Лекции.Орг
 

Категории:


КАЧЕСТВЕННО-ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ И ПРИЕМЫ ИХ ОБРАЗОВАНИЯ



§ 6. Прилагательные относительные и качественные, их взаимодействие и текучесть границмежду ними

Разряд качественно-относительных прилагательных характеризуется аф­фиксом -ый (-ой, -ий), -ая (-яя), -ое (-ее) и связанной с ним нормальной си­стемой склонения — с двумя устойчивыми типами неподвижного ударения (на основе или на окончании во всех формах). Этот разряд включает в себя два вида прилагательных: 1) прилагательные качественные и 2) прилагательные относительные. Качественные прилагательные в основной своей массе отли­чаются от относительных: 1) наличием кратких форм; 2) способностью изме­нения по степеням сравнения; 3) возможностью производства уменьши­тельных и усилительных форм, форм «субъективной оценки» и 4) образова­нием соотносительных наречий на -о, -е. Кроме того, некоторые суффиксы имен прилагательных связаны только с качественными значениями (например, суффиксы -ив, -лив, -чив, -ист-, -аст- и др.).

Однако грамматическая граница между качественными и относительными прилагательными очень подвижна и условна. Она, по большей части, прохо­дит внутри одного и того же слова, будучи обусловлена дифференциацией его значений. Например, кустарный в его прямом терминологическом значении, указывающем на отношение к кустарю, на домашний, не фабричный способ производства (ср.: кустарная мастерская; кустарная промышленность; ку­старные изделия; кустарный магазин и т. п.), принадлежит к относительным прилагательным. Но в русском языке последних десятилетий возникло новое, чисто качественное значение этого слова, соединенное с оттенком пренебреже­ния: примитивный, неискусный, бессистемный (например: кустарный способ производства; кустарные приемы в работе и т.п.; ср.: кустарщина, ку­старность, кустарничество). Ср.: кустарно работать; дело велось кус­тарно и т. п.

В слове концертный кроме относительных значений: 1) концертное отде­ление, концертная программа, 2) концертный рояль, концертный зал есть и ка­чественное значение, делающее из этого слова антоним прилагательного камерный: концертное исполнение.

Еще более яркий и сложный узор переплетающихся качественных и отно­сительных значений открывается в прилагательном золотой. Относительные значения: 1) относящийся к золоту, содержащий золото: золотые прииски, зо­лотые россыпи; 2) сделанный из золота: золотая монета, золотое кольцо; 3) исчисляемый на золото, по курсу золота: золотая валюта, золотой размер, золотой стандарт. Качественные значения: 1) такого же цвета, как золото: золотые волосы, золотые кудри; 2) счастливый, блаженный, блестящий: золо­тое время, золотая пора; 3) прекрасный, драгоценный, замечательный по до­стоинствам: золотой человек, золотое сердце, золотые слова. В кругу фразео­логических выражений, связанных с этим словом, замечается такое же рас­слоение (ср., с одной стороны: золотых дел мастер, золотое дно, сулить золотые горы и т. п.; с другой — золотая осень, золотая середина, золотая молодежь и т. п.). Однако слово золотой в относительных и качественных значениях лишено кратких форм в общелитературном употреблении (но ср. в стихотворном языке: «Весенний день горяч и золот» (Игорь Северянин); «Плод осенний золот» (В. Брюсов). Оно не имеет и форм сравнительной степе­ни; от него не производится наречие.

Ср. еще примеры: железная цепь, железная решетка, железная руда


и т. п.— и железное здоровье, железная воля, железная дисциплина, железная логика и т. п.; душевная тревога, душевные движения, душевные переживания и т. п.—и душевный человек, душевное отношение; детский дом, детские игрушки, детская литература — и детское рассуждение, детская наивность; стальные ножницы, стальной шлем и т. п.— и стальные мускулы, стальной ха­рактер ; молочный кисель — и молочная шея; деревянный дом — и деревянное лицо; вишневое варенье — и вишневое платье; воздушная почта, воздушный на­сос — и воздушная походка, воздушное платье, воздушный пирог и другие по­добные; классная доска, классная работа — и употребление слова классный в спортивном оценочно-качественном значении: классный удар, классный бегун и т. д.; поверхностная оболочка (тонкий слой жидкости у поверхности) — и по­верхностный человек, поверхностное отношение; братская могила, братское чувство — и братский союз, братское заступничество; уличное движение — и уличный мальчишка, уличная ругань и много других.

Таким образом, во всех относительных прилагательных потенциально за­ложен оттенок качественности, который часто раскрывается и развивается в серию самостоятельных значений. С другой стороны, в самих качественных прилагательных нередко содержатся оттенки значений, мало чем отличаю­щиеся от значений относительных прилагательных. Таково, например, приме­нение слова живой в значении: образуемый чем-нибудь одушевленным, живым: живой инвентарь, живая сила (сила людей или животных, не механи­ческая), живая изгородь (заграждение, забор из сплошного ряда часто поса­женных кустов, деревьев) и т. п. Таково же употребление слова звонкий в каче­стве фонетического термина со значением: производимый с участием голоса: звонкий согласный; ср. глухой звук. Таково же в слове кислый значение химиче­ского термина: содержащий кислоту, обладающий химическими свойствами кислоты или дающий кислоту, получаемый при помощи кислоты (кислые растворы, кислое брожение); в слове бешеный — основное значение: больной водобоязнью (бешеная собака) и т. п.

Понятно, что и морфологические отличия качественных прилагательных от относительных не абсолютны, а условны и изменчивы. Например, каче­ственное прилагательное круглый — с смысловым оттенком: полный, совершенный — употребляется применительно к глупости и невежеству в уз­ком кругу фразеологических единств. В таком употреблении оно не может иметь ни кратких форм, ни степеней сравнения. Если сказать о круглом болва­не или о круглом дураке, что он кругл или круглее другого болвана или дура­ка, то это определение будет относиться только к внешности этих дураков или болванов, к форме их тела, а не к степени глупости. Точно так же от ка­чественного прилагательного коренной не производятся ни формы субъектив­ной оценки, ни формы степеней сравнения; кратких форм оно также не имеет. В других случаях могут отсутствовать лишь отдельные морфологические при­знаки качественных прилагательных. Например, у слова больной есть краткие формы, по крайней мере, для основного значения, например: он психически болен. (Но ср. отсутствие этих форм у слова больной в другом употреблении: больной вагон, больной вопрос, больное место, больное воображение.) Степеней же сравнения прилагательное больной (в отличие от наречия больно) не обра­зует. Естественно, что и уменьшительные и усилительные формы от слова больной, даже в разговорной речи, производятся редко и с трудом (ср. больнё­хонек: «Воротился сам больнёхонек-о (Некрасов). Сама соотносительность при­лагательного больной и наречия больно сомнительна (ср. разницу значений и развитие особого слова больно с формами времени, с своеобразным синтак­сическим управлением и отличиями в лексическом значении: больно руку, мне было больно за вас и т. п.). От слова бешеный возможны степени сравнения («трудно себе представить что-нибудь бешеней его характера»), но у этого


