Лекции.Орг
 

Категории:


ОБНОВЛЕНИЕ ЗЕМЛИ: Прошло более трех лет с тех пор, как Совет Министров СССР и Центральный Комитет ВКП...


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...

Данный перевод выполнен специально для сайта www.jrward.ru. 5 страница



Вода повсюду… заполняла ее нос, рот, окружала тело. Инстинкт взял верх, немедленно определив, что «вверх» был антонимом погружения в воду. Раскинув руки и ноги в стороны, она обнаружила, что путы на лодыжках исчезли.

Пэрадайз всплыла на поверхность с такой силой, ее тело выскочило, словно пробка, и она зашлась в таком яростном кашле, что едва не лишилась сознания. Между вспышками агонии ей удавалось глотнуть воздуха… а потом она смогла сделать огромные вдохи кислорода, роскошь простого дыхания вызвала в ней прилив благодарности, от которого на глаза выступили слезы. Но долго это не продлилось. Вокруг себя она слышала, как народ барахтался в воде, как они кашляли, дышали, плюхались, пытаясь остаться наплаву.

Сколько их?

Это было второе испытание?

Держась на плаву, она захотела позвать Пэйтона, но сомневалась, что привлекать к себе внимание – хорошая мысль. Откуда ей знать…

– Пэрадайз!

Голос Пэйтона раздался по близости, справа.

– Да, – выдохнула она. – Я здесь… ты в порядке…

– В порядке ли ты?

– Я здесь. – Она сказала чуть громче. – Я в порядке…

Следующее, что она ощутила – как сильная ладонь накрыла ее руку и потянула к себе.

– Я могу стоять здесь, – сказал Пэйтон. – Давай, я буду держать тебя.

– Не нужно…

– Ты должна поберечь силы. Это только начало.

Он мыслил здраво, словно шоковое попадание в воду отрезвило его. А потом его руки накрыли ее талию, и Пэйтон развернул ее к себе спиной.

– Я держу тебя, – прошептал он.

Его рука сжалась вокруг нее, и Пэрадайз напряглась, чувствуя позади себя сильное тело. Когда Пэйтон просто продолжил медленно дышать, словно тоже восстанавливал силы, она начала понемногу расслабляться, хотя по-прежнему ничего не видела, и ее ноги касались его ног.

Она никогда не подходила так близко ни к одному мужчине.

Хотя, судя по ситуации, в которой они оказались, сейчас едва ли стоит тратить драгоценные секунды на подобную чушь: на уме у Пэйтона было только выживание.

Со слабым облегчением она обмякла в его руках, расслабляясь. Ее инстинкты оставались начеку, но, по крайней мере, тело получило короткую передышку, сердечный ритм замедлялся, ужасное жжение в легких утихало…

Бух! Бух!

Еще двое кандидатов… или жертв… рухнуло в воду вдалеке от них, что дало ей понятие, насколько большим был бассейн, пруд или озеро. Но… нет, это было не озеро. Вода была хлорирована.

Бассейн. Они были в подземном бассейне… наверное, недалеко от спортзала, если, конечно, ее тащили не целые мили.

– Что дальше? – спросила она.

– Я не знаю. Но мы будем держаться вместе.

– Да. – Она была поражена тому, как сильно его присутствие успокаивало ее… несмотря на то, что все еще ничего не было видно, и она не подозревала, что их ждет дальше…

Бух! Бух! Бух!

– Сколько нас здесь? – спросила она.

– Только что прибыло пятеро. Значит, нас семь, по меньшей мере.

– Из шестидесяти..? Должно быть больше. – Она ведь не могла оказаться среди небольшого числа тех, кто зашел так далеко? – Однозначно, здесь…

Свалилось еще четверо… один упал близко к ним, трое других поодаль.

– Я не слишком тяжелая? – спросила она.

– О, да брось.

Когда он изменил хватку, передвинув ее тело в воде так, что спина прижалась к его тазу, Пэрадайз не почувствовала там ничего… но она бы не знала, чего опасаться, даже будь он возбужден.

