Лекции.Орг
 

Категории:


Теория отведений Эйнтховена: Сердце человека – это мощная мышца. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы...


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М

Остался в моей памяти « МУРМАН - КРАЙ ЗЕМЛИ СОВЕТСКОЙ». 8 страница



Мы, в отличие от вас, дорожим этой честью и выполняем все ее пункты. Но если впредь увижу пакостные надписи и плакаты, или провокации против нас, больше предупреждать не буду. Я свои обещания всегда выполняю в полном объеме.

Не солоно хлебавши, они убыли во свояси, Видимо они убедились в серьезности моих предупреждений. До самого выхода полка из Чехословакии ничего подобного не повторилось. В действенности подобного убеждения на некоторых гонористых руководителей я убедился несколько раньше.

Километрах в полутора от размещения управления нашего полка, в низине, на лесной поляне, размещался какой-то маленький заводик. На крыше одного из цехов завода, двух метровыми буквами было написано: «Брежнев и Косыгин - фашисты». Оно явно было предназначено для нас. Написано на русском языке. Видно, как на ладони. Посланному на завод пропагандисту полка Горяинову Георгию Трофимовичу, чванливый директор завода ответил: «Не мое дело лазить по крышам стирать надписи каких – то балбесов. Мвло ли кто что пишет. Может они и правы» Не посылать же туда танк, чтобы убрать этот пасквиль. Выход подсказал начальник клуба капитан Нагуманов Анатолий Хамракулович. Он предложил оставить этого директора вместе с заводом без воды. Благо, водопровод снабжающий его водой, проходит через охраняемую нами территорию. Я приказал полковому инженеру майору Коломийцу перекрыть краны этого водопровода, выставить охрану и никого постороннего к ним не допускать без моего личного распоряжения. Начальнику КПП приказал, без моего разрешения никого из этого завода, директора тоже, на территорию части на пропускать. Пытавшиеся пройти водопроводчики были отправлены назад. Узнав из КПП , что ко мне прорывается директор и зачем, я ответил : « Не мое дело обеспечивать его водой». Понервничав и поняв свою ошибку, он вернулся на завод, гудроном закрасил написанное, пришлось разрешить допуск его водопроводчиков к кранам.

А вот вам пример воздействия фальшивой антисоциалистической, антисоветской пропаганды даже на бывших красноармейцев, награжденных советскими орденами за защиту советской власти.

В один вечер встреч с чехословацкими гражданами, ко мне подошла хозяйка кафе и попросила посетить её больного отца по очень важному делу.

Закончив беседу с посетителями, я поднялся на второй этаж в комнату к больному. Оказалось, этот пожилой семидесятилетний чех – участник Великой Октябрьской революции и гражданской войны в России, воевал в рядах Красной Армии, правительство СССР наградило его боевым орденом Красного Знамени. Несколько раз был ранен в боях за советскую власть, власть трудового народа. Всю сознательную жизнь на родине, в Чехословакии боролся за дружбу с Советским народом, в годы ВОВ в рядах коммунистов боролся против фашистских оккупантов, одним из первых встречал советских танкистов освободивших Прагу в 1945 году от немецко – фашистских войск. Активно боролся за построение социализма в своей стране, всегда преклонялся перед подвигом Советских людей идущих в авангарде такого строительства. Всегда был нашим большим другом.

И вот этот, заслуженный перед нашей страной человек, со слезами на глазах. После ответа на моё приветствие задает тот же вопрос что и враги его народа, контрреволюционеры: «Зачем Вы оккупировали мою Родину? Разве наши страны враги друг другу? Если враги – то я хочу вернуть Вам орден Красного Знамени. Которым я был награжден, Советским правительством. Когда наши страны были друзьями!»

Вопрос об оккупации Чехословакии им внушила контрреволюционная пропаганда, причем оккупации Советскими войсками, Советским Союзом, по воле и решению КПСС и Советского правительства.

Для врагов социализма, провоцирующих подобные вопросы, мы знали, что и как сказать и как ответить. А вот как ответить кавалеру Советского боевого ордена, настоящему другу нашего народа, простому Чехословацкому труженику с честной, преданной делу социализма душой, от всего сердца верившего в нерушимость Советско – Чехословацкой дружбы? Как, чем, какими доказательствами убедить его в том, что мы были и остаемся, настоящими верными друзьями трудового народа Чехословакии? Что именно поэтому пришли в их страну помочь народу отстоять свою народную власть, свои человеческие права, свой пролетарский уклад жизни? Помочь без кровопролития спасти ее от действительной оккупации войсками западных империалистических держав. от ликвидации Чехословакии как самостоятельного социалистического суверенного государства?

