Лекции.Орг
 

Категории:


Искусственные сооружения железнодорожного транспорта: Искусственные сооружения по протяженности составляют в среднем менее 1,5% общей длины пути...


Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни...


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...

Зона, 13.02.13, десять утра 3 страница



– Высохнет – сама отвалится, – комментируя бесплодные старания Татьяны, сказал Бражников. – Не тратьте силы, пригодятся.

– Я не могу... такой чумазой...

– Зато сливаемся с местностью. – Майор усмехнулся и догнал Андрея. – Не спешишь?

– А надо?

– Как тебе сказать. – Бражников пожал плечами. – Вы-то затемно ушли, а я только в семь, да и то... не ушел, а уполз.

– Мы слышали взрывы, – Андрей кивнул. – Что-то серьезное?

– Да так, ерунда. Тысяч сто мутантов проникли на базу и начали там чудить. Ну, а гарнизон, понятное дело, начал отстреливаться.

– Что ж ты молчал?!

– А когда было говорить? У нас ведь тоже то понос, то золотуха.

– Подробнее рассказывай, – потребовал Андрей. – Серьезно, до ста тысяч... рыл приперлось? И с какого направления они атаковали? Как периметр сумели пробить? Там же колючка под током и пулеметы.

– Ну, насчет ста тысяч я, может, и ошибся, кто их считал? Но если и приврал, то в меньшую сторону, это факт. А прорвались они... ниоткуда не прорвались. Выстрелили, как пена из теплого шампанского, аккурат посреди базы, и начали по закоулкам расползаться.

– Посреди базы?

– Ну почти. На плацу рядом с аэродромом. Там, где наш оружейный ангар и штаб отряда.

– Мы оттуда стартовали, – задумчиво сказал Андрей. – Туман был? Такой зеленоватый, в форме кольца.

– Не знаю. Сам не видел. Меня Бибик просветил, уже когда мы в складской комплекс отошли и баррикадироваться начали.

– Куда отошли?! – Лунев вытаращился на майора. – Неужели настолько все плохо?

– Даже хуже. Если наши на складах еще держатся, от базы, считай, остался только этот островок. Да и то неизвестно, надолго ли. Боеприпасов и продовольствия там на месяц, не меньше, но это если просто сидеть и вяло постреливать через бойницы. С мутантами так не получится. Они ведь каждые полчаса на штурм будут лезть. Двух-трех бойцов за один раз уволокут, через сотню попыток на все стены стрелков уже не хватит – и тогда кранты. Без поддержки или эвакуации – шансов ноль, факт. Но в штабе эти зажравшиеся начальники, ты же понимаешь, быстро соображают, только если надо что-нибудь украсть. Пока посоветуются с натовцами, пока согласуют с белорусами, а те с москвичами...

– Вертушками эвакуацию не провести, погода паршивая, да и «бэтмены»...

– Вот именно. Значит, что? Будут планировать либо прорыв, либо... бомбардировку.

– А как же гарнизон? Не весь же он полег, пока вы в складах закреплялись.

– До трети личного состава потеряли. Остальные на стенах. Мало того, там еще гражданских до тысячи голов. Но ты же понимаешь, в штабе Зону, как черта, боятся. Им проще разбомбить Д-3 в пух и прах, а свалить все на ту же Зону.

– Мы как-то можем вмешаться? – Лунев перешел на деловой тон.

– Ты мне скажи, – Бражников внимательно посмотрел на Андрея, – генерал тебя не просто так послал. По цели.

– Ну да. – Андрей невесело усмехнулся. – Только забыл сказать, что это за цель. Есть у него такая манера. Сначала зашлет, куда при дамах сказать неприлично, и зачем – непонятно, а потом ждет результатов.

– Так он только с некоторыми поступает. – Бражников потер скулу и вздохнул. – Тебя да Бибика так засылает. Меня отправляет только с конкретными заданиями.

– Не завидуй. – Андрей покачал головой. – Тебе же проще.

– А тебе интереснее.

– Ну да, особенно когда чувствуешь, что от тебя зависит многое, а что конкретно... ни бум-бум.

