Лекции.Орг
 

Категории:


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Электрогитара Fender: Эти статьи описывают создание цельнокорпусной, частично-полой и полой электрогитар...


Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ

Коллекционирование в первой половине XIX века



Наступивший XIX век принес новое понимание искусства, культурных ценностей и их места в жизни общества, возникли новые коллекционные интересы. Эстетические вкусы русского общества в 1800 – 1820-х годах были в значительной мере обусловлены надеждами на позитивные изменения в русском обществе, которых ожидали от Александра I, и патриотическим подъемом, вызванным победой России над Наполеоном.

В первой четверти XIX века появляются первые периодические издания, посвященные изобразительному искусству. В 1807 году был основан «Вестник изящных искусств», издаваемый профессором Московского Университета И.Ф. Буле, но он быстро прекратил свое существование, поскольку адресовался лишь узкому кругу специалистов и был малоинтересен широкой публике. В 1820 году в Петербурге под редакцией В.И. Григоровича был создан новый журнал с тем же названием, где публиковались искусствоведческие работы, обзоры художественной жизни России, отчеты Академии художеств и «Общества поощрения художников», но тоже просуществовал недолго, не имея достаточного числа подписчиков и завися от государственных субсидий. Материалы искусствоведческого характера публиковались в других периодических изданиях: «Сыне Отечества», «Отечественных записках», «Русском вестнике» и др. Патриотический подъем вызвал интерес русского общества к национальной школе живописи. В связи с этим было опубликовано значительное количество биографических словарей русских художников, составленных И.А. Акимовым, И.Ф. Буле, П.П. Бекетовым, В.И. Григоровичем и другими. Сведения о выставках в Академии художеств постоянно публиковались в периодической печати1. Важным событием русской культурной жизни явилось создание в 1825 году «Галереи художественных произведений русской школы» в Императорском Эрмитаже2.

Картина художественных вкусов и пристрастий русского общества первой четверти XIX века не может быть полной без декабристов, которым было присуще, по определению Ю.М. Лотмана, «некоторое специальное поведение, особый тип речей и реакций, присущий именно члену тайного общества» отличавшее их от остальных дворян. Их мировоззрение было сформировано под влиянием романтизма3. Эстетическую систему декабристов исследователь П.В. Соболев определил как «Теория изящного – теория действия», соединяющую романтические идеалы с революционной практикой4. В изобразительном искусстве декабристы были привержены романтизму, порвав внутренние связи с эстетикой классицизма. Элементы реализма в изобразительном искусстве, проявившиеся в творчестве В.А. Тропинина и А.Г. Венецианова, не были восприняты декабристами5.

Эпоха надежд завершилась в 1825 году разгромом восстания декабристов и восшествием на престол Николая I, царствование которого характеризуется жесткой внутренней политикой. Но, в то же время, Николаевская эпоха была продуктивна в области литературы и искусств. В это время творили выдающиеся русские поэты, писатели, художники.

Во второй четверти XIX века появляется ряд изданий, посвященных крупнейшим художественным собраниям России, в первую очередь Эрмитажу, издававшихся не только в России, но и за рубежом. В 1827 году в Веймаре была опубликована книга Ф. Ганда «Произведения искусств и древности в Санкт-Петербурге», значительная часть которой была посвящена Эрмитажу. Это издание продавалось в России, но только на немецком языке, без русского перевода. Создавались русские каталоги и описания собраний Эрмитажа – в 1833 и 1838 годов. В 1845 – 1847 годах было опубликовано описание 120 лучших картин Эрмитажного собрания. В 1842 году был опубликован каталог с элементами биографического словаря художников Музея Академии художеств «Указатель находящихся в Академии произведений по алфавиту имен художников и предметов»6.

Историзм, как стиль, проявившийся в архитектуре, живописи, декоративно-прикладном искусстве7, также способствовал формированию в русском обществе интереса и образного восприятия отечественной и зарубежной истории, обогащая повседневную жизнь образами прошлых эпох.

Коллекционерские интересы российского общества в значительной степени определялись вкусами императоров. Александр I интересовался искусством, недаром на портрете кисти французского художника Ф. Жерара он изображен как «покровитель муз», подобный Аполлону или Меркурию, представляющему живопись Минерве8. При Александре I активизировалось пополнение коллекций Эрмитажа. Император лично принимал участие в приобретении наиболее крупных собраний, отдавая предпочтение французской живописи9.

Николай I, по наблюдению известного искусствоведа Н.Н. Врангеля, «несомненно, любил искусство, любил по-своему»10. В 1829 году Академия Художеств была передана в ведение Министерства двора, и император вмешивался в дела этого учебного заведения. В 1845 году Николай I посетил Италию, где приобрел и заказал более 30 статуй и скульптурных групп, бюстов, фонтанов и каминов, познакомился с итальянскими мастерами и посетил мастерские русских художников и скульпторов, творивших там в это время. Каждый из них получил заказ от императора11. Во время пребывания императора в Помпеях, ему были подарены древности, выкопанные в его присутствии по приказу неаполитанского короля, среди которых – бронзовый бюстик Калигулы и мраморная скульптура «Мальчик с птичкой» (в настоящее время находятся в Эрмитаже)12.

