Лекции.Орг
 

Категории:


Классификация электровозов: Свердловский учебный центр профессиональных квалификаций...


ОБНОВЛЕНИЕ ЗЕМЛИ: Прошло более трех лет с тех пор, как Совет Министров СССР и Центральный Комитет ВКП...


Назначение, устройство и порядок оборудования открытого сооружения для наблюдения на КНП командира МСВ

Классического риторического канона. Инвенция



 

Риторика со стороны познания представляет собой теорию и практику речемыслительной деятельности, связанной с размышлением над научными и социально значимыми проблемами и убеждением других в собственном видении этих проблем. Когнитивные (cogito –я мыслю) функции риторики есть функции познавательные, номинативные (обозначающие предмет мысли), конструктивные, то есть соединяющие мысли в некий целостный текст, аккумулятивные – накапливающие, концентрирующие знания и передающие их другим. Эти функции осуществляются оратором в процессе создания им риторического текста.

В античности сложился своеобразный алгоритм речемыслительной деятельности, получивший название «риторический канон» (образец), состоящий из пяти частей, пяти этапов, пяти типов движения от мысли к слову. Его классический вид находим в «Риторике» Аристотеля:

1. Инвенция (лат. inventio) – изобретение, нахождение содержания.

2. Диспозиция (лат. dispositio) - расположение найденного материала.

3. Элокуция (лат.elokutio) - украшение, словесное оформление мысли.

4. Запоминание (лат. memorio) - запоминание, заучивание речи.

5. Произнесение (лат. actio hipocrisis) - актерское исполнение. Позднее этот этап называли «оратория».

Рассмотрим вначале первый этап – инвенцию.

Инвенция нацеливала оратора на тщательный поиск темы, содержания выступления исходя из цели речи. В древности называли такие способы поиска темы, как пристальное наблюдение за собой, людьми и вещами, размышление над знанием и тщательное обдумывание мыслей, изучение образцов, упражнения.

Схема инвенции - нравы, аргументы, страсти. Нравы - это, по сути дела, использование впечатления, производимого на аудиторию. Нравы определяли требования к личности оратора, к его поведению, позволяющему произвести благоприятное впечатление на аудиторию, наладить с ней контакт. К добродетелям оратора греки относили серьезность, доброжелательность, скромность.

В инвенции описываются риторические способы обоснования своего мнения, различные виды умозаключений, например, такие, как:

1) силлогизм (две явно выраженные посылки, один вывод):

«Всё, что развивает ум, полезно изучать. Математика развивает ум. Следовательно, математику полезно изучать»;

2) энтимема (вид силлогизма, в котором одна посылка остается неявной, «в уме»): «Математику полезно изучать хотя бы потому, что она развивает ум»;

3) эпихейрема (развернутый силлогизм): «Полезно изучать всё, что развивает наш ум, делает его более гибким. Всякий согласится, что изучение математики - прекрасный способ развития ума, что изучать математику полезно и необходимо»;

4) дилемма (разновидность силлогизма, в котором есть две противоположные посылки): «Выполнить требование начальника - пойти против своих убеждений, не выполнить - вызвать его гнев»;

5) сорит (цепочка связанных положений, при развитии которых следующее положение вытекает из предыдущего): «Учение помогает нам развивать ум. Развитый ум помогает правильно решать трудные проблемы в нашей жизни. Правильное решение жизненных проблем содействует нашему счастью и благополучию. Следовательно, учение содействует нашему счастью и благополучию».

Третья часть инвенции - наука о страстях (патетика), она учит оратора, как вызывать у аудитории необходимые эмоции и чувства. При этом рекомендуется осторожное обращение с патетикой, высмеивается злоупотребление страстями.

Общие правила инвенции требуют гармонии нравов, аргументов и страстей.

Инвенция, обучая искусству аргументации, опиралась на различные способы изобретения, «размножения» идей, некие смысловые модели. Это концентрированное знание, его можно увидеть в таком «сгущенном» виде, например, в пословицах: «Не плюй в колодец – пригодится воды напиться». Однако если к ним присмотреться повнимательнее, можно увидеть общие схемы мышления, с помощью которых мы познаем мир. В данном случае это причинно-следственные связи. В античности подобные схемы-модели были выделены и получили название общих мест, или топов (topos – место) из-за их обобщающей природы.

