегай об этом говорить или слушать. ¬оспитанной девочке стыдно слушать про вещи такого родаїї.

ќт способа обсуждени€ половых отношений во времена Ёразма к тому, что представлен фон –аумером, прослеживаетс€ та же лини€ развити€ цивилизации, которую мы уже детально обсуждали в св€зи с другими влечени€ми. ¬ процессе цивилизации сексуальность также все более удал€лась Ђза кулисыї общественной жизни и заключалась в анклав, образуемый малой семьей. —оответствующим образом и в сознании человека отношени€ между полами изолировались, обносились заграждени€ми и убирались Ђза кулисыї. Ёти сферы человеческой жизни теперь окружены аурой чувства неловкости, выражающей социогенный страх. ƒаже среди взрослых подобные темы публично обсуждаютс€ с известной опаской, с многочисленными недомолвками и оговорками. — детьми же, в особенности с девочками, об этом вообще не говор€т. –аумер никак не обосновывает убеждени€ в том, что с детьми об этом не следует разговаривать. ќн мог бы сказать, что лучше как можно дольше хранить душевную чистоту девочки. Ќо такое обоснование само по себе выражает свойственную тому времени жесткую соотнесенность подобных влечений с чувствами стыда и стеснительности. ¬о времена Ёразма было чем-то само собой разумеющимс€ вести разговоры на эти темы; теперь столь же самоочевидно, что о них не говор€т. “о, что оба свидетел€ своего времени Ч и Ёразм, и –аумер, Ч были глубоко верующими людьми и взывали к Ѕогу, только подчеркивает отличи€.

ѕон€тно, что предложенна€ –аумером модель опираетс€ не на Ђрациональныеї мотивы. — рациональной точки зрени€, эта проблема не разрешима, а то, что он говорит, противоречиво. ќн не объ€сн€ет, как и когда девочка все же должна пон€ть, что с нею происходит и что будет происходить. ƒл€ него важнее необходимость формировани€ представлени€ о том, что нужно Ђстыдитьс€ таких вещейї, воспитани€ чувств стыда, страха, вины Ч т.е. поведени€, отвечающего социальному стандарту. ѕри этом мы видим, с каким трудом самому воспитателю удаетс€ преодолеть смущение и чувство стыда, св€занные со всей этой сферой. ћы и здесь обнаруживаем признаки глубокой беспомощности, обусловленной социальным развитием и потому неизбежно возникающей у индивида. ≈динственный совет, который воспитатель способен дать матери, сводитс€ к тому, что этих тем вообще не следует касатьс€. » дело не в косности или недостатке ума отдельного человека. ћы здесь сталкиваемс€ не столько с индивидуальной, сколько с социальной проблемой. Ћишь постепенно опыт и размышлени€ привели к по€влению более хороших методов адаптации детей к взрослой жизни.  онтроль, регулирование, трансформаци€ сексуальных влечений посредством этих методов сегодн€ стали необходимой составной частью жизни этого общества.

”же фон –аумер хорошо видит, что в разговоре с детьми не следует окружать эту область аурой таинственности, поскольку это Ђспособно только возбудить любопытствої. Ќо так как в его обществе данные области сделались Ђтаинственнымиї, то он не может обойтись без предписаний вроде: Ђћатери следует только единожды сказать: тебе этого и не следует знатьї. Ёта установка определ€етс€ не Ђрациональнымиї мотивами, не целесообразностью, но стыдом самих взрослых, превратившимс€ во внутреннее принуждение. –от у них закрываетс€ из-за социальных запретов, из-за сопротивлени€ их Ђ—верх-яї.

ƒл€ Ёразма и его современников, как мы уже видели, проблема заключаетс€ совсем не в просвещении ребенка относительно отношений между лицами мужского и женского пола. –ебенок о них прекрасно осведомлен в силу существующих социальных институтов и поведени€ окружающих его людей. —держанность взрослых еще не столь значительна, чтобы возникла стена утаивани€, разделени€ того, что дозволено Ђна сценеї и Ђза кулисамиї. √лавной задачей воспитател€ €вл€етс€ здесь правильна€ ориентаци€ ребенка в пределах того, что тот знает. »менно этого пыталс€ достичь Ёразм в диалогах, где девушка наставл€ет жениха, а юноша Ч проститутку. ”спех его книги показал, что в ней было выражено нечто соответствующее мироощущению современников.

