Лекции.Орг


Поиск:




Лекция 9. Политическое сознание, идеология, психология, поведение




Характер функционирования институтов власти, формы поведения разнообразных субъектов и все иные проявления активности человека непосредственно зависят и формируются на основе его идей, воззрений, чувств и иных явлений. Наиболее общей категорией, отражающей всю совокупность представлений человека, опосредующих его отношения с политическими структурами, является политическое сознание. В настоящее время сложились две точки зрения на сущность политического сознания. Сторонники бихевиорального подхода рассматривают политическое сознание как форму рационального мышления человека, всю ту совокупность его воззрений и представлений, которую он использует при осуществлении своих ролей и функций в сфере власти, т.е. политическое сознание при таком подходе предстает как бы наложенное на политику мышление человека. Второй, аксиологический подход относится к политическому сознанию как к определенному уровню социального мышления. С этой точки зрения в него входят также различные обыденные, общечеловеческие воззрения и ценности человека, но суть политического сознания людей определяется его способностью и умением вычленять их групповые интересы, сопоставлять их с другими групповыми потребностями, а также видеть пути и способы использования государства для решения задач по их реализации.

Политическое сознание выполняет три важнейшие функции: 1) когнитивную (отражение потребности общества в постоянном обновлении знаний для выполнения и модификации функций политических субъектов), 2) коммуникативную (обеспечение осознанного взаимодействия субъектов между собой и с институтами власти); 3) идейную (осознание заинтересованности субъектов в обретении и популяризации собственного видения политического мира).

Политическая идеология является одной из наиболее влиятельных форм политического сознания.

Идеология – определенная доктрина, оправдывающая притязания той или иной группы лиц на власть (или ее использование), добивающейся в соответствии с этими целями подчинения общественного мнения собственным идеям. Как средство идейного обеспечения групповых интересов политическая идеология является по преимуществу инструментом элитарных слоев, которые с ее помощью консолидируют групповые объединения граждан, обеспечивают связь с низами, выстраивают определенную последовательность действий в политическом пространстве. Выступая средством идейного воплощения группы, идеология систематизирует и потому в определенной степени огрубляет действительность. Созданный таким способ образ групповых целей и ценностей может быть использован для примитивизации политического сознания граждан, манипулирования и даже обмана населения. Но в целом позитивная направленность такой схематизации состоит в том, чтобы зафиксировать определенные критерии оценки политической реальности, создать нормативную модель восприятия мира политики, сделать сложную ситуацию политической динамики простой и понятной для обычного человека. Посредством идеологии люди обогащают свои индивидуальные воззрения общегрупповыми представлениями о «родине», «чувстве долга», других коллективных верованиях.

Основными функциями политической идеологии являются: идейное овладение общественным сознанием; внедрение в негособственых критериев оценки прошлого, настоящего и будущего; создание позитивного образа в глазах общественного мнения предлагаемых партией, движением или другими силами целей и задач политического развития; стимуляция целенаправленных действий граждан во имя поддержки и исполнения поставленных задач; активное оппонирование конкурирующим доктринам и учениям. Наряду с этими задачами исследователь А. Гертц отмечает также необходимость выполнения идеологией задач по «выпусканию пара из котла» (т.е. ослаблению напряженности за счет перевода противборства сторон в область идейной полемики), конструированию и поддержанию групповых ценностей, а также солидаризации, т.е. укреплению внутренней сплоченности группы. Помимо рациональных любая, особенно оппозиционная, идеология проповедует те цели и идеалы, которые предлагает воспринять на веру.

Политическая история продемонстрировала зарождение и упадок многих политических доктрин. Рассмотрим некоторые из них, популярные в последние полтора – два столетия.

