Лекции.Орг


Поиск:




Проблемы понятия и сущности права






 


Современное право потому и имеет большую притягательную силу, что обладает способностью самореализовываться в массовых действиях, поведении, деятельности людей. Эта способность приоб­ретает тем большую масштабность, чем правильнее отражает зако­номерности общественного развития, потребности, интересы и волю народа, (а не только волю определенных групп людей, лиц и т.д.). Сила этого права состоит не только в категоричности, строгости и обеспеченности принуждением (что, разумеется, само по себе яв­ляется очень важным и специфически необходимым для всякого права, в том числе цивилитарного), но и в том, что опирается на сознательность людей, их дисциплину и организованность, чувство ответственности за ее настоящее и будущее.

Авторитет, сила, моральность права, обусловливающие созна­тельное, массовое и активное осуществление его велений гражда­нами, должны ориентировать российскую юридическую науку на изучение правореализующей деятельности. Нельзя ограничиваться лишь обобщением правоприменительной практики административ­ных и судебных органов, которые имеют дело в основном с право­нарушениями, с отрицательными, противоправными поступками людей (поэтому-то действие, например, гражданского права, как правило, рассматривается лишь по гражданским делам, уголовное право изучается лишь по судебной практике). Между тем это не ос­новной путь изучения действия права.

За пределами интересов российской юридической науки не должна оставаться общая положительная функция права — регу­лирование правомерного поведения людей. Необходимо изучать «нормальное» действие права, изучать прежде всего по правилу, а не по исключению, когда оно нарушается (хотя и последнее, ко­нечно, важно). Такое изучение предполагает анализ не только сугу­бо «юридического» механизма непосредственного воздействия на поведение людей, но и всех тех много- и разнообразных путей, фак­торов и средств влияния на личность, которые в соответствующих условиях места и времени способствуют ее правомерной деятельно­сти, профилактируют правонарушение, усиливают механизм право­вого регулирования общественных отношений.

Общеобязательностью характеристика права ограничиться не может не только потому, что всякое общее реализуется через от­дельное, но и потому, что правовые предписания имеют своим ад­ресатом как всех членов общества, так и отдельных граждан. Не­нормативные правовые акты обращены лишь к отдельным лицам. Но индивидуальность адресата этих актов вовсе не лишает их пра­вового характера со всеми вытекающими отсюда последствиями (обязательность, обеспеченность принуждением и т.д.). Таким обра­зом, современное цивилитарное право может выражаться как в об­щеобязательности, так и в индивидуальной обязательности.


Обеспеченность права. Одним из преимуществ современного права перед любым иным в истории известным типом права явля­ется то, что оно обеспечено в своей реализации не только принуди­тельной силой государства, но и деятельностью самых разных пар­тий, различных общественных организаций, трудовых коллективов, бизнес-структур, предпринимателей. Конституционные права рос­сийских граждан, например, обеспечиваются необходимыми мате­риальными, социальными и юридическими гарантиями. Так, пра­во на труд обеспечивается всей системой рыночного хозяйства, ростом производительных сил, бесплатным профессиональным обу­чением, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием системы профессиональной ориентации и трудоустройства.

Право на образование обеспечивается бесплатностью образова­ния (хотя разрешается и платное обучение граждан), осуществлением обязательного среднего образования молодежи, широким развитием профессионально-технического, среднего специального и высшего образования на основе связи обучения с жизнью. Право участвовать в управлении государственными делами обеспечивается возможно­стью избирать и быть избранными в различные выборные государ­ственные органы, принимать участие во всенародных обсуждениях и голосованиях, в работе государственных органов, политических партий, общественных организаций и органов общественной само­деятельности.

Современное право обеспечивается и государственным принуж­дением, используемым в тех случаях, когда нарушаются правовые предписания, требования законов и иных правовых актов. Принуж­дение является средством пресечения правонарушений и самого опасного его вида — преступлений. Однако в условиях демократи­ческого общества принуждение является не основным, а вспомога­тельным средством обеспечения реализации права. Причем прину­ждение применяется на базе убеждения и вслед за убеждением большинства граждан в целесообразности исполнения правовых предписаний. Кроме того, оно осуществляется в отношении лишь отдельных членов общества, не исполняющих или нарушающих требования права. Оно используется только на основе и в строгих пределах закона, преследует цель пресечения правонарушения или преступления, обеспечения образцового правопорядка и перевоспи­тания нарушителей закона.

