СМЕЛЫЙ МАХ - ВРАГ ПЕРЕКОСОВ 1 страница
Лекции.Орг

Поиск:


СМЕЛЫЙ МАХ - ВРАГ ПЕРЕКОСОВ 1 страница




Одна из неприятных категорий ошибок на брусьях — перекосы в движении, чреватые ударом о жерди. Особенно часто эти неполадки возникают при исполнении движений с поворотами. Это происхо­дит, прежде всего, оттого, что большинство поворотов на брусьях выполняется с попеременной постановкой рук, провоцирующей смещение тела в сторону опорной руки.

203


БРУСЬЯ


Смелый мах -


Враг перекосов


 


Классический пример — уже комментировавшийся нами «оберуч-ный», то есть поворот кругом махом вперед из упора, название которо­го идет из 50-х годов, когда появились первые энтузиасты этого пово­рота, полагавшие, что делать его нужно именно с одновременным от­пусканием обеих рук. В действительности биомеханика этого поворота (втомчисле опорная биомеханическая специфика) вынуждает гимна­ста, снимая одну руку, возможно, дольше опираться другой (рис. 76-а).

Как только это было осознано в практике, возникли и представ­ления о том, что долгая опора на руку будто бы означает перенос тя­жести тела в сторону опорной жерди, например, на левую жердь при одноименном повороте. Казалось бы, четкое ощущение давления руку логически подтверждает эту точку зрения... Но так ли это?

Действительно, повороты типа «оберучного» иногда следует вы­полнять с четким и точным выходом на одну жердь и с соответствую­щим смещением всех масс тела в сторону. Но это лишь тогда, когда там же, на одной жерди, движение и заканчивается! Таковы все пово­роты в стойку продольно — на 90,270,450°.

Но что касается поворотов, кратных 180°, то в них все обстоит пря-^ мо противоположным образом. Начальные и конечные положения этих движений (то есть обычная стойка на руках или упоры поперек) располагаются в общей, продольной плоскости, в которой и должно протекать все движение — точно посередине жердей и без всякого смещения в сторону!

Читатель удивится: как же это возможно, чтобы, сосредоточив вес тела на одной руке, при боковой опоре, все-таки двигаться всем те­лом все время в средней плоскости? Недоумение это понятно, но воп­рос нашего воображаемого читателя неверно поставлен.

Дело в том, что, как уже и было отмечено выше, никакого переме­ щения тяжести тела на одну жердь при правильной работе не бывает. Чтобы это произошло, нужно было бы сместиться вбок, так, чтобы проекция ОЦТ тела оказалась над опорной кистью, например, как при простом поворотеиз стойки поперекв стойку продольно (рис. 76-г). На самом же деле ОЦТ тела, инерционно двигаясь в махе, остается в про­дольной плоскости снаряда, хотя приопорные звенья оказываются несколько наклоненными к центру (в). В этих условиях жердь толь­ко частично загружена весом тела, не говоря уже о том, что при «под­лете», сопровождающем смену положения рук на жердях, кисть, од­ноименная повороту, разгружается полностью.

Нотогдане понятно другое, скажет скептик; если тело наклонено куда-то к центру, то как же удается сохранить устойчивость? Почему гимнаст не падает внутрь жердей?


Как же не падает, ответим мы, падает! Гимнаст «падает» с опорной руки на «оберучном» точно в такой же степени, в какой идущий чело­век «падает», совершая каждый свой шаг. Попробуйте, уравновешен­но стоя на ногах, слегка разведенных врозь, внезапно убрать из-под себя одну из них. Естественно, вы начнете падать в эту же сторону. Нечто подобное происходит и во время ходьбы: в любой одноопор-ной фазе вы каждый раз «падаете» и в сторону, и вперед, но — сохра­няя инерционное движение и работая ногами — успеваете вновь и вновь вовремя «подставлять» очередную опорную ногу, предотвра­щая заметную потерю равновесия. Это то, что называется динамичес­ким равновесием, то есть устойчивостью, поддерживаемой благодаря вполне определенному движению.

Но вернемся к теме перекосов. Вдумавшись в уже сказанное, можно понять, что точное, устойчивое движение при поворотах типа «оберучного», «диомидовского» поворотов или «заножки» становит­ся возможным только тогда, когда гимнаст ни в коем случае не пыта­ ется уравновешиваться на одной жерди, а смело «проскакивает» сво­бодным, инерционным движением одноопорное положение, удер­живая при этом ОЦТ тела в одной, неизменной (для снаряда — про­дольной, для тела — сагиттальной) плоскости. И напротив: излишне осторожное, «зажатое», несвободное движение почти всегда оказы­вается неустойчивым, ОЦТ тела может легко при этом отклониться от нужной плоскости движения, что и приводит к видимым переко­сам маха, ударам ногами о снаряд. И уже тем более грубыми становят­ся подобные ошибки, если гимнаст стремится по ходу маха «притя­нуться» к опорной жерди и уравновеситься на ней.

То же самое можно проследить при поворотах махом назад (74). Наиболее типичный пример — темповые повороты через стойку (рис. 76-д). Хрестоматийная «заножка» (махом назад поворот кругом через стойку) оказывается надежной и точной лишь в том случае, если гимнаст не боится работать динамично, не «зажимает» мах и — боже упаси! — не смещает тела в сторону поворота13, как это часто хочется сделать. Впрочем, возможен и медленный поворот махом назад через стойку, который делается с более или менее выражен­ным переносом тяжести на жердь, который зависит, опять-таки, от темпа движения. Но это — уже совсем другое упражнение, которое основывается на закономерностях статического равновесия (как на

13 Отметим, что повороты кругом на продольной опоре (перекладина, брусья р/в), выполняемые вокруг опорной руки, всегда требуют смешения тела в сторо­ну поворота, тогда как на поперечной опоре брусьев — всё наоборот.


 


204


205


БРУСЬЯ ___________________________________________________________

рис. 76-г), тогда как «заножка» — пример динамической устойчивости движения.

Наконец, самый современный и характерный пример — «обрат­ный диомидовский», то есть махом назад поворотна 360° через стой­ку. Здесь тоже важно (особенно при разучивании упражнения) дви­гаться без явных замедлений, но, естественно, толькотогда, когдас самого начала маха точность сохранения плоскости движения верно задана.

85. САЛЬТО ВПЕРЕД : СПОР ДВУХ «ТЕМПОВ»

Сальто вперед на брусьях, как и всякое полетное движение, хо­чется делать повыше. Соответственно, и мах назад в упоре, выводя­щий на это сальто, должен быть — согласно данной логике — высо­ким.

