Лекции.Орг
 

Категории:


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Деформации и разрушения дорожных одежд и покрытий: Деформации и разрушения могут быть только покрытий и всей до­рожной одежды в целом. К первым относит...


Расположение электрооборудования электропоезда ЭД4М

Гражданские (личные) права, свободы и обязанности



Личные права, свободы и обязанности на конституционном уровне представлены свободой и неприкосновенностью лично­сти, неприкосновенностью чести и достоинства граждан, сво­бодой совести, свободой и тайной переписки, неприкосновенностью жилища, правом на получение компенсации за ущерб, нанесенный государственными органами или государственны­ми служащими, а также некоторыми правами и обязанностя­ми, связанными с браком и семьей, обязанностью соблюдать общественный порядок, уважать нормы общественной морали.

Мы уже отмечали, что в качестве реакции на период "культурной революции" ст. 38 Конституции запрещает каким бы то ни было способом подвергать граждан оскорблениям, клевете, ложным обвинениям и травле. Эта конституционная норма особо подкреплена уголовным законодательством. В ча­стности, ст. 138 УК КНР гласит: "Строго запрещается распро­странение клеветы на кадры, массы с использованием раз­личных способов и средств. Каждый акт клеветы на другого человека (в том числе на преступника) с учетом характера пре­ступления, обстоятельств, последствий и степени вины влечет за собой уголовную ответственность виновного. Работники го­сударственных органов, виновные в клевете, наказываются более строго". Имеется в УК и специальная статья, посвящен­ная использованию получивших печальную известность в пе­риод "культурной революции" дацзыбао и сяоцзыбао (стен­ные газеты, написанные соответственно большими и малыми иероглифами) для оскорбления другого лица. В соответствии со ст. 145 УК такое действие влечет за собой лишение свобо­ды на срок до трех лет, уголовный арест либо лишение поли­тических прав*.

* См.: Китайская Народная Республика. Конституция и законодательные акты. М., 1984. С. 358.

 

Целый ряд личных прав и свобод не нашел отражения на конституционном уровне. Прежде всего это право на жизнь. Вполне понятно, что ценность человеческой жизни в государ­стве с миллиардным населением и тоталитарным строем не может быть высокой, независимо от того, записано в Консти­туции право на жизнь или нет. Здесь китайская Конституция просто следует социалистической традиции, которая сама по себе многое говорит о государстве и его строе.

При формулировании конституционного права на жизнь современный законодатель вынужден проводить грань между правом родителей свободно решать вопрос о рождении ребенка и правом на жизнь. Китайский подход к этой проблеме обуслов­лен почти уникальной ситуацией: быстрые темпы роста милли­ардного населения препятствуют обеспечению ему нормально­го жизненного уровня. Ведь более 25% прироста национального дохода приходится отдавать на нужды нового родившего­ся поколения. В связи с этим в КНР была разработана и актив­но проводится в жизнь долгосрочная программа мероприятий в области снижения естественного прироста населения с тем, чтобы численность населения КНР на рубеже XXI в. не пре­высила 1,28 млрд. человек. Однако, как это признается и в китайской печати, такая задача трудновыполнима, поскольку в настоящее время страна переживает третий бум рождаемо­сти со времени образования КНР. Удержать намеченный пре­дел численности можно только в случае жесткого и постоян­ного контроля. Статья 25 Конституции гласит: "Государство распространяет планирование рождаемости с тем, чтобы при­вести рост населения в соответствие с планами экономическо­го и социального развития". Эта политика включает предо­ставление льгот по снабжению, кредитных, налоговых и дру­гих льгот семьям, соблюдающим требования государства, и применение целого ряда мер к нарушителям политики плани­рования рождаемости, в частности при рождении второго ре­бенка в городской семье родители должны выплатить в фонд государства штраф в размере 2900 юаней, а при рождении тре­тьего — 5800 юаней*. Кроме того, нередко применяются меры административного характера.

* См.: Проблемы Дальнего Востока. 1996. № 4. С. 35.

 

Эта политика КНР не пользуется популярностью в меж­дународном сообществе, поскольку означает ограничение прав человека, но она позволяет китайскому руководству смягчить противоречие между чрезмерным ростом населения и сравни­тельно низким уровнем экономического и социального разви­тия. Вместе с тем нельзя сказать, что реализация данной по­литики проходит совершенно безоблачно: в ряде мест штра­фы превратились в источник доходов для местных бюджетов, и местной администрации выгодно несоблюдение установлен­ных норм. Сам размер штрафов, хотя они существенно вырос­ли с 1983 г.*, мало кого останавливает: "Богатые могут позво­лить себе заплатить, простые люди занимают деньги, а с бед­ных штраф взять все равно невозможно"**.

* Там же. В 1983 г. они составляли соответственно 300 и 600 юаней.