Насчет принятия от него ордена, который он вытащил из прикроватной тумбочки, я ему объяснил, что я не уполномочен своим правительством на эти действия. Это полномочия тех, кто имеет право вручать ордена и уполномоченных на это дипломатов. А вот доказать ошибочность его убеждений, построенных на базе западной пропаганды, неправильных выводах о наших целях и задачах, а отсюда и его действиях было моей прямой обязанностью. Старик оказался довольно грамотным, смышленым, объективным в оценках действий и событий, всей душой болел за свою страну, за дело её народа и тяжело переживал ухудшение отношений между нашими странами. Мы быстро нашли «общий язык» на принципах марксизма – ленинизма и последовательно рассмотрели все волнующие его вопросы. К концу нашей двухчасовой беседы на русском языке, который он неплохо понимал, он согласился с оценкой и состоянием положения в их стране, которую дали социалистические страны на совещаниях в Варшаве, Братиславе, в Чьерне - над – Тисой. С тем, что отход партийного руководства и правительства ЧССР в т. ч. и Дубчека, от основополагающих принципов марксизма – ленинизма на оппортунистические позиции, развертывание компании так называемого «исправления ошибок компартии и широкой либерализации общества», фактически стало ширмой для анти социалистической, антинародной, антисоветской контрреволюционной деятельности контрреволюционных элементов поддерживаемых западом.

Им под фальшивым лозунгом о «чистой демократии», о «свободе слова», «демократическом гуманном социализме», антисоветской ложью и клеветой удалось одурманить часть населения Чехословакии, не получая отпора от руководства Компартии ЧССР. А новая тактика «тихой революции» врагов социализма обманула многих из руководства КПЧ в т. ч. и Дубчека, позволила им овладеть средствами массовой информации. Началась бурная подрывная деятельность против Компартии Чехословакии, ее идейного разоружения, очернения марксизма – ленинизма, стремления отстранить КПЧ от власти. Как на дрожжах выросло огромное количество антисоциалистических клубов и организаций типа «Клуб-231», «клуб беспартийных активистов», «кружок независимых писателей» и сотни других, повели оголтелую антикоммунистическую агитацию, борьбу за захват власти и отрыв ЧССР от социалистического лагеря. Эти организации создали в стране атмосферу запугивания, «морального террора», травли честных тружеников и коммунистов. Непоследовательность в реализации основных задач экономического развития и отход руководства от важнейших принципов марксизма – ленинизма создали благоприятную почву для активизации антисоциалистических сил, которые в 1968 1969 г.г. попытались при поддержке империалистических кругов Запада совершить политический контрреволюционный переворот с целью реставрации буржуазного строя в Чехословакии. На неоднократных совещаниях руководителей партий и правительств социалистических стран участников Варшавского договора, руководители ЧССР во главе с Дубчеком обещали обуздать контрреволюционеров, защитить основы социализма в стране. Но положение быстро и резко ухудшалось. Руководители КПЧ и правительство ЧССР выпустили бразды правления из своих рук, фактически утратили управление и руководство страной. Над Чехословакией нависла угроза потери основ социализма, неспособности своими силами защитить эти основы. В этих условиях многие члены ЦК КПЧ и Правительства ЧССР, депутаты Национального собрания поняли, что внутренними силами уже нельзя остановить надвигающуюся контрреволюцию, обратились к руководящим органам братских партий социалистических стран с просьбой оказать Чехословацкому народу помощь в деле защиты социализма.

Разгул антисоциалистических сил а Чехословакии, поддерживаемый империалистическими силами запада, поставил страны Социалистического содружества перед выбором: либо позволить реакции столкнуть ЧССР с социалистического пути и открыть реваншистам путь на восток, поставив под угрозу и смертельный удар завоевания Социализма и итоги Второй мировой войны; либо всей мощью сил и идей Социалистического содружества защитить социалистический строй в Чехословакии. Отбросив, прочь все притязания наследников Гитлера, в т. ч. и на Судетские земли, а так же протянуть руку помощи братской компартии, упрочить ее роль в дальнейшем социалистическом развитии страны.