Личные вкусы императора нашли отражение в коллекционировании оружия, которое он начал собирать в 1811 году, будучи великим князем, и это увлечение сохранилось у него на всю жизнь. В коллекцию Николая I входили западноевропейские доспехи XVI века, холодное и огнестрельное оружие, восточное оружие. Важное место в собрании занимали трофеи персидской войны 1826 – 1827 и турецкой войны 1828 – 1829 годов13. Кроме того, Николай еще до восшествия на престол начал собирать коллекции эстампов, карикатур, старинных карт. Они находились в Аничковом дворце, и великий князь занимался их систематизацией14.

Коллекционеры первой половины XIX века по социальному составу в основном – дворяне, от представителей высшей аристократии до небогатых помещиков и чиновники различных рангов. Но начинают появляться коллекционеры из разночинской интеллигенции, чьи интересы были обусловлены научными занятиями или искренней страстью к собирательству. В это время формируется тип «коллекционеров-спасателей», собирающих то, что не входило в круг традиционных коллекционерских интересов и могло погибнуть15. К таким страстным коллекционерам относится бывший крепостной Шереметевых Н.И. Подключников, реставратор живописи, что дало ему возможность познакомиться со многими коллекциями своего времени. Постепенно страсть к коллекционированию захватила его, и он стал собирать самые разнообразные вещи: картины, масонские реликвии, предметы русской старины16.

Бывший крепостной Строгановых, А.Е. Теплоухов, составил интереснейшую археологическую коллекцию, которую затем продолжал собирать его сын, Ф.А. Теплоухов17. Позднее председатель Московского археологического общества П.С. Уварова назвала Ф.А. Теплоухова «единственным из частных владельцев, который <…> отнесся серьезно к своей коллекции»18.

Нельзя отделить от русской культуры коллекции дипломатов, подолгу пребывавших за границей и приобретавших там произведения искусства. Коллекционерами были посланник в Тоскане Н.Ф. Хитрово и его супруга Е.М. Хитрово19.

В первой половине XIX века многие русские люди со средствами подолгу жили за границей, где составляли коллекции произведений искусства. К сожалению, не все эти коллекции поступили в Россию, многие из них были распроданы по желанию или после смерти их владельцев.

Великая княгиня Мария Николаевна после смерти супруга, Максимилиана Лейхтенбергского, поселилась во Флоренции, на вилле Куарто. Там она близко познакомилась с художниками, и много времени и сил посвящала коллекционированию произведений живописи20.

З.А. Волконская21, дочь известного коллекционера и мецената кн. А.М. Белосельского-Белозерского, дом которого она назвала «прибежищем всего изящного»22, собирала произведения искусства, в том числе античные памятники. О ее коллекции современники отзывались с восхищением. Поэт М. Веневитинов писал о салоне З.А. Волконской «Она украшала свой дом оригиналами и копиями знаменитейших произведений живописи и ваяния, комнаты своего дома, настоящего музея, она раскрашивала фресками в стиле разных эпох»23. В 1829 году З.А. Волконская навсегда уехала в Италию. Сад ее римской виллы был украшен античными статуями и барельефами. В арках древнего акведука, находившегося на территории виллы, были устроены гроты, в которых стояли копии знаменитых античных статуй24.

Сын дипломата и коллекционера Н.Н. Демидова, А.Н. Демидов-Сан Донато большую часть жизни прожил за границей, где собрал выдающуюся коллекцию произведений искусства, после его смерти проданную с аукциона, на котором, по свидетельству современника, «было чему позавидовать, увлечься или восхититься! Многие из предметов, в этот достопамятный аукцион, доходили до цен истинно баснословных»25.

Способы формирования коллекций. В первой половине XIX века в России был развит антикварный и художественный рынок, а также рынок старинных рукописей26. Описание московских магазинов, например, привел П.П. Свиньин: в магазинах Лухманова, Шульгина, Шухова и других «картины, мраморы, бронзы, кристаллы <…> горы с китайским фарфором, коллекции драгоценных табакерок, старинных великолепных сосудов из серебра и янтаря, статуи и вазы из базальту и малахита <…> большие редкости и драгоценности, кои не только можно купить за сходную цену, но и выменять на вещи, которые более не нравятся и не нужны»27.

Существовали и другие способы формирования собраний. Так, историк М.П. Погодин пополнял свои коллекции во время путешествий по России и славянским странам. Он побывал во всех значительных городах и монастырях России. Ряд предметов он приобретал на ярмарках, в том числе на знаменитой Нижегородской ярмарке28. Древние монеты, рукописи и другие старинные предметы можно было купить на толкучем рынке. Существовали также знатоки старины, специально выискивавшие редкости для коллекционеров.

