Лекции.Орг


Поиск:




Вопрос №28. Модель трех капитализмов в России.




 

Можно выделить три попытки внедрения капитализма в России: 1) первый дореволюционный капитализм - с 1861 по 1917 г.; 2) второй постреволюционный - с 1921 по 1929-1934 гг. (нэп); 3) третий постсоветский - с 1989 г. по настоящее время.

Это не фазы! Почему?

Если мы рассматриваем несколько стадий какого-либо процесса или развития какого-либо общества, то обязаны подразумевать следующие обязательные признаки:

а) между различными фазами одного и того же процесса должна быть преемственность во времени, означающая, что следующая фаза продолжает развиваться с того момента, на котором остановилась предыдущая, либо продолжает решать те задачи, которые не успела решить предыдущая стадия развития;

б) все стадии одного процесса, если он обладает признаком развития, должны иметь восходящую линейную (в отдельных ситуациях циклическую) направленность. Иными словами, социальное развитие должно называться прогрессом, т.е. постепенным восхождением от низших к высшим стадиям;

в) между различными стадиями восходящего процесса должна сохраняться поколенческая преемственность живых носителей традиций и норм. Это означает, что если между двумя соседними стадиями выпало несколько поколений людей и разорвалась живая эстафета передачи накопленных знаний, социального опыта и традиций, то неправомерно говорить о том, что перед нами две стадии одного процесса.

I период: Дореволюционный и самый длительный по времени капиталистический опыт изобиловал громадным количеством и ошибок, и успехов. По валовому национальному продукту Россия догоняла передовые страны и вошла в первую пятерку мира. Но по ВНП на душу населения она влачилась в самом хвосте не только передовых, но и развивающихся стран. Такова были правда 1913 г. Как известно, войны больнее всего бьют по наименее развитым странам, стало быть от первой мировой войны России досталось больше других. Она вышла из нее к революции 1917 г. с максимальными потерями: политический кризис, коллапс экономики, социальная аномия, голод, невиданная активизация радикальных движений.

Россия не выдержала испытания капитализмом и объективно не могла выдержать. Она слишком поздно вступила на эту стадию. Октябрьская революция — плата за историческую нерасторопность. Революции происходят у всех, кто много смотрит по сторонам или долго собирается в дорогу.

Надо заметить, что переход от одного строя к другому - к капитализму либо социализму - происходил в России в точке экономического спада и политического кризиса. Доведенная до отчаяния страна жаждала новый строй как чудо, как спасительный свет в конце тоннеля. Ничего подобного в нормальных странах не происходит. Исторические переходы между формациями происходят совершенно незаметно - через постепенное изменение традиций, образа жизни, уклада хозяйства, мотивации и стереотипов поведения. Он не должен ощущаться как катастрофа или вселенское потрясение. Он не должен планироваться, и к нему нельзя готовиться как празднику.

Что дал стране нэп? Политическое и экономическое оживление. Оживление, перешедшее в опьянение. Свободой в России не умеют наслаждаться, как наслаждаются высокосортным напитком. Свободой у нас напиваются. Нэп не только оживлял, нэп развращал. Одновременно с обуржуазиванием в одной части общества происходило обнищание в другой. Недовольство нэпом вылилось в недовольство советской властью. Многие открыто негодовали. Великий поворот 1929 г. случился не на пустом месте. Поворот от капитализма к социализму произошел во многом " по просьбе трудящихся ". Но по просьбе трудящихся произошла и Октябрьская революция 1917 г.

Сворачивание нэпа и возврат к идеалам социализма в 30-е годы происходил под всеобщее одобрение народных масс. Это очень важный момент. Правительство Сталина умело подготовило общественное мнение. Даже ленинское правительство, не говоря обо всех других российских правительствах, не пользовалось такой поддержкой масс. Сегодня, взирая на далекое прошлое, мы как бы понимаем, что 1929 г. Был трагическим поворотом к прошлому, но тогда он рассматривался как единственно1 возможный вариант движения к будущему.

Заметим еще одну особенность трансформационных скачков России. Переход от феодализма и социализма к капитализму всякий раз происходил мирным путем и не требовал человеческих жертв. Напротив, обратный переход от капитализма к социализму сопровождался уничтожением миллионов людей, кадровыми чистками, лагерями,принудительным трудом, напряжением всех сил нации. Сравнивая трансформационные скачки России к капитализму и обратно, можно обнаружить ряд других тенденций. В частности, каждая попытка построения капитализма и социализма в России происходила "сверху" - через политику, а не культуру. Так проявляет себя неорганическая модернизация. Кроме нее существует органическая, но то сказка не про нас.

Два типа модернизации - органическая и неорганическая - по существу два типа исторической судьбы страны. Первая удачная, вторая неудачная.