– Я рад бы тебе помочь. – Майор развел руками. – Но это все для меня слишком сложно, ты ж знаешь. Воевать я умею, а чтоб заодно и расследования проводить, всякие вражьи тактические схемы разгадывать...

– Стратегические тоже.

– Тем более... это не мое. Но если хочешь... выскажу кое-какие соображения. Они, может, и не стоят ничего...

– Говори, конечно, – подбодрил его Андрей. – Взгляд со стороны всегда дорогого стоит.

– Бибик назвал место прорыва мутантов «точкой доступа в сектор», а ученые, которых генерал успел в цитадель привести, насчет какого-то «пятна контакта» спорили. Я сначала подумал – шины обсуждают, но потом сообразил: это они про ту же беду, что и Бибик, толковали. Улавливаешь?

– Тринадцатый сектор?

– Ну.

– Зачем же мы идем непонятно куда, если доступ в сектор открылся прямо на базе?

– А толку, что он открылся? Через него зверье прет – сунься, затопчет в момент. Нет, мы правильно идем. С тылу в Тринадцатый попадем, далеко от линии фронта, ну а что там найдем... это уже для твоей соображалки вопрос. У моей вешалки для каски с фантазией не очень. Факт.

– Да уж, задачка. – Лунев задумчиво уставился под ноги и вдруг остановился.

Бражников удивленно взглянул на Андрея, затем перевел взгляд на хвойную подстилку и сел на корточки, чтобы получше разглядеть остановивший Старого предмет. Это была не мина и не растяжка, но остановиться действительно стоило. Майор запрокинул голову и внимательно изучил голые сучья ближайших сосен. Ничего необычного он не обнаружил, а между тем, заинтересовавшая Старого вещица была не чем иным, как «Колючкой» – артефактом, который производила аномалия «Жгучий пух». Обычно эта измененная Зоной растительность свисала с невысоких деревьев и кустарников длинными белесыми прядями, которые было легко заметить и обойти, но сейчас поблизости ничего похожего не наблюдалось. Однако как не бывает дыма без огня, так в Зоне не встречались и артефакты без аномалий. Есть «Колючка», значит, поблизости должен обнаружиться и «Жгучий пух», вопрос только – где?

В целом аномалия была не самой опасной. Луневу, например, доводилось проходить сквозь целые рощи такой беды. Если двигаться медленно и плавно, растительность никак не реагировала, позволяя даже, в некотором смысле, собой полюбоваться. Зрелище, что и говорить, было экзотическое и по-своему красивое. Но стоило ускорить шаг или совершить резкое движение, коварные мутировавшие деревья и кусты тут же выстреливали мелкими жгучими спорами, которые, попав на открытые участки тела, обжигали не слабее капель концентрированной кислоты. Удовольствие ниже среднего.

Бражников подал Андрею знак оставаться на месте и медленно двинулся вперед на разведку. Вернулся он через минуту.

– Там, за кустами, полоса молодняка, вся в космах. Влево и вправо тянется метров на триста, устанем обходить.

– Устанем не устанем, а с тропы сойдем.

– Факт, – согласился майор. – Придется рискнуть.

Оба, не сговариваясь, надели маски и натянули капюшоны и перчатки.

– Слышь, Старый, нам на пятки кто-то наступает! – К авангарду торопливо подошел Скаут. – Крадутся, как кошки, только я все равно услышал. О, а вы чего физиономии зачехлили?

– Советую сделать то же самое, – сказал Андрей. – И не дергаться. Дальше роща «Жгучего пуха».

– А-а, понятно. – Скаут взялся за маску. – Погодите, а как же эти... сзади?

– Их тоже предупредим, не волнуйся.

– Нет, я не о бабцах, а о тех, которые крадутся. Если нападут, мы, что же, и драпануть не сможем?

– Если нападут, придется драться.

– Как? Среди «Пуха» ни позицию по-быстрому сменить, ни врезать от души, если до кулачного боя дойдет! Десяток спор в одну точку лягут, прожгут на фиг и одежду, и кевлар! Пацаны рассказывали, как одному споры бронник прожгли!