Действительно, большинство исполнителей сальто вперед на бру­сьях, разучивая этот элемент и выполняя его в комбинации, ориен­тируется на мах «под стойку». Учебным движением, моделирующим эту ситуацию и часто использующимся в тренировке в качестве «подводящего» упражнения, обычно служит мах назад в упоре, вы­полняемый с «подскоком» и приходом после этого именно в стойку на руках. (Дальнейший путь обучения в этом случае: выход в стойку со смещением вбок на ширину плеч на горку матов, уложенную на высоте жердей — то же в кувырок вперед — то же в виде сальто на спину и так далее, с постепенным наращиванием свободного враще­ния и устранением матов).

Следует констатировать, что такая трактовка сальто существует многие годы и, в общем, как будто бы себя оправдывает.

Однако существует и другой «темп» на сальто, по ряду признаков превосходящий первый {рис. 77-а). Он отличается более острым, акцентированным, коротким махом назад в упоре (к.к. 1—3), после которого следует также резкое торможение ног с одновременным мощным отталкиванием руками от жердей (и с более полноценным использованием их упругих свойств! К.к. 3—4). В норме такой «ран­ ний» уход в сальто должен произойти в момент, когда гимнаст подни­мается тазом вверх, при ногах, расположенных горизонтально. Это — «индикаторное» положение данного отхода (к. 4). Вылет, который после этого получает исполнитель, при прочих равных условиях, за­метно выше, чем в традиционном «позднем» отходе в полет. Суще­ственно увеличивается и свободный подлет из положения отхода (к. 4) до высшей точки подъема (к. 5). Это не только повышает зри-

206


85. Сальто вперед : спор двух «темпов»

тельный эффект от всего сальто, но и существенно увеличивает ре­альное время безопорного движения, что очень важно для построе­ния произвольных действий в полете. Впрочем, есть у этого «темпа» и один недочет: резкое сгибание тела после броска на опоре (рис. 77-а, к.к. 3—4) играет роль «контртемпа» и несколько ограничивает «крут­ку» в полете. Тем не менее, общая активность этого движения может быть столь значительной, что скорость вращения тела в полете в этом случае бывает более чем достаточной не только для любых одинар­ных, но и двойных сальто.


207


Возвращаясь, в свою очередь, к традиционному движению «под стойку» (рис. 77-6), следует отметить, что зрительный эффект как бы высокого движения, связанный здесь с выходом почти в стойку (к. 5), обманчив. Во-первых, это относительно растянутое движение, все более замедляющееся к стойке; переход в полет после этого со­провождается довольно вялым вращением. Во-вторых, здесь почти отсутствует упоминавшийся свободный подлет; гимнаст, фактичес­ки, не столько вылетает вверх, сколько падает вперед-вниз из стой­ки на руках, имея весьма ограниченное время до приземления. «Спа­сает» его лишь то, что угловой путь при этом от стойки к доскоку сокращается, и гимнаст выполняет, фактически, лишь полсальто. В-третьих, «поздний» темп очень часто сопровождается ошибками типа «свала» вперед, тогда как все технически корректные соскоки с брусьев должны выполняться с выходом точно в сторону, без сопут­ствующего смещения вдоль жердей.


ТЕХНИКА ГИМНАСТИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ


Итак, что выбрать? Читатель должен почувствовать, что автор оп­ределенно отдает предпочтение «раннему» темпу, хотя антагонизм того и другого способов исполнения сальто вперед, на самом деле, не так велик, как может казаться. Дело в том, что на ранних фазах осво­ения упражнения мах «под стойку» удовлетворительно моделирует движение в целом, и не случайно описанная выше методика началь­ного обучения сальто вперед в соскок закрепилась в практике. Одна­ко, как только гимнаст в целом «схватил» движение (начал делать его со страховкой в соскок с низких брусьев), нужно переходить на все более ранний, активный «темп» движения, наращивая высоту подле­та, но избегая затяжного движения к стойке на руках.

-


КОЛЬЦА

86. ЕЩЕ ОДИН ШТРИХ К «БРОСКУ»

Кольца — единственный подвижной снаряд в гимнастике. Прав­да где-то, во мгле гимнастической истории, смутно мелькает и трапе­ция, то есть свободно подвешенная перекладина, которую ныне можно увидеть только в цирке.

Подвижность колец придает структуре и технике движений на кольцах неповторимое своеобразие. Но многое роднит этот аппарат с другими, «жесткими» снарядами, построенными также в расчете на исполнение махов в передне-заднем направлении, то есть — с перекладиной, атакже с мужскими и современными женскими бру­сьями.

Сходства и различия техники движения на кольцах с техникой упражнений на фиксированных опорах довольно примечательны. Нередко их анализ позволяет более ярко высветить особенности по­строения действий гимнаста и лучше понять то, что не всегда очевид­но вне такого сравнения.

Характерный пример — все те же размахивания. Если посмотреть на новичка, пытающегося «помахаться» в висе на кольцах, то, ско­рее всего, мы увидим что-то похожее на три первых кадра рис. 78 (на с. 210): гимнаст сгибается (к.к. 1—2) и разгибается (к.к. 2—3) в висе, почти не вводя в движение кольца с тросами. Это напоминает размахивания изгибами на перекладине, но как махи на кольцах со­вершенно не годится. Гимнаст подменяет здесь движение всего тела махами как бы изолированных ног. При этом в итоге (к.к. 2—3) тело очень мало поднимается, тогда как настоящий мах вперед или назад это обязательно хороший, хоть и не фиксированный подъем!

Как же «школярские» махи превращаются в настоящие размахи­вания?

Здесь нужно вспомнить, что звенья биодинамической цепи, ко­торую представляет собой тело человека, все время взаимодейству­ют, и это взаимодействие обычно носит как бы волнообразный ха­рактер, когда механическое возбуждение последовательно передает-

209


 


         
 



КОЛЬЦА ___________________________________________________________

ся от одного звена цепи к смежным звеньям (22). В связи с этим пол­ноценный мах на кольцах следует выполнять так, чтобы возбужда­лась вся цепь тела гимнаста. Для этого уже первое движение ногами из виса, динамично начинаясь, должно затем столь же активно при­тормаживаться, в результате чего механическая волна получает быс­трое продвижение от стоп к опоре, последовательно вовлекая в этот процесс все звенья тела вплоть до кистей с кольцами (к.к. 3—4). На махе нового направления (к.к. 4—5) этот эффект — при правильной работе — усиливается, и тело, сохраняя позу, близкую к прямой, под­нимается все выше. Контрольным («индикаторным») здесь является горизонтальное положение тела (к. 5) с подъемом его ОЦТ (а не толь­ко стоп!) до уровня опоры или даже выше.

Впрочем, все сказанное достаточно банально, и ни для кого не со­ставляет секрета.

