Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕримечани€ 3 страница




XIX в., но также и само пон€тие развити€, и интерес к проблемам долговременной общественной динамики, и социогенез и психогенез как таковые. ќдним словом, вместе с гр€зной водой выплеснули и ребенка.

ѕредлагаема€ ниже работа, котора€ вновь обращаетс€ к социальным процессам, веро€тно, станет более пон€тной, если мы будем учитывать путь развити€ социологии. √осподствующие в XX в. идеологии отрицают идеологии XIX в., и это блокирует понимание того, что исследование долговременных процессов может быть не идеологическим по свой природе, а автор такого исследовани€ может говорить не о том, что он желает или во что верит, т.е. не о должном, но о сущем. ≈сли эти исследовани€ вообще имеют какое-то значение, то именно потому, что в них мы избегаем смешени€ сущего и должного, научного анализа и идеалов. ƒанные исследовани€ указывают на возможность освобождени€ социологии из плена общественных идеологий. ћы совсем не хотим сказать, что изучение общественных проблем, исключающее рабское подчинение политико-мировоззренческим идеалам, означает отказ от возможности воздействовать на ход политических событий с помощью социологических исследований. —овсем наоборот. ѕольза от социологических работ, как инструмента общественной практики, только увеличиваетс€ там, где исследователь не обманывает самого себ€, не путает желательное или должное с тем, что есть или было.

VIII

„тобы пон€ть, как господствующа€ ориентаци€ мыслей и чувств блокирует изучение долговременных общественных процессов и индивидуальных структурных трансформаций, Ч и этим способствовать лучшему пониманию этой книги Ч недостаточно проследить линию развити€ образа человека как общественного существа, образа общества. Ќеобходимо отдавать себе отчет в том, какова лини€ развити€ образа человека как индивида, образа личности.  ак уже говорилось ранее, особенностью современного понимани€ человека €вл€етс€ то, что он рассматриваетс€ либо как отдельное, изолированное, либо как общественное существо. “ак о нем мысл€т, так о нем говор€т, словно речь идет о двух раздельно существующих €влени€х, одно из которых часто полагаетс€ Ђреальнымї, а другое Ч чем-то Ђнереальнымї, вместо того, чтобы считать это двум€ разными позици€ми, рассматривающими одного и того же человека.

Ёто любопытное заблуждение человеческой мысли также останетс€ непон€тным, если оставить без внимани€ идеологическое содержание, привнесенное в этот образ. –асщепление образа человека надвое, на человека как индивида и человека как общественное существо, имеет многообразные и разветвленные корни. ќдним из них €вл€етс€ в высшей степени характерное расхождение ценностей и идеалов, с которым сталкиваютс€ все развитые нации, причем наиболее выразительно он про€вл€етс€ у наций с сильной либеральной традицией. ¬ развитии этих национально-государственных систем ценностей можно обнаружить два течени€: одно из них придает высшую ценность обществу в целом, нации, другое Ч самосто€тельному человеку, Ђзакрытой личностиї, свободному индивиду. Ёти две высшие ценности не всегда легко сочетаютс€ друг с другом. ¬стречаютс€ ситуации, когда данные идеалы оказываютс€ несовместимыми. Ќо обычно люди вс€чески избегают подходить к этой проблеме с открытыми глазами. ќни с огромной теплотой говор€т о свободе и независимости индивида, а затем с той же теплотой Ч о свободе и независимости собственной нации. ѕервый идеал призывает к тому, чтобы член данного национального государства, несмотр€ на все свои взаимосв€зи с другими, был самосто€тельным и принимал решени€ без огл€дки на других; второй идеал ожидает от индивида, чтобы тот Ч особенно во врем€ войны, но нередко и в мирное врем€ Ч подчин€л все свои интересы Ђобщественному целомуї, а то и жертвовал ради его защиты своей жизнью.