Важно разобраться с проблемой взаимоотношений содержания и формы права. Проблема содержания и формы права может рас­сматриваться в различных аспектах, поскольку имеет множество связей, сторон, граней и их взаимных отношений в структуре «пра-



II. Проблемы теории права


8. Проблемы понятия и сущности права



 


вовой материи»1. Так, в отношениях с другими явлениями общест­венной жизни право выступает либо в качестве формы, либо в ка­честве содержания. Если, например, право рассматривается в от­ношении с экономической основой общества, то его содержанием будут отраженные производственные отношения, а все остальное выступают в качестве формы этого содержания. Если же право рас­сматривается само по себе как относительно самостоятельное явле­ние, то будет иметь и свое собственное содержание, и свою собст­венную форму, которые находятся в определенном отношении между собой.

Более того, право как таковое существует и действует в виде мно­гочисленных правовых явлений, которые сами по себе имеют и свое содержание, и свою форму. Вместе с тем каждое из этих правовых явлений выступает в качестве содержания по отношению к одним правовым явлениям (например, правосознание по отношению к нор­ме права в процессе ее создания) или в качестве формы по отноше­нию к другим правовым явлениям (например, правоотношение явля­ется одной из основных форм реализации правовой нормы).

Изучение любого исторического типа права, в том числе пост­социалистического, цивилитарного, предполагает определение не только его сущности, но и содержания. В нем непосредственно об­наруживается определенное назначение, направленность и цель ка­ждой правовой системы.

Общая воля государственно-организованной группы людей, элиты, класса и т.д. как сущность права обретает соответствующую конкретизацию в содержании многочисленных правовых явлений — в нормативных и ненормативных актах, правосознании и правовой политике, правоотношениях и иных формах реализации правовых предписаний. Сущность и содержание современного права едины. Сущность проникает в содержание совокупности правовых явлений и в каждый отдельный элемент правовой системы, в которой за­ключена определенная «клеточка» содержания типа права. Следова­тельно, сущность и содержание права — однопорядковые катего­рии, что вовсе не означает их полного совпадения. Сущность права в абстрактно-концентрированной форме обобщает главные, основ­ные, важнейшие свойства его содержания, в содержании права нахо­дит свою конкретизацию, продолжение и раскрытие его сущность.

Если категория сущности применительно, например, к норма­тивным актам демократического российского государства показыва­ет, что последние выражают общую государственную волю нашего

' Подробнее об этом см.: Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. С. 238-303.


народа (а не какой-то группы людей, классов и т.д.), то категория содержания вскрывает, какие конкретные требования выдвигает эта воля. Это означает, что содержанием нормативных правовых актов является не просто государственная воля, а государственная воля, опосредованная в соответствующих, вполне определенных правовых правилах поведения.

Изучая содержание той или иной правовой нормы в целях, на­пример, ее практической реализации, недостаточно понять лишь смысл ее текста. Необходимо обнаружить более глубоко лежащую сущность текста, содержание именно этой, а не какой-либо иной нормы. Необходимо не только уяснить текстуальное выражение правовой нормы, но и определить, чьи интересы она отражает, воля какой именно группы людей, элиты, класса и т.д. в этой норме за­ключена, какое именно требование она выдвигает.

Чтобы выяснить, воля какой именно группы, элиты, класса и т.д. составляет содержание отдельной правовой нормы, необходимо об­ратиться к сущности той правовой системы, к которой относится правовая норма. В результате познания не только содержания отдель­ной правовой нормы, но и сущности правовой системы окажется, что содержание этой нормы имеет далеко не те смысл, назначение и цель, какие имеет текстуально совпадающая с ней правовая нор­ма другой правовой системы.

Однако задача изучения правовой нормы этим не ограничивает­ся. Необходимо определить, почему воля данной группы, элиты, класса, и т.д., составляющая содержание правовой нормы, возникла и устремлена в то, а не иное направление, какие именно объектив­ные и субъективные факторы общественной жизни породили эту волю, ее конкретный смысл, назначение, цель. Почему правило по­ведения, закрепленное в правовой норме, имеет именно то, а не иное содержание. Для этого необходимо выйти за пределы право­вой нормы и обнаружить причины, которые породили и определи­ли се содержание. Здесь действуют общие философские требования, предъявляемые к познанию любого явления.