 огда в ходе процесса цивилизации сексуальное влечение, подобно многим другим, стало подвергатьс€ все более суровому регулированию и трансформации, проблема заключалась уже в другом. ѕринуждение, побуждающее взрослых к Ђинтимизацииї всех влечений, и в особенности сексуального; затем по€вление Ђзавесы молчани€ї; социогенные ограничени€ речи, придание большинству слов, св€занных с этими влечени€ми, определенной смысловой нагрузки, что символизировало соответствующую нагрузку в психической сфере, Ч все это способствовало росту стены таинственности, окружающей жизнь взрослых. ѕреодоление этих стен, которое все же становитс€ со временем необходимым, иными словами, сексуальное просвещение, сталкиваетс€ с трудност€ми не только из-за необходимости привести детей к стандарту контрол€ над влечени€ми, характерному дл€ взрослых. “акие трудности прежде всего обусловлены строением психики самих взрослых, благодар€ чему они не могут даже говорить об этих утаиваемых предметах. „асто они не наход€т ни подход€щего тона, ни пригодных дл€ этого слов. »звестные им Ђгр€зныеї слова €вно не год€тс€. ћедицинска€ терминологи€ многим непривычна, а теоретические рассуждени€ мало что дают. —опротивление обсуждению данной темы оказывает социогенное вытеснение. ѕоэтому фон –аумер и советует по возможности вообще об этом не говорить. —итуаци€ становитс€ все более острой потому, что задача Ђкондиционировани€ї, регулировани€ влечений, а тем самым и Ђпросвещени€ї Ч в услови€х усилившегос€ исключени€ самой темы влечений из публичной сферы и общени€ Ч целиком возлагаетс€ на родителей. „ем больше любовь между матерью, отцом и ребенком, тем сильнее сопротивление при обсуждении таких вопросов (не всегда, но чаще всего), причем не только со стороны ребенка, но и со стороны отца или матери.

“ем самым вы€сн€етс€, что вопрос о детской психологии остаетс€ без ответа, пока мы наблюдаем людей по одиночке и считаем процесс взрослени€ одинаково протекающим во все времена. ƒетское сознание и детские влечени€ формируютс€ и мен€ютс€ в зависимости от отношений между детьми и взрослыми. Ёти отношени€ имеют свою специфическую форму, соответствующую особенност€м строени€ данного общества. ¬ обществе рыцарей они не такие, как в обществе городской буржуазии; в обществе мир€н —редневековь€ Ч иные, чем в Ќовое врем€. ¬с€ проблематика моделировани€ и приспособлени€ детей к стандартам взрослых (например, специфическа€ проблематика полового созревани€ в нашем цивилизованном обществе) становитс€ пон€тной только при соотнесении ее с исторической фазой развити€, со строением всего общества, которое требует определенного стандарта поведени€ взрослых и поддерживает особую форму отношений между взрослыми и детьми.

јналогичную линии Ђсексуального просвещени€ї траекторию процесса цивилизации мы видим и в развитии на «ападе института брака. ”тверждение, что в западном мире в качестве формы регулировани€ половых отношений господствует единобрачие, конечно, в целом правильно. Ќо конкретные способы регулировани€ и моделировани€ отношений между полами все же существенным образом мен€лись по ходу западной истории. Ѕезусловно, церковь издавна вела борьбу за единобрачие; однако эта строга€ и об€зательна€ дл€ обоих полов форма брака в качестве социального института утвердилась довольно поздно. Ёто удалось сделать только вместе с более строгим регулированием влечений, т.е. лишь тогда, когда внебрачные отношени€ мужчин стали действительно запретными в обществе или, по крайней мере, стали скрыватьс€. Ќа более ранних фазах Ч в зависимости от социальной силы каждого из полов Ч во мнении мир€н внебрачные отношени€ мужчин, а иной раз и женщин считались чем-то более или менее самоочевидным. ¬плоть до XVI в. мы достаточно часто слышим о том, что в самых почтенных бюргерских семь€х все дети мужчины Ч рожденные в браке и внебрачные Ч растут вместе; это различие в происхождении не составл€ло тайны и дл€ самих детей. ћужчина еще не должен был стыдитьс€ своих внебрачных отношений перед обществом. ѕри всех существовавших тенденци€х противоположной направленности (каковые, конечно, уже имелись) часто считалось само собой разумеющимс€, что незаконные дети вход€т в семью, что отец заботитс€ об их будущем, а если речь идет о дочери, то со всеми надлежащими почест€ми устраивает ее свадьбу. ѕон€тно, при этом возникало Ђнемало недоразуменийї15 между супругами.