210


Интересно другое. В структуре описанных действий особенно ярко высвечиваются все необходимые компоненты техники броска. Сравните с перекладиной: ведь там, взяв мах, или даже получив его с помощью, можно некоторое время сохранять в висе совершенно пас­сивные маятникообразные махи. Но на кольцах этот номер не прохо­дит! Здесь нужно все время работать, иначе движение почти сразу затухает. И чтобы его поддерживать, необходимо непрерывно и очень четко действовать, вовлекая в движение все звенья, особен-


Эта однобокая опора

но — руки с кольцами, которые в конце каждого маха должны воз­можно активнее и как можно дальше отводиться по горизонтали в сторону, противоположную маху ногами.

Навык этих действий и связанные с ними контрольные ощуще­ния, очень важны для гимнаста. Хороший «кольцевик» очень остро чувствует всю цепь манипуляций, начинающихся на каждом махе острым броском и завершающихся быстрой активной оттяжкой со смещением стоп по горизонтали, которое дает гимнасту ощутимую опору и позволяет благодаря этому подниматься. Некоторые мастера даже разворачивают в конце маха вперед кисти наружу, супинируя их, чтобы лучше прочувствовать активную опору о кольца, падаю­щую в этом случае не на фаланги пальцев, а на более мощную, «кор­невую» основу ладони.

ЭТА ОДНОБОКАЯ ОПОРА

Опора, которую гимнаст имеет на кольцах, неполноценна. Ее свойства меняются в зависимости от положения тела на снаряде, сте­пени отклонения тросов от вертикали и фазы движения. Если натя­нутые тросы колец располагаются отвесно (рис. 79- а на с. 212), то и опираться о них можно только по вертикали, причем действуя ис­ключительно вниз, тогда как при движении колец вверх опора про­сто исчезает. Всякая попытка действовать в этом случае на кольца по горизонтали также будет совершенно бесполезной, с таким же успе­хом можно пытаться отталкиваться от воздуха...

Но как только тросы с кольцами отклоняются от вертикали, ситу­ация меняется тем больше, чем значительнее угол отклонения колец от отвесного положения (б): натягивая отклоненные тросы, гимнаст получает возможность отталкиваться от них не только в вертикаль­ном, но и в горизонтальном направлениях. Крайней была бы вообра­жаемая ситуация, при которой кольца с тросами, поднявшись гори­зонтально (в), давали бы хоть и однобокую, но совершенно жесткую опору по горизонтали, но... не давали бы на этот раз никакой верти­кальной опоры.

Реальная картина показана на фиг. г: гимнаст выполняет обычные размахивания, заставляя кольца совершать колебательные движения около вертикали и также имея, хоть и небольшую, но существенную возможность опираться о кольца не только в вертикальном направ­лении (вниз), но и по горизонтали. При этом отталкивание возможно только в направлении, одноименном маху.

Какое это имеет значение? — Спросит читатель.

211



212


Значение очень большое, так как с этим связаны основные осо­бенности построения движений на кольцах, включая и многие техни­ческие проблемы. В первую оче­редь это проблема раскачиваний.

Дело вот в чем. Если бы кольца были подвешены на бесконечно длинном тросе, то и угловые его отклонения были бы бесконечно малыми. Это означало бы, что го­ризонтальная опорная реакция в любой фазе маха была бы всегда практически равной нулю. И тог­да ОЦТ тела гимнаста всегда дви­гался бы исключительно по верти­кали — в плоскости подвеса снаря­да, то есть только вверх и вниз и,— практически никогда по горизон­тали. А это означает, что раскачи­вания на кольцах (то есть маятни-кообразные колебания всего тела и снаряда с их смещением в передне-заднем направлении) были бы при работе «в покое» вообще нам неве­домы!

Но раскачивания все-таки воз­никают, и притом в самой непри­ятной форме, уводя иногда «под откос» целую комбинацию. Отсю­да кажется естественным вывод в том роде, что самая точная работа это — размахивания без раскачи­ваний. И когда мы видим филиг­ранные действия лучших «коль­цевиков», то убеждены, что уж у них-то никаких раскачиваний, действительно, нет и быть не может.

Но это не совсем не так, а в ка­ком-то смысле совсем не так.


__________________________________ 88. Подначимте!

На самом деле отклонения ОЦТ тела гимнаста от опорной верти­кали при верной работе не только не отсутствуют, они практически неизбежны! Сольлишьвтом, что при точных действиях гимнаст до­бивается идеального баланса таких отклонений (как бы — микрока-чей) на махах обоих направлений.

Кач на кольцах — движение относительно медленное, и прежде, чем он под действием силы тяжести разовьется, можно успеть махом другого направления скомпенсировать ранее возникшее отклонение ЦТ системы «гимнаст-снаряд» от отвесного положения. И так долж­но происходить на протяжении всей комбинации, важно лишь, что­бы сумма всех реал ьно возникших разнонаправленных отклонений тела от опорной плоскости все время оставалась бы равной нулю.

Читатель спросит: неужели такая работа доступна?

Да не только доступна, это — будни гимнастики! Ведь даже любое «статическое» равновесие, например, стойка на руках, делается, в принципе, точно также: гимнаст вовсе не стоит подобно статуе, а все время балансирует, уравновешивая отклонения тела от наилучшего положения так, чтобы в итоге стоять «мертво».

В практическом плане сказанное означает, что гимнасту важно ос­воить на кольцах полноценные размахивания, при которых действия на махе каждого направления были бы хорошо управляемыми и рав­ ноценными как по амплитуде, так и по степени отклонения тросов во время исполнения этих движений. Это, к сожалению, далеко не всегда получается, так как биомеханические условия выполнения маха впе­ред и маха назад не одинаковы (73,92,159). Так, меньшая подвиж­ность в плечах, дающая о себе знать при махе назад, нередко бывает причиной несбалансированного смещения тела в одном направле­нии, после чего может возникнуть кач. Это предъявляет повышен­ные требования и к действиям на махе вперед: если гимнаст — в срав­нении с предшествующим махом назад — недорабатывает руками (рис. 79-г, к. 5) и слабо отводит кольца назад, «за голову», то в даль­нейшем это и может привести к раскачиванию. Причем подобная опасность тем реальнее, чем больше уже достигнутая амплитуда раз­махиваний. Именно поэтому особенно сильные, «губительные» рас­качивания мы наблюдаем не у новичков, а у мастеров.

88. ПОДКАПНИТЕ !

Внимательный зритель (читатель), наблюдая работу мастеров на кольцах, порой увидит странное: вот гимнаст вышел к снаряду, тре­нер его подсадил и... вместо того, чтобы помочь успокоиться в висе,

213


         


КОЛЬЦА ___________________________________________________________

тихонько его подталкивает, умышленно задавая небольшой, но яв­ственный кач. Чаще всего это бывает, когда гимнаст начинает ком­бинацию подъемом махом назад в стойку на руках.

Что все это значит?