Подлинные коммунисты – интернационалисты могли избрать только второй путь. На совещании Политического Совета всех стран участниц Варшавского договора было принято решение оказать помощь Чехословацкому народу и защитить завоевания социализма путем ввода в их страну войск пяти стран Социалистического содружества – СССР, Польши, Венгрии, Болгарии и ГДР. Это был не акт «оккупации», а фактор, обеспечивающий спокойствие и стабилизацию, не допускающий контрреволюционного переворота. Войска будут немедленно выведены, как только положение в Чехословакии нормализуется и исчезнет угроза социалистическому строю.

Мой собеседник извинился за то, что считал нас «оккупантами» на мотив запада, поблагодарил за то, что я «открыл ему глаза» на действительное положение дел. Обещал разъяснять цели нашего пребывания в их стране своим товарищам. Орден спрятал в тумбочку.

Не смотря на круглосуточную занятость служебными делами, удавалось иногда и на отдых вырвать, какой-нибудь час-полтора. Лучшим отдыхом для меня была рыбалка. Посидишь с удочкой какой-то час на берегу озера или речки, отключившись от повседневной суеты и забот, подышишь свежим воздухом, полюбуешься окружающим тебя лесом и растительностью, да еще удачно поймаешь рыбешку, вот тебе и новый заряд энергии на целую неделю, а то и больше. А что обязательно поймаешь, не было ни какого сомнения. Озера, в этом заповедном западно-чешском крае наполнены как аквариумы. Прямо на поверхности озера, от берега до берега, плавают целые стада карпов всех возрастов - от мальков до десятилетних особей. Перед твоим взором мелькают черные- черные спины и белые плавники резвящихся гигантов 8-10 килограммов весом. Рыбная ловля здесь, по своей трудоемкости и ее результатам, резко отличается от рыбалки на наших украинских прудах и реках. Там нужно было неделями готовить снасти привады, приманки, подкормки, искать где-то и заготавливать червей, подгадывать хорошие погодные условия для клева рыбы и многое другое , и сам процесс рыбалки растягивался на целые сутки, а иногда вызывал раздражение т.к. частенько отсидев сутки у воды возвращаешься с пустыми руками. Здесь же берешь спиннинг с леской, толщиной в 1 мм и якорем тройником чуть ли не со столовую ложку величиной, подсак с садком вот и все. А процесс ловли сам по себе больше похож не на ловлю-подсечку вываживание, а на выгребание рыбы из емкости или бочки. Состоит он вот в чем, подождешь, пока подплывет к тебе на близкое расстояние стая крупной рыбы, забросишь в центр ее тройник, рывком подсечешь, а вернее зацепишь за какое-либо место, попавшую под крючки рыбу и волочишь ее до берега, где подсаком вытаскиваешь ее из воды, вот и вся премудрость ловли. Правда, когда тройник зацепит рыбину за центральный, т.е. верхний хребтовый плавник, тащить ее крупную довольно трудно, мешает большая сила увеличенной плоскости воды, создающей дополнительное сопротивление, но это не большая беда. Никакой тебе приманки, подкормки, привады, ожидания клева, выбор момента подсечки, вываживания, этих удовольствий при таком способе ловли ты лишен напрочь. Получается, приходишь на озеро не ловить, а набирать нужное тебе количество рыбы, чуть ли не как в магазин, только бесплатно. Конечно, от такого способа рыбалки не то и чувство удовлетворения, но отвлечение от повседневной службы и суеты и даже кратковременное пребывание на берегу водоема дает хорошую разрядку напряжения и неплохой прилив новой энергии. Из всего руководящего состава управления полка наиболее часто удавалось «отдыхать в свое удовольствие» Mихаилу Евтихиевичу Полищуку, зам.