слова в современном языке почти неупотребительны краткие формы * А. М. Пешковский констатировал: «Прилагательные слепой, хромой, глухой в их основных значениях лишь с огромным трудом образуют степени сравне­ния — мы затрудняемся сказать про человека, что он слепее, хромее, глуше другого. И это потому, что сами качества-то эти представляются нам абсо­лютными, не могущими изменяться количественно. Точно так же мы уже ни в коем случае не скажем: «Этот человек зрячее того» (5**.

Соотносительность с наречиями на и также не является постоянным и обязательным признаком качественных прилагательных. Наречия обычно не образуются от качественных прилагательных, которые обозначают качество абсолютное, мыслимое без оттенков или степеней (например: пеший, хромой, седой и т. п.), или качество, приписываемое лишь узкому кругу предметов и представляемое более или менее предметно (например: карий, буланый, гне­дой и т. п.).

Таким образом, морфологические отличия качественных прилагательных от относительных условны, непостоянны и необязательны. Развитие каче­ственных оттенков у относительных прилагательных также может сопрово­ждаться расширением круга их форм, образованием от них степеней сравне­ния и наречий. Например, в «Лестнице» В. Брюсова:

Все камеиией ступени, Все круче, круче всход. Желанье достижений Еше влечет вперед...

У Салтыкова-Щедрина читаем: «О вы, немазанно-колеснейшие, о вы. скрипяще-мыслящие прорицатели сороковых годов!»'7

С другой стороны, морфологический облик относительных прилага­тельных часто не подвергается никаким изменениям, несмотря на употребле­ние их в качественном значении (например: львиная доля, орлиная зоркость, материнская любовь и т. п.)***.

Все эти факты убеждают в том, что качественные и относительные прила­гательные в современном языке не образуют резко обособленных, самостоя­тельных грамматических разрядов. Они являются лишь разветвлениями одно­го более широкого и общего грамматико-семантического типа. Во всяком случае, традиционному делению прилагательных на три группы: 1) каче-

* Ср., однако, в «Молотове» Помяловского: «Мы никого не наказываем, у нас нет вино­ватых, а есть больные. Мы не казним больной член, когда отрезываем его; волка бешеного убиваем не за то, что он виноват, а за то, что он бешен». Ср. у А. С. Пушкина в письме к П. А. Вяземскому от 10 июля 1826 г.: «Моя эпиграмма остра и ничуть не обидна; а другие, сколько знаю, глупы и бешены...»

** Отсюда ясно, что ошибочны определения и рассуждения А. М. Пешковского в книге «Наш язык»: «...те из признаков, выраженных основами прилагательных, которые могут быть больше или меньше, называются качественными признаками, потому что они по большей части обозначают качество предметов (хотя, например, сами прилагательные «малый», «большой» обозначают не качество, а количество, а признаки эти тоже могут быть больше или меньше). И сами прилагательные этого рода называются качественными. А признаки, не могущие быть больше или меньше, называются относительными признаками, потому что весь признак-то состоит тут по большей части только в отношении к какому-нибудь предмету... и сами такие прилагательные называются относительными»16.

*** Широта семантического объема качественных прилагательных и разнообразие их оттен­ков ведут к широкому развитию синонимов и антонимов в категории прилагательных. Обилие антонимов выделялось старыми грамматиками как отличительная черта именно класса имен прилагательных: большой малый; длинный — короткий; старый — молодой; добрый—злой; толстый — жирный — худой; жесткий — мягкий; богатый — бедный; храбрый — трусливый; хо­лодный—жаркий; тяжелый легкий; сухой — мокрый; тупой — острый и т.п. «Когда недо­стает в языке прилагательного противоположного, тогда употребляется отрицание: благородный и неблагородный, опасный и безопасный и т. д.» ■'«.


ственные; 2) относительные и 3) притяжательные — следовало бы противопо­ставить деление всех прилагательных на: 1) притяжательные; 2) местои­менные и 3) качественно-относительные, а этого последнего разряда — на: а) качественные; б) относительные и в) действенные (причастные и отпри-частные).

Анализ способов словообразования в системе прилагательных может лишь подтвердить целесообразность такого деления.

В современном русском языке активно действует сложный аппарат суф­фиксов для прямого производства качественных прилагательных от основ имен существительных и глаголов. Но есть смешанные и переходные зоны: некоторые суффиксальные образования сочетают качественные значения с от­носительными (например, образования с суффиксами -н-(-ьн-), -ое-, -ев; ср. -ск- и т. п.); другие объединяют (иногда только омонимически) качественные значения с действенными, причастными (например, образования, имеющие суффиксы -м-, -им-, -ем-, -енн- и др.). Словом, по всем направлениям видны признаки экспансии качественных значений в смежные области предметно-от­носительных и действенно-причастных образований. Однако некоторые формы словообразования свойственны лишь относительным прилагательным.

§ 7. Методы суффиксального словообразования качественных имен прилагательных

В современном русском языке численно преобладают суффиксы, при по­средстве которых образуются качественные имена прилагательные. По про­дуктивности они сильно уступают суффиксам предметного отношения. Каче­ственные суффиксы распадаются на две группы. К одной принадлежат словообразовательные суффиксы, посредством которых качественные прила­гательные производятся от основ имен существительных и глаголов. К дру­гой относятся формообразующие суффиксы, выражающие субъективно окра­шенное видоизменение качества, обозначенного основным прилагательным, суффиксы субъективной оценки. Суффиксы субъективной оценки по большей части служат средством образования экспрессивных форм слов от тех же самых имен прилагательных (например: здоровый — здоровенький ребенок; ре­бенок был здоров — ребенок был здоровехонек). А. А. Потебня очень тонко под­метил, что в употреблении суффиксов субъективной оценки наряду с значения­ми ласки, иронического пренебрежения или уменьшения, изменяющими представление самого качества (ср. в рассказе Н. Ляшко «Крепнущие кры­лья»: «Советую пьяненькому старику-хозяину отремонтировать станок»), го­раздо чаще выступает своеобразный принцип экспрессивно-смыслового согла­сования. В этом случае уменьшительно-ласкательная форма имени прилага­тельного как бы вызывается уменьшительно-ласкательной формой определяе­мого существительного. Имя прилагательное согласуется с существительным не только в роде, числе и падеже, но и в экспрессивной окраске (например: аленький цветочек, беленькая кошечка)39. Тогда суффиксы субъективной оцен­ки «обозначают ласку или уменьшение только по отношению к тому предме­ту, к которому относится данный признак, а не к самому признаку, почему такие прилагательные и употребляются главным образом с уменьшительны­ми существительными...»40. Все это побуждает к выделению образований с суффиксами субъективной оценки в особый морфологический тип.