– Не прожгут, – уверенно возразил Бражников. – Треп это. У страха глаза велики. Если боишься, отойди, вон, за сосну, отлей заранее, чтоб потом не обмочиться.

– Ой, как пошутил! – Скаут скривился, презрительно фыркнул и натянул фильтрующую маску. – Чего дальше не шутишь? Я в противогазе, можешь скомандовать: «Разрешаю курить». Это же ваш юмор, военный, разве не так?

– Тебе на мельницу надо устроиться, – спокойно предложил Бражников. – Языком мешок муки в день легко будешь намалывать.

– Там кто-то... есть! – поравнявшись с мужчинами, заявили Татьяна и Ольга почти в один голос. – Догоняют!

– Контролер ведет? – спросил Андрей у Ольги.

– Я не чувствую, – ответила та и поджала губы.

– Да какая нам разница? – вмешался Скаут. – Уходим, пока зазор по времени имеется! Они-то бегом наверстают, а нам ползти придется. Дамочки, газы!

– В смысле? – удивилась Татьяна.

– Опять командуешь?! – возмутилась Ольга.

– Маски наденьте и капюшоны с перчатками, впереди аномалия, – разрешил их сомнения Андрей. – И никаких резких движений.

– «Жгучий пух»? – догадалась Ольга. – Эх, огнемет бы сюда...

– Это верно, – согласился Бражников. – Лесной пожар сейчас был бы кстати. Заодно и всех лишних с хвоста стряхнули бы.

– Пожар? – Татьяна взглянула на майора с недоверием. – Вы серьезно?

– А вы против?

– Это же варварство!

– Варварство – это когда люди убивают людей. А лесной пожар – это вынужденная мера, способ выживания.

– Возмутительно! – Татьяна в поисках поддержки взглянула на Ольгу.

– Огонь не всегда враг. – Ольга отвела взгляд. – Особенно в Зоне.

– Оля знает, о чем говорит, – хмыкнул Скаут. – Вот, помню, бродил по Зоне один сталкер с огнеметом, Смокером звали...

– Ветер не в ту сторону, – перебил его Андрей. – Майор и Скаут, замыкаете. Дамы, за мной.

Зазор по времени, о котором толковал Скаут, исчез, едва группа вошла в седое царство аномальной растительности. «Жгучий пух», похожий на серую паклю, свисал с ветвей деревьев, преимущественно молодых сосен, повсюду и оставлял для прохода довольно узкие коридоры. Кое-где седые пряди сплетались, образуя сплошную стену, и тогда приходилось закладывать замысловатые виражи или ложиться на землю и ползти. И все это требовалось проделывать исключительно медленно, будто бы изображая на фестивале КВН прибалтийскую группу быстрого реагирования.

Преследователи тем временем вплотную подошли к жгучей роще и даже сунулись в нее, но сделали это чересчур поспешно. По крайним деревьям будто бы пробежал легкий ветерок, и «Жгучий пух» на их ветвях пришел в движение. Аномальная растительность выстреливала спорами практически бесшумно, зато после этого залпа шум был гарантирован. В данном случае это были болезненные вскрики и мат, по которым можно было легко определить не только дистанцию до преследователей, но и их численность, а также предположить, какую они носят униформу.

Андрей дождался, когда с ним поравняется Ольга, и вопросительно взглянул на девушку.

– Телепата с ними нет, – прошептала она. – Он где-то рядом, но эти бойцы идут сами.

– Уводи Татьяну, – приказал Андрей. – Никуда не сворачивай. Через полсотни метров будет старая просека, пройдите по ней на север до поваленного столба и ждите нас.

– А вы?

– А мы постреляем.

– «Пух» этого не любит, – предупредила Ольга.

– Знаю, но если мы не закроем вопрос сейчас, эти бандюганы будут за нами до самой Чистогаловки тащиться.

– Ты уверен, что это бандиты?

– Девять к одному. С ними контролерам управляться проще всего, вот они и заставили «Долг» пропустить архаровцев на тропу.

– А если ты ошибся? Если это кто-то посерьезнее?