Одновременно с ростом спроса развивалось изготовление поддельных древностей, наносившее большой ущерб коллекционерам. Так, в Москве был известен изготовитель поддельных древнерусских рукописей А.И. Бардин, изделия которого попали в коллекции даже таких знатоков древностей, как историк М.П. Погодин, коллекционер и знаток старины П.Ф. Карабанов29. В коллекции С.Г. Строганова, имевшей высокую художественную и научную ценность, находилась бронзовая статуэтка Аполлона, первоначально получившая высокую оценку современников, в том числе петербургского археолога Л. Стефани, посвятившего ей целое исследование, но оказавшаяся подделкой XVIII века30.

Коллекционеры руководствовались в своей деятельности различными мотивами. В первой половине XIX века появляется такой важный мотив для составления коллекции, как стремление поддержать, поощрить начинающих художников к творчеству. Наиболее ярким примером такого коллекционирования является собрание министра и члена Государственного Совета Ф.И. Прянишникова в Петербурге. Он начал собирать картины русских художников, желая оказать им поддержку31. Галерею Прянишникова высоко ценили современники, отмечая, что он «осуществил дивную мысль: собрать воедино замечательные произведения исключительно русских художников»32. В 1854 году, находясь в Петербурге, собрание Прянишникова осмотрел П.М. Третьяков, у которого тогда же возникла мысль создать галерею национальной живописи. Единственная из всех частных картинных галерей, галерея Прянишникова была куплена казной еще при жизни владельца, но была оставлена в его пожизненное пользование вплоть до смерти в 1867 году. После смерти Прянишникова галерея была первоначально присоединена к музею Академии художеств, но затем было принято решение о передаче ее в Московский Румянцевский Публичный музей33.

Круг объектов коллекционирования соответствовал интересам русского общества в области культуры.Коллекционером широких и разнообразных интересов, во многом новатором, был С.Г. Строганов, первым в России начавший коллекционировать произведения живописи раннего Возрождения («примитивов»). В его собрании были также характерная для коллекций его времени западноевропейская живопись, античные произведения, нумизматические памятники. Кроме того, его интересовали новые объекты коллекционирования: чудские древности, иконы, в основном строгановского письма, мексиканские древности34.

В первой четверти XIX века основные направления российского коллекционирования в значительной мере определялись патриотическими настроениями русского общества, ростом национального самосознания, вызванными победой над Наполеоном. Был дан новый импульс возникшему во второй половине XVIII века коллекционированию памятников русской старины. Этот вид коллекционирования развивался на фоне повышенного интереса к отечественной истории. Важным событием в жизни русского общества была публикация в 1818 году восьми томов «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина. В полемике вокруг этого труда участвовали широкие слои образованной части общества, не только в научных публикациях, но и в памятниках эпистолярного жанра, дневниках и эпиграммах. Свои суждения об «Истории» выражали Пушкин, Жуковский35.

Огромный вклад в дело поисков, сохранения и научной обработки памятников русской письменности сыграл выдающийся государственный деятель и дипломат, канцлер Н.П. Румянцев36. В 1814 году он вышел в отставку, поселился в Петербурге, в своем особняке на Английской набережной, и посвятил себя научным занятиям и коллекционированию. Н.П. Румянцев не только сам собирал коллекции древностей, но объединил вокруг себя кружок ученых – Н.Н. Бантыш-Каменского, К.Ф. Калайдовича, П.М. Строева, Ф.П. Аделунга, А.А. Востокова и других. Они занимались поисками документов по истории России в зарубежных архивах, обследовали отечественные архивохранилища37. Учеными были обнаружены уникальные памятники древнерусской письменности, среди них Изборник Святослава 1073 года, Судебник 1497 года и другие. На средства Н.П. Румянцева были предприняты издания документов: «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым», «Памятники Российской словесности XII века», «Белорусский архив древних грамот»38. После смерти Румянцева его коллекции находились в его особняке на Английской набережной и были доступны для обозрения, но с 1850-х годов доступ к ним был прекращен из-за ветхости здания. Поэтому по инициативе Московского учебного округа коллекция Румянцева была в 1861 году перевезена в Москву, где впоследствии была объединена с Московским публичным музеем. В 1862 году состоялось открытие объединенного Московского публичного Румянцевского музея.

Но победа в войне с Францией нанесла коллекционированию и значительный урон. Когда войска Наполеона подходили к Москве, Ф.В. Ростопчин, бывший в то время московским генерал-губернатором, сам поджег дом в Воронове, где находились его художественные коллекции, чтобы он не достался неприятелю39. Пожар Москвы 1812 года уничтожил ценнейшие рукописные собрания и книгохранилища Москвы: историка К.Ф. Калайдовича, П.Г. Демидова, Д.П. Бутурлина, профессора Московского Университета Ф.Г. Баузе и многих других40.