Ёто расхождение между идеалами, это внутреннее противоречие этоса, характерные дл€ условий, в которых воспитываютс€ люди, наход€т свое выражение, помимо всего прочего, в социологических теори€х. ќдни из них берут в качестве исходного пункта независимого, самосто€тельного индивида; другие исход€т из независимого общественного целого как Ђподлинной реальностиї, каковую они считают истинным объектом социальных наук. “ретьи пытаютс€ соединить данные представлени€, как правило, не задава€сь вопросом о том, можно ли сочетать идею абсолютно независимого и свободного индивида с идеей столь же независимого и свободного Ђобщественного целогої. „асто така€ проблема даже не ставитс€ сколько-нибудь €сным образом. Ётот невыносимый внутренний разлад лучше всего заметен в теори€х тех социологов, у которых национальный идеал носит консервативно-либеральный оттенок. ѕримерами этого могут служить теории ћакса ¬ебера (за исключением его эмпирических исследований) и его последователей вроде “. ѕарсонса.

ƒл€ иллюстрации нам достаточно вернутьс€ к уже сказанному выше. –ечь идет о парсоновском понимании отношений между индивидом и обществом, об Ђиндивидуальном действииї и Ђсоциальной системеї. ƒанное отношение описываетс€ с помощью метафоры взаимного проникновени€, котора€ дает недурной образ того, насколько далеко разошлись эти две точки зрени€ на человека. ¬ подобном мыслительном построении овеществление находит свое выражение не только в пон€тии социальной системы как своего рода идеального образа нации, но и в идеальном образе ЂЁгої как действующего человека, свободного и независимого от всех прочих индивидов. ¬ обоих случа€х у этих теоретиков идеальный образ незаметно преображаетс€ в факт, в нечто действительно существующее. ¬ образе индивида отражаетс€ определенна€ система верований, диктующа€, каким должен быть человек. Ётот образ абсолютно независимого, свободно принимающего решени€ индивида в подобного рода теоретической рефлексии предстает как фактическое положение дел.

 онечно, здесь не место вы€сн€ть причины получившего столь широкое распространение противосто€ни€ в понимании человека. Ќо следующие ниже исследовани€ трудно пон€ть без учета того, насколько сильно подобные представлени€ вли€ют на решение проблемы процесса цивилизации. ѕо ходу данного процесса измен€ютс€ и индивидуальные структуры. —обственно говор€, пон€тие Ђцивилизаци€ї употребл€етс€ именно в этом смысле. —толь попул€рный сегодн€ образ индивида как абсолютно независимого и обособленного от других людей, как некой самосто€тельной сущности, с трудом сочетаетс€ с фактами, приводимыми в нашем исследовании. “акой образ преп€тствует пониманию долговременных процессов, происход€щих одновременно и на индивидуальном, и на социальном уровн€х. ѕарсонс иной раз прибегает к старой метафоре black box8 дл€ иллюстрации своего образа личности Ч он трактует его как закрытый черный €щик, Ђвнутриї которого разыгрываютс€ некие индивидуальные процессы. ћетафора беретс€ из инструментари€ психологии. ѕо существу, она говорит нам о том, что научным образом мы способны наблюдать только поведение. ћы видим, что делает этот Ђчерный €щикї. Ќо то, что творитс€ внутри него, то, что обозначаетс€ как Ђдушаї или Ђдухї, есть лишь Ђghost in the machineї, как высказалс€ по сему поводу один английский философ9. »наче говор€, это уже не предмет научного исследовани€. ѕодобный образ человека, играющий сегодн€ заметную роль в науках о человеке, мешает рассмотрению долговременных изменений людей, происход€щих в процессе социального развити€.