В основе выделения топов лежат единые для всех законы мышления, способы мысленного выделения из окружающей нас действительности предметов, явлений и процессов, их описания, классификации, поисков связей между ними. Аристотель в «Риторике» даёт перечень 40 топов, из них 28 надёжных, на которые он и советует опираться. Цицерон в трактате «Оратор» приводит их 16: «определение», «часть», «род», «вид», «сходство», «различие», «причина», «следствие» и др.

Итак, совокупность «общих мест» (топов, смысловых моделей) и способы их применения на этапе инвенции и называется топикой. Топика отражает общие законы человеческого мышления. Топика позволяет легко разработать идею, развить мысль, подобрать аргументы.

Рассмотрим 10 наиболее важных топов.

 

1. Топ «род – вид»

Этот топ отражает универсальный закон человеческой мысли – её нисхождение от общего к частному (дедукция) или восхождение от частного к общему (индукция). Например, рассуждая о породах собак, мы понимаем, что общим (родовым) понятием по отношению к собаке будет «домашнее животное». В свою очередь понятие «собака» мы можем разложить на некие разновидности, например, на охотничьи, сторожевые, комнатные, которые делятся на породы: овчарка, пинчер, спаниель и т.п. И овчарки в развитие этого понятия могут быть восточноевропейскими, кавказскими и др. Этот топ мы находим во всех научных и учебных текстах, без него нет ни одной классификации или типологии. Так, в учебнике по анатомии находим: «В животном организме различают ткани: 1) эпителиальные, 2) соединительные, или опорно-трофические, 3) мышечные, 4) нервную ткань».

Разновидность является подразделением в топе «род – вид». Осознание предмета кроме возведения к общему (роду, родовой идее) требует умения разделять всё на некие вариативные подвиды. Например, осмысляя понятие «игра», мы выделим игру как детское развлечение, как творческий, актёрский акт, как манипулирование и т.д. Но игры мы можем делить на подвиды по другому основанию, например, на обучающие или контролирующие; с победителем и без; кооперативные и индивидуальные и т.п.

2. Топ «определение»

Определение – «высказывание, объясняющее, что есть данная вещь» (Аристотель). Определение (definitio, дефиниция) служит ясности и точности речи и является важным элементом её структуры. Часто определение звучит в самом начале речи. Определить предмет речи – часто значит назвать его общий род (клён – дерево, зима – время года) и видовое, специфическое отличие от других предметов того же рода (демократия – политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равноправия). Т.е. определение часто даётся через использование топов род – вид – свойства.

Определить предмет речи можно, если выделить его из числа других, указав способ его образования, возникновения, получения или цель его употребления: «Окружность есть замкнутая кривая, образованная вращением на плоскости отрезка прямой АВ вокруг неподвижной точки А. При этом точка В опишет кривую, называемую окружностью».

Назовём языковые модели, по которым строятся определения:

· То-то это то-то: «Вотчина – это земли, которые безраздельно принадлежали феодалам и передавались по наследству, «по отечеству»

· То-то есть то-то: «Прямоугольник есть параллелограмм, у которого все углы прямые»

· То-то называется тем-то: «Последовательную цепь рефлексов в сложном поведении насекомых или животных называют инстинктом.

· То-то является тем-то: «Союзом является служебная часть речи, которая связывает однородные члены предложения и простые предложения в составе сложного.

· То-то изучает то-то: «Астрономия изучает движение звёзд, планет, спутников, процессы, происходящие в атмосфере планет, в звёздах и других небесных телах».

· То-то относится к тому-то: «Физиология и анатомия относятся к биологическим наукам, так как предметом их изучения являются живые организмы».

К научному определению предъявляются следующие требования:

1. Оно должно быть однозначным

2. Оно должно быть ясным и понятным.

3. Оно не должно содержать порочного круга в раскрытии содержания: «Фильтрование - процесс разделения с помощью фильтрации».

Риторические определения могут быть менее строгими, в том числе образными (метафорическими, метонимическими) и парадоксальными: «Лиса – всем известный зверь, своей хитростью вошедший в пословицу», «Зима – сон природы», «Лето – самое благословенное время года», «Лень – двигатель прогресса», «Что такое осень? Это небо, плачущее небо под ногами».

3. Топ «целое – части»

Осмысление содержания происходит с использованием модели «целое – части». Это значит, что явление действительности, предмет речи можно рассмотреть:

а) как часть некоего целого и рассуждать также и об этом целом. Если вы говорите о Владивостоке, то можете рассмотреть его в составе и Приморского края, и России;

б) как целое, состоящее из элементов, и говорить об этих элементах. Например, рассказ о Владивостоке - это рассказ о специфике его районов – мыса Чуркин, Второй Речки, 71-го микрорайона и т.д.