– Не ошибся. Я узнал несколько голосов. В лесу под Каменкой были они же. Все, уползайте отсюда.

Андрей для верности жестом продублировал приказ, дождался, когда дамочки продолжат трудный путь сквозь опасные заросли, а сам медленно двинулся в обратном направлении. Увидев командира, Скаут и Бражников поняли все без лишних слов. Они разошлись в стороны и залегли на одной линии с Луневым, каждый примерно в пятнадцати метрах от лидера.

Бандиты появились в поле зрения минут через пять. Они тоже старались двигаться медленно и плавно, но бдительности это им не добавляло. Архаровцы явно не ожидали, что ходоки решатся на такой фокус, как перестрелка в лесу, полном «Жгучего пуха». Видимо, бандиты свято верили в байки об особых прожигающих свойствах аномальных спор и никак не могли представить, что кто-то решится нарушить покой аномального леса, обрушив на свою голову его жгучий гнев.

Андрей подал товарищам знак не стрелять, пока в заросли не втянется вся бандгруппа, а когда это произошло, первым открыл огонь.

Что началось в рядах бандитов, когда инициативу Лунева подхватили товарищи, нельзя было назвать паникой, это слишком слабое словечко. Те из архаровцев, кто падал, чтобы уберечься от пуль, получали мощный залп из жгучих спор, а те, кто замирал на месте, все равно валились на землю, но уже замертво. Попытались открыть ответный огонь только трое, но лишь один из них рискнул упасть и перекатиться. Двое других стреляли на ходу, пятясь к краю рощи. Понятное дело: в зарослях «Жгучего пуха» это был не лучший способ передвижения и ведения боевых действий. Оба бойца вскоре попали в самую гущу седых прядей, свисающих с ближайшего дерева, и вот тут уж им действительно не помогли ни одежда, ни маски. Даже издалека было видно, как кожа людей вздувается крупными волдырями, как отекают лица, заплывают глаза, а руки пухнут и покрываются багровыми язвами. Но погибли эти двое не от боли или язв, а от удушья. Вслед за лицом и руками отекла гортань, и отек перекрыл доступ кислорода в легкие. Будь в группе Лунева доктор, он бы уверенно сказал, что эти люди на самом деле погибли не от ожогов, а от жесточайшей аллергии, которую вызвали проникающие через пораженную кожу вещества.

За считаные секунды от группы преследователей, которая поначалу насчитывала около дюжины штыков, остался только один боец, тот самый, который не побоялся упасть и открыл ответный огонь. По всем правилам выживания в Зоне, его лучше было бы добить, но Андрей приказал отходить. Не потому, что пожалел врага. Просто боец действовал грамотно, и даже втроем на его уничтожение можно было потратить уйму времени. А время, как выяснилось в разговоре с Бражниковым, было в дефиците.

Троица ходоков медленно поднялась, подалась назад и вскоре вышла из опасных зарослей в нормальный лес.

– Жесть, – осматривая свою экипировку, заявил Скаут. – Как собака репьев, этих спор нацеплял. Как теперь счищать?

– Ножом, – посоветовал майор. – Убедился, что все рассказы про особую кислотность спор – это чистейший понт?

– Нет, а как же эти... которые опухли и лопнули?

– Не успел из аномалии выйти, уже новые байки сочиняет, – обращаясь к Андрею, усмехнулся Бражников. – Что за порода?! Кто лопнул, что ты гонишь?

– Ну, не лопнули, – захрипели и свалились мертвяками.

– Они прямо в паклю забрались – почувствуй разницу. Эти космы, как живые, могут под одежду забраться. Даже в штаны, если ширинка не на молнии. Ну, а там...

– Здравствуй, Ужас, если в штаны. – Скаут достал нож и принялся счищать с одежды споры.

– Двигаемся, – сказал Андрей, указывая направление. – На ходу почистимся. Впереди что-то вроде автоматической мойки будет, со щетками.

– Где, что? – Скаут повертел головой.

– На просеке. Смотри, какой молодняк разросся. Продираться придется, как через джунгли.