ѕоложение внебрачных детей на прот€жении —редних веков не было повсюду одинаковым. Ќесомненно, однако, что долгое врем€ отсутствовала та тенденци€ скрывать их наличие, котора€ в профессионально-буржуазном обществе отвечала стремлению к строгому ограничению сексуальности, сведению половых отношений к отношени€м одного мужчины с одной женщиной, жесткому регулированию влечений, а также усилившемус€ давлению социальных запретов. » в этом случае мы не должны принимать церковные требовани€ за действительный стандарт общества мир€н. ’от€ и не всегда в соответствии с правом, положение незаконных и законных детей зачастую различалось только тем, что внебрачные дети не наследовали титул отца и его состо€ние либо, по крайней мере, получали не равную с законными детьми долю. ’орошо известно, что в высшем слое откровенно, а то и с гордостью говорили о своих Ђбастардахї16.

¬ абсолютистско-придворном обществе XVIЧXVII] вв. брак получает особый характер именно потому, что тогда Ч в результате особенностей формировани€ этого общества Ч впервые было целиком подорвано господство мужчины над женщиной. —оциальна€ сила женщины приближаетс€ к мужской; общественное мнение в огромной мере определ€етс€ женщинами. ≈сли до сих пор общество признавало внебрачные св€зи легитимными только дл€ мужчин, счита€ их более или менее предосудительными дл€ социально Ђслабогої пола, то теперь вместе с изменением социальных силовых отношений между полами в известной мере легитимными станов€тс€ и внебрачные св€зи женщин.

ќстаетс€ лишь более точно показать, какую роль сыграл этот выигрыш во власти Ч или, если угодно, перва€ эмансипаци€ женщин Ч в придворно-абсолютистском обществе, в движении цивилизации, в смешении порога чувствительности и стыда, вообще в усилившемс€ контроле общества над индивидом. ѕодобно тому как рост власти и социальный подъем других социальных групп сделали необходимым новое регулирование влечений дл€ всех, а новый стандарт усилившегос€ сдерживани€ влечений зан€л срединное положение между стандартами тех, кто ранее безраздельно господствовал, и тех, кто безусловно и всецело подчин€лс€, так и в данном случае усиление социальной позиции женщин схематически можно изобразить как уменьшение ограничени€ влечений дл€ женщин и рост такого ограничени€ дл€ мужчин. ќдновременно это принуждало оба пола к усиленному упор€дочиванию аффектов в общении друг с другом.

¬ своем знаменитом романе ЂLa princesse de Clèvesї мадам де ла ‘айетт вкладывает в уста мужа принцессы, влюбившейс€ в герцога Ќемурского, следующие слова: ЂJe ne me veux fier quТà vous-même; cТest le chemin que mon coeur me conseille de prendre, et la raison me le conseille aussi; de lТhumeur dont vous êtes, en vous laissant votre liberté, je vous donne des bornes plus étroites que je ne pourrais vous en prescrire7)ї 17.

«десь мы имеем дело с примером своеобразного принуждени€ к самодисциплине, вводимого в отношени€ между полами. ћуж знает, что ему не удержать жену насилием. ќн не мечет громы и молнии, не кричит из-за того, что его жена полюбила другого, он не ссылаетс€ на свои супружеские права Ч все это не получит поддержки общественного мнени€. ќн как бы говорит ей: € даю тебе полную свободу, но тем самым € устанавливаю дл€ теб€ значительно большие ограничени€, чем с помощью запретов или предписаний. »ными словами, он ожидает от нее такой же самодисциплины, какую он возложил на самого себ€. Ёто Ч характерный пример новой констелл€ции, возникающей вместе с социальным выравниванием полов. –азумеетс€, речь идет не об одном-единственном муже, предоставл€ющем своей жене свободу. “ака€ свобода имеет своим основанием само строение общества. Ќо одновременно общество требует от человека и новый тип поведени€. ¬о вс€ком случае, в этом обществе немало женщин пользуютс€ такой свободой. ѕо множеству свидетельств мы знаем, что у придворной аристократии ограничение сексуальных отношений браком считалось чем-то буржуазным и не отвечающим положению их сослови€. Ќо это дает нам представление и о том, насколько тесно и непосредственно св€заны друг с другом специфические социальные взаимоотношени€ между людьми и определенна€ форма свободы.