Либерализм и неолиберализм. Унаследовав ряд идей античных мыслителей Лукреция и Демокрита, либерализм как самостоятельное идеологическое течение сформировался на базе политической философии английских просветителей Дж. Локка, Т. Гоббса, Дж. Милля, А. Смита. Связав свободу личности с уважением основополагающих прав человека, а также с системой частного владения, либерализм заложил в основу своей концепции идеалы свободной конкуренции, рынка, предпринимательства. Основополагающим критерием оценки развития общества стала свобода личности. Ведущими политическими идеями либерализма были и остаются правовое равенство граждан, договорная природа государства, а также формировавшееся в более позднее время убеждение о равноправии соперничающих в политике профессиональных, экономических, религиозных, политических ассоциаций. С момента своего возникновения либерализм отстаивал критическое отношение к государству, принципы высокой политической ответственности граждан, религиозную веротерпимость, плюрализм, идею конституционалима. В XX в. наряду с традиционным либерализмом сформировались его направления, пытавшиеся соединить его основные ценности с тотальной опорой на государство, либо с социально ориентированными идеями, либо с представлениями, напрочь отрицавшими социальную направленность деятельности государства («консервативный либерализм») и т.д. В их числе – неолиберализм, адаптировавший традиционные ценности либерализма к экономическим и политическим реалиям второй половины XX в. важнейшим достоинством политической системы в нем провозглашалась справедливость, а правительства – ориентация на моральные принципы и ценности. В основу политической программы неолибералов (Р. Даль, Ч. Линдблюм и др.) легли идеи консенсуса управляющих и управляемых, необходимости участия масс в политическом процессе, демократизации процедуры принятия политических решений.

Консерватизм и неоконсерватизм. Консерватизм представляет собой двоякое духовное явление. С одной стороны, это психологическая установка, стиль мышления, связанный с доминированием инерции и привычки, определенный жизненный темперамент, система охранительного сознания, предпочитающую прежнюю систему правления. С другой стороны, это и соответствующая модель поведения в политике и жизни вообще, и особая идеологическая позиция со своим философским основанием, содержащим известные ориентиры и принципы политического участия, отношения к государству, социальному порядку и ассоциирующаяся с определенными политическими действиями, партиями, союзами. Как идеология, консерватизм эволюционировал от защиты крупных феодально-аристократических слоев до защиты класса предпринимателей и ряда основополагающих принципов либерализма (частной собственности, невмешательства государства в дела общества и т.д.). Предпосылкой возникновения этих базовых представлений стали попытки либералов радикально переустроить общество после Великой Французской революции (1789 г.). Потрясенные сопровождавшим этот процесс насилием, духовные отцы консерватизма – Ж. де Местр, Э. Бёрк, а впоследствии Х. Кортес, Р. Пиль, О. Бисмарк и др. пытались утвердить мысль о противоестественности сознательного преобразования социальных порядков. Консерваторы исходили из полного приоритета общества над человеком. По их мнению, свобода человека определяется его обязанностями перед обществом, политические же проблемы они рассматривали как религиозные и моральные, а главный вопрос преобразований видели в духовном преображении человека, органически связанном с его способностью поддерживать ценности семьи, церкви и нравственности. Сохранение же прошлого в настоящем способно, как они полагали, снять все напряжение и потому должно рассматриваться в качестве морального долга перед будущими поколениями. Таким образом, система воззрений консерваторов базировалась на приоритете преемственности перед инновациями, на признании незыблемости естественным образом сложившегося порядка вещей, предустановленной свыше иерархичности человеческого сообщества, а значит и привилегий известных слоев населения, а также соответствующих моральных принципов, лежащих в основе семьи, религии и собственности. Для консерваторов характерны такие политические ориентиры, как отношение к конституции как к проявлению высших принципов, убежденность в необходимости правления закона и обязательности моральных оснований в деятельности независимого суда, понимание гражданского законопослушания как формы индивидуальной свободы и т.д. В основе политического порядка, по мнению консерваторов, лежит постепенный реформизм, основанный на поиске компромисса.