Суффиксами качественных прилагательных в современном языке яв­ляются :

1. Суффикс -ив- и производные от него -лив- и -чив-. Сам суффикс -ив- не­продуктивен. Он обнаруживается в основах имен прилагательных, произве­денных от существительных и обозначающих постоянное свойство, качество,

17*


склонность к чему-нибудь, обладание каким-нибудь качеством в большой степени. Например: ленивый, лживый, фальшивый, спесивый, милостивый, вшивый, паршивый, льстивый, плешивый, червивый, честолюбивый, плаксивый, красивый, игривый и т. п. Ср.: учтивый, ретивый, юродивый.

Вторичные, образованные от -ив- суффиксы -лив- и -чив- очень продук­тивны. С помощью суффикса -лив- чаще всего от глагольных основ, а также и от основ имен существительных, преимущественно отглагольных, отвле­ченных, обозначающих состояние, действие и свойство, производятся прила­гательные со значением: склонный к какому-нибудь действию или обладаю­щий каким-нибудь качеством, свойством *: молчаливый, терпеливый, хва­стливый, болтливый, говорливый, бодливый, брезгливый, податливый, понят­ливый, надоедливый, пугливый, трусливый, заботливый, приветливый, чванливый, совестливый, шумливый, торопливый, сварливый, насмешливый, неряшливый, бе­режливый, драчливый, изворотливый, увертливый, уродливый, жалостливый, за­вистливый, талантливый, счастливый, удачливый, сонливый, обжорливый, про­жорливый, тоскливый, пискливый, крикливый, прихотливый, похотливый и т. п. Ср.: назойливый (из назольливый), вежливый, справедливый и другие подобные. Ср. у Тургенева в «Постоялом дворе»: «Женский пол ломлив и прихотлив».

Посредством суффикса -чив- образуются от глагольных основ (первона­чально от основ отглагольных существительных с суффиксом -ка) каче­ственные прилагательные с тем же значением: способный, склонный что-ни* будь делать, проявлять какое-нибудь свойство. Например: бранчивый (ср. также: бранчливый), вспыльчивый, отходчивый, доходчивый, заносчивый, запаль­чивый, уклончивый, уживчивый, переменчивый, переимчивый, сговорчивый и т. п. Ср.: опрометчивый, застенчивый.

У прилагательных с суффиксами -лив- и -чив- в одних словах (с двуслож­ной и многосложной основой) ударение падает на корневой элемент, в других (преимущественно с односложной, реже — с двусложной основой) — на суф­фикс.

2. В параллель с суффиксами -ив- и -лив- следует поставить суффиксы -ав-(-яв-) и -ляв-, оба в современном языке непродуктивные. Суффикс -ав-(-яв-) обособляется сравнительно легко, но значение его довольно расплывча­то: характеризуемый, наделенный довольно большой дозой, большим количе­ством чего-нибудь (что обозначается производящим именем): кудрявый (ср. курчавый), кровавый, гнусавый, дырявый, прыщавый, слюнявый. Ср.: худощавый, сухощавый, моложавый. Ср. также: величавый. В некоторых словах суффикс -ав-(-яв-) уже вообще неощутим, например: лукавый, шепелявый.

Непроизводителен также суффикс -ляв-, ответвившийся от суффикса -яв-(-ав-) и производивший от основ как имен существительных, так и глаголов прилагательные со значением: характеризуемый особенною склонностью к че­му-нибудь, обнаруживающий или производящий много чего-нибудь (с оттен-

• Переход имен прилагательных из отыменных образований в отглагольные и обратно — из отглагольных в отыменные прекрасно освещен акад. М. М. Покровским: «...прилагательные, произведенные от глагольных имен, главным образом от nomina actionis (т. е. от названий дей­ствия. — В. В.), будучи деноминативными (т. е. отыменными. — В. В.) в морфологическом отно­шении, приближаются по своему значению к именам первичным, произведенным от глагольной основы. Они ассоциируются не только с тем глагольным именем, от которого они произведены, но и с глаголом, а это может служить причиной перехода суффикса «деноминативного» в суф­фикс «девербальный» (отглагольный.— В. В.). <...> ...Становятся возможными образования пря­мо от глагола, без посредства nomen actionis. Та же самая ассоциация может привести к обрат­ному явлению, именно к переходу суффикса от девербальных образований к деноминативным. Ход развития здесь первоначально таков: имя образовано от глагола, при котором существует nomen actionis; производное отглагольное имя вступает в ассоциацию с nomen actionis и может представляться деноминативным; отсюда может развиться употребление данного суффикса в чисто деноминативных образованиях»41.


ком порицания или пренебрежения): костлявый, писклявый, вертлявый, трух­лявый, мозглявый и др.

3. Суффикс -к- производит от глагольных основ качественные прилага­
тельные со значением: характеризуемый каким-нибудь действием, такой, что
легко, постоянно делает что-нибудь, или такой, с которым легко или часто
делается что-нибудь или можно легко делать что-нибудь (в зависимости от
значения производящего глагола). Например: ломкий, броский (который сразу
бросается в глаза), тряский, топкий (такой, что топит, такой, что можно уто­
нуть), вязкий, варкий, плавкий, ходкий, падкий, липкий, ковкий, ноский, шаткий
и т. п. Но в некоторых словах суффикс -к- уже несколько утратил свою мор­
фологическую индивидуальность, например: крепкий, резкий и т. п.

