Лекции.Орг

 

Категории:


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...

РазделIII. Структура текста и факторы текстообразования





И эту песню я невольно Отдам на смех и поруганье, Затем, что нестерпимо больно Душе любовное молчанье.

Ключевое для понимания общего смысла произведения высказыва­ние (...нестерпимо больно /Душе любовное молчанье), расположенное в конце, обобщая и синтезируя отдельные сигналы смыслового кода тек­ста, отражает вербально выраженные эмоции и психологически важные детали в монологе лирической героини.

Динамика текстового развертывания связана с последовательным и многоканальным усилением минорного эмоционального состояния героини и его художественно-образной конкретизации: от указания на мимику (Я улыбаться перестала), сигнализирующую о душевном не­благополучии, причины которого проясняются в конце, — к приему пси­хологического параллелизма, эксплицирующего в сознании читателя пред­ставление об ассоциативной сопряженности холода в природе и в душе лирической героини (Морозный ветер губы студит). Далее — к открытому выражению чувства безнадежности, осознания одиночества и непонима­ния окружающими благодаря анафоре и синтаксическому параллелизму ( Одной надеждой меньше стало,/ Одною песней больше будет). Повтор (пес­ней, песню), антитеза (меньше больше), амплификация контекстуальных синонимов (смех, поруганье) усиливают чувство тоски, одиночества и кон­кретизируют образ поэта, который не может молчать (И эту песню я не­вольно/Отдам на смех и поруганье). Заключительные строки объясня­ют причину сильных душевных переживаний лирической героини,(<3й-тем, что нестерпимо больно / Душе любовное молчанье).

Отмеченные регулятивные средства (лексические и синтаксические) актуализируют на ассоциативной основе концепты «страдание»(улы­баться перестала; Одной надеждой меньше стало; нестерпимо больно); «холод»(Морозный ветер губы студит); «одиночество»(смех и пору­ганье), «любовь»(любовноемолчанье); «поэзию»(Одною песней больше будет. / И эту песню я невольно / Отдам на смех и поруганье). Регуля­тивные средства стимулируют последующую «сборку» сложной мен­тальной структуры — фрейма ситуации потери любви. В формировании фрейма значимы регулятивные структуры, элементами которых явля­ются указанные регулятивные средства. К регулятивным структурам от­носятся отмеченные стилистические приемы и конвергенция как доми­нирующий тип выдвижения. На их основе в сознании читателя проис­ходит обобщение полученных сигналов эстетической информации и их свертывание в модель сознания — фрейм. В процессе его соотнесения с картиной мира читателя, ценностными ориентирами происходит фор­мирование представлений об идейном содержании произведения и его пафосе — выражении горечи и страдания от потери любви.



Глава 4. Текст как структурно-семантическое образование


При этом важна регулятивная макроструктура текста, эксплициру­ющая его общий эстетический смысл благодаря осознанию коммуника­тивной стратегии автора. В рассматриваемом произведении она связана с поэтапным усилением смыслов «страдание», «холод», «одиночество» в их соотнесенности. Ведущий принцип текстовой организации, связан­ный с «накоплением» смысловых признаков описываемой ситуации, за­ключается в том, что причина ее и связанный с этим ключевой концепт «любовь» раскрываются лишь в конце, логически завершая смысловое развертывание текста в сознании читателя.

Таким образом, регулятивные средства стимулируют речемысли-тельную деятельность читателя, закладывая основы для последующего моделирования концептов, являясь ключом к последующей «сборке» моделей сознания. Регулятивные структуры определяют свертывание полученной информации в модели сознания (фреймы). Способы регу-лятивности, позволяющие приобщиться к коммуникативной стратегии автора и его творческому замыслу, дают возможность включить данные фреймы в концептуальную картину мира читателя, формируя его пред­ставление об общем смысле художественного произведения.

Подведем итоги:

• Система различных кодов текста находит отражение в его регуля­
тивной макроструктуре.

• Регулятивность вслед за Е.В. Сидоровым трактуется как системное
качество текста, заключающееся в его способности «управлять» по­
знавательной деятельностью читателя.