Идеи патриотизма, пафос победы России в войне с Наполеоном нашли отражение не только в подборе предметов в коллекциях, но и в том, как эти предметы экспонировались. Размещая предметы в помещении, коллекционер выступал как интерпретатор своего собрания, придавая экспозиции идейное звучание. Примером этому может служить коллекция героя войны с Наполеоном, генерала А.И. Остерман-Толстого, вынужденного оставить военную карьеру после Кульмского сражения 1813 года, в ходе которого потерял руку. После ранения генерал подолгу бывал за границей: во Франции, Швейцарии, Италии, Германии, где общался со многими известными художниками и скульпторами, как иностранными, так и русскими, творившими за границей, заказывал им произведения искусства, в том числе собственные портреты. Коллекции, собранные А.И. Остерман-Толстым, размещались в Петербурге, в его доме на Английской набережной. Белая зала, оформленная как пантеон русской военной славы, была, по описанию современника, «скорее похожа на храм, чем на комнату». В экспозиции этого помещения нашли отражение патриотические настроения русского общества первой четверти XIX века, а также судьба самого генерала, самые яркие страницы которой были связаны с войной против Наполеона41.

В русле патриотических настроений, роста национального самосознания было коллекционирование русской живописи. Известностью пользовалась коллекция петербургского коллекционера А.Р. Томилова, в доме которого собирались художники: О.А. Кипренский, А.Г. Варнек, А.О. Орловский и др. А.Р. Томилов одним из первых понял значимость эскизов и начал их собирать. Он проявлял интерес к произведениям художников-реалистов 1830 – 1840-х годов, которые не сразу привлекли внимание коллекционеров42.

Частные коллекции первой половины XIX века занимали важное место в различных сферах культурной жизни России. В это время в России остро ощущался недостаток музеев. Идея создания русского национального музея возникла как одно из проявлений роста национального самосознания после победы над Наполеоном. В 1817 – 1821 годах члены кружка Н.П. Румянцева – Б. Вихман и Ф.П. Аделунг – выступили с проектами создания единого всероссийского музея древностей, призванного пропагандировать исторические знания43.

Важным событием в культурной жизни Москвы было открытие в 1802 году картинной галереи при больнице, созданной по инициативе и на основе коллекций двоюродных братьев: чрезвычайного посла России в Вене Д.М Голицына и вице-канцлера и вице-президента Коллегии иностранных дел А.М. Голицына. Галерея просуществовала до 1817 – 1819 годов, когда была распродана. Каталога галереи не сохранилось44. Это был первый случай в России создания музея на основе частной коллекции, с благотворительными целями.

Писатель и дипломат П.П. Свиньин45открыл в 1826 году музей на основе своего частного собрания в Петербурге, в доме возле дворца великого князя Михаила Павловича (ныне Государственный Русский музей). П.П. Свиньин писал: «Я уже имею такие произведения живописи и скульптуры, что не стыдно поставить их между произведениями лучших мастеров всех известных школ, что они не затмились бы в первейших галереях». В состав музея Свиньина входила также нумизматическая коллекция. Минералогическая коллекция дополняла артефакты и дополняла представление о России46. В 1829 году, из-за денежных затруднений, П.П. Свиньин вынужден был распродать свою коллекцию. Он предлагал казне приобрести ее, но решение вопроса с покупкой затянулось, и в 1834 году «Русский музеум» был распродан с аукциона47.

В усадьбе Поречье в 1840-х годах был основан графом С.С. Уваровым, президентом Петербургской Академии наук, министром народного просвещения, один из крупнейших частных музеев России, доступный для осмотра48. В 1853 году был опубликован «Указатель Порецкого музеума для посетителей», в котором были перечислены основные и наиболее интересные предметы. Коллекция дополнялась библиотекой, украшенной мраморными бюстами исторических личностей. Органическим дополнением музея был обширный ботанический сад.

А.Ф. Ростопчин – коллекционер, меценат, библиофил, литератор, сын Ф.В. Ростопчина, унаследовав и значительно пополнив художественную коллекцию отца, открыл в 1850 году в собственном особняке в Москве публичную картинную галерею. Был издан каталог музея на французском языке. Однако уже через два года, из-за финансовых затруднений, галерея была закрыта49.

Сознавая необходимость для России общедоступного музея, Николай I создал его на основе императорских коллекций. В 1852 году состоялось открытие музея в здании, известном под названием «Новый Эрмитаж» (архитектор Л. Кленце). Строительство здания, формирование коллекций и другие вопросы организации музея находились под личным контролем императора50.

При создании музея была проведена инвентаризация произведений искусства, находившихся в Эрмитаже, и были выделены картины, являвшиеся личной собственностью императорской семьи. Таким образом подчеркивалось, что картины, находящиеся на экспозиции Нового Эрмитажа, перестают быть личной коллекцией царя, хотя и являются собственностью императорского дома51.