командира полка. По своим служебным обязанностям он часто разъезжая на газике между батальонами попутно разряжался охотой из мелкокалиберной винтовки на фазанов, которых в тех лесах не меньше, чем рыбы в водоемах. К концу дня он привозил в багажники машины столько, что почти каждый ужин у руководства полка на столе были блюда из фазанов. Это вкуснейшее из всех видов птиц мясо. Но его нужно уметь правильно приготовить. Ни один штатный повар полковой и батальонной кухонь не умели этого делать. Но безвыходных ситуаций не бывает. Узнав, что призванный из запаса командир противотанковой батареи старший лейтенант Старов, перед призывом на двухгодичный срок службы работал шеф-поваром московского ресторана, поговорили с ним. Он с удовольствием согласился потрудиться по своей прежней специальности. А мы частенько имели ужин, изысканно приготовленный его руками. Хотя полковник Павлов и поганил его стаканом спирта, утверждая, что он хорошо снимает напряжение ,но нам это аппетит не портило. Правда, фазаны иногда конфузили Полищука. Рыба, которую мы приносили, шла прямо в котел на кухню, то фазаны частенько изменяли маршрут. Несколько раз вместо кухни они возвращались обратно в свою стихию обитания лес. Дело в том, что фазан очень чувствителен к боле и пуглив. Стоит ему оцарапать палец на ноге или получить маленький ушиб он падает в обморок, теряет сознание и становится оцепеневшим, неподвижным, как не живой. Через какое-то время он приходит в себя и как ни в чем ни бывало улетает. Часто вот таких, обморочных, не пораженных от выстрела фазанов и привозил в багажнике Полищук. За время движения в пути автомобиля очухавшись от обморока, придя в полное нормальное здоровое состояние они ожидали возможности удрать во свояси. Стоило приоткрыть крышку багажника, как оттуда, с фырканьем и шуршанием, вылетала стайка фазанов и возвращались в лес, в свою стихию обитания. Ужин из фазанов отменялся, а Полищук плевался и конфузился, извинялся. Большие возможности были и для проведения других видов отдыха - это сбор грибов, ягод в окружающем лесу, это и возможности большие для охотников: в этих лесах чехи разводили лосей, оленей, косуль и даже медведей, лис, зайцев и другую живность. Во многих местах стояли кормушки для животных , наполненные всякой снедью, кроме сена и древесной листвы. Лицензии на охоту в этих лесах, на определенную дичь, были от 10 до 30 тысяч крон с западных туристов и других охотников. Это была выгодная статья государственного дохода и даже местные жители не имели права охотиться не получив лицензии, т. е. право охоты на определенную дичь. Естественно, чтобы не нарушать суверенитет страны, не давать повода для конфликтов против нас в своей пропаганде мы категорически, приказом по полку запретили вначале все виды охоты на животных, а после того, как западная печать и радио объявили, что наши солдаты с голоду собирают и употребляют всякую растительность. Даже грибы в сыром виде, пришлось запретить и этот вид отдыха наших военнослужащих. Лов рыбы любительскими, а не промышленными орудиями лова они не запретили. Потому мы не стесняли себя в этом виде отдыха на всей территории, подконтрольной полку и не имели ни каких претензий от работников правоохранительных органов и местных властей. Они высказывали недовольство только тем, что мы не разрешали в зоне нашей ответственности никакой охоты и ловли не только нашим людям, но и по лицензиям, которые они хотели продавать туристам. Как решало в дальнейшем этот вопрос командование группы войск я не знаю, но пока мы были в Чехословакии, ни один турист или охотник не мог и не посетил охотничьих угодий, расположенных в зоне нашей ответственности.