ѕонимание индивида как совершенно свободного и независимого существа, Ђзакрытой личностиї, котора€ Ђвнутреннеї самосто€тельна и обособлена от других людей, имеет за собой долгую традицию, развивавшуюс€ вместе с европейскими обществами. ¬ классической философии така€ фигура выходит на сцену в виде субъекта теории познани€. ¬ыступающий в роли Ђhomo philosophicusї индивид получает познани€ от Ђвнешнегої мира, опира€сь исключительно на собственные силы. ≈му нечему учитьс€ у других. “от факт, что он приходит в этот мир ребенком, что он развиваетс€, даже став взрослым, считаетс€ здесь несущественным. „еловечество должно было ждать многие тыс€чи лет, пока оно научилось видеть в природных событи€х Ч в движении звезд, солнечном свете, дожде, громе и молнии Ч формы про€влени€ слепых, безличных, чисто механических, закономерных каузальных св€зей. Ќо Ђзакрыта€ личностьї этого Ђhomo philosophicusї сразу и по-взрослому воспринимает механические и законообразные причинные цепи, ей ничему не нужно учитьс€ у других, она целиком независима от достигнутого ее обществом уровн€ познаний.  ажетс€, этой личности достаточно просто открыть глаза, чтобы познать истину. ѕроцесс здесь редуцируетс€ к состо€нию Ч и человек в единственном числе, наход€щийс€ в процессе взрослени€, и все люди вместе вз€тые в процессе развити€ человечества. —тоит такому взрослому индивиду открыть глаза, и он сразу же оказываетс€ способен Ч своими собственными силами и ничему не учась у других Ч узнать все воспринимаемые им объекты. Ќо не только: он моментально опознает их как одушевленные или неодушевленные, он немедленно классифицирует их, раздел€€ на камни, растени€ и животных; более того, он столь же непосредственно Ч здесь и теперь Ч познает, что они св€заны друг с другом каузальными св€з€ми и подчин€ютс€ общим законам природы. ¬опросы философов касались того, приходим ли мы к такому познанию каузальной св€зи путем непосредственного воспри€ти€ свойств наблюдаемой действительности Ђвне насї, либо это познание Ч свойство человеческого разума, нека€ добавка Ђвнутреннегої к тому, что органы чувств получили Ђизвнеї и перенесли Ђвовнутрьї. ≈сли придерживатьс€ образа человека как Ђhomo philosophicusї, который никогда не был ребенком и сразу €вилс€ в мир уже взрослым, то нам не избежать этого теоретико-познавательного тупика. ћысль тогда беспомощно колеблетс€ между —циллой какого-нибудь позитивизма и ’арибдой некоего априоризма Ч именно потому, что к состо€нию, к познавательному акту, было редуцировано то, что в действительности представл€ет собой процесс развити€ макрокосма, состо€щего из множества людей. ј именно в нем находитс€ микрокосм индивидуального человека, и только в нем последний доступен дл€ наблюдени€. «десь мы видим пример того, насколько тесно св€зана неспособность видеть долговременные процессы, т.е. структурированные изменени€ фигураций, объедин€ющих множество взаимозависимых людей, с определенным типом представлений о человеке и его опыте. “ем, кто считает само собой разумеющимс€, будто ЂЁгої,

Ђ—амостьї, Ђяї или что-то еще (так сказать, Ђвнутренний мирї) отделены от всех прочих людей и вещей, от всего Ђвнешнегої, замкнуты и существуют исключительно дл€ самих себ€, трудно оценить значение фактов, указывающих на взаимозависимость индивидов. »м нелегко представить себе человека не абсолютно, а относительно автономным, не абсолютно, а относительно независимым, вход€щим нар€ду с другими людьми в мен€ющиес€ фигурации. ѕоскольку Ђопыт самого себ€ї кажетс€ непосредственно данным и очевидным, то упускаютс€ свидетельства того, что сама эта форма опыта ограничиваетс€ определенными обществами и св€зана с определенными видами взаимоотношений между людьми.  ороче говор€, этим теоретикам трудно признать, что така€ форма €вл€етс€ одной из структурных особенностей определенной ступени развити€ цивилизации, про€влением специфической дифференциации и индивидуализации в человеческом сообществе. ≈сли человек рождаетс€ и растет в таком сообществе, то ему нелегко себе представить, что бывают и другие люди, которые воспринимают мир иначе и не чувствуют себ€ внутренне обособленными и совершенно независимыми от прочих индивидов. ≈му опыт автономного индивида кажетс€ самоочевидным, неотчуждаемым признаком некоего вечного человеческого состо€ни€, нормой, опытом, присущим вс€кому человеку. „еловек представл€етс€ как малый мир в себе и дл€ себ€, как Ђhomo claususї, в конечном счете независимый от большого внешнего мира. “акое представление определ€ет образ человека в целом. Ћюбой другой индивид тоже кажетс€ Ђhomo claususї; его €дро, сущность или подлинна€ самость вс€кий раз предстает как нечто Ђвнутреннееї, отделенное невидимой стеной от всего внешнего, в том числе и от других людей.