Однако в отличие от первых двух периодов на нынешнем этапе заметны определенные подвижки. III период: Прежде всего значительно изменился уровень грамотности населения, возросла доля интеллигентных и полуинтеллигентных слоев, ориентированных на более прогрессивные модели экономического поведения. Гораздо быстрее, чем прежде, происходит вытеснение старых консервативных слоев общества новыми прогрессистскими поколениями молодежи. Каждое новое поколение молодежи, все больше ориентирующееся на рыночные ценности, сменяет предыдущее, опять же молодежное, через более короткий промежуток времени. В российском обществе сформировался новый тип конфликта между отцами и детьми: первые ориентированы больше на социализм, вторые - на капитализм. Он уже встречался в 20-е годы и вылился в трагедию Павлика Морозова. Правда, тогда вектор ориентаций был противоположным: старшие выступали за капитализм, а младшие за социализм.

Каждая попытка построения капитализма проходила через обязательный период первоначального накопления или, выражаясь иначе, период первоначального ограбления страны. Он сопровождается резким обогащением небольшой (1-3%) части населения и обнищанием остальных, ростом преступности, теневой экономики, ослаблением монополии государства на законное применение насилия. Выходом из последнего часто выступало дополнительное "закручивание гаек", которое неотвратимо наступало после того, как ослабленное государство осознавало свое политическое банкротство.

Все попытки построения капитализма происходили на фоне ухудшения материального положения населения и оплаты труда. Дешевая рабочая сила, сохранявшаяся на каждом этапе, не позволила капитализму перерасти в цивилизованную фазу, которая, если рассматривать экономические показатели, характеризуется высокой оплатой и высокой производительностью труда. Дешевый труд сопровождается всегда низким качеством продукции, непритязательным потребительским спросом, отсутствием института профессионального труда и развитой системы правовых гарантий занятости. В результате ни одна из попыток построения капитализма, прежде чем ее не смела история, не завершилась созданием прочного среднего класса рыночного типа.

Каждая попытка построения капитализма в России происходила по модели догоняющего развития и второго эшелона. За тысячу лет место страны в мировой системе разделения труда не претерпело качественных изменении: страна оставалась сырьевым придатком Запада, если судить по структуре экспорта.Она не стала экспортером наукоемких технологий. Отсюда вытекает закономерность: каждая попытка построения капитализма будет сопровождаться крупными иностранными заимствованиями, дефицитом госбюджета, нехваткой внутренних инвестиций, нерациональным (хищническим) потреблением природных ресурсов страны.

Переход от социализма (вначале от феодализма) к капитализму можно интерпретировать как переход от нерыночного общества к рыночному. Феодализм и два социализма можно трактовать в качестве модификации одного экономического уклада, поскольку некоторые ученые считают, что социализм и есть вариант феодализма. Тогда история России последней тысячи лет - это история противоборства двух типов обществ - нерыночного и рыночного, и соответствующих им а) систем управления - администрирования и менеджмента, и б) двух типов идеологии - славянофильства и западничества. Последние можно коротко характеризовать как два типа экономической ориентации: славянофильство ориентировано на нерыночную экономику, а западничество - на рыночную.

Петровская эпоха именуется временем господства торгового, но не промышленного капитализма. Последнему взяться еще было неоткуда. М. Туган-Барановский, проанализировавший генезис отечественного капитализма в знаменитом двухтомнике "Русская, фабрика", указал на ряд факторов. Прежде всего дефицит кадров – нехватка рабочего класса, без которого невозможен капитализм. Население России в подавляющем большинстве состояло не просто из крестьян (это было бы еще полбеды), а из крепостных крестьян, которых надо расценивать как исторически отживший тип работника. Он не соответствовал не только капитализму, а даже феодализму, если последний очерчивать по европейским меркам. Отсюда удивительный национальный феномен - фабричные работники, состоявшие исключительно из крепостных крестьян. На европейские фабрики приходили формально свободные наемные работники из разорившихся крестьян, ремесленников, городской бедноты. Для российского капитализма история не подготовила самой необходимой предпосылки - свободный наемный труд.

Поскольку опереться на хилые капиталы русского купечества в эпоху петровской индустриализации не удавалось, первыми промышленниками в большинстве случаев становились дворяне. Причем вовсе не добровольно. Выгоду от строительства фабрик при своих усадьбах русское дворянство почувствовало только в XIX веке, когда уже было поздно (его опередило возмужавшее купечество). В промышленники дворян царь назначал своим приказом. Сильная промышленность нужна была России для ведения активной, временами захватнической внешней политики. Страна нуждалась в мощном военно-промышленном комплексе. Его создавали сверху, принудительно, на государственные деньги, за счет государственных назначений - одних в управляющие, других в подчиненные. Вот когда начинает формироваться российская номенклатура.

Как только мы не пинаем ее. Но задумаемся, сколько и скольких ей пришлось вынести. Если хотите, номенклатура и бюрократия - становой хребет русской истории, гарант стабильности общества. Номенклатура вынесла на себе бремя феодализма, трех капитализмов и неизвестно еще скольких социализмов. Она, а не средний класс, выступала у нас стабилизатором социального развития.