– А, ну это привычно. – Сталкер перехватил нож поудобнее и помахал, будто бы разминая кисть перед сабельной схваткой.

– А эти где? – Бражников оглянулся. – Ты сюда их отправил или куда подальше?

– «Эти» здесь, – послышалось из кустов справа, – как и договаривались, ждем у поваленного столба.

Из зарослей выбрались дамочки.

– Ну и славно. – Бражников спрятал ухмылку.

– Что не у разбитого корыта, – не преминул добавить Скаут.

– Треп закончили, – приказал Андрей. – Ножи к бою, будем продираться.

– Варварски уничтожая молодую поросль, – все-таки оставил за собой последнее слово неугомонный Скаут.

Построение группы вновь претерпело изменения. Замыкающей двинулась Ольга. Вся мужская сила потребовалась для превращения виртуальной тропы в реальную. Андрей подозревал, что на довольно широком участке – здесь тропа наверняка была ничуть не уже стометровой в ширину просеки – обязательно нашлась бы дорожка, протоптанная кем-то другим. Например, обитателями Тринадцатого сектора или тем же Механиком. Но на поиски старой тропки могло уйти больше времени, чем на прорубание новой. К тому же имелся риск столкнуться на старой с кем-нибудь, топающим из скрытого сектора, или... да мало ли...

Андрей не стал больше ничего выдумывать, а просто включился в работу. В конце концов, до озера было не так далеко, с полкилометра, а после Кринки тропа должна была снова пойти по относительно светлому лесу.

Когда выбившаяся из сил группа добралась до озера, грязь на одежде все-таки подсохла и начала отваливаться кусками. Зато ту часть грязи, что покрывала лицо, руки и проникла под боевые костюмы, снова растворил пот, и теперь она нестерпимо щипала, попадая на многочисленные ссадины и царапины.

Завидев в просвете между деревьями воду, дамочки негромко, но в унисон, взвизгнули и бросились к озеру. Остановить их простым окриком было нереально, и Лунев потрусил следом. Скаут и Бражников выбрались на берег в нескольких метрах слева от троицы.

Никто из мужчин восторга дамочек не разделил. Озеро Кринка считалось нехорошим водоемом. Присваивать ему высокий статус аномалии никто не спешил, но все-таки сталкеры предпочитали не приближаться без крайней нужды к этому круглому, как по циркулю, и глубокому, как артезианская скважина, озерцу. Вода здесь была чистейшая, спору нет, воздух – тоже, радиоактивных хвостов поблизости не наблюдалось отродясь, а уж вид вокруг озера был вообще сказочным. Но все-таки это местечко сталкеры недолюбливали.

Высокий густой сосновый лес окружал озеро без просветов, даже в тех местах, где когда-то была прорублена просека для линии электропередачи. Той самой, одна из опор которой до сих пор сохранилась поблизости от Черевача, а возле другой женщины дожидались Лунева сотоварищи, пока те воевали с бандитами в жгучем лесу. Сосны вокруг Кринки выглядели калиброванными, росли почти на равном расстоянии одна от другой и строго в трех метрах от уреза воды.

Но самым необычным был берег. Его покрывала густая, шелковистая и абсолютно живая (несмотря на февраль) трава, которая выглядела такой же живой не только на воздухе, но и под водой. Травяной ковер начинался под соснами и уходил в воду неизвестно на какую глубину. Во всяком случае, насколько позволяла прозрачность воды, на дне можно было увидеть ту же траву, что и на берегу. Нависшие над озером серые тучи и моросящий дождь немного портили сказочную картинку, но, с другой стороны, сказка ведь могла быть и о сером волке.

«Даже, скорее всего, о нем, – подумалось Андрею. – Даром слухи никто не распространяет. Раз поговаривают сталкеры, что Кринка – нехороший водоем, значит, тому имеются причины».

Лунев переглянулся с Бражниковым. Майор тоже был не в восторге от вынужденной остановки на берегу. Причем с наибольшей тревогой он поглядывал не в лес, а именно на озеро.

– Как-то здесь... жутковато, – высказался Скаут. – Я слыхал, тут водяные живут. Старый, ты такое слыхал?

