Лекции.Орг
 

Категории:


Деформации и разрушения дорожных одежд и покрытий: Деформации и разрушения могут быть только покрытий и всей до­рожной одежды в целом. К первым относит...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...

Глава 1. Традиционная культура Реннелла и Беллоны: социальная структура и система религиозных представлений



УЧЕБНО-НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ РЕЛИГИЙ

 

Муляров Даниил Яковлевич

 

КОНФЛИКТ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ СИСТЕМ В ПРОЦЕССЕ ХРИСТИАНИЗАЦИИ ОСТРОВОВ РЕННЕЛЛ И БЕЛЛОНА

 

 

Направление 47.03.03 «Религиоведение»

 

Выпускная квалификационная работа бакалавра

 

студента IV курса очной формы обучения

 

    Допущена к защите на ГЭК Руководитель УНЦИР, к. культурологии, профессор _____________Н.В. Шабуров «___»__________ 2016г.   Научный руководитель д.и.н., профессор УНЦИР ______________А. С. Агаджанян «___»__________ 2016г.
   

 

Москва 2016


 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение3

 

 

Глава 1. Традиционная культура Реннелла и Беллоны: социальная структура
и система религиозных представлений
9

1.1. География, история и уклад жизни 9

 

1.2. Устная традиция, мифология и религия 16

 

1.3. Ритуальные практики 25

 

 

Глава 2. История «безумия» 1938 года и его последствия28

 

2.1.Предпосылки христианизации 28

 

2.2. “Безумие” в Ниупани 33

 

2.3. “Безумие” как теомахия и как “наказание”; Его последствия 39

Глава 3. Компаративный и теоретический материал49

3.1. Сравнение. Милленаристские движения в Океании 49

 

3.2. Теория. 59

 

3.2.1. Символика “Безумия” в трактовке Монберга 59

 

3.2.2. “Безумие” как коммунитас за рамками ритуала – в рамках теории

Виктора Тернера 60

 

 

Заключение65

Список источников и литературы70

 

 

Введение

История христианизации изобилует рассказами о героях-прозелитах, которые, не жалея сил, отдавались своему делу приобщения народов к новой религии. Это и апостолы, основавшие первые общины в античном мире, и иезуиты, посетившие Японию и Конго, или протестантские и католические проповедники в Океании, учившие языки местных народов. Подвиги последних в борьбе с “дьявольскими силами” в лице местных верований особенно превозносятся в трудах и отчетах прочих миссионеров[1].

Однако череда событий, о которых будет поведано в настоящей дипломной работе, несколько отличается от большинства из этих историй. Христианизация островов Реннелл и Беллона – достаточно уникальный случай массового перехода в новую религию, который островитяне датируют 1938 годом. Происходило это без непосредственного участия в процессе европейского проповедника. В силу разных обстоятельств обращение проходило в закрытом обществе, а героями на этот раз были сами островитяне, из которых только небольшая часть имела возможность бегло познакомиться с основами христианского вероучения. Наша же работа посвящена изучению ключевых событий этого процесса и тому, как эти события осмысляет само общество Реннелла и Беллоны.

С конца пятидесятых годов двадцатого века – через двадцать лет после христианизации – антропологи и культурологи из Дании и Америки начали активно посещать Реннелл и Беллону. Труды этих исследователей весьма разнообразны; их наследие охватывает мифологию островитян, религию, экономику, войны и так далее. Некоторые из этих трудов мы активно используем в нашем деле.

Так, без датского антрополога Торбена Монберга мы бы не смогли проделать нашу работу, поскольку именно он собрал большую часть материалов по интересующей нас теме. Его основная монография “Bellona Island: Beliefs and Rituals” (1991)[2] нам помогает разобраться в дохристианских религиозных представлениях островитян. Мы также активно пользуемся некоторыми статьями Монберга, которые посвящены христианским “событиям” на Ренннелле[3] и Беллоне[4] и их последствиям. Незаменим сборник местных мифов и рассказов “From the Two Canoes” (1965), составленный им на пару с американским лингвистом Самуэлем Элбертом. В него включены ценные для нас источники – пересказы очевидцев и участников событий, о которых идет речь. Исследования таких ученых, как Рольф Кушель, Кай Биркет-Смит и Софус Кристиансен нам в целом помогают углубиться в культуру и историю Реннелла и Беллоны.

 

Мугаба и Мунгики, как их всегда называли местные жители – два Полинезийских острова-останца (outlier), находящихся на территории Меланезии. Они представляют из себя два взросших атолла, занимающих самую южную часть в цепочке Соломоновых островов. Самый крупный из них – Реннелл – достигает почти восьмидесяти километров в длину и четырнадцать в ширину. Беллона находится в двадцати трех километрах к северо-западу от Реннелла, и значительно меньше своего соседа – одиннадцать километров в длину и три в ширину.