Изучая содержание какого-либо явления как следствия, мы должны познать причину или причины этого явления. Точно так же дело обстоит и с содержанием правовой нормы. Для его изучения необходимо познание конкретных условий, внешней среды, при которых она возникла, сформировалась и применяется1. Поскольку условия жизни социалистического и постсоциалистического об­ществ весьма различны, постольку в итоге изучения оказывается принципиально различным и содержание социалистических и пост-

См.: Мальков Б.Н. Философия права. М., 2006. С. 43—46.


 



II. Проблемы теории права


8. Проблемы понятия и сущности права



 


социалистических правовых норм несмотря на то, что нередко внешне, текстуально они совпадают. Изучение не только правовых норм, но и любых иных правовых явлений требует такого подхода. Так, изучая содержание конкретного правоотношения, недостаточно понять лишь его внешние проявления во взаимных правах и обязан­ностях соответствующих субъектов, а необходимо проникнуть вглубь тех сущностных причин, которые обусловили характер и осо­бенности данного правоотношения.

Воля той или иной группы людей, элиты, класса, и т.д., чтобы стать государственной, обязательной волей, должна быть соответст­вующим образом выражена, т.е. иметь определенную форму. Не мо­жет быть содержания вне формы, без которой ее «нельзя видеть, осязать и т.д.». И наоборот, форма немыслима вне содержания, по­скольку формы являются «формами живого, реального содержания, связанными неразрывно с содержанием». Но если содержание и фор­ма представляют две неразрывно связанные между собой категории, существующие вместе как две стороны любого предмета и явления мира, то, следовательно, в праве содержание и форма — не только связанные между собой категории, но и стороны одного и того же правового «материала».

Содержание правового явления реально, объективно существует лишь тогда, когда оформлено. Но и форма права не может существо­вать без его содержания, поскольку форма должна организовать и вы­ражать данное содержание. Если нет того, что должно быть орга­низовано и выражено (содержания), то, естественно, не может быть и самой организации, самого выражения (формы). Основани­ем формы нрава всегда является его содержание. Во взаимодейст­вии содержания и формы права определяющая роль принадлежит содержанию, ибо форма права, будучи структурной организацией данного правового содержания и его выражения, зависит от того, что именно ею организуется и выражается.

Содержанию права присуще постоянное развитие, отражающее движение и изменение общественной жизни. Развитие же формы права является опосредованным, происходит через изменение на­правленности цели и функций содержания. Однако определяющую роль содержания права по отношению к его форме не надо абсолю­тизировать: на развитие той или иной формы права влияют и иные факторы социальной реальности (национальные традиции, особен­ности исторической обстановки и т.д.), равно как и существующие формы действующего права (например, наличие развитых форм рыночного законодательства, влияющих на формы текущего рос­сийского законодательства). Тем не менее в основном непосредст­венно определяющее значение в развитии форм права принадлежит его содержанию.


Кроме того, подобно тому, как сущность может быть первого, второго и т.д. порядка, так и форма может быть более или менее глубоко рефлектированной внутрь себя. Если, например, структура правовой нормы (состоящая из разных элементов) внутренне им­манентна, типична для содержания всякого правового правила по­ведения, то внешнее ее выражение в зависимости от ряда объек­тивных и субъективных условий и обстоятельств имеет отнюдь не одинаковую степень связанности со своим содержанием. В одних случаях она выражается только в законе, во вторых — либо в зако­не, либо в иной форме актов высших органов государственной вла­сти и управления, в третьих — может быть выражена в форме актов как высших, так и местных государственных органов, в форме ак­тов как органов общей компетенции, так и органов специальной компетенции.

Эти положения относятся не только к правовым нормам, но и с из­вестным своеобразием ко всем «частям правовой материи» — не­нормативным актам и предписаниям, правоотношениям, правосоз­нанию и т.д.1 Так, для рыночного правосознания характерно то, что в его основе лежит современное, цивилитарное мировоззрение, но внешнее его выражение имеет различные уровни: обыденное, прак­тическое и теоретическое правосознание, каждое из которых при­нимает множество форм выражения.