Еще один человек упал в бассейн.

А потом…

… очень долго никого не было. На самом деле, прошло всего пару минут, но по ощущениям – часы…дни.

Все это время страх не унимался, но ничего не происходило, и нервозность начала поедать ее рациональную сторону, всевозможные сумасбродства наполнили ее разум. Что, если это не учебная программа? Что, если это какой-нибудь… социальный эксперимент? Какие-нибудь похитители тел[27]… или попытка… ну, чего-нибудь. Она не знала.

Волна ужаса прошлась по ее телу. Она не могла ничего разглядеть, а рев в ее голове заглушал все звуки в бассейне, сама она слишком устала, чтобы унять охватившую ее дрожь.

– Что будет дальше? – простонала Пэрадайз.

– Я…

Прежде чем Пэйтон успел ответить, она осознала, как что-то начало меняться вокруг них. Другие тоже это поняли, тела в воде замерли, будто они пытались оценить, что изменилось.

Уровень воды опускался.

Покрытая рябью поверхность была на уровне их плеч… а сейчас уже касалась ее бицепсов, локтей.

Сердечный ритм снова подскочил, голова снова закружилась.

– Что они сейчас собираются сделать с нами? – выдохнула она.

Ниже… ниже… пока ее ноги не коснулись дна бассейна, как ноги Пэйтона. Но она осталась в кольце его рук… по крайней мере, пока он был позади нее, она знала, что ее спина прикрыта.

Я просто хочу видеть, подумала Пэрадайз, всматриваясь в глухую темноту. Боже… прошу, позволь мне…

В углу появился яркий, ослепительный источник света.

Он был настолько мощным, что ей пришлось рукой закрыться от иллюминации, и под укрытием она увидела, что да, они были в бассейне, очень чистом и выложенном бледно-голубой и зеленой плиткой. А Пэйтон, извернувшись, смотрел позади нее. Как и остальные кандидаты в воде.

Отбросив мокрые волосы за спину, она, морщась, попыталась сфокусировать…

Что за…

– … хрень такая? – Пэйтон закончил ее мысль.

На дальнем конце все еще спускаемого бассейна появился огромный мужчина со светлыми и темными волосами… и поначалу она решила, что он принес источник света с собой. На самом деле, его тело было светом. Он сиял, будто был живой, ходячей лампой накаливания.

Но, что сумасшедшее всего… не это шокировало.

На его красивом лице была маска для дайвинга с трубкой … на ногах ласты, в которых он прошлепал по мокрому полу к краю бассейна… купальные трусы-рогатка[28] ярко-розового цвета… детский желто-голубой спасательный круг вокруг талии.

Абсолютно каждый полудохлый рекрут в бассейне смотрел на него, как на второе пришествие[29] во вселенной-кроссовере между Губкой Бобом[30] и Супер Майком[31].

Он прошлепал к доске для ныряния, взошел на нее, с великим усилием вставил затычки в ноздри и прокашлялся.

После нескольких ма-мэ-ми-мо-му… словно он распевался для сольной партии… мужчина сделал глубокий вдох…

– Кава-ааа-бангааа[32]! – он с криком побежал по доске.

Высоко подпрыгнув на краю, мужчина, придерживая детский круг, выполнил идеальный кувырок и нырнул в бассейн, словно груша для сноса зданий, поднимая столб воды до потолка.

Увернувшись, чтобы не встретить цунами лицом, Пэрадайз подумала… аплодисменты Братьям.

Чего бы она ни ожидала?

Такого – точно нет.

 

Глава 9

 

Крэйг коснулся дна бассейна своими кроссовками в тот момент, когда… ну, это точно был мужчина… плюхнулся на воду подобно седану. Когда потоп затих, включилось ровное освещение. Свет исходил от чаши бассейна, оснащенного до абсурда и размером с олимпийский, превращая его в огромную лампу.