Хитрость здесь простая. У спортсмена проблемы с подъемом ма­хом назад: если он начнет из «чистого» статического положения, то возникнет та самая ситуация, которую мы описали в конце предыду­щего сюжета. Из-за недостаточной работы кистями с кольцами (ко­торые должны на махе назад больше продвигаться вперед) у гимнаста развивается кач, особенно усиливающийся в связке «высокий вык­рут вперед — подъем махом назад». Чтобы избежать этого, гимнаст, пользуясь помощью, заранее берет «контркач», который призван по­гасить нежелательные отклонения от вертикали на неточных махах назад. При этом все вводные действия («помах» и проч.) по скорости и акцентам рассчитываются таким образом, чтобы основной мах на­зад, провоцирующий возникновение кача, попадал на фазу отклоне­ния тела с кольцами вперед. В результате вся система уравновешива-

ется, и гимнаст завершает связку в покое. Если же такой упреждаю­щей работы не проделать, то разви­вающийся кач может зафиксиро­ваться при переходе к статическим или силовым элементам или совсем пойти в разнос на последующих махах.

На рис. 80 показана типичная ситуация такого рода. Гимнаст де­лает мах назад, и ЦТ системы сме­щается в одноименном направле­нии (а). Если теперь, переводя руки в положение упора, быстро выполнить собственно подъем, то момент завершения движения зас­тает систему в состоянии отклоне­ния назад от опорной плоскости, и тело с кольцами, двигаясь вперед под действием силы тяжести, будет стремиться вернуться в отвесное положение. И кач готов!

214


Остановить развившийся кач, находясь в положении стойки или


________ ____________________________ 88. Подкапните !

упора, невозможно. Исполнитель в состоянии лишь чуть ослабить его, например, при выходе в стойку бланшем, когда тело проходит положение вертикального упора с приопущенными ногами, благода­ря чему кач протекает чуть медленнее, чем, скажем, при жиме со­гнувшись, сопровождающимся сразу подъемом всего тела к стойке. Свою роль играет и малая скорость этого движения, позволяющая гимнасту дождаться естественного ослабления кача.

Но все это — меры пассивные и поэтому неэффективные. Форси­рованно погасить кач, возникший из-за неточного маха, можно только четкими активными действиями также на махе. Приемы это­го рода хорошо известны. Так, если кач продолжается в стойке на руках и предстоит спад, то его начинают при отклонении колец в направлении, разноименном спаду: на большой оборот впередукощт после того, как тросы откачнутся назад от вертикали; на большой оборот назад — противоположным образом. Заметим, что здесь по­вторяется та же ситуация, что и в начале комбинации, разница лишь в том, что в этом случае гимнаст уже сам себя «подкачнул». И ясно, что действовать в этой ситуации нужно очень взвешенно. В зависимости от того, каков по интенсивности сохранившийся кач и насколько «качеопасны» последующие действия в висе, действовать приходит­ся по-разному: спад можно начинать в крайней точке кача или по­раньше, каждый раз взвешивая степень соответствия контрмер воз­никшему раскачиванию.

Однако все описанные технические хитрости — не от хорошей жизни. Это приемы экстренного исправления ошибок, без которых лучше было бы вообще обойтись. Лучше не болеть, чем уметь лечить­ся! Ачтобы качами «не болеть», нужно, прежде всего, достичь долж­ного уровня техники, можно сказать — культуры размахиваний на кольцах. Гимнаст высокого класса должен безупречно владеть высо­кими махами обоих направлений, добиваясь при этом совершенно устойчивого, без видимого раскачивания длительного исполнения махов с подъемом всего тела выше уровня опоры!

Обычно наиболее трудна в этом отношении задача исполнения маха вперед, при котором активное отведение колец назад дается и координационно, и физически сложнее, чем выведение колец вперед на махе назад. При малейшем снижении контроля мах вперед либо ослабляется, либо искажается: сильно уменьшая плечевой угол, гим­наст делает высокое движение ногами при низко расположенных плечах, наивно полагая, что это и есть «высокий мах». Впрочем, не­редки затруднения и на махе назад, при которых гимнаст должен уметь, после энергичного броскового маха, как бы втягивая живот и

215


КОЛ ЬЦА ____________________________________________________________

активно отводя кольца вперед, подниматься возможно выше относи­тельно опоры.

Не менее сложна и проблема удержания устойчивости повторных маховых движений. Проще всего продемонстрировать минимальные по амплитуде, спокойные махи, которые не создают угрозы кача. Но выполнить большую серию точных махов, каждый из которых — полуподъем, под силу не каждому даже мастеру. Если же гимнаст уверенно с этим справляется, это означает, что он владеет суммой приемов, позволяющих непрерывно, гибко управлять системой, эк­стренно внося коррекции, связанные с неравноценностью махов вперед и назад и с возможной угрозой раскачивания. Такому мастеру не придется просить: «Подкачните!».

89. ОБРЫВЫ И «ОБРЫВЧИКИ»

Любой гимнаст, когда-то впервые пробовавший сделать на коль­цах махи выше, смелее, сталкивался с проблемой обрывов висе, то есть с резким натяжением тросов, возникающим у нижней вертика­ли и воспринимаемым, прежде всего, как срывающий удар по кистям и плечевому поясу. Эти удары тем ощутимее, а для новичка и опас­нее , чем больше высота спада и чем более неумело гимнаст действует.

Явление это характерно именно для колец и опять-таки связано с тем, что кольца — подвижной снаряд, при работе на котором ОЦТ тела перемещается почти исключительно по вертикали, в плоскости подвеса снаряда (87). Быстро двигаясь вверх и вниз во время разма­хиваний, тело спортсмена должно в крайнем нижнем положении по­чти мгновенно поменять направление перемещения; это-то и вызы­вает резкое увеличение нагрузок, падающих на все звенья системы {рис. 79-г).

Существуют всем известные технические приемы смягчения спа­да в вис. Основной — приближение к вертикальному вису с изгиба­нием тела, позволяющим постепенно, а не сразу гасить имевшуюся скорость перемещения. При этом тело как бы перекатывается по от­весной вертикали, приходя, в итоге, в прямое положение (рис. 81-а).

Сравнение этого движения с перекатом или, если угодно, с ку­вырком — не случайное. Вспомним, что делает гимнаст или цирко­вой акробат в случае «перекрута»: он не позволяет себе падать плаш­мя, а... идет в кувырок и тем самым гасит избыточную скорость, так как во время переката звенья приземляются (останавливаются!) не все сразу, а последовательно, одно за другим, позволяя, таким обра­зом, растянуть время гашения скорости тела в целом, а, значит, сни-

216


______________________________ 89. Обрывы и «обрывчики»

жая и возможную энергию удара (148). Возвращаясь к кольцам, за­метим, что любой другой способ перехода в вис здесь был бы просто опасен (б).