Итак, следует не только видеть множественность форм одного и то­го же содержания, но и различать внутреннюю и внешнюю формы права. Проследим это па примере одного из важнейших правовых явлений — норме права. Внутренняя форма правовой нормы — это система строения, архитектоника, способ связи частей, структура, определенным образом организующая содержание этой нормы. Обычно в литературе эту форму называют структурой правовой нормы. Внешняя форма правовой нормы — это выражение вовне внутренне организованного содержания ее. Обычно в литературе эту форму называют формой выражения права, нормативным актом или источником права в так называемом формальном смысле (за­кон, указ, постановление и т.д.).

Различие между сущностью и содержанием права, между содер­жанием и формой права, между внутренней и внешней формами права не только теоретически вскрывает диалектику их связи и взаи­мопроникновения, но и имеет непосредственное практическое зна­чение. Так, если сущность права обнаруживает, волю какой именно группы людей, класса и т.д. (или всего народа), организованного в государство, право выражает и закрепляет, то содержание права

1 См.: Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. С. 48—70.



III. Проблемы теории права


8. Проблемы понятия и сущности права



 


определяет, какие именно требования эта воля выдвигает. Если со­держание права определено, то оно может быть выражено в раз­личных, но не в любых формах. Если содержание права определяет его формы, то эти формы должны быть не всякого, а именно пра­вового содержания.

Если внутренняя форма придает всем правовым нормативным и ненормативным актам обязательную силу, то внешняя форма оп­ределяет степень юридической силы каждого нормативного и не­нормативного акта по отношению к другим актам. Все норматив­ные правовые акты обязательны к исполнению, но не все из них в соотношениях между собой обладают одинаковой юридической силой (например, закон и постановление одинаково обязательны к исполнению, но закон обладает большей юридической силой, чем постановление).

Эта трактовка категорий вскрывает взаимодействие между ними и тем самым ориентирует практику на правильное их использование. Так, в процессе развития содержания права наступает такой мо­мент, когда его новые качества не укладываются в рамки старой формы. Тогда происходит «сбрасывание» старой формы права новым правовым содержанием, возникновение новой формы, адекватной своему содержанию. Однако такое «сбрасывание» старой формы пра­ва происходит лишь при смене общественно-экономического строя, что отдельные старые формы права при определенных исторических условиях могут выражать новое правовое содержание, что иногда правовые акты прошлого общественно-экономического строя (а сле­довательно, их формы) могут сохраняться в новой формации (разу­меется, в преобразованном виде). Так, в современном российском праве новая власть и сегодня использует отдельные старые совет­ские законы, поскольку они не вступали в противоречие с рыноч­ной основой российского общества. Но при этом главным является то, что эти законы, включаясь в новую правовую систему, изменя­ют свою социальную направленность и цель, служат интересам но­вых цивилизованных отношений.

Таким образом, современное (постсоциалистическое, цивили-тарное) право есть государственная воля определенных групп лю­дей, элит, классов и т.д., выраженная в системе (совокупности) обще­обязательных норм, направленных на регулирование общественных отношений в интересах этих групп людей, элит, классов и т.д. и обес­печенных в своем осуществлении принудительной силой государства.

Традиционное определение права внутренне противоречиво. Если основой, сущностью и содержанием права является воля оп­ределенных групп людей, элиты, класса, то уже это обстоятельство


исключает возможность его сведения лишь к совокупности норм по той причине, что сама воля — не нормы, а вид сознания, т.е. реали­зующаяся в практических действиях форма сознания. Если в нормах права выражена чья-то воля, то в силу этого право не может быть обычной совокупностью норм, а является динамикой этих норм, реализующимися нормами. Воля только в том случае есть воля, ес­ли действует, функционирует, реализуется. Главной же формой реа­лизации норм являются правоотношения, хотя правоотношения — это не единственная форма реализации правовой нормы.

Таким образом, жизнь права не только в его существовании, но и в функционировании, реализации. Лишь в движении права от возможности к действительности, в воплощении правовых установ­лений в регулируемых отношениях обнаруживается его назначение и эффективность. Оно обретает преобразовательную силу не само по себе, а в процессе воздействия на развитие социальной действи­тельности, в переходе в эту действительность и ее опосредствова­нии, регулировании и изменении.

Наличие одного, правильного и важного, определения права, имеющего специальное значение, не может и не должно служить препятствием для других определений права, отражающих его более широкую трактовку как сложной социальной системы, не сводимой лишь к системе норм. Наличие и других определений права лишь обогатит теоретическую мысль новыми понятиями, ориентирующи­ми нас на поиск всесторонних и углубленных связей и отношений права с другими явлениями и процессами общественного бытия. Та­кой подход важен и с практической точки зрения, ибо привлекает внимание не только к законодательству как таковому и проблеме его совершенствования, но и проблемам его реализации, эффек­тивности и результативности его действия на современном этапе.