Ќо о природе самой этой стены почти никогда не говоритс€ ни слова, не даетс€ никаких разъ€снений. явл€етс€ ли тело сосудом, внутри которого заключено подлинное Ђяї? —лужит ли кожа границей между Ђвнутреннимї и Ђвнешнимї? „то в человеке выступает в роли капсулы, а что Ч ее содержимого? ќпыт Ђвнутреннегої и Ђвнешнегої кажетс€ настолько очевидным, что эти вопросы почти никогда не задаютс€; кажетс€, что они не требуют никакого дальнейшего исследовани€. ƒостаточно таких пространственных метафор, как Ђвнутриї и Ђвовнеї. “олько дл€ этого Ђвнутриї даже не пытаютс€ отыскать какое-либо место. » хот€ подобный отказ от анализа собственных предпосылок не очень-то соответствует научному методу, этот предзаданный образ человека, понимаемого как Ђhomo claususї, не только господствует в обществе, но и в значительной мере определ€ет все происход€щее в сфере наук о человеке.   разновидност€м данного образа относ€тс€ не только Ђhomo philosophicusї классической теории познани€, но также Ђhomo oeconomicusї, Ђhomo psychologicusї, Ђhomo historicusї и, не в последнюю очередь, Ђhomo sociologicusї в его нынешнем виде. ќбраз человека у ƒекарта, ћ. ¬ебера или ѕарсонса словно вытесан из одного куска дерева.  ак ранее философы, так и многие сегодн€шние теоретики социологии принимают данный Ђопыт самих себ€ї и соответствующее понимание человека в качестве фундамента своих теорий. ќни не в силах посмотреть на них со стороны, не могут дистанцироватьс€ от этого образа и задать вопрос: а €вл€етс€ ли он уместным? ƒаже там, где пытаютс€ сн€ть подобную редукцию, мы обнаруживаем тот же опыт и тот же образ человека. “ак, у ѕарсонса статический образ ЂЁгої, действующего взрослого индивида, от чьего процесса взрослени€ социолог абстрагируетс€, существует нар€ду и вне вс€кой св€зи с теми психоаналитическими иде€ми, которые были привнесены им в свою теорию и которые относ€тс€ не столько к взрослому состо€нию человека, сколько к процессу взрослени€, открытому дл€ взаимозависимостей с другими индивидами. ѕодобные теории неизбежно заход€т в один и тот же тупик: индивид, вернее, то, что сегодн€ подпадает под это пон€тие, вс€кий раз оказываетс€ кем-то, существующим Ђвнеї общества. ¬ свою очередь, пон€тие общества относ€т к тому, что существует вне и помимо индивидов. ќстаетс€ выбирать между двум€ теори€ми: одна из них ставит человека по ту сторону общества как нечто подлинно существующее и Ђреальноеї, тогда как общество понимаетс€ как абстракци€, в полном смысле слова не наделенна€ существованием; друга€ рассматривает общество как Ђсистемуї, как Ђсоциальный факт sui generisї, особого рода реальность, наход€щуюс€ по ту сторону индивидов. ¬ качестве выхода из тупика нередко подаетс€ такое соединение этих подходов, когда оба представлени€ став€тс€ р€дом без вс€кой св€зи между ними, Ч в концепции присутствуют и отдельный человек как Ђhomo claususї, ЂЁгої, индивид вне общества, и общество в виде системы, пребывающей вне отдельного человека. Ќо от такого р€доположени€ несовместимость данных двух представлений не преодолеваетс€. „тобы выйти из тупика, нужно увидеть их ограниченность. ј это трудно, пока в качестве фундамента рассуждений без вс€кой проверки принимаетс€ ощущение собственного Ђяї, наход€щегос€ Ђвнутриї некой капсулы, пока это ощущение предопредел€ет трактовку и образа человека, и пон€тий Ђиндивидї и Ђобществої в качестве каких-то неизменных состо€ний.