ќграничивающа€ нас сегодн€, лишенна€ динамики форма €зыка противопоставл€ет свободу и зависимость (или свободу и принуждение), словно речь идет об аде и рае; если исходить из современной точки зрени€, то мышление в таких абсолютных антитезах часто выступает как совершенно оправданное. ƒл€ того, кто находитс€ в тюрьме, все, что есть за ее воротами, €вл€етс€ миром свободы.  ак и в любой оппозиции такого рода, свобода понимаетс€ как состо€ние некой абсолютной социальной независимости, что не отвечает действительности. —уществует освобождение от той или иной формы зависимости, котора€ сильно или даже невыносимо на нас давит, но только ведет оно к другой зависимости, менее нас обремен€ющей. ќдновременно с освобождением от разного рода зависимости идет и процесс цивилизации, преобразовани€ и в каком-то смысле прогрессивного видоизменени€ оков, налагаемых на человеческие аффекты. ќдним из многочисленных примеров этого можно считать абсолютистско-придворную форму брака, символом которой стало по€вление во дворцах придворной аристократии отдельных спален дл€ мужей и жен. ∆енщина становитс€ более свободной от внешнего принуждени€, чем в рыцарском обществе. Ќо в соответствии с формой интеграции общества и кодом поведени€ придворного общества возникает внутреннее принуждение, самопринуждение. —троение этого общества таково, что рост Ђсвободыї мужчин и женщин в сравнении с рыцарским обществом возникает вместе с ростом внутреннего принуждени€.

“о же самое мы видим при сравнении буржуазной формы брака XIX в. с придворно-аристократической его формой, характерной дл€ XVIIЧXVIII вв.

¬ это врем€ буржуази€ в целом освобождаетс€ от давлени€, оказываемого абсолютистско-сословным строением общества. ƒл€ буржуа, будь они мужчинами или женщинами, остаютс€ позади все формы внешнего принуждени€, которому они подвергались как люди второго сорта в сословном обществе. Ќо вместе с тем растут торговые и денежные св€зи, обусловившие возникновение той силы, что помогла освобождению. ¬ этом плане социальна€ зависимость индивида усиливаетс€. »меютс€ немалые различи€ между схемой самопринуждени€ человека буржуазного общества, обусловленной профессиональным разделением труда, и схемой, в соответствии с которой моделировало влечени€ придворное общество. ¬о многих аспектах требуема€ и производима€ буржуазным обществом функци€ самопринуждени€ оказываетс€ несравнимо сильнее, чем свойственна€ придворному обществу. ќтдельным вопросом €вл€етс€ то, что новое состо€ние общества на данной фазе развити€, прежде всего профессиональна€ де€тельность, ставша€ вместе с подъемом буржуазии всеобщей жизненной формой, предполагает подчинение сексуальности строгой дисциплине. ћы оставл€ем в стороне вопрос о специфическом моделировании влечений, обусловленном социальной структурой общества XIX в. ¬о вс€ком случае, с точки зрени€ стандарта буржуазного общества то регулирование сексуальности и та форма брака, что господствовали в придворном обществе, кажутс€ в высшей степени не строгими. ќбщественное мнение теперь сурово осуждает любые внебрачные отношени€ между полами. ¬ отличие от придворного общества, поначалу и социальна€ сила мужчин вновь становитс€ безусловно большей, чем у женщин, а потому нарушение табу, наложенного на внебрачные св€зи, со стороны мужчин оцениваетс€ куда м€гче, чем такое же нарушение со стороны женщин. Ќо нарушени€, случающиес€ и с той, и с другой стороны, полностью удал€ютс€ из официальной общественной жизни. ¬ отличие от придворного общества, они должны происходить только Ђза кулисамиї, как нечто совершенно тайное. » это Ч лишь один из многих примеров того, что на индивида теперь возлагаетс€ куда более сильный контроль над самим собой. ќт него требуетс€ растущее самопринуждение.