• Регулятивность художественного текста имеет нежесткий, вариатив­
ный характер; осуществляется на ассоциативной основе; характе­
ризуется образной ориентацией, лексикоцентризмом, поскольку ли­
тературное произведение — это явление словесной культуры, а сло­
во — это форма воплощения образа.

Регулятивность связана с другими системными качествами, отме­
ченными Е.В. Сидоровым: информативностью, структурностью,
интегративностъю.
На уровне целого произведения, таким образом,
существуют регулятивность как одно из его системных качеств и
регулятивная эпифункция как коммуникативное проявление его эс­
тетической функции.

• В рамках макроструктуры текста выделяются способы регулятив-
ности,
т.е. принципы организации различных текстовых микро­
структур, регулирующих процесс восприятия литературного про­
изведения адресатом на основе соотнесенности с общей целевой
программой текста.


Раздел III. Структура текста и факторы текстообразования



На уровне элементов текста на основе их способности выполнять регулятивную функцию выделяются регулятивные средства. Сред­ства регулятивности художественного текста дифференцируются на лингвистические (ритмико-звуковые, лексические, морфологичес­кие, словообразовательные, синтаксические, стилистические) и эк­стралингвистические (композиционные, логические, графические). В ряде случаев можно говорить о преобладании средств регулятив-ности одного типа, своеобразной доминанте регулятивности. По характеру следования в тексте дифференцируются контактные и дистантные регулятивные средства. По соотнесенности с инфор­мативно-смысловым и прагматическим уровнями текста выделяют­ся прагмемы и информемы. Среди регулятивных структур имеются яркие и слабые по интенсивности воздействия, коммуникативному эффекту. На основе способности актуализировать микроцель в рам­ках текстовых фрагментов или макроцель в пределах целого текста в соответствии с его коммуникативной стратегией различаются ре-гулятивы-локативы и регулятивы-концепты. В основу дифференциации регулятивных структур (регулятивов) положено осознание читателем мотива (микроцели) в рамках об­щей коммуникативной стратегии автора. Формирующиеся на осно­ве регулятивных средств регулятивные структуры позволяют свер­нуть полученную информацию в модели сознания (фреймы). Их связь в процессе текстового развертывания формирует представле­ние об общем эстетическом смысле литературного произведения.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

> Что понимается под регулятивностью текста?

> Кто ввел данное понятие?

> С какими системными качествами текста связана регулятивность?

> Что понимается под регулятивными средствами?

> Какие виды регулятивных средств вы знаете?

> Как вы определите понятие «регулятивные структуры»?

> Что понимается под регулятивной стратегией текста?

> Как определяется граница регулятивов?

> Какова роль регулятивной макроструктуры текста для его смыслово­
го развертывания?

ВЫВОДЫ К РАЗДЕЛУ III

Выдвижение текста в качестве главного объекта исследования в со­временной филологической науке позволило существенно расширить представление об этом феномене: его своеобразии, единицах и уровне-вой организации, общей структуре, семантике, прагматике, текстообра-зующих возможностях языковых единиц разных уровней, категориях и



Глава 4. Текст как структурно-семантическое образование


факторах текстообразования, закономерностях первичной и вторичной текстовой деятельности, смысловом развертывании.

В данной книге освещение важных вопросов теории текста, связан­ных с его структурной организацией, основано на коммуникативно-дея-тельностном подходе к тексту как системе знаков и знаковых последо­вательностей, отражающих сопряжение первичной и вторичной комму­никативной деятельности автора и адресата. Это обусловило выделение в рамках коммуникативной стилистики текста информативно-смысло­вого и прагматического уровней текста и соответствующих им подуров­ней в лингвистическом и экстралингвистическом аспектах.

С лингвистической точки зрения выделены: фонетический, морфо­логический, лексический, синтаксический — в рамках информативно-смыслового уровня и экспрессивно-стилистический и функционально-стилистический — в рамках прагматического уровня. Очевидно, что праг­матический уровень основывается на информативно-смысловом, т.е. репрезентируется его средствами при условии выполнения ими допол­нительной функции — воздействия на читателя.