¬ эту ловушку мысль попадает вс€кий раз, когда Ђиндивидї и Ђобществої мысл€тс€ статически. ≈е можно избежать лишь в том случае, если оба эти пон€ти€ обозначают процессы и разрабатываютс€ в тесной взаимосв€зи с эмпирическими исследовани€ми. Ќо такому подходу преп€тствует прежде всего необычайна€ убедительность представлений, восход€щих к эпохе ¬озрождени€. Ќачина€ с этого времени они все больше определ€ли в европейских странах опыт людей Ч Ђопыт самих себ€ї, индивидуализации, обособлени€ своего Ђвнутреннегої от всего Ђвнешнегої. ” ƒекарта этот опыт обособлени€ индивида, противосто€щего всему миру как мысл€щее Ђяї, наход€щеес€ где-то внутри собственной головы, еще отчасти ослабл€етс€ благодар€ присутствующему в данной концепции пон€тию Ѕога. ¬ современной социологии тот же базисный опыт находит свое теоретическое выражение в пон€тии действующего Ђяї, которое противопоставл€етс€ Ђдругимї, наход€щимс€ Ђвовнеї. ≈сли отвлечьс€ от монадологии Ћейбница, то в этой философско-социологической традиции едва ли хоть одна проблема рассматривалась исход€ из признани€ факта существовани€ множества взаимозависимых людей. Ћейбниц попыталс€ это сделать, но сумел только при помощи метафизической конструкции соединить Ђмонады без окон и дверейї (т.е. его собственную версию Ђhomo claususї). “ем не менее монадологи€ была первой попыткой подхода к этой проблеме, и она могла бы послужить моделью дл€ развити€ социологии. Ќасто€тельна€ потребность в подобной модели посто€нно дает о себе знать. –ешающий шаг, сделанный Ћейбницем, заключалс€ в дистанцировании от собственного Ђяї. Ёто позволило ему обыграть ту идею, что можно воспринимать свое Ђяї не как противопоставленное всему прочему миру, а как одну из сущностей, существующую нар€ду с другими. √осподствующий на прот€жении всего этого периода тип опыта характеризуетс€ тем, что геоцентрическа€ картина мира Ч по крайне мере, когда речь идет о неживой природе Ч уступает место иной, требующей от человека способности самодистанцировани€, Ђизгнани€-самого-себ€-из-центраї. „то же касаетс€ понимани€ человека, здесь геоцентрическа€ картина мира постепенно смен€етс€ эгоцентрической. ¬ центре человеческого универсума отныне стоит самосто€тельный и в конечном счете совершенно независимый индивид.

ƒаже современную трактовку человека ничто не характеризует лучше, чем то, что и сегодн€ ведут речь не о Ђhomines sociologiaeї или Ђhomines oeconomiaeї, но, име€ в виду понимание человека в социальных науках, продолжают говорить об отдельном человеке, о Ђhomo sociologicusї или Ђhomo oeconomicusї.   нему прив€заны все науки. ќбщество предстает здесь в конечном счете как нагромождение совершенно независимых друг от друга индивидов. »х сущность сокрыта где-то Ђвнутриї, а в общение они вступают лишь на поверхностном уровне. Ќам приходитс€ вслед за Ћейбницем призывать на помощь метафизику, чтобы выйти из мира замкнутых в себе монад без окон и дверей и хоть как-то обосновать возможность взаимозависимости и коммуникации между ними, равно как и возможность их познани€. »дет ли речь о люд€х в рол€х Ђсубъектаї и Ђобъектаї или в рол€х Ђиндивидаї и Ђобществаї, в обоих случа€х проблема ставитс€ таким образом, словно точкой отсчета €вл€етс€ взрослый человек Ч в полном одиночестве и совершенно самосто€тельный. »наче говор€, в том образе, который отразил в объективирующих пон€ти€х Ђопыт самих себ€ї, накопленный множеством людей Ќового времени. ¬ результате возникает вопрос об отношении подобного человека ко всему внешнему, т.е. отношение индивида, мыслимого как некое состо€ние, к природе и к обществу. —уществует ли такой индивид, или же он €вл€етс€ плодом мыслительных операций и обусловлен именно этими операци€ми?