ѕроцесс цивилизации протекает далеко не пр€молинейно. ћожно установить лишь общий вектор изменений, что мы и делали в данной работе. ¬ частност€х же на пути цивилизации есть множество разнонаправленных движений, сдвигов то в одну, то в другую сторону. ≈сли рассмотреть процесс изменений на прот€жении долгого времени, то хорошо видно, как принуждение посредством угрозы оружием или пр€мого насили€ постепенно отходит на задний план и вместе с этим растет зависимость, ведуща€ к регулированию и овладению аффектами в форме самоконтрол€ (Ђself controlї) и самопринуждени€. Ёти изменени€ лучше всего можно проследить на примере мужчин, принадлежащих к высшему слою, т.е. к тому слою, который состо€л сначала из воинов (или, как мы их называем, рыцарей), затем из придворных и, наконец, из профессионально работающих буржуа. ≈сли уделить внимание всем аспектам многослойной ткани исторического процесса, то мы увидим, насколько сложным было это движение. Ќа каждой фазе мы обнаруживаем неустойчивое соотношение внешних и внутренних зависимостей Ч на первый план выход€т то те, то другие. Ќаблюда€ за такими колебани€ми, в особенности, если близоруко следовать прив€занности к перспективе своего времени, можно легко потер€ть общую картину движени€. ќдно из таких отклонений в контроле над влечени€ми индивида в сфере отношений полов у всех на пам€ти: возникает впечатление, будто в послевоенное врем€ произошел Ђупадок нравовї в сравнении с предвоенными годами. ÷елый р€д ограничений, регулировавших поведение людей в довоенное врем€, ослаб или исчез совсем. ћногое из того, что ранее запрещалось, теперь разрешено. ћожет показатьс€, что движение идет не в указанном нами, а совсем в противоположном направлении Ч к ослаблению контрол€ общества над индивидом.

Ќо если посмотреть более внимательно, то нетрудно убедитьс€ в том, что мы имеем дело с легким движением всп€ть, очень незначительным в рамках всего многослойного исторического процесса, Ч такие движени€ вновь и вновь возникают в этой целостности.

¬озьмем в качестве примера обычаи, св€занные с купанием в публичных местах. ƒействительно, было немыслимо, чтобы в XIX в. женщина по€вл€лась на публике в современном купальнике, не попада€ при этом под суровый суд общественного мнени€. Ќо предпосылкой происшедших перемен, включа€ распространение спорта как среди мужчин, так и среди женщин, €вл€етс€ как раз очень высокий стандарт контрол€ над влечени€ми. “олько в обществе, где высока€ степень контрол€ стала само собой разумеющейс€ (и мужчины, и женщины абсолютно ей следуют), где сильное самопринуждение и строгий этикет сдерживают каждого индивида, возможна така€ свобода купани€ и спорта, несопоставима€ с тем, что было на прошлой фазе. Ћиберализаци€ целиком укладываетс€ в рамки Ђцивилизованногої стандарта поведени€, т.е. происходит в рамках ставшего привычным, автоматически действующего сдерживани€ аффектов.

Ќо как раз в наше врем€ хорошо заметны признаки дальнейшего роста контрол€ над влечени€ми: в целом р€де обществ мы встречаемс€ с попытками социального регулировани€ и упор€дочени€ аффектов, которые по своей силе и сознательности осуществлени€ далеко превосход€т прежний стандарт. —хема моделировани€ налагает на индивида такое количество ограничений на влечени€, принуждает к такому от них отказу, что последстви€ ее применени€ сегодн€ едва обозримы.

 акими бы ни были частные свойства этих колебаний, как бы ни происходило увеличение и уменьшение ограничений в ближайшей перспективе, общий характер движени€ не мен€етс€, какое бы влечение мы ни брали. Ћини€ развити€ полового влечени€ в целом параллельна лини€м других влечений Ч при всех социогенетических различи€х в частност€х. –егулирование здесь становитс€ все более строгим, если вз€ть в качестве примера прежде всего мужчин из высшего сло€. ƒанное влечение также постепенно вытесн€етс€ из общественной жизни; растет и сдержанность в речи при обсуждении подобных вопросов18. ƒл€ сдерживани€, как и в других случа€х, все реже требуетс€ примен€ть пр€мое телесное насилие; сдерживание обеспечиваетс€ давлением общественных институтов, самим строением социальной жизни вообще, а в частности Ч определенными исполнительными органами этого общества, прежде всего семьей, провод€щей с раннего детства такую Ђдрессировкуї индивида, что самопринуждение делаетс€ автоматически действующей привычкой. —оциальные запреты и предписани€ тем самым станов€тс€ частью собственного Ђяї, вход€ в него как строго его регулирующее Ђ—верх-яї.