Семантическое омертвение суффикса -к- явственнее определилось в словах с глагольно-именной основой, например: бойкий (ср. бой-баба), звонкий и т. п. Прилагательные с суффиксом -к- производятся, от беспрефиксных глагольных основ разного типа (липнуть — липкий; шататься — шаткий; ломать — ло­маться — ломкий; носить носиться — ноский; ходить — ходкий и т. п.), при­чем залоговые различия совершенно нивелируются в формах имени прилага­тельного (ср.: цепкий, броский, веский, тряский и т. п.)*.

4. Продуктивный разговорный суффикс -аст-. Он соотносителен с утра­
тившим продуктивность качественно-относительным суффиксом -am-. Суф­
фикс -am- первоначально означал: характеризуемый наличием чего-нибудь,
обладающий чем-нибудь (тем, что обозначает производящее имя существи­
тельное), например: крылатый —с крыльями; рогатый — с рогами (рогатый
скот); женатый; брюхатый
(в просторечном значении — беременный, ср.
у Пушкина в письмах к жене); пузатый, хвостатый, пернатый, усталый, боро­
датый, веснушчатый, полосатый, лохматый
и т. п. Свойство, которое подчер­
кивается этим суффиксом, мыслится как выделяющийся, основной и, следова­
тельно, резкий признак. Отсюда развилось в суффиксе -am- чисто качествен­
ное значение: обладающий в изобилии, с излишком чем-нибудь, наделенный
чем-нибудь чрезмерно или чем-нибудь чрезмерным (что обозначается основой
производящего существительного). Например: волосатый, носатый, кос­
матый, брюхатый
(о мужчине) и т. п. Распространению этого значения содей­
ствовал смысловой параллелизм с продуктивным суффиксом -аст-, свой­
ственным разговорной речи и обозначающим избыток, чрезмерность какого-
нибудь признака (в соответствии со значением производящего существитель­
ного). Например: носастый, грудастый, брюхастый, губастый, глазастый,
голенастый, «угрястое лицо»
(Л. Сейфуллина), скуластый, зубастый, клы­
кастый, зубастый, лобастый, головастый, очкастый, горластый
и т. п. (ср.: ко­
ренастый).
Как видно из примеров, эти прилагательные с суффиксом -аст-
образуются преимущественно от обозначений членов тела человека или жи­
вотного или внешних качеств человека, аксессуаров его наружности.

Смешение суффиксов -атый и -астый было отмечено уже Ф. И. Бус­лаевым: «Теперь нужно уже объяснять, чем различаются между собою окон­чания -тый и -стый, сказав, что первое собственно означает принадлежность, а второе — избыток и превосходство, например: рогатый значит с рогами, а рогастый — с большими рогами». Ср. у Н. С. Лескова в «Печерских анти­ках»: «Он был широкорожего великорусского обличья, мордат и губаст».

5. Близок по значению к суффиксу -am- суффикс -чат-, особенно продук­
тивный в профессиональных и специально-научных диалектах. Например:
узорчатый, решетчатый, сетчатый, клетчатый, сборчатый, створчатый, лап-

* С суффиксом -кий не надо смешивать мертвого суффикса -окий (-екий) в словах высокий, широкий, далекий, глубокий, а также — варианта суффикса -ск- в фономорфологически обусло­вленном положении: бедняцкий, кабацкий и т. п.


чатый, гребенчатый, коленчатый, дымчатый, обрывчатый и др. Ср. также: дудчатый, крапчатый, брусчатый, бугорчатый и т. п. По-видимому, в этом суффиксе более рельефно выступают три значения: 1) имеющий в большом количестве или в большой степени что-нибудь (что обозначается производя­щим именем существительным), состоящий из множества чего-нибудь: колен­чатый, бугорчатый, створчатый, бревенчатый, пузырчатый, решетчатый и т. п.; 2) напоминающий каким-нибудь качеством, свойством то, что обозна­чается производящим существительным, похожий на что-нибудь, выделанный по образу и образцу чего-нибудь: дудчатый, дымчатый, зубчатый, репчатый, клеенчатый и т. п.; 3) характеризующийся способностью проявить какое-ни­будь действие (которое обозначается основой производящего глагола), склонный к какому-нибудь действию: рассыпчатый, обрывчатый, перелив­чатый, «заливчатый смех» (Достоевский). Ударение у слов с этим суффиксом находится на основе в слоге, непосредственно предшествующем суффиксу.

6. К суффиксу -am- и -аст- близки по значению суффиксы -ит- и -ист-(ср. у Достоевского в «Идиоте»: «лицо скулистое»). Но взаимоотношение этих суффиксов сложилось несколько иначе, чем суффиксов -am-, -аст-. Суффикс -ит-, производивший когда-то качественно-относительные прилагательные от основ существительного, в современном языке является непродуктивным и мертвым. Он может быть выделен этимологически в узком кругу каче­ственных слов, например: знаменитый, именитый, маститый; ср. также: сер­дитый. Но если самый суффикс -ит- сравнительно легко отделяется от основ, то значение его (обладающий чем-нибудь и иногда даже в большой степени) осознается уже очень смутно. Ответвление этого суффикса — непродуктивный суффикс -овит(ый) выступает более отчетливо: домовитый, сановитый, даро­витый, деловитый, плодовитый, толковитый, ядовитый, ледовитый и др. Здесь и оттенок значительной степени качества выражен резче.

Напротив, живым и очень продуктивным является суффикс -ист, обозна­чающий обилие чего-нибудь, обладание множеством чего-нибудь (что обозна­чается основой производящего существительного, реже — глагола) и сво­бодный от того оттенка просторечной фамильярности и, следовательно, некоторого пренебрежения, которым характеризуется суффикс -аст-. Напри­мер: каменистый (каменистая почва), росистый (по росистой траве), голо­систый (голосистая птица), болотистый, бугристый, ветвистый, глинистый, гористый, душистый, жилистый, землистый (землистый песок — и зе­млистый цвет лица), зернистый, лесистый, льдистый, мозолистый, мясистый, плечистый, пятнистый, речистый, тенистый, ухабистый, мещанистый и т. п.; ср. у Тургенева в «Дневнике лишнего человека»: «слезистый оршад». При гла­гольной или отглагольно-именной основе суффикс -ист- обозначает: склонный что-нибудь делать или такой, которому присуща в сильной степени склонность, способность к какому-нибудь действию. Например: разгонистые строчки; в «Постоялом дворе»: «табак чрезвычайно забористый»; в «Нови», в речи Паклина: «Эти господа размазисты, как тюря»; ср. разг.: задиристый, обделистый, развалистая походка, развесистое дерево.