IX

ѕостараемс€ про€снить смысл обсуждаемой здесь проблемы. –ечь идет совсем не о том, чтобы поставить под сомнение подлинность опыта, наход€щего свое выражение в различных вариантах образа человека как Ђhomo claususї. ¬опрос в том, может ли этот опыт (и тот образ человека, в который он столь часто спонтанно переходит без малейшей рефлексии) служить надежным исходным пунктом дл€ фактического познани€ людей, а тем самым и себ€ самого, т.е. исходным пунктом философского или социологического познани€. Ќасколько оправданным €вл€етс€ проведение четкой разделительной линии между Ђвнешнимї и Ђвнутреннимї человеком, нередко считающеес€ в европейской традиции само собой разумеющимс€? » на уровне мышлени€, и на уровне €зыка глубоко укоренилось подобное членение. Ќо можем ли мы считать такую предпосылку самоочевидной Ч без критической и систематической проверки ее обоснованности как в философии, так и в социологической теории? ѕредставление о разделительной линии сделалось чрезвычайно устойчивым в определенный период человеческого развити€. ќно про€вл€етс€ в письменных источниках, оставленных всеми группами людей, достигших такой ступени рефлексии и самосознани€, что способны не просто мыслить, но и сознательно полагать себ€ мысл€щими существами. ћы замечаем это представление уже в платоновской философии, равно как и в иде€х некоторых других античных философских школ.  ак уже было сказано выше, представление о Ђяї, заключенном в Ђоболочкуї тела, €вл€етс€ одним из ведущих мотивов в философии Ќового времени. ћы находим его и в Ђмысл€щем Ђяїї ƒекарта, и в Ђмонаде без оконї Ћейбница, и в кантовском субъекте познани€, который никак не может прорватьс€ из своей априорной скорлупы к Ђвещи в себеї. ћы обнаруживаем это представление и в новых облачени€х: и в концепции самодостаточного существовани€ того одиночки, у кого Ђрассудокї, Ђразумї и все овеществленные способности мышлени€ и воспри€ти€ свелись к Dasein, к экзистенции; и в социальной теории ћакса ¬ебера, принимающей за исходный пункт действие и Ч целиком в духе указанного выше раскола Ч провод€щей разделительную линию между Ђсоциальным действиемї индивида и его Ђне-социальным действиемї, т.е. неким предположительным Ђчисто индивидуальным действиемї.

Ќо данное представление о природе самого себ€ и вытекающий из него образ человека были запечатлены не только в ученых текстах. ќтсутствие окон у монад, проблематика Ђhomo claususї, с которой такой мыслитель, как Ћейбниц, попыталс€ справитьс€ спекул€тивным путем, постулировав возможность св€зей между монадами, сегодн€ кажутс€ самоочевидными не только ученым. ¬ менее рефлектированной форме этот опыт за€вл€ет о себе в художественной литературе, например, в произведени€х ¬ирджинии ¬ульф, считающей непередаваемость опыта жизни причиной человеческого одиночества. ћы видим отражение того же представлени€ в пон€тии Ђотчуждениеї, на прот€жении дес€тилетий в разных вариантах не сходившем со страниц как научных, так и далеких от науки книг. Ѕыло бы небезынтересно провести систематическое исследование того, в какой степени и в каких вариаци€х этот опыт давал о себе знать, с одной стороны, в элитарных группах, и в более широких сло€х населени€ развитых обществ Ч с другой. Ќо уже приведенных примеров достаточно дл€ того, чтобы показать, сколь устойчивым и самоочевидным €вл€етс€ подобное воспри€тие человека в европейских обществах Ќового времени. ¬ этом опыте собственное Ђяї, нечто Ђвнутреннееї, закрыто дл€ Ђвнешнегої, дл€ других людей и вещей. Ќо вс€кий раз трудно определить местоположение стены, опо€сывающей это Ђвнутреннееї наподобие сосуда и отдел€ющего его от всего Ђвнешнегої. »меем ли мы здесь дело, как это часто представл€етс€, с вечным и фундаментальным опытом всех людей? »ли же это лишь один из типов Ђопыта самого себ€ї, соответствующий определенной ступени развити€ образуемых людьми фигураций и свойственный именно такой фигурации?