В первой половине 1970-х гг. консерватизм в основном стал выступать в обличии неоконсерватизма (И. Кристол, Н. Подгорец, З. Бжезинский и др.), давшего свой ответ на экономический кризис того времени, на расширение кейнсианства, массовые молодежные протесты, отразившие определенный кризис западного общества. В условия многообразия стилей жизни, усиление всесторонней зависимости человека от технической среды, ускоренного темпа жизни, экологического кризиса и пр. неоконсерватизм предложил обществу духовные приоритет семьи и религии, социальной стабильности, базирующейся на моральной взаимоответственности гражданина и государства и их взаимопомощи, на уважении права и недоверии к чрезмерной демократии, крепком государственном порядке. Сохраняя внешнюю приверженность рыночному хозяйствованию, привилегированности отдельных страт и слоев, неоконсерваторы четко ориентировались на сохранение в обществе и гражданине чисто человеческих качеств, универсальных нравственных законов, без которых никакое экономическое и техническое развитие общества не может заполнить образовавшийся в человеческих сердцах духовный вакуум. Основная ответственность в этих условиях человеческого начала возлагалась на самого индивида, который должен был прежде всего рассчитывать на собственные силы и локальную солидарность семьи и ближнего окружения. Такая позиция должна была поддерживать в индивиде жизнестойкость, инициативу и одновременно препятствовать превращению государства в «дойную корову», в силу, развращающую своей помощью человека. В то же время государство должно стремиться к сохранению целостности общества, к обеспечению необходимых индивиду жизненных условий на основе законности и правопорядка, предоставляя гражданам возможность образовывать политические ассоциации, к развитию институтов гражданского общества, сохранению сбалансированных отношений природы и человека.

Коммунистическая и социалистическая идеология. Идеи социализма известны с древнейших времен. Первые попытки очертить этот идеал предпринимались мыслителями Нового времени Т. Мором и Т. Кампанеллой, а на рубеже XVIII–XIX вв. – утопическими социалистами А. Сен-Симоном, Ж. Фурье и Р. Оуэном. В середине XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс дали теоретическое обоснование социализма, интерпретируя его как определенную фазу исторического становления более отдаленного этапа развития общества – коммунизма. Внутренняя противоречивость марксистского учения обусловила различные варианты его политико-идеологической эволюции. Так, В.И. Ленин разработал учение об этапах социалистической революции, о сломе «буржуазно-государственной машины», «диктатуре пролетариата», партии «нового типа», ведущей общество к «высотам коммунизма». Впоследствии ленинский фундаментализм послужил основой для возникновения сталинского режима, теоретики которого, выдвинув идею об усилении классовой борьбы по мере социалистического строительства, создали идейную основу для обеспечения общественных преобразований средствами террора и геноцида гражданского населения. Еще одна попытка строительства социализма была предпринята в Китае. Мао Цзэдун (отсюда маоизм) взял за основу сталинскую идею о необходимости борьбы с внешними и внутренними врагами, раскрасив ее теорией «партизанской борьбы», сделавшей маоизм весьма популярным в ряде стран Индокитая, Африки и Латинской Америки. При этом главной исторической силой движения к социализму стало крестьянство, призванное «перевоспитывать» интеллигенцию и другие слои населения в революционном духе. Другая, эволюционистская (или ревизионистская) линия марксизма связана с деятельностью К. Каутского, А. Бебеля, Э. Бернштейна, которые позитивно трактовали роль государства (демократической республики) в становлении социально справедливого общества, утверждали приоритет мирных средств достижения целей, классового примирения. Эти основные идеи и подходы реализовались со временем не только в политическом движении социал-демократии, но и в политике ряда государств (например, Югославии), стремившихся укрепить социалистический строй без присутствия иностранных государств, ориентировавшихся на мирное сосуществование с капиталистическими государствами и т.д. Во второй половине XX в. появились идеи еврокоммунизма (объединить коммунизм и социал-демократию – М. Адлер, Г. Петрович, П. Тольятти и др. – «гуманистический марксизм»). Кроме того, разрабатывались идеи «экологического» и «христианского» социализма и т.д.