– Нет.

– Ну, блин, ты даешь! Ты что, в бары не ходишь, новости не слушаешь? Водяные, такие здоровенные, вроде тритонов, только метров двух в длину. Увидят тебя из-под воды, всплывают и, типа, отражения тебе показывают. Ну, вроде как двойник из воды на тебя пялится. Ты, понятное дело, в шоке и пока тупо разглядываешь «себя» в воде...

– Водяные цапают за нос и волокут на дно, – закончил Бражников. – Чихня. Таких сказок на базаре тебе насочиняют оптом, по рублю пучок.

– Отнюдь нет, не... ерунда, – не прекращая умываться, возразила Татьяна. – Андрей меня однажды... в общем, мы с ним видели этих водяных. В Припяти.

– Сюда они не могли перебраться, – нехотя кивнув, сказал Андрей. – От Припяти далеко. Даже от Ужа неблизко. И никаких ручейков ни впадает, ни вытекает. Если здесь и водятся водяные, то свои. Или это байки.

– Старый, – позвала Ольга, – черт с ними, с водяными. Сил нет, дай пять минут... на личную гигиену.

– Ты же умылась, чего еще? – встрял Скаут.

– Тебя спрашивали? – Ольга выразительно посмотрела на сталкера и снова перевела взгляд на Лунева. – Грязь под одеждой... трет везде. У нас ведь кожа... не то, что ваша кирза.

Старый на пару секунд замялся, но, заметив боковым зрением кивок Бражникова, принял положительное решение.

– Скаут, отойди в лес, следи за тылами, – приказал он. – Бражников, проверь маршрут. Я останусь... начальником бани.

– Хотя бы отвернешься? – наполовину утвердительно спросила Ольга.

– Нет.

– Что значит – нет? – удивилась Ольга. – Почему?!

– Нет – значит, нет, буду смотреть на вас и на воду одновременно. – Андрей кивком указал на Татьяну. – Таня только что сказала, почему.

– Вы видели водяных в Припяти, а не здесь!

– Разговор окончен. Желаешь умываться – вперед, нет – идем дальше.

– Я желаю, – вмешалась в их перепалку Татьяна. – Андрей прав.

– Ну да, тебе проще! – Ольга хмуро взглянула Татьяну, а потом на Лунева. – А ты все-таки извращенец, Старый.

– Почему «все-таки»? – заинтересовалась Татьяна.

– А спроси как-нибудь ночью, он тебе расскажет.

Татьяна вопросительно взглянула на Лунева, но тот даже не повел бровью. Будто Ольга ничего и не говорила. Такая реакция Татьяну, похоже, устроила. Она разулась, сняла разгрузку, бронежилет и стянула верхнюю часть комбинезона. Грязь после бомбардировки в поле под Черевачем и пластунских упражнений в жгучем лесу действительно забралась в самые укромные складки одежды. Татьяна осторожно прошла по мягкой траве и бесстрашно шагнула в холодную воду. Несколько секунд она стояла, привыкая, затем стянула футболку, наклонилась и начала плескаться.

– Холодно? – поинтересовалась Ольга.

– Я люблю контрастный душ. – Татьяна через силу улыбнулась. – Ставлю регулятор на сорок пять, а потом на четыре градуса с интервалом в десять секунд, и так пять минут. Здесь даже теплее, градусов десять.

– У нее реально душ с автоматическим терморегулятором? – обернувшись к Андрею, удивленно спросила Ольга. – Кучеряво живут ученые.

– Мойся, – коротко ответил Андрей.

– Сказала бы просто – «терплю», – негромко, явно адресуя реплику Луневу, проворчала Ольга, – а то... «люблю контрасты». Фифа!

Старый отлично видел, что Ольга просто стесняется, поэтому пытается заговорить зубы, в первую очередь самой себе.

Наконец Ольга скинула разгрузку, начала расстегивать бронежилет... и вдруг, вопреки своей воле, отлетела от кромки воды, будто ее резко дернули в сторону леса на тросе. В качестве троса, а заодно лебедки, выступил Андрей. Ухватив девушку за поясной ремень, он изо всех сил дернул ее назад и в сторону, убирая из опасной прибрежной зоны, а заодно с линии огня.