Ударение стоит на суффиксе, если производящее имя существительное имеет подвижное ударение или неподвижное на окончании (ветвистый, ле­систый, тенистый, иглистый, плечистый, струистый, льдистый и т. nj. На­против: неподвижное ударение на основе производящего существительного сохраняется в прилагательном ('например: тинистый, жилистый, ухабистый, болотистый). Это господствующие группы слов с суффиксом -ист-. Сюда же примыкают по значению и ударению слова, производные от глагольных или отглагольно-именных основ: прижимистый, убористый, развесистый, напо­ристый, увесистый, поджаристый и т. п.

Две другие группы прилагательных с суффиксом -ист- немногочисленны


и стабильны. Это: 1) слова, производные от относительных прилагательных (чаще всего на -яный, реже на -ный). Здесь суффикс -ист(ый) сохраняет значе­ние излишнего количества чего-нибудь (что обозначено основой), указывает на наличие большой примеси чего-нибудь: водянистый, кровянистый, масля­нистый, травянистый, сернистый, мучнистый, ср. приземистый; 2) слова, про­изводные от основ существительных и имеющих значение: похожий на что-нибудь, напоминающий своими качествами то вещество, тот предмет, которые обозначены основой: золотистый, серебристый, пушистый, барха­тистый, ср. шелковистый; ср.: струистый, волнистый (волнистая черта), кряжистый (подобный кряжу)*. Ср. у Л. Леонова: «Сергей Андреич видел, кроме дачи, — выезд, весьма сараистую квартиру» («Скутаревский») и другие подобные.

7. С суффиксами -аст- и -ист- по контрасту связывается продуктивный
суффикс -оват- (ср.: мещанистый и мещановатый). Суффикс -оват- находится
на границе между суффиксами, производящими новые качественные прилага­
тельные от слов других категорий, и между суффиксами, видоизменяющими
качественное значение самого имени прилагательного. Вернее, этот суффикс
сочетает обе функции.

Так, прежде всего продуктивный суффикс -оват-, -еват-, присоединяясь к основам самих качественных прилагательных, вносит оттенок смягчения, уменьшения качества. Он соответствует наречию — несколько, слегка: желто­ватый, глуповатый, плоховатый, трудноватый, белесоватый, красноватый, си­неватый, широковатый, грубоватый и т. п. Ср. в «Шинели» Гоголя: «Чинов­ник нельзя сказать чтобы очень замечательный: низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат».

Но, сверх этого, суффикс -оват- производит от основ имен существи­тельных качественные прилагательные со значением: несколько или отчасти, слегка похожий на кого-нибудь какими-нибудь качествами. Например: «щуко-ватый полицеймейстер» (Салтыков-Щедрин), мещановатый (у М. Горького), мужиковатый, вороватый, плутоватый, дубиноватый, мешковатый, крючко­ватый, клочковатый и т. п. В этом морфологическом типе имен прилага­тельных ощущается также оттенок ослабленности качества, указание на неко­торое приближение к свойствам чего-нибудь: ср. «войлоковатые волосы» (Лесков, «Островитяне»). Ср. у Чехова: «На ее краснощеком весноватом лице было написано столько тупой важности...» («Последняя могиканша»).

Можно думать, что суффиксу -оват- свойственно и третье, почти угасаю­щее значение: имеющий в какой-нибудь степени что-нибудь (на что указывает основа имени существительного). Например: угреватый, ноздреватый, узло­ватый, угловатый и т. п. (ср. также: виноватый). Ударение у слов с суффик­сом -оват- последовательно сохраняется на суффиксе. Суффикс -оват- не при­соединяется к основам качественных прилагательных, уже содержащих другой суффикс (например: -ив-, -чив-, -лив-, -ав-, -альн-, -енн-).

8. От суффикса -н-, -ьн-, производящего как качественные, так и относи­
тельные прилагательные, исторически ответвилась группа суффиксов -тельн-,
-ичн-, -абельн-
с преобладающим качественным значением. В современном
языке они представляются уже вполне обособившимися, самостоятельными
формантами.

1) В книжном языке резче всего выделяется суффикс -тельн-, производя­щий прилагательные от глагольных основ (ср. существительные на -тель и -телъница). Например: успокоительный, пленительный, вопросительный, под­готовительный, предупредительный, слабительный, томительный, непрости-

* О связи значений «полный чего» и «похожий на что» в именах прилагательных см. у М. М. Покровского41".

Г82


тельный, старательный, наблюдательный, замечательный, очаровательный, удовлетворительный, настоятельный, упоительный, утвердительный, сногсши­бательный и т. п.

Образования с суффиксом -тельн- колеблются в границах трех основных значений:

а) активного, близкого к значению окачествленного причастия на -ищи *:
спасительный (несущий спасение, спасающий), возмутительный (возмущаю­
щий, способный вызвать возмущение), бдительный, наблюдательный, живи­
тельный, одобрительный, заключительный, прохладительный, презрительный,
убедительный, головокружительный, душещипательный
и т. п.;

б) пассивного: достойный чего-нибудь, такой, что обязывает что-нибудь
сделать (именно то, что обозначается основой производящего глагола), или
такой, что постоянно подвергается какому-нибудь действию, носит на себе от­
печаток какого-нибудь действия. Например: замечательный (достойный быть
замеченным), уважительный, простительный, непозволительный, употреби­
тельный
и т. п.;

в) относительного, указывающего на определительную связь с действием,
обозначенным основой глагола, на отношение к действию, например: подго­
товительный период
(период подготовления), избирательное право, оборони­
тельный союз, испытательный стаж
и т. п. Ср. у Салтыкова-Щедрина: «под-
слушивательный
интерес», «обуздывательный проект», «головоушибательные
увеселения» и т. п.

Очевидно, это относительное значение суффикса -тельн- особенно широко распространено в языке науки и техники. В специальных и профессиональных технических терминах суффикс -тельн- в относительном значении является си­нонимом суффикса -льн-. Но, по-видимому, с суффиксом -тельн- связан более книжный стилистический оттенок, и на нем лежит более явственный отпеча­ток активного значения. Понятно, что в отдельных случаях эти отличия могут становиться почти вовсе не ощутимыми. Например: промывальный (промы-вальная машина) и промывательный (промывательный барабан); зажигаль-ный и зажигательный и т. п.43

Конечно, многие прилагательные с суффиксом -тельн- в современном языке уже непосредственно выражают качественные значения и не ассоции­руются с представлением о глаголе и со значением действия. Например: ис­ключительный, значительный, последовательный, знаменательный, непритяза­тельный и т. п.