Парень был наполовину профессиональным рестлером, наполовину – ходячей рекламой «Детского мира».

Но Крэйг не стал заморачиваться этим сочетанием несочетаемого.

Вытерев лицо, сначала он определил местонахождение возможного выхода… было четыре или пять дверей, включая ту, через которую прошел этот ходячий надувной круг, но он был готов поспорить, что все панели заперты. На потолке ничего. На стенах тоже. Как и на дне бассейна.

Вторым делом он проверил, нет ли на сцене посторонних. Ага. На периферии стояли двое огромных мужчин в черных капюшонах и очках ночного видения. Они были вооружены до зубов, но их пистолеты лежали в кобуре… и казалось, будто они осматривают бассейн, выискивая немощных и в опасном для жизни состоянии.

Третьим делом он оценил, кто еще добрался до этого этапа. Десять, двенадцать… нет, тринадцать человек были с ним в бассейне, включая женщину, вместе с которой он падал с большой высоты.

И блондинка-менеджер, Пэрадайз.

Хотя она была не одна.

Она стояла с одним из мужчин, положив ладонь на покровительственную руку, обвивавшую ее вокруг талии.

Ничего удивительного. Такие женщины никогда не останутся без мужского внимания. Мотыльки, летящие на пламя, и тому подобное дерьмо.

Крэйг заставил себя отвести взгляд от парочки… секунды на три, не больше. Потом он оценил парня стратегическим взглядом, отмечая его габариты, силу в плечах, жесткий подбородок.

Будто им двоим еще светит конфликт.

Сумасшествие чистой воды.

У него нет никаких прав на эту женщину… и, что более важно, добраться до финишной черты, какой бы она ни была…

Обычные лампы включились по всей комнате, съедая все тени, показывая углы и закоулки, в которых не было иных угроз.

Но он знал, что еще ничего не кончено. На месте Братьев он бы этим не ограничился. Слишком много народу все еще стояло на ногах.

Дверь в дальнем углу помещения распахнулась так, будто ее открыли с ноги.

И тогда началась следующая волна.

Один за другим, внутрь вошла группа из примерно дюжины воинов… Братство, подумал он. Это должно быть Братство: огромные тела, на чьем фоне даже он смотрелся карликом, и, как двое других, на них были маски, а черная кожа укрывала их с головы до пят.

В отличие от двух других, эти держали пистолеты в руках.

Внезапно, тот, кто так эпично появился c детским кругом, испарился. А потом остатки воды спустили из глубокой части бассейна.

Народ вокруг него начал топтаться в мокрых шмотках, относительно уставший. Он не двигался… как и Ново, которая, казалось, как и он, почувствовала, что жесть еще впереди.

Поэтому лучше приберечь силы для более существенного вызова.

Появление пушек – плохие новости.

Повинуясь стадному инстинкту, остальные кандидаты собрались в кучу, народ в мелководной части отступил назад, когда бойцы прошли вдоль длинной стороны бассейна и повернули к ступенькам, что вели сейчас не в воду, а к бетону и лужам.

И потом эти опасные мужчины с пушками спустились в чашу бассейна, их ботинки с грохотом стучали по полу, кобура скрипела от движений. Когда Братья остановились, было сложно сказать, на кого именно они смотрели, ведь их головы были обращены к группе в целом, а глаза спрятаны.

Оценив свое положение, Крэйг пришел к выводу, что сейчас лучше держаться со стаей, и он…

Один за другим, Братья подняли пистолеты, целясь в новобранцев. И потом самый высокий из них вышел вперед, описывая дулом медленный, ленивый круг, словно выбирая лучшую цель.

К слову о коллективной панике. Кандидаты взбесились, забегали, пытались спрятаться друг за друга, поскальзывались, падали. Пара человек плюхнулось на колени, захлебываясь в слюнях и умоляя еще до начала стрельбы.

Крэйг ничего не делал. Если новичков обстреляют, то не смертельно. В этом месте уже было достаточно мер предосторожности. И однажды он словил пулю… если придется поймать еще раз, чтобы пройти в следующий раунд?