Создание музея на основе императорского собрания вдохновило коллекционеров на передачу коллекций, в форме дарения или завещания, на имя императора. Таким образом, происходил процесс перехода частных собраний в категорию музейных. Свою огромную коллекцию, включавшую полотна итальянских, испанских, нидерландских, фламандских и голландских художников, а также скульптуру и геммы, завещал Николаю I Д.П. Татищев, длительное время находившийся на дипломатической службе в Неаполе, Мадриде, Гааге и Вене52. Коллекция была снабжена каталогом и припиской: «Я дозволяю себе сделать это верноподданническое приношение, потому что вещи эти уже сделались известными в кругу европейских художников и покровителей изящных искусств, единодушно отзывавшихся о достоинствах их с большой похвалой»53. Свой знаменитый домашний музей русской старины завещал Николаю I московский коллекционер Н.Ф. Карабанов. Современник охарактеризовал собрание Карабанова как «единственное в наше время полнотою, разнообразием и богатством частное собрание»54.

Частные коллекции переходили в Эрмитаж не только путем дарения или завещания, но и купли-продажи. Так, в 1851 году для Нового Эрмитажа у А.Н. Демидова-Сан Донато была куплена за 100 тысяч рублей серебром коллекция античной скульптуры, собранная его отцом, посланником во Флоренции Н.Н. Демидовым55.

Еще одним способом сделать коллекции доступными для обзора и полезными для общества была передача коллекций учебным заведениям.

В 1821 году А.Н. Оленин передал Академии художеств, президентом которой он был, свою коллекцию оружия, которая вошла в состав созданной им Рюсткамеры, ее предметы служили художникам и скульпторам для создания произведений искусства на исторические сюжеты56.

В 1852 году Ф.Ф. Вигель, литератор, библиофил, подарил Московскому университету свою коллекцию, включавшую гравюры и литографии деятелей культуры, связанных с Московским Университетом, писателей и поэтов, актеров, полководцев. В коллекции находился гравированный портрет А.С. Пушкина работы Н.И. Уткина с оригинала О.А. Кипренского. Коллекция содержалась в превосходном состоянии, портреты были разложены в отдельных папках, с собственноручными подписями и пояснениями владельца57.

Недостаток музеев в некоторой степени восполнялся частными коллекциями, которые не всегда отличались полнотой и систематичностью, но в них вещи можно было осмотреть, прикоснуться к ним, взять в руки58. Дочь скульптора Ф.П. Толстого, М.Ф. Каменская, которая имела возможность во время приемов ознакомиться с коллекцией в особняке И.С. и А.Г. Лавалей на Английской набережной Петербурга, отмечала, что «такого множества этрусских ваз и вещей, собранных в одну коллекцию, кажется, ни у кого, кроме графини Лаваль, не было»59.

Широкая публика имела возможность увидеть произведения из частных коллекций, до того малодоступных, на временных выставках, организованных по инициативе зятя императора, Максимилиана Лейхтенбергского в Академии художеств, в Петербурге, в 1851 и 1861 годах. Их участниками были крупнейшие коллекционеры, в том числе члены императорской семьи60.

Центрами коллекционирования были столица Российской империи – Санкт-Петербург и древняя столица России – Москва.

Из петербургских коллекционеров – членов царской семьи в первую очередь следует назвать старшую дочь Николая I великую княгиню Марию Николаевну и ее супруга герцога Максимилиана Лейхтенбергского, занимавшего, одно время, пост Президента Академии художеств. В Петербурге их коллекции находились во дворце на пересечении Мойки и Вознесенского проспекта, построенном по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера. Основу коллекции составило собрание отца Максимилиана Лейхтенбергского, принца Евгения Богарне – вице-короля Италии (пасынка Наполеона I). В коллекции герцога Лейхтенбергского были произведения живописи и семейные реликвии: портреты Жозефины Богарне Ф. Жерара, и Евгения Богарне кисти Штилера, а также батальные полотна. Максимилиан Лейхтенбергский пополнил коллекцию отца, в том числе полотнами русских мастеров. Из произведений скульптуры отметим работы Кановы «Три грации» и «Мария Магдалина». Мария Николаевна и Максимилиан Лейхтенбергский владели также имением Сергиевка в старом Петергофе. Интерьеры дворца в Сергиевке и парк украшала скульптура работы русских и западноевропейских мастеров в оригиналах и копиях, а также мраморные, бронзовые и гальванопластические копиии античных произведений. Напротив главного входа во дворец был установлен мраморный бюст принца Евгения Богарне. К сожалению, не все скульптуры из Сергиевки сохранились, многие из них можно увидеть сейчас лишь на старых фотографиях и открытках61.

Во второй четверти XIX века среди коллекционеров Москвы ведущее место занял профессор Московского Университета, издатель журнала «Москвитянин», известный историк и филолог, коллекционер-ученый М.П. Погодин, собравший знаменитое Древлехранилище, в составе которого были рукописи, старопечатные книги, автографы ученых, писателей, государственных деятелей, как прошлого, так и современников. М.Н. Погодин составил также коллекции медалей, печатей, оружия, предметов из чудских курганов. Разнообразен был раздел древнерусского церковного и гражданского быта, в том числе старообрядческого литья, древнерусского шитья, ювелирных изделий, более 200 икон. В 1852 году Древлехранилище было приобретено казной62.