ƒл€ нашей книги данный комплекс проблем имел дво€кое значение. — одной стороны, процесс цивилизации не может быть пон€т, пока в силе остаетс€ образ человека как Ђhomo claususї. “олько после того, как этот образ утратит характер чего-то самоочевидного, подобный опыт окажетс€ проблематичным и доступным дл€ обсуждени€. — другой стороны, развиваема€ здесь теори€ цивилизации выступает в качестве подхода к решению данной проблемы. ѕоэтому проведенный нами разбор образа человека служит, прежде всего, лучшему пониманию представленных ниже исследований, посв€щенных процессу цивилизации. Ќо вполне возможно, что сами эти рассуждени€ станут €снее лишь после знакомства с последним разделом книги, где дана обща€ картина процесса цивилизации. ѕока что нам достаточно краткого указани€ на св€зь, существующую между проблемами Ђhomo claususї и процесса цивилизации.

ћожно по€снить эту св€зь еще проще, если сначала обратитьс€ к тем изменени€м в Ђопыте самих себ€ї у людей, которые сыграли существенную роль при отходе от геоцентрической картины мира. Ётот переход нередко рассматривают как простой пересмотр р€да концепций, касающихс€ движени€ звезд. Ќо от перемены мнени€ о конфигурации звезд не было бы пр€мого пути к изменению представлений о человеке, если бы прежде не разразилс€ кризис, разрушивший существовавший ранее образ человека. „еловек должен был увидеть самого себ€ в ином свете. ƒл€ людей вообще первичным €вл€етс€ тот вид опыта, когда они став€т самих себ€ в центр мировых событий, причем не столько в качестве отдельных индивидов, сколько в качестве группы. √еоцентрическа€ картина мира €вл€етс€ выражением этого спонтанного и дорефлексивного антропоцентризма, фиксации основного внимани€ на самих себе, каковую мы и сегодн€ с легкостью обнаруживаем в мышлении людей, пока речь идет не о природе. ѕримером может служить либо нациоцентризм, либо социологическое мышление, отвод€щее центральное место отдельному индивиду.

√еоцентризм и сегодн€ доступен каждому из нас как одна из ступеней опыта. ѕросто эта ступень уже не играет доминирующей роли в общественном сознании.  огда мы говорим, что —олнце встает на ¬остоке и садитс€ на «ападе Ч и Ђвидимї это, Ч то мы воспринимаем самих себ€ и «емлю, на которой мы живем, как центр мира, как точку отсчета дл€ движени€ звезд. ƒл€ того чтобы совершилс€ переход к гелиоцентрической картине мира, было мало одних лишь новых открытий, кумул€тивного роста знаний об объектах. ƒл€ этого требовалс€ также рост способности людей дистанцироватьс€ от самих себ€ в процессе мышлени€. Ќаучные методы получают развитие и станов€тс€ общим досто€нием лишь там, где люди отход€т от первоначального опыта самоочевидного, где исчезает дорефлексивное и спонтанное соотнесение всего со своими собственными цел€ми и смыслами. –азвитие, которое вело к достоверному познанию и к росту контрол€ над природными €влени€ми, было одновременно развитием людей в направлении все большего контрол€ над самими собой.

ћы не можем здесь более подробно останавливатьс€ на св€зи между формированием научного метода получени€ знаний об объектах, с одной стороны, и развитием новых установок в отношении людей к самим себе, становлением новых личностных структур Ч прежде всего сдвигом к большему контролю над аффектами и дистанцированию от самих себ€ Ч с другой. Ёта проблема станет €снее, если вспомнить о непроизвольности дорефлексивного, сфокусированного на себе самом мышлени€. ≈го мы можем наблюдать в любое врем€ у детей в нашем собственном обществе. –азвившийс€ в обществе и достигший высокого ”ровн€ контроль над аффектами, которому каждый индивид обучаетс€ в детстве и который осуществл€етс€ каждым индивидом, был необходим дл€ того, чтобы на место одной картины мира, где центральное место отводилось «емле и живущим на ней люд€м, пришла друга€, гелиоцентрическа€. ’от€ последн€€ гораздо лучше отвечала наблюдаемым фактам, эмоционально она поначалу казалась совершенно неприемлемой Ч ведь она изгнала людей из центра ¬селенной и поместила их на одну из планет, вращающихс€ вокруг этого центра. ѕереход от данной легитимированной благодар€ вере позиции к другой, опирающейс€ на познание природы, и сдвиг в направлении большего контрол€ над аффектами выступают в качестве одной из сторон цивилизационного процесса, о котором пойдет речь ниже.