Стреляйте в него. Он не боялся боли.

Расправив плечи, Крэйг повернулся лицом… и осознал, что была еще одна причина для его резкой остановки. Но он отказывался признавать ее.

Давайте же, думал он. Вы там.

Вы там…

Но они нацелились не на него.

Нет… они выбрали кого-то другого.

Только не ее. Подумал он. Дерьмо, только не Пэрадайз.

– Эй, ты, – закричал он. – Эй, ублюдок!

 

***

 

Когда мужчины в черном ступили в чашу бассейна, Пэрадайз узнала Братьев. Проведя столько месяцев работы в их окружении, их запахи и аура стали ей хорошо знакомы… и она привыкла считать их своими псевдо-папами, стремившимися защищать ее.

Но сегодня дела обстояли иначе.

Особенно когда они спустились в осушенный бассейн, поднимая пистолеты… и один из них нацелился на нее.

Рейдж. Это Рейдж направил на нее пистолет и двинулся в ее сторону. Она поняла это, ведь он был намного крупнее остальных.

Нет, подумала она. Нет. Ты не можешь это сделать. Мой отец…

Но он не колебался. Он подошел к ней и Пэйтону с оружием наперевес, держа палец на курке.

– Эй, ублюдок!

Краем глаза она заметила, как один из новобранцев вышел вперед, размахивая руками.

Это был ее мужчина… тот мужчина, Крэйг…

– Стреляй в меня! Эй! Говнюк! Попробуй лучше в меня.

Брат так и сделал.

Не поворачивая головы. Рейдж выбросил руку в сторону и нажал на курок. Пуля вылетела из дула.

Пэйрадайз, закричав, забилась в руках Пэйтона, когда вокруг разразился хаос, пронзительные крики эхом отдавались от стен подобно птичьей стае.

– Нет! О, Боже… нет!

– Заткнись! – зашипел Пэйтон. Удерживая ее на месте. – Просто заткнись!

Новый мировой порядок.

Когда Крэйг упал, она вырвалась из хватки и бросилась на Брата. Напоминая муху, влетевшую в лобовое стекло, ей было плевать. Она не могла допустить, чтобы кого-нибудь ранили… особенно этого мужчину. Ударяя, пинаясь, она вцепилась в дуло пистолета что было сил, пытаясь завладеть оружием. Она проиграла. Прежде чем до нее дошло, ее опрокинули на мокрый бетон, прижимая к полу лицом и удерживая за затылок и поясницу. Повернув голову, она судорожно рыскала взглядом по дну бассейна, пытаясь выяснить, жив ли еще Крэйг.

Мужчина лежал на уровне ее глаз, и, хватаясь за бедро, извивался от боли. Вторая женщина в группе села рядом с ним, силой разжала его руки и осмотрела рану. Потом рывком выдернула майку из-под пояса и сорвала с себя, обнажая мускулистый торс и черный спортивный лифчик. Она оторвала край майки и наложила жгут на верхнюю часть его бедра, как будто ее учили этому.

– Отпусти ее! – потребовал Пэйтон откуда-то позади. – Отпусти ее, черт тебя дери!

– Или что? – раздался искаженный голос из колонок над ними… словно кто-то говорил в микрофон с синтезирующим устройством.

И тогда Пэйтон слетел с катушек. Изогнув голову, Пэрадайз увидела его в гневе, кулаки полетели в Рейджа, он пинался, обнажив клыки, пытаясь оттащить Брата от нее. И потом, внезапно к нему присоединились… тот мужчина, показывавший атлетическую гибкость на козлах.

Бах! Бах!

Их обоих снял другой брат. И двух других мужчин, которые пытались вмешаться. Тем временем, народ пытался забраться по стенам, выбраться из бассейна с помощью поручней из нержавеющей стали… получив заряд током, они рухнули на дно.

Дверь открылась.