Что касается единиц текста, то наряду с рассмотрением разных то­чек зрения в книге предложена следующая концепция: в лингвистичес­ком аспекте выделены информемы, т.е. носители интеллектуально-ин­формативной функции. Ими могут быть (условно) единицы звукового уровня (фонема / звук) в случае их эстетической актуализации в тек­сте, морфологического (морфема / морф), лексического (лексема / лек-са), синтаксического (предложение / высказывание) уровней. (Едини­цы выделены в аспекте «язык / речь», поскольку текст, являясь рече­вым произведением, воплощает диалектическую связь языка / речи).

К прагмемам в лингвистическом аспекте отнесены стилемы (обоб­щенное название указанных выше единиц, обладающих прагматическим эффектом (экспрессивности, эмоциональности, оценочности, стилисти­ческой маркированности), а также такие более сложные единицы, как стилистические приемы и типы выдвижения (конвергенция, сцепление, повтор, обманутое ожидание).

В экстралингвистическом аспекте в рамках информативно-смысло­вого уровня выделены: предметно-логический (денотативный), темати­ческий, сюжетно-композиционный подуровни. Предметно-логический (денотативный) подуровень рассмотрен как формирующийся из во­площенных в тексте реалий разной степени обобщения и конкретности: от денотата, системы денотатов до целостного художественно воплощен­ного в тексте (если он художественный) фрагмента действительности. В качестве единиц собственно логического плана художественного текста з аспекте восприятия рассмотрены: первичные конкретно-чувственные представления — вторичные образы (представления) — понятия — систе­ма понятий — формирование логико-философского каркаса целого текста.


Раздел III. Структура текста и факторы текстообразования



Предметно-логический подуровень текста соотнесен с другими подсис­темами информативно-смыслового уровня, в частности с тематическим.

В рамках тематического подуровня в качестве единиц текста выде­лены соответственно: элемент микротемы; микротема; субподтема; тема; тематический блок, дискурс (совокупность речевых проявлений дей­ствующего лица и сопутствующих им обстоятельств), создающие в со­знании читателя общую тематическую структуру текста. Сюжетно-ком-позиционный подуровень рассмотрен как складывающийся из после­довательности описываемых фрагментов ситуаций, событий, эпизодов и их системы, формирующих в конечном счете композиционную струк­туру всего произведения. Единицы этого подуровня реализуются в раз­ных по объему отрезках текста.

Единицы различных подуровней прагматического уровня рассмот­рены, во-первых, как отражающиеся в сознании читателя в иерархии идей и образов: от микроидеи до целостного концепта текста и от мик­рообразов до системы художественных образов и глобального художе­ственного образа мира в рамках целого художественного произведения. Во-вторых, в лирическом произведении особую значимость имеет эмо­циональный подуровень, в качестве единиц которого рассмотрены эмо-темы (лингвистически репрезентированные сигналы эмотивности). Система эмотем формирует в сознании читателя представление об эмо­циональном тоне, который может варьироваться и формировать общую эмоциональную тональность произведения. Единицы идейного подуров­ня образуют иерархию от микроидей до общего концепта текста.

Если по горизонтали единицы прагматического уровня в экстралинг­вистическом плане связаны иерархическими отношениями, то по вер­тикали их отличают более сложные отношения. Помимо относительной ассоциативной корреляции можно говорить о взаимосвязи единиц эмо­ционально-образного и идейного подуровней в аспекте «форма — со­держание».

Предложенная в пособии комплексная модель системно-структур­ной организации текста в коммуникативно-деятельностном аспекте от­ражает двуединую природу текста и единиц, имеющих лингвистичес­кую и экстралингвистическую сущность. Важнейшие элементы текста представлены здесь в их взаимосвязи с ориентацией на целостность тек­ста с позиций автора и воспринимающего субъекта (читателя, исследо­вателя). Воплощенный в такой модели комплексный подход к тексту создает предпосылки для его объективной интерпретации.

Анализ текстообразующих возможностей разных единиц языка показал, что все они участвуют в порождении текста, однако их тексто-образующий потенциал и «радиус действия» различны в перспективе целого произведения. Под перспективой текста понимается рассмотре­ние его единиц и частей с точки зрения их участия в текстовом развер-


397 Глава 4. Текст как структурно-семантическое образование

тывании в соответствии с содержательным планом текста, интенцией автора и коммуникативной стратегией произведения.