 ак и в случае многих других влечений, сексуальность не только женщин, но и мужчин все более переноситс€ в предопределенный дл€ этого анклав социально легитимированного брака. ѕоловинчата€ или полна€ легитимаци€ в общественном мнении иных отношений все более исключаетс€ Ч как дл€ женщин, так и дл€ мужчин. Ћюбое нарушение таких границ и все с этим нарушением св€занное станов€тс€ тайными, выход€т за круг того, Ђо чем прин€то говоритьї: теперь без утраты престижа или социальной позиции об этом уже невозможно рассуждать на публике.

ѕодобно тому как семь€ постепенно стала дл€ мужчин и женщин исключительным и единственным анклавом сексуальности и интимного общени€ в целом, она сравнительно поздно становитс€ столь же исключительной и охватывающей все общество в целом инстанцией первичного формировани€ социально желательного поведени€ у подрастающего поколени€. ƒо тех пор, пока мера контрол€ и Ђинтимизацииї еще не слишком значительна, а исключение влечений из социального оборота не так уж строго, то и задача первичного Ђкондиционировани€ї ложитс€ не только на родителей. ¬ этом участвуют все взрослые, с которыми соприкасаетс€ ребенок. ”частников воспитательного процесса Ч пока интимизаци€ не зашла далеко, а внутренн€€ жизнь семьи еще не столь закрыта дл€ окружающих,Ч множество. ѕри этом к самой семье в верхних сло€х общества обычно относитс€ и вс€ прислуга. ¬ те времена куда откровеннее говорили о различных сторонах влечений, а аффекты получали выражение и в речи, и в действии. —ексуальность также не была в такой степени нагружена чувством стыда. »менно это вызывало у педагогов позднейших времен негативное отношение к сочинению Ёразма о воспитании Ч они его неправильно пон€ли. ¬оспроизводство социальных привычек у ребенка, его Ђкондиционированиеї, осуществл€ютс€ не только за закрытыми двер€ми, в изолированном пространстве дома, но происходит более непосредственно в социальном общении между людьми. ћожно привести довольно типичный пример подобного Ђкондиционировани€ї Ч журнал врача ∆ана Ёроарда, который день за днем и чуть ли не час за часом записывал все происход€щее с подрастающим Ћюдовиком XIII.

ћы видим здесь даже известного рода парадокс: чем сильнее формирование, регулирование, контроль и сохранение в тайне влечений, требуемые от индивида обществом, иными словами, чем более сложной задачей делаетс€ Ђкондиционированиеї подростков, тем в большей мере задача первичного воспитани€ социально необходимых привычек передаетс€ в интимный круг малой семьи, возлагаетс€ на отца с матерью. ≈сли вз€ть сам механизм Ђкондиционировани€ї, то он мало чем отличаетс€ от действовавшего в прежние времена. ƒл€ решени€ этой задачи редко используют точные наблюдени€ или прибегают к сознательному планированию, учитывающему особенности ребенка и его психики. ѕреобладает автоматическое, чуть ли не рефлекторное поведение: социогенные фигуры влечений и привычки родителей вызывают фигуры и привычки детей. —хожи ли дети с родител€ми, отличаютс€ ли от них по направленности своих влечений Ч неважно. ќни должны воспроизводить то, что желательно их родител€м в силу полученного ими самими Ђкондиционировани€ї. “о переплетение привычек родителей и детей, что постепенно откладываетс€ в психике детей как их характер, вр€д ли можно назвать чем-то Ђрациональнымї. Ќагруженные чувствами стыда и неловкости формы поведени€ и слова взрослых начинают выполн€ть ту же роль у детей Ч этому служат изъ€влени€ неудовольстви€, €вное или тайное давление, которые в какой-то форме воспроизвод€тс€ у детей в виде их собственного стандарта постыдного и непри€тного. “акой стандарт одновременно образует базис и рамки самых различных индивидуальных влечений, а сами родители по большей части не имеют ни малейшего представлени€ о том, как переплетаютс€ друг с другом родительские и детские аффекты, привычки и реакции, формиру€ те самым структуру влечений у подрастающего поколени€.