Сверху из громкоговорителей раздался голос:

– Всякий, кто желает уйти, может быть свободным. Вам не причинят вреда. Все может кончиться… прямо сейчас. Вам нужно лишь выбежать через эту дверь.

В этот момент ее отпустили, и Рейдж отскочил назад.

Она на карачках подобралась к Пэйтону, во второй раз переворачивая его.

– Больно? Где?

– Рука… гребаная рука.

Задрав футболку. Пэрадайз последовала примеру другой женщины, оторвала кусок ткани и попыталась завязать ее прямо над кровоточащей раной на его трицепсе.

Она злобно посмотрела на Братьев.

– Вы совсем из ума выжили! Это вам школа, а не война! Что за херня!

– Вы можете уйти, – упорствовал голос над головой, – просто поднимитесь по лестнице с мелководья и избавьте себя от этого.

От внезапной и острой ярости она осатанела, и прежде чем поняла, она поднялась на ноги, вставая перед выстроившимися в ряд Братьями.

– Стреляйте в меня! Давайте! Сделайте это, кучка сопливых трусов!

Она не соображала, что несла. Что творила. Она никогда не видела столько пистолетов разом, тем более не вставала в упор… но она сорвалась, и в таком состоянии почувствовала невероятный прилив сил.

Братьям, казалось, было плевать. Они просто стояли там, не двигаясь, не реагируя, будто дожидались, пока она выдохнется.

Поэтому она повернулась к новобранцам, которые собрались на выход.

– Куда вы! Вы должны сражаться! Это неправильно…

И тут дверь закрылась, и безошибочный глухой стук, с каким задвинули засов, эхом пронесся по комнате.

– Сейчас вы закончите посвящение, – резюмировал голос над головой – последний этап начнется через три… два…

– …один.

И тогда свет сменился со слепяще-белого на фиолетово-синий.

Тогда же братья открыли по ним огонь.

 

Глава 10

 

Резиновые пули жгли нещадно.

Когда первая из бесчисленного множества пуль ударила Крэйгу в грудь, он откатился и подставил спину вместо более уязвимой части. Ниже пояса, рана от настоящей пули обжигала подобно клейму… как он и предполагал, профессиональный выстрел всего лишь задел его кожу, поэтому жгут оказался лишним. Но времени снимать его не было… он схватил Ново за руку и дернул, побуждая девушку рухнуть животом наземь. Прикрывая головы, они поползли от огневого вала, направляясь к подъему, ведущему на десятифутовую глубину.

Обернувшись, он обнаружил, что Братья, выстроившиеся и закрывшие собой ступени в неглубокой части бассейна, начали двигаться вперед, словно они гнали скот в загон для убоя. Гребаный ад… металлические лестницы высоко на стенах бассейна были заряжены током… а у этих воинов, казалось, был бесконечный запас гребаных игрушечных пуль. Хотя выстрелы ощущались через одежду словно укусы гигантских пчел, при достаточном количестве они могут пересилить его болевой порог и высети его из строя.

Снова извернувшись, он оценил скорость, с которой Братья надвигались на них.

Достаточно быстро, значит, у него не больше шестидесяти секунд.

– Дематериализуйся, – сказал он скорее себе, чем кому бы то ни было. – Это единственный шанс.

Остановившись, он закрыл глаза и глубоко задышал. Первый пришедший к нему образ – той хрупкой блондинки, что кинулась на до невозможности огромного Брата с пистолетом.

Защищая его, после того как его подстрелили.

– Прекрати это, – прошипел он.

Контроль. Ему нужно взять под контроль разум и эмоции, сфокусироваться и дематериализоваться отсюда. Сосредоточься… сосредоточься

Боль в его теле: в ноге, от других ран на плечах, спине, бедре. Голова гудела. Ребра сжались. Локоть пульсировал в том месте, где он напоролся на ток на помосте.

Новобранцы вокруг него бились в панике, рыдали, ругались. Запинались. Падали.