2) Суффикс -ичн- (вариант -тичн-) в заимствованных словах соответствует фр. -ique (греч. -ikos). Он образует качественные прилагательные со значе­нием: проникнутый чем-нибудь, обнаруживающий то свойство, на которое указывает основа (по большей части в соответствии с отвлеченными понятия­ми на -изм-, -ость, -ика, -ия и т. п., но ср. также: катастрофичный, анекдо­тичный, героичный и т. п.): драматичный, артистичный, догматичный, пробле­матичный, анемичный, энергичный, аллегоричный и т. д. Ср.: синонимичный, омонимичный, метафоричный, синтаксичный и другие подобные.

Часто суффикс -ичн- служит для более наглядного выражения тех каче­ственных значений, которые развиваются в прилагательных на -ический (от за­имствованных основ; ср.: критический, героический, драматический, артисти­ческий и т. д.), и для образования от слов с суффиксом -ическ(ий) соотносительных кратких форм и степеней сравнения (например: «Положение

• По поводу этого значения прилагательных на -тельный А. А. Потебня заметил: «По зна­чению им соответствуют немецкие от причастия настоящего: schlagend, treffend, reizend, zwingend, auffassend. bedeutend, ansprechemt, wohlwollemi и пр.»42.


было в высшей степени трагично»; «Польза от этого нововведения довольно проблематична» и т. д.).

3) Суффикс -абельн- (фр. -able, нем. -abet) имеет значение: обладающий каким-нибудь свойством, способный к чему-нибудь: рентабельный, комфорта­бельный, респектабельный, читабельный (разговорно-шутливое)*. Круг употре­бления этого суффикса очень узок, но яркость его осознания несомненна**.

9. Обособляются в самостоятельный словообразовательный разряд каче­
ственные прилагательные с суффиксом -н-, произведенные от глагольных и от
глагольно-именных основ. В этом морфологическом типе смешались и сли­
лись имена прилагательные, производные от именных отглагольных основ
(например: скрытный, понятный, занятный и т. п.), и прямые отглагольные
образования (вырезной, отрывной, неподкупный) и т. д. В современном литера­
турном языке слова этого типа непосредственно ассоциируются с глагольны­
ми основами. Они большей частью понимаются как чистые отглагольные
типы качественных прилагательных — с оттенком значения возможности,
потенциальности.

В этом разряде наиболее рельефно в современном языке выделяется груп­па слов, обозначающих невозможность или возможность какого-нибудь дей­ствия (соответственно со значением основы): такой, что может или не может что-нибудь сделать, или такое, что можно или нельзя чего-нибудь сделать. Например: невылазный, непробудный, неуемный, неуклонный, необъятный, не­утешный, непреклонный, неприступный, внятный, очевидный, заметный, со­ставной, раздвижной, покупной и т. п. Ср. у Пушкина в «Евгении Онегине»:

Я знал красавиц недоступных, Холодных, чистых, как зима, Неумолимых, неподкупных, Непостижимых для ума...

К прилагательным этого типа примыкают очень продуктивные в профес­сионально-технических диалектах слова с суффиксом -н-, производные от от­глагольных существительных и имеющие широкое относительное значение: связанный с каким-нибудь действием (которое обозначается основой отгла­гольного существительного), относящийся к какому-нибудь действию. Напри­мер: мойный, промывной, углерезный, набивной, подъемный и т. п.

10. В системе современных прилагательных очень укрепились каче­
ственные варианты некоторых глагольных суффиксов. Сюда прежде всего от­
носятся качественные прилагательные с суффиксом -м- и глагольной основой.

Суффикс -м- служит средством образования причастий настоящего вре­мени страдательного залога. Но качественному преобразованию подвергалась лишь небольшая часть причастий от непроизводных (с точки зрения совре­менного сознания) глагольных основ. Например: любимый, видимый (чаще не­видимый; но ср. видимое дело), мнимый, уважаемый и др. Причастия на -мый от непроизводных глагольных основ, утратив соотносительность со страда­тельными причастиями на -нный, в XIX в. постепенно вымирают. Их угаса­нию содействовало и то обстоятельство, что во второй половине XVIII в. стал очень продуктивным способ образования качественных прилагательных рт глагольных основ совершенного и несовершенного вида посредством суф­фикса -м- (-им-, -ем-) со значением: такой, что можно сделать что-нибудь (то, что обозначает производящее слово), пригодный для какого-нибудь действия: достижимый (такой, что можно достигнуть), растяжимый, преодолимый (та-

* Англ. -able только в устарелом фешенебельный (fashionable).

•• Для полноты коллекции можно отметить еще непродуктивный суффикс с общим каче­ственным значением -овн(ый), -евн(ый): верховный, виновный, греховный, сановный, чиновный, ду­шевный и некоторые другие.


кой, что можно преодолеть) и т. п.* Заключенный в этих словах оттенок по­тенциального значения легче всего сочетался с отрицанием не или с наречия­ми, выражающими степень возможности (легко, едва и т.п.,): невознагра­димый, недостижимый, неумолимый, неизгладимый, неистощимый, неистре­бимый, неизбежимый (ср. неизбежный), нерастворимый, труднорастворимый, неуловимый, незаменимый, неощутимый, неоспоримый, невообразимый, недопу­стимый, неодолимый, невыразимый, неукротимый, несоизмеримый, нестер­пимый, легко исполнимый и т. п. У некоторых из этих слов в соответствующем контексте можно усилить оттенок глагольности (хотя бы посредством присое­динения творительного падежа существительного для обозначения орудия действия). Оттенок глагольности в словах на -имый был значительнее, ярче в русском литературном языке первой половины XIX в. Ср., например, у Пушкина в «Каменном госте»: «Как небо тихо; недвижим теплый воздух». Гораздо раньше и сильнее качественные оттенки значения проникли в группу отглагольных прилагательных на -емый (произведенных, по большей части, от непереходных глаголов): неподражаемый, неувядаемый, неосязаемый, несго­раемый, непромокаемый, непререкаемый, непроницаемый, неописуемый и т. п.44.

11. Более пеструю и смешанную картину соотношения и взаимодействия качественных и глагольных оттенков представляет обширная и производи­тельная группа отглагольных прилагательных на -лый. Суффикс -л-, род­ственный глагольному суффиксу -л- в форме прошедшего времени, в этих формах обособился от системы глагола (ср. историю слов пошлый, дошлый, взрослый, рослый, смелый, гнилой, зрелый и т. п.).