Ќаправленность процесса цивилизации ко все большей Ђинтимизацииї всех телесных функций, к заключению их в некие анклавы Ч перенесение их Ђза закрытые двериї Ч имеет самые различные последстви€. ќдно из наиболее важных особенно хорошо заметно в траектории развити€ сексуальности (хот€ мы наблюдали данное следствие и на примере других влечений). –ечь идет о своеобразном расколе человеческой жизни. ќн становитс€ тем ощутимее, чем решительнее проводитс€ разделительна€ лини€ между теми ее сторонами, что остаютс€ зримыми и присутствуют в социальном общении, и теми, что должны быть Ђинтимнымиї или Ђтайнымиї. —ексуальность, как и другие естественные функции человека, принадлежит к €влени€м, о существовании которых всем известно, Ч они имеютс€ в жизни каждого человека. ћы видели, как постепенно они наполн€ютс€ столь сильными социогенными чувствами стыда и неловкости, что даже разговор о них все больше подпадает под множество запретов и правил. Ћюди начинают не только скрывать друг от друга сами эти функции, но и избегать даже упоминани€ о них. “ам, где такое замалчивание невозможно Ч при заключении брака, во врем€ свадьбы, Ч- стыд, неловкость и страх, сопровождающие данные силы влечени€ в человеческой жизни, преодолеваютс€ с помощью четко отработанного социального ритуала, посредством завуалированных, считающихс€ со стандартом форм речи. »наче говор€, вместе с прогрессом цивилизации в жизни человека все более расход€тс€ интимна€, или сокровенна€, сфера и сфера публична€ Ч его тайное и €вное поведение. Ётот раскол становитс€ настолько само собой разумеющимс€, настолько приобретает черты принудительной привычки, что люди даже не осознают его.

¬ соответствии с ростом разделени€ поведени€ на публично допустимое и недопустимое формируетс€ и психическа€ структура отдельного человека. ѕодкрепленные общественными санкци€ми запреты превращаютс€ дл€ индивида в формы самопринуждени€. ѕринудительное сдерживание влечений и окружающий их социогенный стыд настолько вход€т в привычку, что от них не удаетс€ избавитьс€ даже наход€сь в одиночестве, остава€сь в рамках интимной сферы. ¬ самом человеке происходит борьба обещающих удовольствие влечений и гроз€щих неудовольствием запретов и ограничений, социогенных чувств стыда и неловкости. »менно это пыталс€ выразить ‘рейд с помощью пон€тий Ђ—верх-яї и Ђбессознательноеї Ч последнее Ђнародна€ молваї не случайно и не так уж не точно окрестила Ђподсознательнымї. Ќо какие бы пон€ти€ дл€ этого ни подбирались, социальный код поведени€ в той или иной степени накладывает отпечаток на каждого человека и становитс€ конститутивным элементом его индивидуальной самости. Ётот элемент, это Ђ—верх-яї, как и вс€ психическа€ структура индивида, с необходимостью мен€етс€ вместе с изменени€ми социального кода поведени€, т.е. вместе с организацией общества. ќтносительно высока€ степень раскола Ђяї, или сознани€, характерна€ дл€ людей нашей фазы развити€ цивилизации, может быть выражена с помощью таких пон€тий, как Ђ—верх-яї и Ђподсознательноеї, поскольку они соответствуют специфическому разделению человеческого поведени€ на две части, €вл€ющемус€ принудительным следствием жизни в цивилизованном обществе. “акой раскол соответствует тому регулированию и той степени сдерживани€ влечений, которые требуютс€ от человека при общении с другими людьми.  онечно, общественна€ жизнь в любых своих формах требует регулировани€ влечений. ќно присутствует и в обществах, называемых нами Ђпримитивнымиї. —ила дифференциации этого регулировани€ и его современные формы €вл€ютс€ отражением определенного общественного развити€, результатом процесса цивилизации.

»менно это следовало подчеркнуть, говор€ о посто€нном соответствии между строением общества и строением отдельного Ђяї.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-06; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 802 | Ќарушение авторских прав


Ћучшие изречени€:

„еловек, которым вам суждено стать Ц это только тот человек, которым вы сами решите стать. © –альф ”олдо Ёмерсон
==> читать все изречени€...

529 - | 533 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.062 с.