А пули продолжали сыпаться на него. На всех них.

Чем сильнее он пытался игнорировать страх и панику, тем громче становился хор дискомфорта и отвлекающих факторов.

Ему нужен конкретный образ, место, куда можно перенаправить мозг.

Внезапно для себя он представил ту администраторшу в их первую встречу. Она сидела за маленьким опрятным столом в роскошной комнате. Его сбивало с толку решительно все… шелковые обои, дорогущий ковер, чистый запах… она.

Но она не обращалась с ним как с отбросом, коим он и являлся. Она посмотрела на него взглядом, от которого его сердце замерло в груди… и потом назвала свое имя.

Пэрадайз.

Ее голос был таким красивым, что он плохо ее расслышал. И потом он капитально облажался, когда не пожал ее протянутую ручку. Проблема в том, что его мозг застыл, когда она…

Тело само дематериализовалось. В одно мгновенье он страдал в своей телесной форме… в следующее молекулами летел над бассейном. Без конкретного пункта назначения, он пронесся по воздуху со скрипом, как в первые разы после превращения… а потом взял себя в руки и появился в дальнем углу, у стены.

Когда он материализовался, Ново была уже на месте, наготове, но разминала плечо так, будто либо растирала рану, либо проверяла, не вывихнула ли конечность.

Один за другим, еще четыре промокших до нитки новичка выбрались из бассейна: атлет с козлов. Тот, что выглядел как убийца, с пирсингами и татуировками на одну сторону лица и тела. Парень, положивший лапу на Пэрадайз. Другой такой же, высокий и сильный.

Он понятия не имел, что случилось с…

Администраторша появилась последней, и Крэйгу пришлось отвернуться, чтобы скрыть неприемлемые эмоции. Чтобы отвлечься, он попытался разглядеть, что происходило в бассейне с оставшейся пятеркой…

Дверь рядом с ними открылась, и когда жесткий ветер коснулся них, Крэйг принюхался...

За дверьми, что бы там ни находилось, было темно.

– Кто первый, – спросил Пэйтон.

– Я пойду, – ответил пирсингованный, похожий на гота парень. – Мне нечего терять.

Крэйг нахмурился, внезапная тишина вокруг казалась дурным предзнаменованием: стрельба прекратилась. И, значит, эта часть испытания окончена… или Братья снова прицеливались.

Сейчас они исчезли… в бассейне осталось всего пара новобранцев, сложившихся пополам, промокшие насквозь, рыдающие фигуры в позе эмбриона сложились на мокром бетоне, прикрывая головы руками.

Дерьмо. Где сейчас Братья?

– Я с тобой, – сказал он готу.

Они были самыми крупными в группе, на острие атаки, образно выражаясь… и, хотя изначально он придерживался тактики одиночного выживания, сейчас Крэйг начал пересматривать свою категоричную позицию. По крайней мере, на какое-то время.

Если на них нападут, то двое лучше одного.

– Я прикрою со спины, – сказала Ново.

Атлет встал рядом с ней.

– Я помогу с этим.

– Вы трое, – Крэйг приказал блондинке и ее – супругу? дружку? – и слащавому красавчику. – Пойдете в середине.

Так, по крайней мере, он не будет переживать за нее.

Не то, чтобы он переживал.

– Пошли, – сказал Крэйг.

Они с неформалом вместе пересекли дверной проем, их плечи едва прошли в – как выяснилось – туннель… и, оказавшись в нем, мелькающий свет вдалеке стал целью, в сторону которой они начали медленно продвигаться.

– Как тебя зовут? – прошептал Гот.

– Крэйг.

– Я – Акс. Охренеть как рад знакомству.

 

***

 

Пэрадайз понимала, что может произойти что угодно, пока они шли по туннелю. Окруженная со всех сторон, движимая страхом, еле волочившая ногами и выжатая как лимон, она ждала, что еще произойдет, кто на них выпрыгнет, что на них упадет, свалит наземь.