 

Государство Соломоновых островов, под протекторатом которого находятся Реннелл и Беллона, долгое время жестко ограничивало попытки миссионеров посетить два острова для приобщения их населений к христианскому учению. До определенного момента, за исключением редких контактов с моряками или исследователями, общество островов жило достаточно герметично. Однако, начиная с 30-х годов XX века, миссионеры разных деноминаций получили возможность однократного посещения Реннелла, чтобы забрать нескольких туземцев для их обучения на своих станциях. Важно подчеркнуть, что таким образом, была значительно усложнена задача – миссионерам нужно было просветить островитян, почти не знакомясь с их культурой. История попыток вернувшимися неофитами обратить в христианскую веру своих соплеменников является основным объектом нашего исследования.

В качестве основных источников по данному периоду мы берем свидетельства островитян, опубликованные в самом конце сборника Элберта и Монберга[5]. Эти рассказы охватывают время с самых первых неудачных попыток европейцев христианизации до окончательного обращения всех жителей меньшего из островов – Беллоны. В нашей работе эти тексты мы обозначили цифрами A (сс. 392-393 в сборнике), B (393-409), C (409-416), и D (416-419). Наибольшее внимание уделяется текстам “B” и “C”, поскольку в них наличествует описание поворотного момента процесса христианизации. Кульминацией этих событий общепринято островитяне стали называть “безумием” (madness), которое произошло в октябре 1938 года в деревне Ниупани на острове Реннелл. Под “безумием” понимается ряд нестандартных поступков жителей деревни, включая массовую истерию, произошедших в результате попытки официального принятия христианского Бога в местный пантеон.

Наличие “безумия” стало универсальным ответом, на вопрос переходить ли в новую религию или нет. Считается, что, с одной стороны, в этот момент боги столкнулись в битве, в которой победу одержал Небесный Бог, и с другой, “безумие” стало “наказанием” от Бога, который оказался недоволен Его сопоставлением с традиционными силами. Подтверждением тому стал факт скоротечного обращения всего населения обоих островов – буквально в течение одного-двух месяцев. История о капитуляции божеств стала неопровержимым доказательством могущества Бога, ставшего новым хозяином на территории Реннелла и Беллоны. Масштабным изменениям подверглась на только религия, но и культура в целом; из-за нарушения обрядовой когерентности, обществу пришлось искать новые способы взаимодействия с миром.

Кроме рассказов островитян, в качестве источников этого периода мы берем свидетельства христианских историков и миссионеров, таких как Эйлин Лантри или Норткот Дек. Помогают в удостоверении фактов нам и историки миссионерства, в первую очередь, Дэвид Хиллиард и Джон Гарретт. Специфику “безумия” и дальнейших последствий Монберг достаточно подробно разбирает в двух своих статьях, упомянутых выше. Монографии Кушеля и Кристиансена показывают особенности изменений на острове Беллона в социальной и экономической сферах.

Как дополнительный источник используется небольшой опрос, проведенный нами в социальной сети Facebook среди ныне живущих реннелльцев. Информанты были найдены через официальную страницу провинции Реннелл и Беллона в социальной сети[6]. Ответы современных жителей острова на вопросы по теме христианизации мы сравним со сведениями, собранными Элбертом и Монбергом.

 

Пользуясь информацией, представленной в перечисленной литературе, мы можем сформулировать проблемы и цели, в рамках которых будет проходить наша работа. В первую очередь мы видим, что эта история – есть набор сложных процессов, происходящих как внутри общества, так и на уровне межрелигиозного диалога. Поскольку мы видим, что большая часть сюжета происходит внутри закрытого общества, основная проблема для нас – это то, насколько, в данном случае, культура приспособлена, или открыта к внешним воздействиям. В рамках этого вопроса, например, интересно понять, почему новоиспеченные миссионеры в течение двух лет до “безумия” не могли приобщить своих соплеменников к христианству. При этом главный поворотный момент осмысляется при помощи мифологических образов разрушающих всё вокруг богов в смешении с христианским эсхатологизмом.
Соответственно, целью нашей дипломной работы мы ставим определить характер взаимодействия старой религии с новой в исторической и символической плоскостях.

 

Для достижения поставленной цели, мы будем двигаться в нескольких направлениях:

1) Определение исторических и культурных условий, в рамках которых происходила христианизация. Контекстуальный анализ важен, поскольку, сравнительно поздняя христианизация Реннелла и Беллоны подразумевает не самые типичные геополитические условия. К примеру, колониальная политика в Океании к первой половине XX века стала сильно мягче чем за сотню, или даже десятки лет до этого.
Эта задача также подразумевает выявление культурных и религиозных особенностей общества двух остров. Акцент делается на структуре пантеона и на ритуально-обрядовом аспекте. В нарративе о “безумии” островитяне сами делают упор на том, что оно предварялось ритуалом,
а необычные действия участников списывают на волю богов.
Интересно посмотреть и на традиционное общество в целом, поскольку, как мы увидим, после христианизации оно подверглось сильнейшим изменениям в разных сферах культуры. Пользуясь трудами перечисленных выше исследователей, мы посмотрим, что именно и в каком виде было подвергнуто изменениям.