** Там же.

 

В Китае идет дискуссия о мерах, которые помогли бы ре­ализации политики планирования рождаемости. Сторонники жестких мер выступают за ужесточение штрафов и примене­ние административных мер к нарушителям. Сторонники другой, преобладающей, точки зрения призывают совершенство­вать контроль над рождаемостью, над деятельностью кадро­вых работников по планированию семьи на местах, шире при­менять меры материального и морального поощрения однодетных семей, используя для этого средства, полученные в виде штрафов с многодетных семей. Однако население вос­принимает все меры в контексте реальностей собственного существования на местном, а не общегосударственном уровне. А на местах традиционно богатство семьи, клана связывается с рождением большого количества прежде всего детей мужс­кого пола, и в борьбе кланов за власть преимущества в этом плане являются весомым аргументом. Понятно, что политика планирования рождаемости расценивается населением как по­сягательство не только на традиционные ценности, но и на возможное процветание рода (клана) в будущем. Естественно, что население нашло свои способы решения проблемы про­должения рода в необходимом для него количестве. Например, в литературе описаны случаи, когда, проявляя смекалку в решении данной проблемы, китайцы заводят много жен (хотя это и нарушает законодательство), молодые семьи уходят в горы на годы и не возвращаются, пока не родится достаточ­ное для данного клана количество мальчиков*, и т. п.

* Лю Сумэй приводит слова своего земляка, который появился в деревне с женой и пятью родившимися в горах сыновьями: "Штрафуйте теперь сколько хотите! Сыновья не имеют цены!" (см.: Лю Сумэй, Румянцев Е. Н. Указ. соч. С. 55).

 

Планирование рождаемости нашло отражение на консти­туционном уровне не только как сфера деятельности государ­ства, но и как обязанность семьи: часть вторая ст. 49 Консти­туции гласит: "Супруги — муж и жена — обязаны осуществ­лять планирование рождаемости".

Другой аспект права на жизнь — запрет или ограничение смертной казни — не нашел и не мог найти отражение на конституционном уровне. В КНР довольно широко по совре­менным меркам применяется смертная казнь за такие преступ­ления, как поджоги, взрывы, затопления, отравление либо совершение других опасных действий, повлекших смерть или тяжкие телесные повреждения либо причинившие крупный ущерб общественной и личной собственности (ст. 106 УК), умышленное убийство (ст. 132 УК), изнасилование (ст. 139 УК), грабеж общественной и частной собственности (ст. 150 УК), "коррупция в отношении общественной собственности" работников государственных органов (ст. 155 УК) и некоторые другие; кроме того, смертная казнь применяется к лицам, осужденным за так называемые контрреволюционные преступ­ления.

Следует, однако, отметить, что отсутствие конституци­онного закрепления права на жизнь не означает полного от­сутствия его защиты в текущем законодательстве. Право на жизнь в Китае защищается нормами УК, ГК, социальным законодательством, законодательством об охране окружающей среды, законодательством об обеспечении безопасности на транспорте, о контроле за качеством продуктов питания и др.

Не нашла отражения на конституционном уровне и сво­бода мысли. Для тоталитарного государства это неудивительно и вместе с тем не значит, что проблема государству безраз­лична. Ниже, в п. 3 следующего параграфа, мы приведем соот­ветствующие конституционные положения, свидетельствующие о стремлении государства (прежде всего, конечно, КПК) обес­печить желаемое единомыслие.

В Конституции нашел отражение только один аспект сво­боды мысли — свобода вероисповедания. В соответствии со ст. 36 Конституции, граждане КНР имеют свободу вероисповедания. Никакие государственные органы, общественные организации и отдельные лица не могут принудить граждан исповедовать или не исповедовать религию, не могут дискриминировать граждан за исповедание или неисповедание религии. В этой же статье установлена обязанность государства охранять нор­мальное отправление религиозной деятельности, указывает­ся, что "никто не может использовать религию для наруше­ния общественного порядка, нанесения вреда здоровью граж­дан и в ущерб государственной системе образования". Кроме того, предписано, что религиозные организации и религиоз­ная деятельность должны быть свободны от иностранного конт­роля.

В частях третьей и четвертой ст. 49 Конституции установ­лены обязанность родителей содержать и воспитывать несовер­шеннолетних детей и обязанность совершеннолетних детей содержать и поддерживать родителей, а также содержится запрещение нарушать свободу брака и жестоко обращаться со стариками, женщинами и детьми. Это тоже своеобразная черта содержания китайской Конституции. Последняя норма наводит на предположение о том, что с молодыми мужчинами жестоко обращаться можно; впрочем, разработчики текста Конститу­ции вряд ли имели это в виду.





Дата добавления: 2018-10-15; просмотров: 19 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.