Условия для коллекционирования сложились и в крупных университетских городах, где была возможность приобретать книги, художественные ценности, исторические и естественнонаучные памятники, где имелись ученые общества, в том числе из университетских профессоров, способных заинтересоваться и оценить усилия по сбору коллекций. Большой известностью пользовались коллекции профессора терапии, патологии и клиники, ректора Казанского университета К.Ф. Фукса63. В статье, посвященной Фуксу, его характеризовали как «врача, ученого путешественника, естествоведа, языковеда, антрополога, нумизмата, археолога, этнографа, историка, писателя». Широкие интересы Фукса нашли отражение в его коллекциях восточных монет, старообрядческих рукописей и старопечатных книг, а также обширных естественнонаучных коллекциях – минералогическая, ботаническая и др. О нем вспоминали современники: «Все комнаты его дома: зало, кабинет, бельведер и пр. заставлены были шкафами и сундуками, в которых тщательно сохранялось это научное богатство»64.

Усадебное коллекционирование принимает иной, чем в эпоху Просвещения, характер. Ушли в прошлое роскошные усадьбы екатерининского времени, составлявшие одну из характерных особенностей культуры второй половины XVIII века. В первой половине XIX века русская дворянская усадьба вступила в новый этап развития. Обогащается флора усадебных парков, особенное значение придается редким, экзотическим растениям, нередко в сочетании с серьезным увлечением владельца усадьбы ботаникой и формированием специальной библиотеки. Архитектура, садово-парковое искусство, быт жителей усадьбы подчиняются теперь эстетике романтизма. В парках создаются мемориальные уголки, связанные с событиями семейной важности, напоминающими о родных и друзьях – культивируется «семантика чувств». Мемориальные мотивы в усадьбе, собирательство редких растений – все это делало коллекционирование органичной частью усадебной культуры, вскрывая ее противоречия65.

С одной стороны, среди живописных полотен в помещичьих домах можно было увидеть произведения различных художественных достоинств – от выдающихся художественных произведений до картин, созданных крепостными художниками-самоучками. Наиболее распространенными были портреты императоров и семейные портреты. С другой стороны, многие усадьбы были известны своими богатейшими высокохудожественными коллекциями, собранными их владельцами, интеллигентными людьми.

Многие усадьбы становились центрами русской культуры, атмосфера которых вдохновляла писателей и поэтов на создание художественных произведений. В анналы отечественной культуры вошли усадьбы, связанные с именем А.С. Пушкина: Михайловское, Тригорское, Болдино. А.С. Пушкин называл «Русским Парнасом» имение, принадлежавшее поэту П.А. Вяземскому, Остафьево. Здесь работал над «Историей Государства Российского» Н.М. Карамзин. В Остафьево приезжали и гостили Д. Давыдов, Е.А. Баратынский, Н.В. Гоголь, В.А. Жуковский и другие поэты и писатели66.

Примером выдающейся усадебной коллекции может служить собрание князей Барятинских в усадьбе Марьино Курской губернии. Формирование его коллекций связано с именем И.И. Барятинского, в молодости блестящего военного и дипломата. И.И. Барятинский собрал в Марьине семейные портреты, а также произведения русских и западноевропейских художников, скульптуру итальянских мастеров и датского скульптора Торвальдсена, и огромную коллекцию гравюр и рисунков русских и западноевропейских мастеров, в том числе Рембрандта. На протяжении XIX века коллекция Марьина пополнялась. Особо отметим серию картин на темы кавказских войн, собранную А.И. Барятинским, активным участником этих войн67.

Усадьба Красный Рог Брянской губернии принадлежала писателю А.А. Перовскому(прозаику, писавшему под псевдонимом Антоний Погорельский) В Красном Роге прошли юношеские годы поэта и писателя А.К. Толстого(племянника А.А. Перовского), впоследствии унаследовавшего эту усадьбу. Произведения искусства, составлявшие коллекцию усадьбы, были в основном приобретены А.А. Перовским во время его путешествия с молодым А.К. Толстым по Италии в 1831 году. Коллекция, включавшая скульптуру, полотна мастеров Возрождения и итальянских художников XVIII – XIX веков, а также библиотека располагались в усадьбе в здании, называемом Охотничий замок68.

Широкие возможности для коллекционирования открывались на окраинах Российской империи. Особенно очевидно это проявилось в Новороссии, где,в Северном Причерноморье, находились руины древнегреческих колоний. Новороссийский генерал-губернатор М.С. Воронцовспособствовал изучению истории Новороссии, и был почетным председателем созданного в 1839 году «Одесского общества Истории и Древностей»69. Произведения искусства и коллекции рукописей, нот, старинных географических карт70 находились в его Одесском доме и в Алупкинском дворце71.

В первой половине XIX века в России происходит переосмыс­ление наследия античности. Путешествия, посещения подлинных античных памятников способствовали образному восприятию древности. Особенно будили воображения руины Помпей, позволяющие воссоздать трагические сцены гибели города. Путешественник мог ощутить себя, бродя по руинам древнего города «сошедшим в царство мертвых, или бродящим в полусне, как иногда бывает в минуту просыпления»72.