Локальным радиусом действия обычно обладают «малые» тексто­вые единицы, хотя имеются и исключения. Текстообразующие возмож­ности звуковых единиц и их комплексов (ономатопея, звуковой симво­лизм) связаны с рождаемыми ими ассоциациями и смыслами. Тексто-образующий потенциал морфем проявляется в их повторе, синонимии и сопряжении на основе эмоционально-оценочной и стилистической окраски. Особенно это характерно для авангардных текстов (текста-за­уми, текста-палиндрома, текста, содержащего слова-неологизмы слово­образовательного происхождения) и для различных текстовых прояв­лений языковой игры.

Самыми большими текстообразующими возможностями обладает слово. Благодаря многообразным ассоциативным связям (референтным, лпуативно-тематическим, парадигматическим, синтагматическим, когни­тивным, культурологическим и др.) оно участвует в формировании разных уровней текста (предметно-логического, тематического, эмоционального, гюразного). Текстообразующие возможности слова связаны с его комму­никативным потенциалом. Он определяется как закрепленная в сознании =>:сителей языка благодаря ассоциативности мышления и имеющейся в хществе традиции употребления потенциальная способность слов пря-*: или косвенно соотноситься с определенными ситуациями общения, геэедавая «квант» знания о явлениях реального мира или сознания и переделенный прагматический заряд (он может быть и нулевым).

Текстообразующие возможности предложений / высказываний, со­гласно денотативному направлению в изучении семантики предложе-шя. обусловлены их способностью соотноситься с определенными си- и отражать координацию их элементов. «Семантический ра- та^ещтожеташ зависит от его структурно-семантической :рганизации, инициальности позиции, соотпес^^о^^^^ъ«\вт^^^&5»л композиционно-смысловым звеном текста (С.Г. Ильенко).

Текстообразующий потенциал сложного синтаксического целого в грамматике текста рассматривается как обусловленный тема-рематичес-згами отношениями в рамках текстовых фрагментов.

Категории и факторы текстообразования рассмотрены как причи­ны, условия, определяющие и стимулирующие отбор и организацию языковых средств, необходимых для построения текста (Н.А. Купина). К основным категориям текстообразования отнесены образ автора и эбраз адресата.

В дополнение к имеющимся факторам текстообразования (объек­тивным и субъективным, лингвистическим и экстралингвистическим), заявленным М.Н. Кожиной, В.А. Кухаренко, Н.А. Купиной, нами вы-


Раздел III. Структура текста и факторы текстообразования



делены ассоциативные нормы и пресуппозиция (фоновые знания), а также стилистические приемы и типы выдвижения.

К объективным лингвистическим факторам текстообразования от­несены: языковая норма; функциональный стиль; тип изложения. Сре­ди субъективных лингвистических факторов названы языковые сред­ства, организованные особым образом (ключевые слова, заглавия, тема­тические группы, стилистические приемы, типы выдвижения).

Среди объективных экстралингвистических факторов текстообразова­ния выделены: ситуация (фрагмент действительности, который отражен в тексте), жанр, ассоциативные нормы, пресуппозиция (фоновые знания).

К субъективным экстралингвистическим факторам текстообразова­ния в эстетической сфере отнесены: характер ситуации (реальная, ус­ловная); личность автора; идейно-эстетическая направленность произ­ведения (эмоциональный тон, образный строй, сюжетно-композицион-ные особенности, идея).

При рассмотрении текста как структурно-семантического образо­вания за основу взято понятие «семантического признака» представлен­ной в тексте реалии. В итоге текст как структурно-семантическое обра­зование предстает в виде сети семантических признаков разных рангов и уровня обобщения. Семантические признаки разных рангов и уровня обобщения рассмотрены в книге как закодированные вербально инфор­мативные сигналы различных реалий мира, воплощенного в тексте (от отдельных элементов до ситуаций, эпизодов, событий и т.д. в иерархии расширяющихся контекстов). Установлено, что связывающие различ­ные семантические признаки отношения дополнения, усиления и контра­ста коммуникативно значимы на разных этапах смыслового разверты­вания текста и реализуются в лексических структурах разных типов. Эти типы, выделенные в пособии по ряду критериев, по-разному организу­ют смысловое развертывание текста.