На самом деле открывать огонь пока не было повода, но для серьезного беспокойства повод уже имелся. Андрей шагнул по щиколотку в воду, окликнул Татьяну и протянул ей руку. При этом он не спускал глаз с центра озера. Нет, Андрей не видел темных силуэтов под поверхностью воды или других признаков приближающихся существ. Он вообще не был уверен, что Татьяне угрожают какие-то существа. Возможно, дело было в аномальной сущности самого озера, но опасность была явной, это бесспорно.

В центре озера вода, вопреки всем законам физики, медленно поднималась огромным куполом. Будь это не озеро, а болото, полное тягучей грязи, – образование гигантского пузыря на поверхности было бы объяснимо. Но вода, определенно, не могла подниматься таким образом, если только... Лунев беспокойно оглянулся... если только в центре озера не пытается проявить себя гравитационная аномалия.

Татьяна торопливо натянула влажную футболку, комбинезон и лишь после этого побрела к берегу. Потерянные секунды дорого обошлись и ей, и Андрею. Вздувшийся посреди озера пузырь вдруг взорвался, и к серому небу взметнулся высоченный фонтан. Тугая струя воды хлестнула, казалось, прямо по низким облакам, но удивительнее всего была не высота фонтана, а его диаметр. Водяной столб имел не меньше трех метров в сечении. Какая невообразимая масса воды поднялась на почти стометровую высоту, осознать получилось только когда весь этот десяток железнодорожных цистерн чистой и холодной жидкости раскрылся хрустальным зонтом и рухнул обратно в озеро.

От страшного грохота заложило уши, а ледяной ветер едва не сбил с ног. Впрочем, то, что не сумел сделать пришедший в движение воздух, сделала вода. Поднятая фонтаном пятиметровая волна вмиг докатилась до берега и, схлынув, легко, как две невесомые хвоинки, смыла Андрея и Татьяну в озеро. До Ольги, успевшей отойти подальше в лес, вода тоже дошла, но это были уже слезки. Волна окатила девушку всего-то по пояс и даже не сумела сбить с ног.

Андрей не видел, как там дела у Ольги, но предполагал, что ей сейчас гораздо комфортнее, чем барахтающейся в ледяной воде парочке, а потому сосредоточился исключительно на поисках и спасении Татьяны. По какой-то причине спутницу унесло гораздо ближе к центру, и теперь она барахталась на склоне новой волны, уже не такой высокой, но все равно опасной. Волна несла Татьяну прямиком на сосны, временно ставшие для вышедшего из берегов озера парапетом. Чем заканчивается встреча с деревьями после скольжения с ускорением, Лунев отлично помнил. Эпизод с бандитом, попавшим в «Трамплин», был достаточно свеж в памяти.

Андрей попытался броситься наперерез, но волна была и быстрее и сильнее человека. Старого уже тоже несло обратно, а потому, чтобы успеть на выручку Татьяне, ему требовалось плыть против движения воды. Не прямо, под углом, но все-таки против. Шансов на успех не было никаких. И все-таки Лунев поплыл.

Он отчаянно греб до тех пор, пока его самого не шмякнуло о дерево, да так, что Андрей на какое-то время отключился. Впрочем, легкий нокдаун не помешал ему обхватить сосну руками и ногами и намертво зафиксировать хватку. Следующая вернувшаяся волна, уже вовсе «детская», метров двух высотой, привела Андрея в чувство. Он помотал головой, проморгался и попытался найти взглядом Татьяну.

Поначалу он никого не увидел. Сердце тут же защемило, но секундой позже Андрей обнаружил, что Татьяна пока на плаву, хотя и снова довольно далеко от берега. И ей, скорее всего, тоже «повезло» крепко приложиться к сосновому «парапету». Девушка не паниковала, боролась и тонуть вроде бы не собиралась, но движения ее были не слишком скоординированными. В таком состоянии недолго и потерять ориентиры. Озеро небольшое, но, как ни крути, до берега, где стоял Лунев, гораздо ближе, чем до противоположного, к которому могла направиться сбитая с толку Татьяна. Особенно важно учитывать, что заплыв происходил в ледяной воде, и даже небольшое лишнее расстояние могло оказаться гибельным.