Но все хорошо в меру! Смягчение спада ведь означает не только ослабление удара при попадании в вис с ходу, но и — гашение самой энергии переместительного движения, крайне необходимой для вы­полнения всех маховых упражнений, особенно подъемов, больших оборотов, соскоков. Поэтому не случайно каждый гимнаст, по мере совершенствования техники махов на кольцах, стремится действо­вать смелее, быстрее, «жестче». При этом техника, характерная для начинающих гимнастов (а также мастеров прошлых поколений!) и требующая на спаде ярко выраженной «мягкой» работы с сильным прогибанием на махе вперед и сгибанием на махе назад, уступает ме­сто махам с все более выпрямленным телом и более выраженными, а иногда и спровоцированными обрывными эффектами в висе. Автор этих строк помнит, как один из лучших наших мастеров прошлого Сергей Диомидов, как-то, обсуждая технику махов на кольцах, бро­сил примечательную фразу в том смысле, что, идя в вис, он, Диоми­дов, обязательно должен иметь внизу «обрывчик», благодаря которо­му становится возможным мощно «выстрелить» вверх при подъеме.

Что за «обрывчик»? Зачем он исполнителю?


217


Конечно, речь идет о рывке в висе, который не страшен опытному гимнасту, тем более теперь, когда мастера стали применять надежные


КОЛЬЦА


90. Как вы действуете кистями ?


 


 


накладки, значительно усиливающие хват на кольцах. Рывок, выз­ванный внешними силами при движении тела гимнаста, можно ис­пользовать для дела так же, как, например, любой наскок на упругую опору, позволяющий выполнить эффективное отталкивание. Соль лишь в том, чтобы опорно-двигательный аппарат гимнаста имел при этом свойства именно упругого, а не вязкого тела, иначе вся энергия спада пропадет, рассеется. Приведем показательный пример: гимна­сты, слабо еще овладевшие техникой махов на кольцах, сталкивают­ся с парадоксом: переворот в стойку на руках им сделать проще с уме­ренно высокого выкрута назад, чем в составе полного большого обо­рота со спадом из стойки на руках. Казалось бы — почему? Ведь после спада из стойки гимнаст будет иметь больший мах, чем после выкру­та! А дело в том, что гимнаст, боящийся обрыва в висе, не только излишне гасит мах на спаде, «округляется», но и «зажимается» — на­прягает мышцы плечевого пояса, а затем, уже в висе, вязко подрас-слабляет их, то есть действует в уступающем режиме, гася тем самым энергию спада. Опытный же мастер идет в вис смело, не закрепоща­ется и позволяет плечевому поясу в полной мере проявить свои рес­сорные свойства, свою пружинность. Причем на первых порах, при освоении такого спада, полезно полностью провисать и даже рас­слаблять мышцы плечевого пояса; позднее же можно действовать и более жестко, рессорно, то есть идти в вис на оттяжке, но без явного расслабления мышц.

И еще одно. В свое время ведущие мастера, стремившиеся к работе на кольцах с возможно более прямым телом, стали нарочито избегать смягчающего спада. Бытовало мнение, что надо, мол, не прогибаться на спаде назад, а каким-то особенным образом «поднимать» кольца перед подходом к вертикали. На самом деле, в принципе ничего не изменилось. Просто раньше было достаточно расслабиться, чтобы округлить тело и получить смягченный спад, теперь же, при высокой скорости движения, и смягчающее прогибание должно было проте­кать в темпе спада, то есть — активно, за счет быстрого напряжения мышц спины, а это, действительно, приводит к некоторому крат­ковременному ослаблению давления на опору (рис. 81-в), которое вос­принимается в ощущениях исполнителя как «приподнимание колец».

90. КАК ВЫ ДЕЙСТВУЕТЕ КИСТЯМИ ?

Не трудно заметить, что в процессе исполнения различных уп­ражнений, особенно махов, гимнаст манипулирует кольцами, вра­щая их вокруг тросов. В отдельных случаях это чисто технические

218


ействия, которые нужно проделать, чтобы поставить кисть в биоме-анически наиболее удобную позицию. В основном это относится к сновным, «рабочим положениям», при прохождении которых вы-олняются самые важные, управляющие действия. На кольцах это, режде всего, вис, упор, вис согнувшись. Например, в висе кольца сегда приходится разворачивать в одной плоскости так, чтобы кис-гимнаста были обращены большими пальцами друг к другу. Тогда агрузки равномерно распределяются поперек ладони, по основани-м всех пальцев (если же кисть развернуть ладонями внутрь, пальцы удут под ударными нагрузками один за другим раскрываться). В свою очередь, в стойке на руках кисти сориентированы так, как это бывает на брусьях; в данном случае это наиболее технично и зре-но.

Однако в динамике, при быстрой смене рабочих положений на кольцах, когда тело гимнаста вращается в переднезадней плоскости, кольца тоже вращаются вокруг оси подвеса, причем необходимый характер этого вращения не всегда, на первый взгляд, понятен, хотя, на самом деле, существуют совершенно определенные закономерно­сти, в согласии с которыми действия кистями строятся. Коснемся этого вопроса.

Если мы (действуя как зритель*.) внимательно проследим, что де­лается с кольцами во время исполнения однонаправленных враще­ний, например по ходу серии больших оборотов, то убедимся, что и кольца все время вращаются в каком-то одном направлении, посто­янном для каждого кольца. Наиболее четко и просто это можно уста­новить, проследив за вращением шарниров, к которым тросы кре­пятся.

Но что вам скажет сам гимнаст, если вы его спросите куда и как он, как исполнитель, поворачивает кольца, когда делает те же обороты? Услышать доведется разное, но можно быть уверенным в одном: никто из исполнителей не скажет вам, что каждое кольцо у него во время оборотов все время поворачивается в одну и ту же сторону! Все представления гимнаста о действиях кистями будут сводиться к тому, что кольца — от одной фазы движения к другой — вращаются «туда и обратно».

Что же происходит в действительности?

С одной стороны, мы уже отметили, и это неоспоримый факт, что физически любое однонаправленное вращение тела гимнаста на коль­цах требует столь же однонаправленного вращения кистей с кольца­ми и тросами. Причем по отношению друг к другу кольца вращатся в разные стороны. Однако прав по-своему и гимнаст, так как кистями

219


КОЛЬЦА


91. К а к на перекладине ?!


 


он, с его собственной точки зрения (буквальной, а не литературно по­нимаемой), на самом деле, действует «туда» и «обратно».