Когда они просто выбрались наружу, к костру, ее натянутые нервы не знали, как реагировать на отсутствие нападения.

А потом ее мозг не мог переварить наличие стола, на котором стояли бутылки с водой, энергетические батончики и фрукты.

Это конец? – гадала она, окидывая взглядом сосны, подлесок, звезды над головой.

– Я умираю с жажды, – выдохнул Пэйтон, нацелившись на бутылки «Поланд Спринг».

Мужчина, от которого она не могла отвести глаз, остановил его.

– Это может оказаться ловушкой, – сказал Крэйг, подходя к столу.

– Ты параноик.

– Пробовал пищу до этого? Понравилось блевать?

Пэйтон открыл рот. Закрыл. Выругался.

Крэйг проверил стол. Потрогал землю носком влажного кроссовка. На корточках обошел по периметру. Подойдя ближе, он сел, оказавшись взглядом на уровне аккуратно расставленных бутылок. Поднял скатерть на столе и посмотрел под нее.

Потом медленно взял одну бутылку.

Сердце Пэрадайз гулко билось. Она тоже была обезвожена… несмотря на, казалось, половину всей воды в бассейне, которую она проглотила. Но она также боялась яда.

Боже, она раньше не бывала в подобной ситуации… охваченная жаждой, стоя перед водой и все же застыла в шаге от желанной влаги.

– Эта не запечатана, – заявил Крэйг.

Он взял еще одну. Другую. На третьей раздался треск, когда он скрутил крышку. Понюхав открытое горлышко, он сделал глоток.

– Эта нормальная. – Он передал бутылку назад не глядя… и как только Пэйтон схватил ее, Крэйг продолжил, проверяя крышки у других, выискивая нераспечатанные. Пэйтон делил их между новобранцами, пока всем не досталось по бутылке.

Крэйг взял и себе, но не стал все выпивать, а заткнул бутылку за пояс. Потом, без комментариев, он перешел к энергетическим батончикам, отбрасывая те, что были с порванной упаковкой, и делясь запечатанными.

Пэрадайз поела, даже не будучи голодной, потому что не знала, когда они снова остановятся, сколько сил ей понадобится на следующей фазе… и да, еда была топливом. Энергетический батончик представлял мерзкое сочетание картона, подсластителя и какой-то слизи, но плевать. Ей понадобятся калории.

Только чтобы поддерживать тепло, подумала она, задрожав на холоде. Ноябрьская ночь и мокрая одежда. Ничего хорошего для температуры тела, если находишься на улице.

С перспективой застрять здесь надолго.

– Что дальше? – спросила она у всех и ни у кого в частности.

Дверь в здание позади них захлопнулась, и щелкнул замок.

Акс, парень с внешностью серийного убийцы, протянул:

– Ну и ладно. Я все равно не горю желанием повторить тот бассейн.

– Там есть ограда, – сказала другая женщина в отряде, указывая налево.

– Там тоже, – вторил ей атлет.

– Спорим, подключено к току, – пробормотал Пэйтон. – Как и все металлическое до этого.

Сомнения разрешились, когда кто-то поднял палку и бросил в проволочную сетку… дерево поджарилось со снопом искр.

Благодаря последующему изучению, они выяснили, что находятся в каком-то загоне, предлагавшим один выбор: идти вперед, через темный лес.

– Мы пойдем вместе, – сказала она, смотря поверх оранжевого огня костра. – Снова.

– Ненавижу работать в команде, – пробормотал Акс.

– Ну а я в восторге от перспективы поработать с тобой, – протянул Пэйтон в ответ.

Без дальнейших обсуждений, группа выстроилась в порядке, в каком они шли по туннелю. А потом они двинулись вперед строем, старательно держась подальше от забора из рабицы, когда ограда сужалась по обе стороны.

Ветки хрустели под их ногами. Кто-то чихал. Ветер дул с одной стороны, так что у Пэрадайз заледенела рука.