Прилагательные с суффиксом -л(ый) некогда отделились, оторвались от причастий на и получили значение: находящийся в каком-нибудь состоянии (в соответствии с результатом действия, обозначаемого основой того непере­ходного глагола, от которого образовано прилагательное) или такой, каким стал под влиянием какого-нибудь действия: беглый, облезлый, пришлый, про­шлый, поблеклый, обрюзглый, обвислый, разбухлый, остылый, протухлый, пре­лый и т. п.

Среди прилагательных этого типа прежде всего выделяется замкнутая группа слов, образованных от основ непереходных глаголов на конечный со­гласный (вроде облезть и т. п.) или гласный корня — гнить, зреть, без тема­тической, соединительной морфемы в инфинитиве и от глаголов на -путь, обозначающих состояние, пребывание в каком-нибудь состоянии (мерзнуть и т. n.J и теряющих -ну- в форме на -л.

Так как эти классы глаголов непродуктивны, то и произведенные от них прилагательные составляют окаменевшую группу слов, относящуюся, по крайней мере наполовину, не к грамматике, а к словарю. Суффикс -л- в обра­зованиях этого рода является уже непродуктивным, а иногда даже мертвым, и часть произведенных при его посредстве слов уже утратила связь с соответ­ствующими глаголами. Ср.: смелый, кислый, дряблый, дряхлый, вялый, мерзлый, промозглый, сиплый, тусклый, хриплый, чахлый и т. п. Но ср. в соче­таниях с глагольной приставкой:

Рысиха смачно тушу [лося] распорола, Вползла в кожух, облиплая от брызг.

(ранний Сельвинский)

Напротив, живым и продуктивным является суффикс -л- в сочетании с ос­новой непереходных глаголов на -еть, -ать, -ять. Он производит от гла-

* См. у Карамзина примечание к слову достижимый: «Цель бытия нашего, равно дости-
жима.ч
для мудрых и слабоумных... то есть, до которой достигнуть можно: я осмелился по ана­
логии употребить это слово» (Смирдинск. изд., т. 2, с. 243). ----


гольных основ этого типа, обычно осложненных приставками и подводимых под категорию совершенного вида, имена прилагательные с тем же значе­нием: такой, каким становятся под влиянием какого-нибудь действия (со­ответственно производящей основе): залежалый, поседелый, обледенелый, заго­релый, оторопелый, осовелый, очумелый, устарелый, отверделый, окаменелый, остервенелый, запустелый, возмужалый, обветшалый, обруселый, полинялый, заплесневелый, исхудалый и т. п. Ср. также слово бывалый.

Все прилагательные этого типа образуются только от непереходных не­возвратных глаголов. От основ несовершенного вида переходных глаголов производятся прилагательные только с суффиксом -льн- (родильный, то­чильный, умывальный и т. nj. Ср. образования от основ переходных глаголов имен существительных, обозначающих действующие лица (суффиксы -(и)ла, -(а)ла) или орудия действия (суффиксы -ло, -ало, -ило).

Еще более показательно, что прилагательные на -лый, -елый, -алый про­изводились и производятся лишь от тех непереходных глагольных основ, в которых не выражены количественно-видовые различия. Следовательно, они не образуются от глаголов с суффиксом однократности -ну-, с суффиксом длительности и итеративности -ыва- и -ва- (но ср. бывалый)45.

Тут пролегает глубокая пограничная черта между категорией имени при­лагательного и категорией глагола. Категории вида и залога являются ос­новными организационными формами глагольного словообразования.

Кроме того, для характеристики отношений между глаголом и именем прилагательным необходимо отметить, что у прилагательных на -лый не­членные формы употребляются лишь в тех случаях, >когда они не омони­мичны с формами прошедшего времени глагола или когда эта омонимия не создает неудобств для понимания, не ведет к двусмыслице (например: «Как он молод и смелЬ> и «Как он смел сделать вам такое предложение!»; «Это яблоко не совсем зрело» и «В нем долго зрело это решение»; «Лицо было пух­ло» и «Сочинение пухло, обрастая множеством ссылок и цитат» и т. п.). В формах женского рода омонимия парализуется акцентологическим противо­поставлением форм (прела — прилагательное, прела — глагол; кисла —тела; вяла вяла; пухла — пухла; тускла — тускла и т. п.) *.

В прилагательных на -лый, образованных от глагольных корней-основ на согласный, краткие формы единственного числа мужского рода отличаются от соответствующих глагольных форм прошедшего времени и по своему зву­ковому облику (например: хрипл, но хрип; кисл, кисел —кис; пухл, но пух и т. п.). Краткие же формы множественного числа у всех прилагательных на -лый отличаются от соответствующих форм прошедшего времени глагола окончанием, а при односложности основы — и ударением (ср. кислы, но кисли, пухлы, но пухли; загорелы, но загорели и т. п.).

12. Не менее ярко выражено качественное значение, носящее полустер­шийся налет глагольности, в отглагольных прилагательных с суффиксами -уч-(-юч-); -ач- (-яч-). Выбор того или другого суффикса f-уч- или -яч-) зависит прежде всего от того, на какой согласный оканчивается корневой элемент производящего глагола. Если он оканчивается на губной или заднеязычный, то к нему присоединяется только суффикс -уч- (гремучий, шипучий, сыпучий, пахучий, жгучий, толкучий).

В других положениях употребление суффиксов -уч- и -яч- определяется та­ким правилом. Суффикс -яч- (-ач-) сочетается лишь с корневыми элементами (оканчивающимися не на губной и не на заднеязычный) тех глаголов, которые

* Ср. указание А. А. Потебни: «Прилагательные: дохла, тухла, пухла, бегла, волгла, бле­кла, тускла, мерзла, хрипла, дрябла, спела, смела, зрела, вяла, при причастиях в сказуемом дохла, бегла... смела и пр.»46.


образуют формы 3-го л. мн. ч. на -ят (т. е. принадлежат ко второму спряже­нию), например: лежачий, бродячий, сидячий, ходячий, стоячий ит. п. Во всехостальных случаях применяется суффикс -уч- (-юч-) (например: падучий, по­лзучий, вонючий, прост, приставучий и т. п.).