К наиболее значимым экстралингвистическим параметрам в ана­лизе текста, наряду с уже рассмотренными экстралингвистическими факторами текстообразования, отнесены фактор адресата, личность ав­тора, социально-исторический и культурный контексты эпохи.

Наряду с рассмотрением различных теорий смыслового восприя­тия текста (М. Минского, И.А. Зимней, А.А. Брудного, О.Л. Каменской и др.), в книге представлена концепция, опирающаяся на теорию регу-лятивности, теорию текстовых ассоциаций и смыслового развертыва­ния текста, разработанная в рамках коммуникативной стилистики тек­ста. Суть концепции заключается в том, что на основе регулятивной макроструктуры текста стимулируется ассоциативная деятельность ад­ресата, в процессе которой происходит смысловое развертывание тек­ста в сознании читателя. При этом важна структура различных кодов текста (языкового, предметного, сюжетно-композиционного, образно-


Раздел III.Структура текста и факторы текстообразования



коммуникативного обучения и компьютерных технологий. Текстоведе-ние как относительно молодая интегративная область знания, несом­ненно, нуждается в дальнейшей разработке. Это касается как общей и частной теории текста, так и учебно-методических аспектов преподава­ния ее в школьной и вузовской практике. Теория текста и практика обу­чения текстовой деятельности, несомненно, займут заметное место в лингвистике и сфере образования в новом тысячелетии.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА К РАЗДЕЛУ III


1. Бабенко Л.Г. Филологический анализ текста. Основы теории, принципы и
аспекты анализа: Учебник для вузов. М.: Академический проект; Екате­
ринбург: Деловая книга, 2004.

2. Бахтин ММ. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гума­
нитарных науках: Опыт философского анализа // Русская словесность: Ан­
тология / Под ред. проф. В.П. Нерознака. М.: Асайепна, 1997. С. 227—249.

3. Болотнова Н.С., Безменова Л.Р. и др. Основы текстоведения в школе:
Кн. для учителя. Томск, 2000 [а].

4. Болотнова Н.С., Бабенко ИМ., Васильева А.А. и др. Коммуникативная сти­
листика художественного текста: лексическая структура и идиостиль.
Томск, 2001 [а].

5. Волгина Н.С. Теория текста: Учебное пособие. М.: Логос, 2003.

6. Виноградов В.В. О теории художественной речи. М., 1971.

7. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования.М.: На­
ука, 1981.

8. Ипполитова НА. Текст в системе обучения русскому языку в школе. М.:
Флинта, 1998.

9. Ильенко С.Г. Русистика: Избранные труды. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Гер­
цена, 2003.

10.

Казарин Ю.В. Поэтический текст как система. Екатеринбург: Изд-во Урал, гос. ун-та, 1999.

12.

11. Казарин Ю.В. Филологический анализ поэтического текста: Учебник для вузов. М.: Академический проект: Екатеринбург: Деловая книга, 2004. Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М.: Высш. шк., 1992.

18. 19. 20. 21. 22.

13. Купина НА. Лингвистический анализ художественного текста. М., 1980.

14. Купина НА., Николина Н.А. Филологический анализ художественного тек­
ста: Практикум. М.: Флинта: Наука, 2003.

15. Лотман ЮМ. Структура художественного текста. М., 1970.

16. Николина Н.А. Филологический анализ текста: Учеб. пособие для студ.
высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2003.

17. Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. М.: Наука, 1983.
Новиков Л.А. Художественный текст и его анализ. М.: Рус. яз., 1988.
Одинцов В.В. Стилистика текста. М.: Наука, 1980.

Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории: Учебник для студентов-журналистов и филологов. М.: Едиториал УРСС, 2002. Сидоров Е.В. Проблемы речевой системности. М., 1987. Тураева З.Я. Лингвистика текста (Текст: структура и семантика). М., 1988.





Дата добавления: 2016-12-18; просмотров: 114 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2017 lektsii.org - Контакты

Ген: 0.014 с.