Глубоко сожалею, что в течении всей моей воинской службы я не вел никаких дневников или хотя бы элементарных записей о важных событиях в службе, в стране, в семье. Очень не любил писать. Как ни странно, но эту нелюбовь к писанине вызвало беспрерывное много писание. Большой объем письменных работ в период очной, а особенно заочной учебы, большое количество письменных донесений, планов, отчетов , инструкций по службе забирали столько времени, что до ведения дневника руки не доходили. А как бы те записи помогали сейчас, с большой точностью, указывать время событий, их оценку и впечатлении с позиций того времени. Но об этом можно только сожалеть. Вся надежда на стареющую и быстро покидающую нас, память. А время безжалостно и неуклонно стирает воспоминания о прошлом, как течение размывает след на песчаном дне. А сеже в душе остается частица пережитого пройденного прошлого. Стоит закрыть глаза и оно, как мираж, проплывает перед твоим взором. Поэтому, для будущих наших поколений, надо торопиться оставить на бумаге хотя бы то, что еще не улетучилось из моей памяти.

Вот и сейчас память воскресила довольно неприятное воспоминание из времени Чехословацких событий сентября 1968 года. Как - то, перед обедом, ко мне пришел корреспондент печатного органа Чехословацких коммунистов, газеты « Руде право», подполковник С. Хмелар. Достав из портфеля ежедневную газету Западно- чешской области, подал её мне и попросил прочитать одну из информационных статей. Но, поскольку читать по - чешски я слабак, попросил его прочитать ее на русском языке. В газете, с возмущением и горечью, с большой силой злости и ненависти к нашей армии сообщалось о том, что прошедшей ночью после полуночи, большая колонна советских военных на бронетранспортерах, ворвалась на территорию единственной в западной части Чехословакии приемо-передающей телевизионной станции, закрыла входы и выходы со всех сторон. Самый большой начальник в плащ накидке, с сединой в волосах и шоколадного цвета кожей лица, на русском языке приказал прекратить передачи в эфир. Затем вообще остановить работу телецентра. На отказ инженеров и операторов выполнить его приказ, он дал команду высокому капитану уничтожить всю действующую аппаратуру. А другим офицерам отдал распоряжение на уничтожение других объектов телецентра. В течение часа вся приемо – передающая аппаратура была разбита вдребезги русскими солдатами. Запасные энерго – питающие двигатели взорваны, электролинии отключены, телевышка с комплексом антенн подорвана. Радиоприемники и передатчики, телефонные линии и аппараты уничтожены. Сквозь грохот, шум и гам гремел громовой голос капитана, который в вперемешку с несусветным русским матом отдавал распоряжения об уничтожении всего, что попадалось ему на глаза. Разгромив телецентр, приказав никому до утра не выходить за пределы ограждения, если хотят остаться живыми, советские погромщики покинули пределы телецентра. Дальше эти действия советских солдат сравнивались с фашистским разбоем времен немецкой оккупации, а население призывалось вступить в «борьбу против советских оккупантов». Закончив читать, он спросил, не наших ли воинов этот бандитский налет на телецентр? Я был уверен, что не наших, т.к. телецентр находился вне нашей зоны ответственности, а в зоне соседнего полка и о его существовании я узнал только из этого сообщения. Более того, никаких разговоров и никакой подготовки к подобному межгосударственному «акту бандитизма» в полку не наблюдалось. Но к моему стыду и ужасу я оказался не прав. Вспомнив, что вчера вечером в полк приезжал бывший командир полка п-к Павлов (недавно назначенный заместителем командира дивизии) я интересовался у исполняющего обязанности командира полка п/п-ка Абдуллаева Ч.М. о цели его визита. Тот замявшись ответил, что ему понадобилась рота для выполнения какого-то особого задания члена Военного Совета 1 гв. ТА генерала Александрова. Абдуллаев выделил в его распоряжение роту капитана Крестинина и она во главе с Павловым в 22 часа убыла из полка, а возвратилась к 5 часам утра. На вопрос почему он не поставил меня в известность он ответил, что генерал Александров запретил это делать. Я потребовал показать мне письменный приказ или распоряжение члена ВС или командира дивизии о цели и задачах выделяемого подразделения. Ничего подобного в полку нет. Распоряжение ген. Александрова п-к Павлов передал устно, поэтому и он, Абдуллаев, никакого приказа по полку не издавал. Когда же я ознакомил его с содержанием чешской газеты, что в результате этого бандитского налета и совершенного погрома нашими солдатами был полностью уничтожен телецентр, который несколько лет строился на собранные пожертвования от населения западно-чешской области в сумме более 80 миллионов чешских крон и чешские представители уже ищут тех, кто это сделал – Абдуллаев струсил. Поняв меру ответственности его лично, он немедленно вызвал помощника начальника штаба, написал приказ об исполнении устного распоряжения чл. ВС 1 гв. ТА ген. Александрова по вопросу выделения личного состава 1 мср. из 1 смб. Под командование п-ка Павлова С.