Но все это едва ли ощущалось. Пока она шла, ее тело было оголенным проводом, энергия текла по ее венам, инстинкты были наготове принимать информацию откуда угодно: она была настороже, выискивая подозрительные вещи, слишком громкий треск с земли, неловкое движение Пэйтона рядом с ней, хруст ветки слева… от всего, что она не могла сразу же отнести к категории «не представляет угрозу», ее подрагивающие мускулы и взбудораженный мозг стремились застыть и начать оценку. Или побуждали рвануть в сторону выхода.

Но они шли. Все шли. И шли.

Время шло, подумала она, оценив положение звезд.

Они не останавливались, их группа в лохмотьях плелась вперед, по земле, хромая, спотыкаясь, каждый со своими ранами, но все держались на ногах.

Несколько миль спустя… или даже сотню? – ничего не изменилось.

Но им ее не одурачить.

Братья вернутся, все это – часть их плана.

Ей просто нельзя отставать, нужно держаться с группой и…

Впереди, Крэйг и Акс остановились.

– Что это? – спросила она, схватив Пэйтона за руку.

Почему она чувствовала… запах огня?

– Мы вернулись к началу, – тихо ответил Крэйг. – Отсюда мы начали.

Когда он указал на землю, она увидела следы на земле, их следы. Но стол с водой и продуктами исчез… и костер потушили… вот откуда запах… а ограду передвинули.

Это было похоже на петлю или кольцевую трассу.

– Они водят нас кругами? – требовательно спросил Пэйтон. – Что за хрень?

– Но зачем? – спросила Пэрадайз у Крэйга, обращаясь к нему как к лидеру де-факто. – Зачем им это?

Благодаря зрению, приспособившемуся к темноте, она смогла разглядеть его сильные черты лица, когда мужчина нахмурился, оглядываясь по сторонам. Потом он покачал головой, и она ощутила, как сердце рухнуло в пятки.

– Что? – спросила Пэрадайз.

Ответила вторая женщина в отряде:

– Они хотят нас вымотать. Вот зачем…

Выстрелы раздались слева, очередной раунд хаоса пулями накрыл группу, они врезались друг в друга, в плече и ноге Пэрадайз вспыхнула боль.

– Двигайтесь! – закричал Крэйг. – Продолжайте двигаться, и они остановятся!

И он оказался прав. Как только они устремились в направлении, в котором шли раньше, обстрел закончился, а шум стих.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: если они остановятся, то получат очередную порцию резиновых пуль.

Пэрадайз сделала успокаивающий вдох. Все не так плохо, сказала она себе. Темп был медленным и ненапряженным, и она любила гулять.

Уж лучше так, чем быть мишенью.

Все будет хорошо.

Это лучше бассейна. Лучше того, как ее свалили наземь, связали и накинули пакет на голову. Лучше взрывов в спортзале.

Ей всего-то нужно переставлять ноги, одну за другой.

Чтобы скоротать время, она сосредоточилась на Крэйге, который шел впереди, следила за движениями его большого тела, широкими плечами и движениями бедер при каждом шаге. Когда ветер периодически менял направление, она улавливала его запах, признавая, что он лучше любого одеколона.

Кто его семья? – гадала она.

Откуда он?

У него была пара?

Забавно, что от последнего вопроса она ощутила острую боль в груди. С другой стороны, учитывая все, через что она прошла этой ночью, неудивительно, что ее мысли и чувства рассеивались…

Они все шли по кругу, и Пэрадайз начала замечать знакомые деревья и конкретные ветки, их ноги вытоптали тропу в земле, а в ее голове заела пластинка: никто не напал на них, не стрелял в них, не выпрыгнул из-за забора.

Это не значило, что этого не произойдет… но чем дольше продолжалось затишье, тем сильнее ее мозг изъедал себя, перепрыгивая с мыслей о Крэйге к безосновательной панике, воспоминаниям об отце… беспокойству о том, что будет дальше.





Дата добавления: 2017-04-15; просмотров: 111 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.029 с.