История наряду с общегуманистическим содержанием социализма выявила и его пороки. Так, оказалось неприемлемо отношение социалистов к экономическому неравенству индивидов, к конкуренции и т.п., обусловленных различиями в способностях, в образовании и т.д. Желая исправить «несправедливость» общества, социалисты пытались заменить их механизмами нетрудового распределения доходов, политическим регулированием экономических процессов, признавали необходимым сознательное установление государством принципов и норм социального равенства. Поэтому в идеологии социализма государство всегда возвышалось над индивидом, сознательное управление – над эволюционным ходом развития общества, политика – над экономикой.

Социал-демократия. Наибольшее влияние на общественное сознание в XX в. (в основном в европейских странах) оказала социал-демократическая идеология, явившаяся ветвью социалистической идеологии, отколовшейся в начале века в связи с собственными оценками Первой мировой войны и большевистской революции в России. На протяжении всего существования она отстаивала приоритеты социального и межгосударственного мира и связывала идеалы справедливого общественного устройства с принципами свободы и трудовой солидарности. Представления о постепенном реформировании буржуазного общества неразрывно соотносились в ее доктрине с отказом от классовой борьбы (взамен – социальное партнерство), с принципами народовластия, социальной защищенности тружеников и поощрением рабочего самоуправления («государство всеобщего благоденствия»).

Фашизм сегодня понимается двояко. Одни ученые понимают под ним конкретные разновидности политических идеологий, сформировавшихся в Италии, Германии, Испании в 1920–1930-х гг. и служивших популистским средством выхода этих стран из послевоенного кризиса. Родоначальником фашизма был лидер левого крыла итальянских социалистов Б. Муссолини. Его теория, базировавшаяся на элитарных идеях Платона, Гегеля и на концепции «органистского государства» (оправдывающей агрессивные действия властей во имя блага преданного ему населения), проповедовала крайний национализм, «безграничную волю» государство и элитарность его политических правителей, прославляла войну и экспансию. Характерной особенностью фашизма был национал-социализм А. Гитлера. Немецкая версия отличалась большей долей реакционного иррационализма («германский миф»), более высоким уровнем тоталитарной организации власти и откровенным расизмом. Использовав идеи расового превосходства А. Гобино, а также ряд положений философии И. Фихте, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, теоретики германского фашизма построили свою идеологию на приоритете социальных и политических прав мифического народа – «ариев». В соответствии с признанием его привилегированности была провозглашена политика поддержки государств «культуро-созидающих рас» (немцев, англичан, шведы…), ограничения жизненного пространства для этносов, «поддерживающих культуру» (славяне, жители некоторых государств Востока и Латинской Америки), и беспощадного уничтожения «культуро-разрушающих народов» (негров, евреев, цыган). Здесь государству отводилась уже второстепенная роль, а главное место занимала раса, защита целостности которой предполагала и оправдывала политику экспансионизма, дискриминации и террора.

Конкретно-исторические трактовки фашизма позволяют увидеть его политические очертания помимо названых государств также во франкистской Испании, Японии 1930–1940-х гг., Португалии при А. Салазаре, Аргентине при президенте Перроне (1943–1955), Греции конца 1960-х гг. («режим черных полковников»), в отдельные периоды правления в Южной Африке, Уганде, Бразилии, Чили. Его наиболее характерные черты зримо проявляются в таких идейных разновидностях, как неонацизм (базирующийся на принципах расовой чистоты и идеале сверхчеловека), национал-либерализм (сохраняющий те же идеи расистской богоизбранности и этнического гегемонизма, но более терпимо относящийся к индивидуализму и ряду других буржуазных ценностей) и неофашизм (в котором отсутствуют представления об этническом мессианстве, но вместе с тем отрицается и философия индивидуализма, главное значение придается здесь идеям «почвы», народа, патриотизма, лежащие в основе «естественного государства» с «беспощадным правительством»). В рамках такого подхода характеристика фашизма непосредственно связывается с описанием разного рода националистических и особенно тоталитарных режимов. С другой точки зрения фашизм интерпретируется как идеология, не имеющая определенного идейного содержания и формирующаяся там и тогда, где и когда в идейных и практических устремлениях политических сил на первый план выступают цели подавления демократии, а жажда насилия и террора подчас заслоняет идеи захвата и использования власти. Политическая линия такого движения неразрывно связана с идеями превосходства тех или иных расовых, этнических, классовых, земляческих и иных групп общества, агрессивностью политических требований, чертами национального милитаризма, апелляцией к низменным человеческим чувствам и предрассудкам.