Д. для выполнения какого-то «особого задания чл. ВС» и этим попытался застраховать себя от возможных неприятностей. Вот так бывший работник ЦК КПСС, член ВС армии «защищал» чешский народ от врагов социализма. Очень больно было сознавать, что эти бандитские действия исполнили солдаты нашего полка. Но изменить что то к лучшему было уже не в наших силах. Вся рота несла на себе проклятие простых чешских тружеников. После этого намного тяжелее стало работать не только с местным населением. Но и личным составом полка. Ведь все до последнего солдата понимали о преступности этого приказа, поступившего от большого начальника, но вынуждены были выполнять его. Сомнений в том, что это пакостное дело совершил Павлов с нашими солдатами не было ибо «большой начальник… с сединой в волосах и шоколадного цвета кожей лица» был не кто иной, как п-к Павлов. А капитан, который с несусветной матерщиной отдавал распоряжения подчиненным об уничтожении всего, что попадалось ему на глаза «и заодно угрожающе и материл сопротивляющихся чехов», был не кто иной как командир 1 мср. нашего полка к-н Крестинин. Позднее я выяснил, что этот телецентр вел очень активную, злобную, антисоветскую, антисоциалистическую пропаганду на чешском и словацком языках. Давал открытые указания руководителям Чехословацкой контрреволюции о проведении подрывных действий против наших войск, плоть до убийства советских военнослужащих. Попытки генерала Александрова мирными средствами и уговорами соответствующих руководителей контрреволюции прекратить эти передачи с запада через этот телецентр успеха не имели. Оказавшись, неспособным мирно разрешить этот конфликт официальным и открытым путем он пошел на этот подлый разгром телецентра ночью, тайно, чтобы скрыть от общественности его исполнителей. Поручил это выполнить п-ку Павлову, без письменного распоряжения и приказа. Не знаю, как он рассчитывал утаить «шило в мешке», если в роли «шила» было задействовано более сотни офицеров, сержантов и солдат одетых в военную форму советских военнослужащих. Не знаю, насколько легче стало Александрову от этого его поступка, а вот укрепить убеждение чехов в том, что наши войска «оккупантты» ему удалось наверняка. В одном я твердо убежден, что эта жирная свинья отдавала своё «гениальное распоряжение» в пьяном виде во время попойки. Для таких, честь Родины и ее авторитет, запросто разменивался на количество выпитого спиртного. Это отрицательно влияло на весь строй жизни военного организма, разлагало офицерский и рядовой состав, подрывало дисциплину и вообще социалистические принципы и устои армии, ее частей и подразделений. Большие чины практически не отвечали за свои аморальные действия. Впечатление же оставшееся от руководства 27 гв. мсд осталось противоречивое. Когда я прибыл в 1963 году дивизией командовал генерал-майор Миронов, спокойный, культурный, рыжеволосый толстячек лет 45, который всю ВОВ прожил в фашистской Германии, будучи там советским военным разведчиком. Вся его внешность настолько была похожа на упитанного немецкого бюргера, что если бы не его генеральская советская военная форма, то пожалуй, в нем никто бы не узнал советского и вообще русского человека. Служить под его руководством пришлось не долго т. к. этой же осенью он заменился в СССР. Отзывы о нем, владеющим кроме русского, еще 6 иностранными языками, были исключительно хорошими. Это, говорили, был умный, добрый, не злобный, очень грамотный в военном отношении с большими организаторскими способностями генерал. Начальником политотдела дивизии был полковник Савельев, то же вскоре убывший по замене в СССР. О нем, наоборот, были отзывы как о кичливом, заносчивом солдафоне, слабо разбирающемся в военных вопросах и не умеющем толково организовать партийно - политическую работу в соединении. Работать мне почти все 5 лет пришлось под руководством полковника, а затем генерал-майора Сторч Николая Васильевича прибывшего из Хмельницкого с должности зам. командира 105 танковой дивизии на должность командира 27 мсд и прибывшего начальника полит отдела дивизии Лоханова Николая Яковлевича. Командир дивизии Сторч Н.В. был умным, степенным, спокойным, рассудительным и грамотным военно-политическим руководителем, умело организующим всю жизнь и деятельность дивизии опираясь на лучший опыт и знания подчиненных ему командиров и политработников. Не плохим был и дипломатом во взаимоотношениях с немецкими руководителями разных уровней. Не случайно т.т. Ульбрихт и Зиндерман выпросили у Брежнева вернуть назад в Галле нашу дивизию, которую по планам МО СССР хотели оставить в Чехословакии. Это был человек слова и дела. С каким бы вопросом к нему ни обращались, он внимательно выслушает, уточнит неясные вопросы, подумает и только после этого принимает решение. Если же в чем-то сомневается, вызовет начальника соответствующей службы к себе или уточнит по телефону и только после этого даст указания подчиненным как действовать дальше. В разделе строительства клуба я трижды упоминал об оперативной помощи, его распоряжениях в ответ на мои обращения насчет действий Павлова и о выделении тяжелогрузного транспорта из саперного батальона дивизии. Без его своевременной помощи такого замечательного клуба могло и не быть.