Причина этого парадокса в том, что в зависимости от расположе­ния гимнаста над и под опорой, то есть в упорах и висах, меняется и необходимый характер действий кистями. Чтобы убедиться в этом, проделайте такой несложный эксперимент. Встаньте под кольцами на точно определенное вами место, выберите глазами одно из колец и отчетливо представьте себе его вращение, например, по часовой стрелке. Затем предложите гимнасту (мысленно или наяву) встать в стойку на кольцах и повернуть именно это кольцо так, как вы зара­нее себе представили. Вы увидите, что гимнасту пришлось для этого, к примеру, повернуть кисть внутрь, то есть пронировать ее. Если же после этого он проделает для вас такой же (по часовой стрелке\) разво­рот кольца, находясь уже не в стойке на руках, а в висе, то окажется, что для этого ему уже нужно кисть не пронировать, а супинировать.

Уже этой разницей многое определяется в технике действий на кольцах. Но — не все.

Важно и то, что вы делаете также руками в плечевых суставах, совершая ими вращения в переднезадней и (или) лицевой плоскости. В конечном итоге может возникнуть очень сложная картина дей­ствий-движений, строгое описание которой существует, но которое мы здесь опускаем.

Тем не менее, самый терпеливый читатель может проанализиро­вать фрагменты структурной схемы, приве-денной -Ларис. 82. Она дает однозначное описание принципиально необходимых действий кистями-кольцами с учетом вращения всего тела гимнаста вперед или назад и изменений позы в зависимости от сгибаний-разгибаний плеча (разведение рук в стороны опущено). Неторопливый разбор приводимой схемы позволяет прояснить многие детали прихотливой техники работы кистями на кольцах. Некоторые примеры такого анализа мы приводим в следующем сюжете.

91. КАК НА ПЕРЕКЛАДИНЕ ?!

Продолжая анализировать структурную схему на рис. 82, легче всего проследить действия кистями в тех случаях, когда гимнаст все время удерживается в пределах одного типа опоры — только в упоре или только в висе. Простейший пример — элементарные выкруты или вкручивания из виса в вис. Схема подтверждает то, что нам давно известно. Так, выкрут назад требует супинации кистей, выкрут впе­ред — пронации. Правда, в зависимости от особенностей и качества


исполнения выкрутов (которые давно трактуются как полуподъемы) появляются те или иные детали техники, но в целом картина доста­точно однозначна и проста. То же можно сказать и об аналогичных движениях в упорах на кольцах (см. верхнюю строчку на рисунке). Изюмина лишь в том, что освоить такие движения неизмеримо труд­нее, чем выкруты в висе.

Но обратимся к менее ясным ситуациям.

Наиболее характерная из них — большие обороты. Напомним еще раз, что вращение тела от стойки до стойки на полные 360° требует такого же полного и физически однонаправленного вращения обоих колец с тросами. Но какими действиями гимнаста это обеспечивается?

Если формально следовать схеме па рис. 82на с. 222, то большой оборот назад (см. левый столбец рисунка снизу вверх) требует при уходе из стойки начального поворота кистей внутрь, при прохожде­нии виса и позднее — супинации кистей с кольцами, а при выходе в стойку — вновь пронации. Так, примерно, и есть на практике. «При­мерно» потому, что в реальности, на протяжении всего спада гимнаст удерживает постановку кистей «как на перекладине», а к их разворо­ту наружу приступает не раньше начала наиболее активной части пе­реворота в стойку на руках.

Схема работы кистями при большом обороте вперед — противо­положная (тот же столбец, сверху вниз). Наиболее интересная деталь, отраженная на схеме, — разворот кистей наружу, то есть их супина­ция в самом начале спада. В свое время в тренерской среде случались споры на эту тему. Некоторые утверждали, что, уходя на оборот, ки­сти нужно сразу пронировать, так как с переходом в вис они должны, будто бы, как можно быстрее занять известное положение большими пальцами внутрь. Однако, «упрямые» гимнасты все равно делали оборот по-своему: сразу в стойке кисти поначалу разворачивались наружу, и лишь в зоне горизонтали быстро, не теряя натяжения тро­сов, поворачивались внутрь. Так оно и должно быть на самом деле, в чем можно убедиться, анализируя матрицу.

Самый интересный и курьезный момент связан с идеей освоения больших оборотов на кольцах по типу перекладины, то есть — не разводя рук ни на спаде, ни на подъеме. В самом деле, мысль заманчи­вая: почему бы, в самом деле, доводя оборот «до полного совершен­ства», не делать его не только с прямыми руками и не разводя руки на спаде (как уже давно осуществлено), но и — сказав «А», сказать, на­конец, «Б» — освоить и подъем совсем без разведения рук? Были и попытки освоения такого оборота, и некоторым казалось, что еще «чуть-чуть», еще руки поуже, и оборот получится.


 


220


221




КОЛЬЦА _________

Но не тут-то было. Ничего не выходило: тем, кому удавалось са­мому или с помощью выйти вверх, действительно, без разведения рук, обнаруживали, что они попали в совершенно несуразное поло­жение — в стойку, при которой гимнаст захватывает кольца снаружи (о кольцо опирается, фактически, один большой палец), а ремни и тросы проходят изнутри, у подмышек!..

222


Дело в том, что по чисто морфологическим (а точнее—топологи­ческим условиям) разведение рук и круговое движение колец в фи­нальной части подъема нужны гимнасту не только для того, чтобы облегчить сам физический подъем в стойку, но и категорически не-


_________________________________________ 92. Сила симметр и и

обходимы для выполнения неизбежного здесь технического маневра с обведением колец (как опоры) руками — во избежание того курьез­ного финала, о котором было сказано только что. Имеет это прямое отношение и к работе кистями, так как круг руками, который гим­наст делает в заключительной части большого оборота как назад, так и вперед (92), включает в себя и необходимые действия по «подкрут­ке» кистей согласно закономерности, отраженной в рис. 82.

СИЛА СИММЕТРИИ

Как уже отмечалось, при движениях в переднезаднем направле­нии двигательный аппарат проявляет себя асимметрично, в том смысле, что и активная, и пассивная подвижность звеньев в сторону сгибания и разгибания неодинакова. Это свойство функциональной асимметрии наложило явный отпечаток на многие движения гимна­ста. Не составляют исключение и кольца: во время размахиваний в висе гимнаст может (если умеет) добиться более высокого движения ногами на махе вперед, чем на махе назад. Отражается это, соответ­ственно, и на мощности, активности движения, что, в свою очередь, заметно повлияло на формирование всего арсенала маховых движе­ний на кольцах.

Вспомним, что, в принципе, существуют структурные аналоги движений, выполняемых на махе вперед и назад. Приведем несколь­ко общеизвестных пар таких аналогов:

—подъемы махом вперед и назад,14

—подъемы переворотом назад и вперед,

—выкруты назад и вперед,

—обороты назад и вперед,

—сальто назад и вперед и др.