Понимание права как сложного и многогранного социального явления позволит юридической науке выйти на широкий простор творческого содружества с другими отраслями научного знания. Но каждый, кто стремится к научному сотрудничеству, должен выйти за пределы специфики объекта, профессионально его интересующе­го для того, чтобы «встретиться» со своими партнерами — предста­вителями иных отраслей знания в целях всестороннего и глубокого познания объекта.

Современное (постсоциалистическое, цивилитарное) право — это государственная воля определенной группы людей, элиты, класса и др., направленная на регулирование общественных отношений в це­лях охраны существующего, демократического строя и реализуемая через систему обязательных нормативных и ненормативных пред-



II. Проблемы теории права


Глава


 


писаний, правоотношений и иных форм, обеспеченных силой госу­дарственного воздействия. Современное право есть государственная воля всего народа, направленная па регулирование общественных отношений в целях охраны завоеваний демократического строя, реа­лизуемая через систему обязательных нормативных и ненормативных предписаний, правоотношений и иных форм, обеспеченных деятель­ностью государства и иных участников общественных отношений.

Право представляет собой «материализацию» определенной формы правосознания — государственной воли всего народа. Соци­альное назначение современного права состоит в регулировании общественных отношений в целях охраны завоеваний демократиче­ского строя. Это право не только выполняет охранительную функ­цию, но и является творчески преобразующим фактором в созида­нии новых, цивилизованных отношений. Основной сущностный признак современного права реализуется не через один канал (со­вокупность норм права), а через их систему: обязательных норма­тивных и ненормативных предписаний, правоотношений и иных форм. Право реализуется не только потому, что обеспечено принуди­тельной силой государства, но и благодаря мобилизующей и органи­зующей деятельности других субъектов общественных отношений, привлеченных к работе по поддержанию правопорядка в стране.


 

 

ПРОБЛЕМЫ

ИСТОЧНИКОВ

ПРАВА

Среди теоретиков государства и права нет единого мнения отно­сительно того, что следует понимать под источниками права. Под источниками права первые понимают деятельность государства по созданию правовых предписаний (норм), вторые — результат данной деятельности, а третьи вообще говорят о формах права1.

Правильнее вторая точка зрения, ибо две другие позиции каса­ются несколько иных юридических явлений. Деятельность государ­ства по созданию правовых предписаний — это скорее всего об­ласть правотворчества. Формы права, конечно, тесно связана с его источниками, но она показывает несколько иное: скажем, как ор­ганизовано содержание права вообще, как оно выражено вовне. При этом можно говорить и о внутренней форме права, т.е. о его структуре, системе элементов, составляющих содержание этого яв­ления, и рассуждать также о внешней форме, т.е. о совокупности юридических документов, формально закрепляющих правовые яв­ления и позволяющих ими пользоваться.

С логических позиций источники права можно легко делить на следующие три вида: 1) материальные, 2) идеальные и 3) юридиче­ские. Если первых два вида нас интересуют в общем, правотворче­ском плане, ибо в первом случае речь идет об анализе объективных, материальных потребностей общества в нормах права, во втором — о влиянии особенностей международной и внутренней обстановки на сознание и ориентацию законодателя, то в третьем случае речь идет о результатах оформления правотворчества, т.е. о так называе­мом источнике формирования, о формировании источников права.

В понятие «источник права» Г.Ф. Шершеневич вкладывал весь­ма широкую многозначительность. И он отмечал по этому поводу: «Под этим именем понимаются: а) силы, творящие право, напри­мер, когда говорят, что источником права следует считать волю Бо­га, волю народную, правосознание, идею справедливости, государ­ственную власть; б) материалы, положенные в основу того или


1 См.: Разумеет Н.Я. Источники и формы права // Сов. гос-во и право. 1988. № 3; Морозова Л.А. Указ. соч. С. 236—253.