Не случайно, дивизия еще находилась в Чехословакии, а его забрали в Магдебург , на должность начальника штаба армии. В считанные месяцы, он поднялся до начальника 8 управления Генерального штаба Вооруженных сил СССР, получив воинское звание генерал-полковника. Будучи разумным человеком добрым по характеру, он никогда не допускал оскорбления или унижения достоинства подчиненного. Даже с офицером, сознательно совершившем проступок или должностное преступление, он внимательно выяснял причину и без ругани спокойно разъяснял вред совершенного , прежде чем наказать. С начальниками политического отдела дивизии явно не везло. Если Савельев был хоть кичлив, то Лоханов – ни рыба, не мясо. Не начальник, а какая то не самостоятельная мямля. Решения не мог принять даже по самым мелочным вопросам. Ни какого влияния на состояние партийно-политической работы в подчиненных частях не оказывал, да похоже и не знал как это нужно делать. Благо, что во всех полках были «прожженные волки», опытные заместители командиров полков по политической части, решали вопросы самостоятельно, пользуясь своим разумом, знаниями и опытом. Единственное, что он умел делать , это передавать директивы и указания вышестоящих органов. За весь период нахождения дивизии в Чехословакии, он ни одного разу не был в полках. Но неприятный след о себе там оставил.

Когда дивизия уже вышла в ГДР, он возвратился назад, отобрал или стащил у какого то чеха мотоцикл для себя лично. С этим трофеем его задержали при обратном пересечении границы. Затем было разбирательство в Политуправлении ГСВГ. Предварительно наказав, его выдворили из ГСГВ. По моему, это было единственное его самостоятельное решение., да и то глупое.

В начале декабря 1968 года поступил приказ министра Обороны СССР маршала Гречко А.А. о возвращении нашего полка в составе дивизии, к постоянному месту дислокации в г. Галле, ГДР,С радостным воодушевлением, оперативно свернув палаточный городок, батальонными колоннами , по уже дважды пройденному маршруту, быстро и организованно полк покинул пределы Чехословакии, В Вёрмлитце , командиры и политработники приступили к к составлению итоговых донесений, подведению итогов года, приведению в порядок техники и вооружения. Поручив своим помощникам готовить в полку и батальонах готовить итоговые доклады, я занялся решением вопроса о моей немедленной замене в СССР. Я рассчитывал на своевременную замену в связи с истечением срока пребывания в ГСВГ. Чехословацкие же события внесли поправку, замена в этом году была отменена. А у нас, Сережа заканчивал 10 классов, мечтал поступить учиться в автомобильный институт, на конструкторский факультет. Эту проблему можно было решать только находясь в СССР а не в ГДР, Пока полк находился в Чехословакии, что либо сделать в этом направлении не было возможности. Вернувшись в ГДР, можно было попробовать решить этот вопрос, хотя до конца года оставались считанные дни.

По совету бывшего заместителя командира дивизии, полковника Георгия Матвеевича Шварца прибывшего из г. Хмельницкого , где был Технологический институт, решил добиваться замены туда.

Поехал во Вьюнсдорф, к члену военного совета ГСВГ. Но генерала Васягина на месте не оказалось.

Меня принял заместитель начальника Политуправления ГСВГ генерал Бобылев.. Внимательно выслушав, он согласился с моими аргументами и связался с членом Военного Совета Прикарпатского военного округа генералом Срединным Г.В.

Последний ответил, что желающие служить в ГСГВ каждый день обивают пороги его кабинета. « Передайте Рязанцеву пусть собирается. Не позднее чем через неделю к нему на замену приедет заместитель командира полка по политчасти из г. Хмельницкого».

Возвратившись домой, рассказал Фае о положительном решении нашего вопроса. Затем приступили к укладке вещей, для отправки их контейнером в г. Хмельницкий. По железной дороге.





Дата добавления: 2016-10-27; просмотров: 272 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.