Формально говоря, каждое движение в приведенной или подоб­ной паре должно строиться принципиально так же, как его аналог, только при движении в другом направлении. Но это было бы лишь в том случае, если не существовало бы пресловутой функциональной асимметрии! Последняя же реально существует и заставляет гимнаста к ней приноравливаться. И с этим связаны некоторые поучительные особенности эволюции техники маховых движений на кольцах.

Если вспомнить технику махов из виса на кольцах, использовав­шуюся, примерно, до 60-х годов, то можно будет обнаружить суще-

14 В главе, посвященной брусьям, мы показываем также структурные различия между подъемами махом вперед и назад (73).

223


КОЛЬЦА __________________________________________________________

ственные различия в построении махов вперед и назад в висе. Так, если форсированный мах вперед (например, для переворота в стойку) уже тогда многими выполнялся с высоким подъемом стоп и значи­тельным уменьшением плечевого угла, и это не считалось «нетехнич­ным» (рис. 83-а), то мах назад считался «правильным» только тогда, когда гимнаст действовал «на оттяжке» и, фактически, едва достигал горизонтального положения тела в высшей точке движения (в, пунк­тир). Как следствие, реальная высота и физическая эффективность такого маха оставались очень скромными, и на сколько нибудь слож­ные элементы с такой энергетической базой рассчитывать было трудно. Подъемы в упор, выполняемые таким махом, оставались не­высокими, подъемы в стойку на руках делались, как правило, не только через согнутые руки, но и с ощутимым «дожимом», пусть даже и быстрым; на сложные сальто вперед вообще никто не поку­шался.


224


Любопытна история такого элемента, как «хонма», то есть пере­ворота вперед в упор. Еще задолго до того, как японский мастер Фу-мио Хонма продемонстрировал свой «фирменный» переворот, было много попыток освоить этот элемент, в том числе и в нашей стране. Но все эти опыты оставались до поры неудачными, так как не извес­тна была техника, потребная для исполнения подобных движений. И лишь тогда, когда достоянием гимнастов стало «полувкручивание», дело сдвинулось с мертвой точки.


____________________________ 93. Совсем как в батте р ф л я е

Нафиг.о, бпоказаны для сравнения два ключевых положения, на махе вперед и назад в висе на кольцах. Бросается в глаза, что они вполне симметричны. Однако то, что на махе вперед (а) происходит естественно и без затруднений, на махе назад (б) достигается специ­фическими действиями в плечах. Гимнаст, освобождая суставы и беря голову на грудь (а не поднимая ее, как на фиг. в\), пронирует кисти с кольцами и, частично вкручиваясь вперед, дает плечам более свободно продвигаться назад, за лицевую плоскость — за спину! На первый взгляд кажется, что возникающее при этом явно низкое по­ложение плеч гимнаста — недостаток, и лучше было бы, если плече­вой пояс уже здесь располагался выше, ведь при исполнении любого подъема все время идет борьба за высоту движения!

Однако это не так. Главная проблема в движениях такого рода — не столько перемещение тела вверх (с этим справиться легче), сколь­ко вращение. Показанное на фиг. ^положение — абсолютно необхо­димое условие свободного, быстрого вращения тела гимнаста вперед (которое при старой технике, как раз, ограничивалось жесткими дей­ствиями в плечах). Всякие попытки быстро поднять на махе назад не только ноги, но и плечи, сразу отозвались бы потерей скорости вра­щения всего тела в основном направлении, так как движение плеча­ми вверх в этой ситуации есть не что иное, как контрдействия (47,49, 75), своего рода «плечевой курбет».

Описанное «полувкручивание», открывшее доступ к форсиро­ванным махам назад, означало для вращений вперед на кольцах це­лую революцию. Сразу обогатилась вся гамма движений этого на­правления: стали нормой махи с прямыми руками, элементы стали более сложными и, одновременно, более доступными.

Приведенный разбор лишний раз подчеркивает силу закономер­ности, согласно которой даже движения, на первый взгляд явно раз­ные (или должные бытьразными) строятся все же по единым прин­ципам. Много лет высокие махи вперед и назад на кольцах, делались по-разному, но техника «полувкручивания» поставила все на свои естественные места, и вновь восторжествовала симметрия!

Впрочем, разговор о симметрии и об эволюции техники движе­ний на кольцах на этом не может быть завершен.

СОВСЕМ КАК В БАТТЕРФЛЯЕ

Как и во всех видах многоборья, на кольцах время от времени происходили сдвиги в технике движений, но ничто не сравнится с переломом, который произошел в 60-х годах, когда ведущие гимнас-

225


КОЛЬЦА


Метаморфозы выкрута


 


ты мира, и в первую очередь наши мастера, перешли на исполнение почти всех махов с прямыми руками. Наиболее памятны в связи с этим выступления ворвавшейся на мировую арену плеяды гимнастов во главе с юным Михаилом Ворониным и его сподвижниками — Сергеем Диомидовым и другими. Именно они утвердили в широкой практике элегантный стиль махов с прямыми руками, а главное — новых больших оборотов на кольцах. Правда, ради исторической справедливости следует отметить, что самыми первыми исполните­лями оборотов с прямыми руками на кольцах были не названные ко­рифеи, а их старшие коллеги. Еще раньше, например, московский мастер Владимир Смолевский (а впоследствии один из виднейших специалистов по гимнастике, профессор) стал делать подъем перево­ротом назад в стойку через прямые руки. (Примечательно, что В.Смолевский был как бы вынужден пользоваться такой техникой, ибо... испытывал дефицит силы. Оказалось, что правильно выстро­енная маховая техника, динамичная работа в висе могут компенсиро­вать недостаток физической подготовки).

Благодаря утверждению в практике новой техники, сочетавшейся по необходимости с приемами полувкручивания (92), особенно чет­ко выявились принципы действий руками в решающих фазах уп­ражнений, особенно больших оборотов назад и вперед. Оказалось, что и здесь действует закон симметрии, технического подобия, об­суждавшийся нами выше.

Нарис. ^схематически показано, как должно изменяться поло­жение рук гимнаста относительно туловища при исполнении боль­шого оборота назад и вперед. Возьмите кинограмму, видеозапись од­ного из этих движений или проследите его, имитируя. Можно будет убедиться, что при большом обороте назад (а) руки из виса, то есть из положения руки вверх, перемещаются вначале вперед, что соответ­ствует подъему всего тела вдоль тросов и уменьшению плечевого угла; затем они разводятся в стороны, одновременно сохраняя натя­жение тросов и продолжая содействовать подъему тела к стойке на руках; в финальной же фазе они из положения в стороны движением внутрь сводятся вверх, возвращаясь в позу, соответствующую стойке на руках, в которую гимнаст и приходит по окончании полного обо­рота или переворота назад.