Опасения Лунева подтвердились как раз в тот момент, когда он снова ринулся в воду. Татьяна начала загребать к противоположному берегу. Еще немного, и Андрею пришлось бы плыть не на выручку, а прямиком к другому берегу и уже там встречать спутницу – к такой перспективе Лунев отнесся довольно прохладно, – но тут в развитие ситуации вмешался майор Бражников. Он выбрался из леса, мгновенно оценил обстановку и бросился наперехват. У Лунева сразу как-то отлегло от сердца. С позиции Бражникова до Татьяны было вдвое ближе, да и сил у майора было побольше, чем у Андрея, а значит, шансы на спасение серьезно вырастали.

Андрей остановился и, перевернувшись на спину, поплыл обратно. Ему самому на помощь пришла новая волна, уже совсем легкая, не остановившая, а только слегка притормозившая Бражникова, но уставшему Луневу ее вполне хватило, чтобы добраться до берега.

Старый на миг замер, растянувшись на траве в позе морской звезды, затем кое-как поднялся, отыскал взглядом Татьяну с майором и... снова бросился в воду.

Навстречу Андрею опять побежали невысокие волны, но теперь их подняла не аномалия в центре озера, а те самые существа, появления которых Старый опасался с самого начала. Вспенивая воду ударами длинных уплощенных хвостов, вокруг пловцов все туже закручивали спираль два крупных монстра. Издалека рассмотреть их в подробностях было трудно, однако Лунев сразу заметил, что лап у тварей нет, а крупные плоские головы с широкой пастью и круглыми, немигающими глазами больше всего походят на змеиные. В целом мутанты выглядели, как гигантские гадюки. Одно отличие – плоские хвосты, отлично выполнявшие функцию моноласта. Впрочем, чуть позже выяснилось, что имеются и другие отличия. Когда Андрей подплыл ближе, он увидел, что змеи покрыты крупной чешуей, больше напоминающей рыбью, чем змеиную, и имеют иной окрас. Вдоль тела тянулись не зигзаги, а цепочки почти правильных ромбов лилового и грязно-желтого цвета. Но окончательно стало понятно, что твари лишь издали походят на крупных гадюк, когда один из монстров распахнул пасть. Передние зубы, внутри которых у обычных змей проходят каналы из ядовитых желез, были ненамного длиннее прочих. Частокол пятнадцати-двадцатисантиметровых зубов тянулся по всей пасти и сверху, и снизу.

Андрей совершенно не представлял, что сможет сделать, приблизившись к тварям, но упрямо плыл, стараясь производить как можно больше шума. Приблизительно так же вел себя и Бражников. Ни у одного, ни у другого при себе не было серьезного оружия; бросаясь в воду, оба оставили автоматы на берегу, но майор умудрился вытащить пистолет. Глядя на него, достал свой «макаров» и Андрей. Вряд ли эти хлопушки способны пробить чешую монстров, но отвлечь, наверняка, могли. А, собственно, это сейчас и требовалось.

Лунев остановился, «сел», используя ватерпольную технику плавания, и, удерживая пистолет двумя руками, чтобы не мешала крупная дрожь от холода, прицелился в нависшего над Татьяной монстра.

Возможно, «макаров» не самый мощный и не лучший по точности боя пистолет, но дождаться от него отказа, даже задержки, после всего-то купания в чистой воде – нереально. По надежности это оружие всегда было на почетном втором месте после «калашникова», даже в сравнении с лучшими мировыми образцами. Не подвел пистолет и сейчас. Андрей за считаные секунды разрядил магазин и как минимум трижды попал в цель. Никакого вреда монстру пули не причинили, но послужили достаточным раздражителем, чтобы гигантская змея недовольно зашипела и резко развернулась в сторону Лунева.





Дата добавления: 2018-11-10; просмотров: 28 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.015 с.