 

2) Рассмотрение особенностей вероучения посетивших Реннелл христианских деноминаций и их проявлений в ходе изучаемого процесса. Разрешение побывать на острове получили три церкви: Адвентисты Седьмого Дня, Евангельская Церковь Южных Морей и Англикане. Поставленная задача касается, в основном, адвентистского учения, поскольку основные участники “безумия” – жрец Тегета и Моа – были неофитами именно этой церкви. Добавим, что Моа был еще и главным инициатором христианизации острова Беллона после событий на Реннелле. Мы увидим, как определенные элементы адвентистской догматики, такие как чаяния о втором пришествии Христа и акцент на поддержании здоровья, в утрированном виде воспроизвелись в “безумии”. Постепенно, мы придем к выводу, что учение адвентистов не только отразилось в конкретных проявлениях массовой истерии, но и стало решающим фактором его возникновения. Для ознакомления с доктринами церкви Адвентистов Седьмого Дня мы пользуемся монографией российского религиоведа Андрея Григоренко “Эсхатология, Милленаризм, Адвентизм: история и современность”[7].

3) Поиск схожих случаев, связанных с христианизацией, на территориях Полинезии и Меланезии. Историй, повторяющих череду событий на Реннелле и Беллоне, и в особенности “безумие”, на данном этапе найдено не было. Поэтому, в качестве сравнительного материала мы рассматриваем сюжеты из мира христианизированной Океании, которые своими отдельными элементами напоминают наш случай. Самыми близкими к нему оказались так называемые милленаристские движения – часто наблюдаемое явление в постколониальном мире южных морей. Некоторые характерные черты милленаризма в Океании, к примеру – эсхатологические ожидания, противоречащее традиционным нормам поведение, наличие лидера и так далее – схожи с тем, как проходило “безумие” в Ниупани. Важное свойство некоторых из таких движений – это стремление к “очищению” культуры от старых предрассудков, что должно было приблизить наступление тысячелетнего Царства. Мы увидим, что нарратив чистоты перед Богом, имплицитно присутствует в поведении участников “безумия”.

В сравнительной части будут использованы труды исследователей милленаризма в Меланезии (Питер Уорсли, Джордж Вестермарк) и Полинезии (Мартина Буцкова). Отдельно взята монография Джоэля Роббинса – исследовавшего общества урапминцев, которое, при отсутствии явных черт милленаризма, перманентно старается обуздать свою “нечистоту”[8].
Размышления этих ученых о диалоге религий нам также помогают осознать специфику христианизации Реннелла и Беллоны

4) Поиск особого теоретического подхода к изучению “безумия” и его последствий как уникальной истории. В этом разделе мы продолжаем начатую Монбергом линию осмысления символики “безумия”, рассматривая поведение самих его участников. Главный тезис Монберга заключается в том, что кризисный момент слияния двух религий островитяне смогли выразить воспроизведением ситуации одержимости высшими богами, что, по сути, уже безумно[9].
Мы дополняем эти положения, идеями Витора Тернера, который рассматривает ритуалы как своего рода кризисы, которые переворачивают структуру общества вверх дном, наделяя участников сакральным статусом (лиминальные существа)[10].

С учетом особенностей адвентистской догматики и пользуясь примерами милленаристских движений мы выдвигаем ряд обобщающих гипотез. Эсхатологизм адвентизма, как деструктивная по отношению к культуре идея, нашел свое выражение в знакомых для островитян категориях одержимости и священного поведения богов. Сами боги стали тем механизмом, который “очистил” культуру от греха ее предрассудков. И действительно, внеритуальное проявление божественности, как мы увидим тотально отразилась на последствиях “безумия”: старая религия была отринута, а общество вскоре стало жить по западному образцу.
В рамках теории, и подводя итоги, мы обращаемся к методологии Маршалла Салинса, который изучал общества Полинезии в их взаимодействии с европейцами. Его подход подразумевает поиск в структуре культуры (история, мифология), таких паттернов, которые подготавливают ее к возможным изменениям[11]. Такие сюжеты мы усматриваем в мифах о битвах между богами, и, опять же, в культурных интерпретациях ненормальных состояний в качестве одержимостей и безумий.

Актуальность настоящей дипломной работы обосновывается, во-первых, крайне ограниченным объемом русскоязычной литературы, затрагивающей процессы христианизации на островах Океании. Эти процессы сравнительно широко освещены в западной литературе, однако работ по описанному в работе случаю христианизации островов Реннелл и Беллона весьма немного. Изучение Реннелла и Беллоны представляет интерес в том числе из-за того, что их изолированность сделала их генезис в разной степени особенными. Тема христианизации является важной частью широкой проблематики религиозного обращения, которое и исторически, и в наше время сохраняет центральное значение в исследованиях религии.
В то же время, работы, затрагивающие христианизацию островов Реннелл и Беллона, практически полностью отсутствуют, хотя эта тема интересна не только научному сообществу, но и некоторым современным жителям обоих островов, что видно из проведенного нами небольшого опроса в социальной сети Facebook.

Глава 1. Традиционная культура Реннелла и Беллоны: социальная структура и система религиозных представлений

 





Дата добавления: 2016-07-29; просмотров: 284 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.