Идеологический дискурс. Так обозначается взаимодействие идеологий на политическом пространстве.

Роль духовных факторов в политике отнюдь не ограничивается воздействием на людей идеологических доктрин и программ. Немалое значение имеет и политическая психология – совокупность по преимуществу эмоционально-чувственных ощущений и представлений людей о политических явлениях, складывающихся в процессе их политического поведения и непосредственного взаимодействия с институтами. Без сомнения, она играет важнейшую роль в политическом процессе. Например, многие люди, выстраивая свою деятельность, несмотря ни на какие факты, уверяют себя в том, что они поступили правильно, выбрали лучшее из возможных решений. К таким же фактам психического искажения относится и восприятие человеком реальности на основе умозрительной схемы (прототипа). В силу такого запрограммированного восприятия вся новая информация интерпретируется им уже на основе заранее сконструированного подхода. Опыт показал, что свои политические роли по-разному осуществляют экстраверт и интроверт, романтик и рационалист, люди, склонные к насилию или человеколюбию, конформизму или нонконформизму и т.д. Политическая психология большое внимание уделяет роли иррациональных механизмов, играющих тем большую роль, чем меньше человек понимает суть и принципы политических событий. Более того, в определенных условиях физиологические чувства способны вообще вытеснить все другие формы оценки и регуляции поведения. Например, голод или страх могут вызвать мятежи, бунты или революции. Но в ряде случаев социальные чувства способны преодолеть влияние социальных влечений. Так, актуализированная потребность в порядке, дисциплине, сплочении в жестко управляемую общность может помочь преодолеть людям неуверенность в себе и разочарованность в о власти.

Из истории известно, что многие правители специально возбуждают в людях иррациональные чувства, используя их для усиления приверженности властям и идеологическим доктринам. Нацисты, в частности, использовали для этих целей разнообразные театральные сборища, ночные факельные шествия, сложную политическую символику – все это своей таинственностью и величием должно было помочь им сформировать безотчетное поклонение обывателей фюреру и рейху. Целям активизации подсознательных чувств и эмоций может служить и чрезмерное насаждение в обществе монументальной скульптуры, устройство пышных политических церемоний и ритуалов, а также другие действия властей, добивающихся такими методами повышения политической лояльности граждан.

Важнейшей особенностью политической психологии является ее способность формировать различные политические субъекты, прежде всего «массы» и «толпы», осуществляющие такие акции, как бунты, революции, митинги, шествия, восстания, захват зданий и т.д. Так, Э. Канетти связывает возникновение массы с растущими у людей чувствами солидарности и страха. Сугубо психическими основами обладает и толпа, в которую превращается группа людей в силу совместно испытываемого ими какого-то эмоционального, резко переживаемого фактора (вызывающего массовое состояние гнева, радости, агрессии и т.д.). Известный русский ученый В.М. Бехтерев подчеркивал, что взаимовнушение и самовозбуждение людей гораздо в большей степени движут поведением толпы, нежели какие-либо провозглашаемые ею идеи. Толпы не возникают для уравновешивающих действий, они импульсивны, изменчивы и раздражительны, нетерпимы к сторонним воззрениям, управляются бессознательным началом, податливы внушению и легковерны, односторонни и склонны к преувеличению оценок и событий. Постоянно поддерживаемый наплыв эмоций, как правило, обусловливает одномерность мышления и действия толпы. Если в жизни человек может принадлежать к разным группам, то в толпе – только к одной, поскольку в ней человек не имеет противовесов, он увлечен силой объединения. Толпа не терпит ни размышлений, ни возражений. Нормальное состояние толпы, натолкнувшееся на препятствие, – это ярость. В то же время тот или иной фактор (внезапное событие, выступление яркого оратора) способен изменить состояние толпы новым внушением, заразить ее свежими эмоциями. Предоставленная же сама себе, она быстро утомляется, сникает и стремится к подчинению любым призывам.