Важную роль в восприятии русскими людьми античности имели путешествия в Крым, знакомство с памятниками причерноморских греческих колоний73. М.И. Кутузов, в письме к дочери, Е.М. Хитрово, спрашивал: «Была ли ты в Севастополе? Там находятся замечательные развалины древнего Херсонеса»74. И.А. Стемпковский, знаток и коллекционер античных древностей, активно ратовал за научный подход к археологии, впоследствии основал Керченский музей75. Дом коллекционера античных памятников И.П. Бларамберга, первого директора Керченского музея, был центром научной жизни города, где собирались любители древностей, ученые, а также путешественники по Крыму76. И.М. Муравьев-Апостол в 1820 году упоминал Бларамберга как «человека приятного и умного», и высоко оценил его коллекцию древностей77. П.А. Дюбрюкс, французский солдат, попавший в плен в 1812 году и оставшийся на юге России, изучал археологические памятники. Результаты его изысканий не утратили актуальности до сих пор. Дюбрюкс составил собственную коллекцию древностей. К сожалению, он при жизни так и остался не оценен учеными, незаслуженно отзывавшимися о нем с пренебрежением78.

Интерес русского общества первой половины XIX века к античности проявился в создании внутри коллекций особого предметного комплекса – «античной коллекции». Обязательными в ней были скульптура и фрагменты античных статуй и архитектурного декора, произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе италийская керамика (известная в то время под названием «этрусские вазы»). Характерной для коллекций было небольшое собрание древностей из Помпей и Геркуланума79. Подлинные античные произведения часто соседствовали с гипсовыми отливками, которые украшали интерьеры, включаясь в античные коллекции80. Примером такой коллекции является принадлежавшая архитектору О. Монферрану, которую он собирал с 1816 года, превратив свой дом в Петербурге в небольшой музей81.

Русское общество активно отзывалось на все события, происходящие в мире, особенно на те, которые были связаны с познанием нового. Так, после египетского похода Наполеона 1798 – 1801 годов активизируется интерес к Древнему Египту. В 1827 году в Академии наук выступал египтолог Гренвиль, демонстрируя мумию из своей коллекции, специально привезенную в Петербург82. В 1825 году в Петербурге был создан Египетский музеум, который располагался первоначально на первом этаже здания Кунсткамеры, а с 1852 года – в Новом Эрмитаже83. Важным событием, поддерживавшим интерес к Древнему Египту, была доставка в 1832 году в Петербург найденных в Фивах сфинксов, художественное и историческое значение которых было высоко оценено Ф. Шампальоном84. По Египту и Нубии путешествовал А.С. Норов85, стараниями которого в Петербург в 1837 году был доставлен выдающийся памятник древнеегипетского искусства – храмовая статуя Мут-Сохмет86. В 1840 году А.С. Норов опубликовал записки о своих путешествиях87.

Небольшой коллекцией древнеегипетских предметов обладал архитектор О. Монферран. Его собрание включало два саркофага, статуэтку египтянки, барельефы из известняка с изображением жертвоприношения богу Ра и поклонения Осирису, диоритовый барельеф, изделия мелкой пластики88. По-видимому, интерес к Древнему Египту нашел отражение в неосуществленном проекте Монферрана установить на набережной Невы гранитную статую «Бога Озириса, покровителя наук и искусств»89.

Важную роль сыграли коллекционеры в сохранении и систематизации памятников, особенно памятников первобытной культуры. В европейской науке с начала XIX века велись поиски «допотопного человека». С 1830-х годов науку и общество потрясают известия о сенсационных находках Буше де Перта. Сведения о находках древних людей появлялись в журналах «Библиотека для чтения», «Живописном обозрении», «Вестнике естественных наук», в «Горном журнале». В 1820 – 1830-х годах коллекция каменных орудий (кремневые наконечники стрел, каменные кирки и другие орудия), найденных в Минусинском крае, была у енисейского губернатора А.П. Степанова. В 1840-х годах каменные орудия, происходящие из Карелии, собирал генерал-лейтенант корпуса Горных инженеров Н.Ф. Бутенев90. В 1862 году при посредстве академика К.М. Бэра коллекция Бутенева была приобретена этнографическим музеем Академии наук. Коллекцию первобытных древностей имела также А.М. Раевская91, жена Н.Н. Раевского-младшего, героя войны 1812 года. Ее собрание высоко оценивалось современниками. Впоследствии, когда во второй половине XIX века начнется активное изучение первобытного человека, частные коллекции станут основным научным материалом92.

В первой половине XIX века развивалось нумизматическое коллекционирование. В составление коллекций истинные собиратели нередко вкладывали не только большие деньги, но и душу, истинную любовь к собирательству. Коллекционер С.А. Еремеев писал о своем увлечении: «Надо быть нумизматом, чтобы провесть тридцать лет жизни за монетами, чтобы постигнуть, как можно страдать от нумизматики»93.