ќднако на тогдашней ступени развити€ знаний Ч знаний не столько о себе, сколько о предметах внешнего мира, Ч пока что не было условий дл€ еще одного цивилизационного сдвига. ј именно, невозможно было сделать предметом научного исследовани€ сам усиливающийс€ и Ђинтернализируемыйї контроль людей над собой. –ост научного знани€ не сразу привел к росту знаний о самом человеке. ƒл€ данной же ступени самосознани€, нашедшей выражение в классических теори€х познани€, весьма характерно то, что большее значение придаетс€ объекту, а не субъекту теории познани€. ¬ центре внимани€ находитс€ предмет познани€, а не сам субъект. Ќо там, где субъект не входит в теоретико-познавательную проблематику, по€вл€ютс€ две альтернативы, в равной мере ведущие в тупик.

–азвитие представлений о чисто механическом, подчиненном законам природы движении «емли и —олнца, которое не служит никаким человеческим цел€м, а потому в эмоциональном плане не имеет большого значени€, предполагало развитие самого человека, и даже требовало его. Ёто развитие шло в направлении более строгого контрол€ над эмоци€ми и большего сдерживани€ спонтанных про€влений чувств. “акой контроль относилс€ ко всему переживаемому, ко всему, что задевает человека, в том числе и к намерени€м, замыслам, цел€м самого переживающего человека. ¬ период, называемый нами Ќовым временем, люди достигли той ступени дистанцировани€ от самих себ€, что сделала возможным видение природных событий как природных св€зей, не обладающих цел€ми и стремлени€ми, протекающими чисто механически или каузально. —мыслом и целенаправленностью они надел€лись лишь в том случае, если их можно было контролировать благодар€ фактическому знанию. Ќо на этой ступени люди могли дистанцироватьс€ от самих себ€ и сдерживать свои аффекты лишь в малой мере.  ороче говор€, они не могли сделать объектом исследовани€ услови€ возможности той роли, которую они стали играть, Ч роли субъекта познани€.

»менно поэтому проблема научного познани€ до сих пор опираетс€ на предпосылки, свойственные классической европейской теории познани€. ¬ акте познани€ мысл€щий дистанцируетс€ от объекта познани€, он сдерживает аффекты, но на этом уровне он видит в этом не акт дистанцировани€, а действительно наличную дистанцию, вечное состо€ние пространственного разделени€, некую незримую стену между тем, что кажетс€ Ђвнутреннимї аппаратом мышлени€, т.е. Ђрассудкомї или Ђразумомї, с одной стороны, и Ђвнешнимиї объектами Ч с другой.

ћы уже видели, как должное преображаетс€ в сущее, когда идеалы принимаютс€ за нечто реально существующее. «десь мы сталкиваемс€ с овеществлением иного рода. ƒл€ научного мышлени€ и наблюдени€ требуетс€ акт дистанцировани€ от объектов, предполагающий высокую степень контрол€ рефлексии над чувствами. Ќа указанной ступени опыта Ђсамого себ€ї такой акт осознаетс€ как фактически существующа€ дистанци€ между субъектом и объектом. „ем больше мы сдерживаем аффективные импульсы, направленные на предметы мышлени€ и наблюдени€, тем большей оказываетс€ дистацированность от них мысли на каждом этапе познани€. ¬ Ђопыте самого себ€ї данный процесс рождает представление о реально существующей клетке, в которой пребывают Ђяї, Ђ—амостьї, разум, экзистенци€. ¬ этой клетке они изолированы и исключены из мира, существующего Ђвнеї индивида.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-05-06; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 794 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

80% успеха - это по€витьс€ в нужном месте в нужное врем€. © ¬уди јллен
==> читать все изречени€...

493 - | 492 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.019 с.