Политическое поведение является важнейшей внешней формой выражения места и роли политической психологии в сфере политики. Именно здесь психология выступает и как механизм, и как специфический фактор человеческой активности в политической жизни. Причем прежде всего в мотивации поведения политических субъектов психология выявляет свой преобразующий потенциал, способствует изменениям процессов и институтов.

В настоящее время в науке сформировалось несколько точек зрения на природу и сущность политического поведения. Значительная часть ученых исходит из того, что политическое поведение – это совокупность всех действий (акций и интеракций), осуществляющихся в политической сфере и различающихся по степени своего влияния на власть. Весьма распространенна и ситуационная трактовка политического поведения, акцентирующая внимание на внешних по отношению к человеку факторах, влияющих на содержание его действий. Как правило, речь в таком случае идет о физической, органической и социальной среде. В связи с этим пониманием Р. Мертон ставит вопрос о различных способах адаптации к внешней среде: конформизме, означающем принятие человеком сложившегося порядка вещей, инновации, предполагающей сохранение активности и самостоятельности позиции человека по отношению к окружающей среде, и ритуале, выражающем символическую и некритическую позицию человека по отношению к внешним условиям деятельности. Ряд ученых при характеристике политического поведения делают акцент на субъективных намерениях человека, проявляющихся в его действиях. Так, М. Вебер выделял в связи с этим целе-рациональные, ценностно-рациональные, аффективные и традиционные действия, имеющие место в политической сфере. Указанные подходы дают возможность определить политическое поведение как всю совокупность субъективно мотивированных действий разнообразных субъектов (акторов), реализующих свои статусные позиции и внутренние установки. В большинстве своем поведение актуализирует различные формы осознания людьми своих потребностей и интересов. В этом смысле З. Фрейд считал, что людьми движет удовольствие, Т. Адорно – могущество, А. Унгерсма – смысл, а д. Доллард и В. Миллер – фрустрации (досада и разочарование, возникающие в результате обнаружившихся препятствий для удовлетворения интересов). Известный американский ученый А. Маслоу в 50-х гг. сформулировал классический перечень иерархиизированных потребностей человека, лежащих в основании его практических действий: физиологические потребности, потребность в безопасности (уверенность, стабильность, свобода от страха), в любви, признании и самоутверждении, а также самореализации.

Разнообразие областей политической жизни, множественность ролей и функций индивидов и групп в сфере отношений с государственной властью породили множество типов политического поведения. Так, идейно сориентированные поступки граждан, как правило, относятся к автономному типу политического поведения, отражающему относительно свободный выбор людьми политических целей и средств их достижения. Этот тип поведения противостоит мобилизованным формам активности, характеризующим вынужденность совершаемых человеком поступков под давлением внешних обстоятельств (силовых структур, партийных органов, силы общественного мнения). Там, где воздействие идеологии стимулирует рутинные, часто повторяющиеся мотивы и действия граждан, принято выделять традиционные формы политического поведения и противостоящие им инновационные способы практического достижения политических целей. Однако наибольшим практическим значением для организации политических порядков обладают формы поведения, которые соответствуют общепринятым в политической системе ценностям и нормам «политической игры», т.е. нормативные формы политического поведения. В то же время самым проблематичным является урегулирование и контроль за отклоняющимися от принципов и норм политических отношений политическими действиями, или девиантного поведения.

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 834 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Слабые люди всю жизнь стараются быть не хуже других. Сильным во что бы то ни стало нужно стать лучше всех. © Борис Акунин
==> читать все изречения...

573 - | 536 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.