Конечно, описанное движение руками это не раздельные дей­ствия («вперед» — «в стороны» — «вверх»). Делается оно слитно, кру­гообразно и напоминает гребок руками при баттерфляе. Такая техни­ка позволяет одновременно решать целый ряд задач: это и содействие маху вперед-вверх, и подъем к стойке, и принципиально необходи-

226


мое здесь «обводное» движение колец, позволяющее достичь в итоге нужного конечного положения рук относительно тросов (91).

Характерно, что с утверждением в практике техники «полувкру­чивания» руки гимнаста стали действовать на больших оборотах впе­ред абсолютно так же, в принципе, как и на оборотах назад. Просле­дим это по фиг.б: вначале руки (с вкручиванием) заходят назад за голову (в обороте назад этому соответствует начальное движение ру­ками вперед), затем они также, как и в первом случае, разводятся в стороныя, наконец, сводятся в стойке на руках. В слитном исполне­нии всё это тоже похоже на движения пловца, но на этот раз при кроле на спине. Вновь торжествуют законы симметрии движений, законы структурно-технического подобия. Более того, при желании мы могли бы проследить и сходство в других, более тонких элементах техники этих упражнений, в частности — в действиях кистями с кольцами. Желающие могут, набравшись терпения, сделать это, с помощью рис. 82.

МЕТАМОРФОЗЫ ВЫКРУТА

Важнейшая проблема совершенствования в гимнастике, как мы не устаем отмечать, это — энергонасыщение движений. От того насколько мощно, амплитудно способен гимнаст отработать в махе, прыжке, зависит если не всё, то почти всё. Это не только высота

(

подъемов и подлетов, время, которым гимнаст может распоряжа­ться для оформления и усложнения движения, не только стилис­тика и различные биомеханические ресурсы упражнения, но и дос­тупная точность, надежность исполнения и иные важнейшие компо­ненты.

Говоря о модернизации махов на кольцах (также направленной, прежде всего, на повышение энергетики движения) можно было бы упомянуть о целой веренице важных биомеханических компо­нентов действий гимнаста. Но все же для колец самый яркий, пожа­луй, этап технической эволюции связан с так называемыми выкру­тами.

Что такое «выкруты» в хрестоматийном гимнастическом смысле?

Открывая словарь спортивныхтерминов15, читаем: «Гимнасти­ческий элемент. Переход из виса сзади в вис или из виса в вис сзади за счет вращения на 360° в плечевых суставах». Оставим на совести авто-

15 «Толковый словарь спортивных терминов». — М., ФиС, 1993, с. 56.

227


КОЛЬЦА ___________________________________________________________

ров неточность определения самого термина16 и отметим, что понятие «выкрута» здесь по старой традиции связывается с «вращением в пле­чевых суставах».

Действительно, выкруты новичка (или гимнаста полувековой давности) сопровождались характерными действиями в плечевых суставах, знакомыми каждому по манипуляциям, хотя бы, с гимнас­тической палкой, когда ее проводят обеими руками за голову и об­ратно.

Рассмотрим эволюцию этих элементов вначале на примере вык­рутов назад.

Простейший классический элемент такого рода, исполняемый на кольцах, показан нарис. 84-а: акцентированно «накрываясь» ногами в висе согнувшись (к. I ), гимнасттутже разгибается и, оставляя пле­чи внизу (к. 2), проводит руки с кольцами вперед и с буквальным выкрутом в плечевых суставах переходит в более или менее высокий, а, скорее всего, низкий вис (к. 3).

Но, как было сказано, основная тенденция в развитии гимнасти­ки — наращивание мощности движений. Вместо «школярского» выкрута (а) гимнасты стали прибегать ктемповомудвижению, когда махом вперед из виса, не задерживаясь в висе согнувшись, исполни­тель сразу, высоким движением разгибался, посылая ноги высоко вдоль тросов, быстро включал руки, содействовавшие подъему, и уже из гораздо более высокого, активного положения упора, а не виса, шел вниз. Тем самым энергонасыщение последующего маха вперед в висе радикально увеличивалось.

Но дальше — больше. Зачем идти, пусть даже в высокий и прохо­дящий вис согнувшись, если можно сделать, фактически, переворот назад через нефиксированный упор? Такое движение не нужно было изобретать, оно выстроилось естественным образом по мере совер­шенствования «выкрута». Нечто подобное показано на фиг. б. Подго­товительное сгибание здесь (ср. с к. 1 на фиг. а) следует гораздо рань­ше, еще в середине подъема (к. I ), после чего гимнаст мощно «выстре-

16 На самом деле действия типа «выкрута» могут быть связаны с весьма различ­ными по угловой величине действиями в плечевых суставах. Так, на жесткой продольной опоре выкрут из виса сзади хватом снизу в обратный хват или обрат­но морфологически равноценен повороту на 180°. Выкрут из виса сзади хватом сверху в одноименный простой вис подобен вращению в плечевых суставах на 360°, а выкруты на кольцах требуют большего или меньшего (как правило, менее 180°) вращения в плечах в зависимости от степени разведения рук в сторо­ны и подъема плечевого пояса над опорой. Более детальное представление о морфологии выкрутов можно получить, изучая матрицу на рис. 82 (16).

228


Метаморфозы выкрута

ливает» ногами вверх, вдоль тросов (к. 2), и с мощным нажимом слег­ка разведенными руками поднимает себя вверх, проходя створ тро­сов, фактически, в широкой стойке на руках (к.к. 2—3). Последую­щий спад из такого положения дает мощный мах в висе, с которого можно делать что угодно.


229


Итак, называя вещи своими именами, следует констатировать: выкрут, как специфический элемент, постепенно прекратил свое су­ществование, так как начальное движение, называвшееся «выкру­том», не только радикально изменило свою форму, но и собственно выкрут в плечах—действие, давшее элементу первичное название, — тут отсутствует также, как он отсутствует в переворотах в стойку и в больших оборотах. И не случайно, так как описанный современный «выкрут» — уже вовсе не выкрут, а просто движение типа переворота (если угодно — оборота) назад большим махом, исполняемого без за­держки в высшей точке подъема. У многих исполнителей, делающих серии однотипных движений махом вперед, «выкрут» (или, как ста-


КОЛЬЦА ___________________________________________________________

ли его именовать, «высокий выкрут»), в сущности, неотличим от большого оборота назад.

Та же история, естественно, произошла и с выкрутами вперед. Вместо старинного движения, выполняемого с окончанием в висе прогнувшись, гимнасты стали выполнять все более широкое маховое движение с форсированным проходом в вис и последующим ма­хом назад, стали все более активно действовать руками, разводя их в стороны и поднимая плечевой пояс выше точек опоры. Таким образом, и здесь место традиционного «вкрута» вперед заняло движе­ние типа темпового переворота в вис через стойку на разведенных руках.





Дата добавления: 2018-10-18; просмотров: 79 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.051 с.