III. Проблемы теории права


9. Проблемы источников права



 


иного законодательства, например, когда говорят, что римское пра­во послужило источником для германского Гражданского кодекса, труды ученного Потье для французского Кодекса Наполеона, Ли­товский статут для Уложения Алексея Михайловича; в) историче­ские памятники, которые когда-то имели значение действующего права, например, когда говорят о работе по источникам, например, по Corpus juris civilis, по Русской Правде и т.п.; г) средства позна­ния действующего права, например, когда говорят, что право мож­но узнать из закона». Ученому не совсем нравилось разнообразие значений, придаваемых выражению «источники права», и он даже предлагал отказаться от него и заменить другим выражением — «форма права»1.

Однако в то время, когда жил и творил Г.Ф. Шершеневич, та­кое предложение имело право на существование, а сегодня, пожа­луй, оно спорно. «Источник» — более строгое понятие, чем «фор­ма». Хотя употребление этих терминов в паре «источник (форма)», «форма (источник)» никакого «вреда» юридической науке и прак­тике не принесет.

Возникновение отдельных норм права обусловлено определен­ными явлениями общественной жизни, которые в совокупности, составляя причину возникновения норм права, образуют то, что можно назвать источниками права. Источником права в этом смысле являются материальные условия жизни общества. Последние опре­деляют собой совокупность общественных отношений. Ими, в ча­стности, определяется содержание воли народа (группы людей, класса, элиты и др.) и само появление тех или иных норм.

Понятие источника права в юридических науках употребляется и в другом, юридическом, смысле. Под источником права в этом смысле понимается та особая специфическая форма, в которую об­лекаются нормы права. Направления и способы, по которым форми­руются источники права, неодинаковы, отвечая специфике отдельных их видов, особенностям развития различных обществ и цивилизаций, формам государства. Основные пути формирования:

• непосредственное волеизъявление народа в виде голосования
или опроса по проектам юридических актов (решения народ­
ных собраний, референдум, плебисцит и т.д.);

• правотворчество — принятие нормативных правовых актов
полномочными государственными органами, а также органа­
ми местного самоуправления;

• трансформация как установленный государством порядок
применения норм международного права на своей террито­
рии, который может быть выполнен в виде индивидуальной

1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1995. Т. 2. С. 5.


имплементации — «переводе» таких норм, превращении в нор­мы национального права законодательным путем и общей им­плементации — рассмотрение международно-правовых правил как составных частей национального права, т.е. непосредствен­но действующими;

• санкционирование — одобрение государством в виде общеобя­
зательных правил поведения социальных норм, полезных для
него в силу их длительного действия и влияния на население;

• придание обязательной силы судебным решениям по кон­
кретным делам;

• признание государством юридической силы соглашений меж­
ду субъектами права с установлением взаимных прав и обя­
занностей в качестве правовых норм1.

Исходя из разных путей формирования источников, можно вы­делить и разные источники права. Причем разнообразие источни­ков подкрепляется жизнью и практикой правового регулирования. Так, на основании этого критерия Ж.-Л. Бержель предлагает делить источники права на самопроизвольные (или спонтанные) и предпи­санные. В то же время ученый признает условность этого подразде­ления, поскольку по мере развития общественных форм жизни воз­никает потребность в обнародовании юридических правил, в доведении их до широких масс независимо от того, возникли ли эти правила самопроизвольно (спонтанно) или посредством специальных пред­писаний. С развитием государства официальные источники права стали преобладающими, причем их различное «происхождение» связано лишь с проблемами технического характера2. В работе Бержеля приведены и иные классификации источников права — письменные (закон) и неписьменные (обычай), прямые (закон, обычай) и косвенные (толкование закона и судебная практика), официальные (закон и судебная практика) и неофициальные (обы­чай и толкование законов).

Принятый в отечественном правоведении подход, когда права последовательно перечисляются, вполне правомерен. Наиболее ин­тересный в этом плане подход к классификации источников права предпринял Г.Ф. Шершеневич. Отталкиваясь от российский истори­ческих традиций и целесообразности он, в частности, выделил и ис­следовал в качестве источников права закон (виды законов), зако­нодательство России в целом, правовые обычаи, административные указы и судебную практику3. Причем его выводы и предложения для правовой системы России актуальны и сегодня.

1 См.: Оксамытный ВВ. Указ. соч. С. 351—352.

2 См.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В.И. Даниленко. М,

2000. С. 102-103, 104.

3 См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 5—91.







Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 1465 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Вы никогда не пересечете океан, если не наберетесь мужества потерять берег из виду. © Христофор Колумб
==> читать все изречения...

616 - | 576 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.014 с.