Повышению интереса к нумизматике способствовало произошедшее на рубеже XVIII – XIX веков выдающееся событие, в значительной мере изменившее представление ученых о Древней Руси: обнаружение древнерусских монет X – XI веков, о существовании которых прежде не было известно ученым. Несмотря на то, что это были единичные находки, каждая из них была научной сенсацией. Эти монеты поступали в Императорский Эрмитаж и к крупным коллекционерам. Крупный клад древнерусских монет был найден в 1852 году у города Нежина. Большинство монет из него затем пополнило коллекции А.Д. Черткова, А.С. Уварова, С.Г. Строганова и других выдающихся коллекционеров-нумизматов.В настоящее время почти все монеты этого клада находятся в Отделе нумизматики Государственного Эрмитажа94.

Большую роль в развитии российской нумизматики играл Мюнцкабинет Императорского Эрмитажа, в котором работали выдающиеся нумизматы и коллекционеры: известный специалист по античной нумизматике Е.Е. Келер, специалист по русской нумизматике Ф.И. Круг95.

В первой половине XIX века был сделан новый шаг в систематизации русских монет на основе каталога коллекции А.Д. Черткова. Он был опубликован в 1834 году, а затем издавались прибавления к нему в 1837, 1838, 1842 годах. Этот систематический каталог надолго стал основным пособием любителей нумизматики96.

Известны крупные коллекционеры, систематизировавшие монеты на научной основе. Таким коллекционером греческих, римских и восточных монет был генерал-лейтенант И.А. Бартоломей97. Чрезвычайно полная коллекция (около 50 000 русских и западноевропейских монет и медалей) принадлежала Я.Я. Рейхелю98. Коллекционером-нумизматом был историк, библиограф, лингвист Ф.П. Аделунг, активный участник создания Румянцевского музея, коллекция которого включала греческие и римские монеты99.

Однако не все коллекционеры отличались искренним интересом к нумизматике. Так как нумизматическое коллекционирование становилось все более массовым, становясь модой, некоторые представители общества, желая иметь коллекцию, но при этом не находя интереса в ее составлении, заказывали на монетном дворе новоделы. Так, А.А. Аракчеев в 1824 году заказал себе на Монетном дворе новодельную коллекцию монет на позолоченных и посеребренных медных кружках. Александр I, узнав об этом, отдал распоряжение изготовить тот же заказ в золоте и серебре в качестве подарка А.А. Аракчееву.

Развитие нумизматического коллекционирования породило изготовление фальшивых коллекционных монет. Особое развитие оно получило после публикации каталога А.Д. Черткова, на основе иллюстраций которого изготавливались подделки100.

* * *

Основные направления и характер коллекционирования в первой четверти XIX века в значительной мере определялись надеждами на реформы, которых ожидали от Александра I, и патриотическим подъемом после победы над Наполеоном. В связи с этим в коллекционировании большое значение приобретает национальная тематика, коллекционирование отечественных древностей ставится на научную основу. Во второй четверти XIX века, в связи с усилением гражданских позиций, активизируется стремление сделать коллекции доступными для осмотра широкой публикой, для пользы науки и народного просвещения. Развитие культурных потребностей общества делает очевидной нехватку музеев в стране. В связи с этим возникает тенденция передачи коллекций в музеи и учебные заведения, создание частных музеев, экспонирование коллекций на временных выставках.

Центрами коллекционирования являются теперь не только Санкт-Петербург, Москва и дворянские усадьбы, но также университетские города, новоприсоединенные к Российской империи земли, особенно те, которые богаты археологическими памятниками.

Расширился социальный состав коллекционеров. Кроме аристократов и высших сановников активно коллекционируют чиновники, небогатые дворяне, представители офицерства, научной интеллигенции, появляются коллекционеры-спасатели из разночинцев.

Круг объектов коллекционирования стал шире. В составе коллекций нашли выражение изменение вкусов в области искусства, рост патриотических настроений, интерес к отечественным истории и живописи, новое отношение к античности и другим древним цивилизациям, а также к естественным наукам. В коллекционерстве возникают охранительные тенденции по отношению к предметам коллекционирования: сохранить, спасти от исчезновения.

Активно развивалось нумизматическое коллекционирование, принимая все более научный характер, чему в значительной степени способствовали ученые, работавшие в Мюнцкабинете Императорского Эрмитажа. В то же время, этот вид коллекционирования, становясь модой, способствовал появлению большого количества новоделов.

Как и в XVIII веке, важна репрезентативность, представительность коллекции, а также эстетическая привлекательность коллекционируемых предметов. Возросла познавательная функция коллекций, собирателей привлекает информация, которую можно извлечь из внешне неэффектных, но интересных с исторической точки зрения предметов. При составлении коллекций все большее значение приобретает систематизация, научный подход к формированию коллекции.


Глава V





Дата добавления: 2016-09-06; просмотров: 1253 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.