Поскольку мощная административная система в России сложилась еще до петровских реформ, то строить капитализм царю можно было только опираясь на такой фундамент. Возглавляли административную систему с XVIII по XX век первые лица государства (цари, генсеки, президенты), а служилые люди - дворянство, советские партработники из бывших рабочих и крестьян, нынешние интеллигенты-демократы, - являлись верными проводниками принимаемых наверху управленческих решений. Кто кем правил - монарх аппаратом или чиновники своим начальником, - неизвестно. Но ни один российский монарх, как бы ни называлась его должность, никогда не шел против своего аппарата. Не пошли против его Петр I и Екатерина II, возводившие здание капитализма в недрах феодализма. Им нужна была мощная вертикальная опора, таковой оказалось русское дворянство. Такова еще одна национальная особенность.

 

Можно ли на таком основании причислять Россию к странам третьего мира или развивающимся странам? Можно, если за основу брать концепцию запаздывающего раз-вития. В плане построения капитализма Россия действительно всегда опаздывала, т.е. была страной догоняющего развития. Но в плане второй составляющей исторического развития, социализма, Россию надо причислять к странам опережающего развития. Почему? Социализм мы испробовали раньше других стран. Швеция и США только сейчас начали строить полусоциалистическое, полукапиталистическое общество, а мы его испробовали на полстолетия раньше. Можно оценивать негативно российский эксперимент, а можно считать его величайшим достижением. Если нерыночная ориентация есть точно такая же составляющая национального менталитета, как и рыночная, то мы объективно должны переходить от капитализма к социализму и обратно.

И вообще, историческое развитие России принципиально отличается от западного своей нелинейностью. Развитие тысячелетней России - колебания между двумя полюсами - рыночным и нерыночным, ибо в национальном менталитете на равных сосуществуют обе составляющие: коллективизм и индивидуализм. Однако колебания от одной крайности к другой Россия совершает по восходящей. Каждый новый социализм и каждый новый капитализм чуть лучше, цивилизованнее предыдущих. Хотя на каждом следующем витке наблюдается множество откатов, отступлений от завоеванных ранее позиций. Движение по принципу "шаг вперед, два шага назад" — участь любой страны, которая переходит к следующей стадии рыночного развития через свою противоположность - через возвращение к нерыночному. И наоборот.

В российской модели развития получается так: для того чтобы подняться на более высокий уровень капитализма, надо перейти к социализму, а для того чтобы подняться на ступеньку вверх по пути социализма, надо перейти к капитализму. Поскольку наше общество проделывало это неоднократно, то с определенной долей уверенности можно говорить о том, что выявилась определенная тенденция, если не сказать закономерность.

Ни одна страна мира подобной модели не придерживается. Западная Европа и США взбираются по лестнице капитализма, минуя одну ступеньку за другой. Им не надо перепрыгивать на другую лестницу. У России особая стать. Она не как все. Эту непохожесть можно интерпретировать на манер марксистской диалектики, указав на то, что любое развитие происходит через борьбу противоположностей, снятие этой противоположности. Или что развитие есть отрицание отрицания: продвигаясь вверх, капитализм отрицает социализм как свою противоположность, а социализму приходится отрицать капитализм, прежде чем пройти вперед. Обе противоположности обойтись друг без друга не могут. И вряд ли уже когда смогут, если учесть, что за ними кроется не прихоть судьбы, а историческая закономерность. Две составные части национального менталитета - коллективизм и индивидуализм - не изжить и не вытравить. Каждая из них находит для себя наиболее подходящий способ самовыражения - соответствующий ей экономический уклад (социализм и капитализм), соответствующий идейный уклад (славянофильство и западничество), соответствующий тип управления (администрирование и менеджмент).

Единство противоположностей - историческая судьба России, ее особенная диалектика. В 80-е годы мы подошли к пику развития: социалистическое соревнование, выродившееся в настоящую показуху, товарищеская взаимопомощь, под которой часто скрывалась круговая порука. Коллективизм исчерпал свою историческую миссию, его содержание выхолостилось. Социализм в начале 90-х годов плавно перешел в капитализм. Многие вздохнули с облегчением: наконец-то не надо притворяться коллективистами.

Но умер ли коллективизм? Стоило капитализму в середине 90-х годов немножко занемочь, перестать активно работать на благо общества, как всех охватила- ностальгия по прошлому. Нынешние недостатки мы немедленно стали сравнивать с прошлыми достижениями - бесплатным образованием и здравоохранением, гарантированной работой и средним гарантированным доходом, широтой души и гостеприимством, социалистическим интернационализмом, - которые прежде далеко не всегда считали достижениями. Как только мы привыкаем к определенному набору социальных ценностей, не проблематизируем их, как тут же перестаем ценить и вслед за этим наступает неотвратимая расплата - мы теряем их. Такое тоже входит в составную часть нашего менталитета. Вопрос, когда мы станем вновь коллективистами, есть всего лишь вопрос времени.

 

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-12; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 762 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Стремитесь не к успеху, а к ценностям, которые он дает © Альберт Эйнштейн
==> читать все изречения...

559 - | 581 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.