Суффиксы -уч- (-юч-), -ач- (-яч-), исторически восходящие к древнерус­ским суффиксам причастных форм, обозначают: характеризуемый каким-ни­будь действием или состоянием как постоянным и отличительным признаком, склонный к какому-нибудь действию (соответственно значению глагольной основы): певучий, кипучий, пахучий, текучий, толкучий (толкучий рынок), зы­бучий, сыпучий (сыпучий песок), трескучий («жгуч мороз трескучий»), линючий, вонючий, лежачий, сидячий, висячий, стоячий, ходячий и т. д. Но некоторые слова этой группы уже утратили прозрачность своего морфологического со­става (ср. зрячий); в других уже нет прямой соотносительности с формами глагола, например: могучий (ср. могущественный), трескучий (ср. существи­тельное треск), летучий (ср. лет) и др.

Среди этих отпричастных образований нет производных от переходных глаголов, от глаголов с суффиксом -ся, от глагольных основ с ярко выра­женными видовыми оттенками, например от основ отыменных глаголов на -еть, -еют (темнеть) и -путь (мерзнуть), в которых ощущается видовой оттенок постепенного роста, усиления действия47. В отличие от прилагательных на •лый в прилагательных на -ячий, -учий все основы беспрефиксны.

13. В группу качественно-отглагольных форм словообразования входят
и непродуктивные суффиксы -(а)н-, -ен-. По происхождению это бывшие суф­
фиксы русских причастий страдательного залога. Как известно, русские при­
частия были вытеснены церковнославянскими образованиями на -анный,
-енный
(нечленные формы на -ан, -ен). Прилагательные, в которые преврати­
лись бывшие страдательные причастия, имеют в современном языке такое
значение: подвергшийся какому-нибудь действию в достаточной степени, та­
кой, что является результатом какого-нибудь действия: печеный, жареный, мо­
роженый, соленый, моченый, ученый, драный, рваный, дареный
и т. п.

14. Понятно, что в круг этих качественно-отглагольных прилагательных
должны быть включены и те причастные образования на -ящий, -ющий, -ущий
и особенно страдательные на -нный и -енный, которые тесно сблизились с при­
лагательными или даже перешли в них. Но отделять анализ качественных
значений причастий от исследования общих приемов и принципов их образо­
вания и употребления нецелесообразно (см. главу о причастиях).

15. Именам прилагательным, так же как и существительным, свойственны
книжные суффиксы очень конкретного значения. Эти суффиксы состоят из се­
мантем, образующих вторую часть сложных слов. Таковы, например, со­
ставные суффиксы качественных прилагательных:

 

1) -видн(ый): похожий на кого-нибудь, на что-нибудь, имеющий вид кого-
нибудь, чего-нибудь, например: стекловидный, шаровидный, яйцевидный, щито­
видный
и т. п. Ср. у Глеба Успенского: «Чародей был маленькая фигурка
с птщевидною физиономией» («Растеряевские типы», сцена «Нужда песенки
поет»);

2) -образн(ый): порошкообразный, дугообразный, слонообразный, клино­
образный, волнообразный, конусообразный
и т. п.;

3) -подобн(ый): ангелоподобный, обезьяноподобный, звероподобный, муже­
подобный, жгч/мяА'&ны&. v. х.ч..;

4) менее распространен и более связан с лексическим значением основы
элемент -носн(ый): орденоносный, победоносный, золотоносный и т. п. Ср.
-творный: плодотворный, тошнотворный, снотворный, животворный и т. п.

16. Разряд качественных (так же, впрочем, как и относительных) прилага­
тельных значительно пополняется разными типами сложных слов. (Ср. раз-


ные типы словосложения в категории имен прилагательных, в большей своей части зависящие от приемов словосложения имен существительных:

1) водовозный (водовозная кляча), пылесосный;

2) ситценабивной, самолетостроительный;

3) самодержавный, иносказательный;

4) многоопытный, многочисленный;

5) труднопроходимый, скоропортящийся, высокообразованный;

6) железнодорожный, древнерусский;

7) грудобрюшной, плодоовощной, садовоогородный;

8) потусторонний, повсеместный и некоторые другие.)

Но подробное описание методов сложения и совмещения нескольких се­мантем в строе составного слова — задача лексикологии, задача семантики. В общем очерке приемов образования качественных прилагательных целесо­образно лишь подчеркнуть разнообразие типов словосложения в этой области и отметить те виды сложных прилагательных, которые не опираются на суф­фиксы с качественным значением.

Количество несамостоятельных слов-морфем, которые служат для обра­зования сложных имен прилагательных непосредственно с помощью оконча­ния -ый, -ий (-ая, -ое), в современном языке очень ограничено: -ногий, -кожий, -лицый, -мордый, -палый, -рукий, -носый, -глазый, -пузый, -шдый, -лобый, -зубый, -волосый, -бородый, -бокий, -ротый, -шёрстый, -грудый, -бёдрый, -ухий, -бровый, -голосый и некоторые другие (ср. у Маяковского: жирно-животый).

Как видно, эти морфемы по большей части восходят к обозначениям чле­нов человеческого тела или тела животных.

В первой части таких составных слов могут быть: приставка без-, форма родительного падежа числительных или основа имени прилагательного (наре­чия), а в поэтической речи — и существительного, ср. в индивидуальном по­этическом стиле Маяковского: «звонконогие гимнасты»; «кино америколицеё»; «массомясая быкомордая орава»; «крикогубый» и др.; ср. у Всеволода Ива­нова: «алогрудое солнце» («Андрейша») и другие подобные*. Едва ли удачно новообразование Л. Леонова: «стремглавый человек» («Скутаревский»).





Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 2035 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. C. Прилагательные с обязательными предлогами
  2. I ВИДЫ НЕОЛОГИЗМОВ И СПОСОБЫ ИХ ОБРАЗОВАНИЯ
  3. I. Государственный стандарт общего образования и его назначение
  4. II. Источники образования хозяйственных средств
  5. II. Требования к структуре образовательной программы дошкольного образования и ее объему
  6. III СПОСОБЫ ОБРАЗОВАНИЯ СЛОЖНЫХ СЛОВ
  7. III. Требования к условиям реализации основной образовательной программы дошкольного образования
  8. IV. ОРГАНИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА. 4.1.Учреждение осуществляет образовательный процесс в соответствии с уровнями общеобразовательных программ трех ступеней общего образования и реализует
  9. IV. Порядок образования имущества
  10. IV. Требования к результатам освоения основной образовательной программы дошкольного образования
  11. IX. Создание предпосылок для развития инклюзивного образования, в том числе создания безбарьерной школьной среды для детей-инвалидов
  12. The Bank and the Money Supply 4 страница. II. Прилагательные и наречия образуют сравнительную и превосходную степени сравнения


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.03 с.