Разделение предмета речи на части – непростая задача. Необходимо выделить и описать именно только значимые (функционально или ценностно) части предметов, важные, заметные, бросающиеся в глаза элементы, отличающие предмет от других, сходных с ним объектов. Например, вот как изображает А.С. Пушкин кабинет Евгения Онегина, «примерного воспитанника мод»:

«Янтарь на трубках Цареграда,

Фарфор и бронза на столе,

И, чувств изнеженных отрада,

Духи в гранёном хрустале;

Гребёнки, пилочки стальные,

Прямые ножницы, кривые

И щётки тридцати родов

И для ногтей и для зубов».

Части предмета речи могут служить характеристикой целого. В искусстве это связано с мастерством изображения детали. Вспомним портрет Базарова, который даёт Тургенев в романе «Отцы и дети». Одежда-балахон и красные большие руки Базарова подчёркивают сущность этого человека и противопоставляют его миру Кирсановых.

Топ «целое – части» широко используется в научном описании, в том числе и для изложения медицинских знаний: «Стенка артерий состоит из трёх оболочек: внутренней (интима), средней (медиа) и наружной (адвенция)».

Топ «целое – части» применим и в рассуждении, когда говорят об абстрактных вещах. Так, в одной из «Тускуланских бесед» Цицерон говорит о том, что Пифагор, а за ним и Платон разделили душу на две части: одну – причастную разуму, другую – непричастную, в ней как раз и бушуют страсти.

Модель «целое – части» может служить средством выразительности, когда автор намеренно искажает соотношение между частями или делает часть самостоятельным целым, как Н.В. Гоголь в повести «Нос».

4. Топ «свойства»

Под топом «свойства» подразумеваются очень близкие друг другу смысловые модели: признаки предмета, его качества, функции, его характерные действия. Чтобы узнать что-то о мире, нам часто бывает необходимо понять, какой он. Так, при научном изучении крови, помимо других сведений, необходимо узнать, каковы её функции: она приносит клеткам питательные вещества (питательная функция); доставляет кислород клеткам организма, а от клеток к лёгким – углекислый газ для выделения его наружу (газотранспортная функция); выполняет защитную функцию, так как лейкоциты обладают способностью к фагоцитозу и т.п. Умение вычленять свойства, определяющие предмет, а не только перечислять равнодушно всё подряд, без разбора – главное и второстепенное, важное и неважное – это умение свидетельствует о субъективном, личностном взгляде на предмет речи, с одной стороны, и о грамотном, объективном, аналитическом подходе к явлениям действительности, - с другой. Таким образом, чтобы правильно применять топ «свойства», необходимо избирать только существенные, характерные признаки, функции, качества объекта, интересные для говорящего и для слушающих, и выражать собственное мнение.

Это умение нужно не только при описании какого-то предмета, оно важно и в разговоре при выборе характеристики какого-то явления или человека. В. Токарева даёт, например, такую характеристику героине рассказа: «Я – никакая. Меня никогда не заметишь в толпе, а заметишь – не оглянешься. Меня можно не заметить, даже, когда я одна. В пионерском лагере я всегда была рядовой пионеркой, меня не выбирали даже в санитарки. В хоре я всегда стояла в последнем ряду, и мой голос лежал на самом дне многоголосья. На танцах я всегда забивалась в угол и смотрела, как лучшие мальчики танцуют с лучшими девочками»[63].

Для большей выразительности можно прибегать к топу «свойства» в изменённом виде, например, как бы замещая этим единственным свойством весь предмет. Это происходит, когда мы даём персонажам «говорящие» фамилии: Правдин у Фонвизина, Коробочка у Гоголя и т.п.

5. Топ «сопоставление»

Смысловая модель «сопоставление» отражает универсальность мыслительных операций, направленных на поиск сходства и различия в окружающей нас действительности. Топ «сопоставление» существует в двух видах – сравнение и противопоставление. Если мы ищем сходство (аналогию) между предметами, мы сравниваем. Если фиксируем своё внимание на различиях, то противопоставляем. Сравнение – это механизм познания. Одно познаётся через другое: «Голос любимой подобен флейте», «Человек в драке сходен с животным», «Шум моря похож на удары огромного тамбурина». А вот как представлено сопосталение в научном тексте: «По химическому составу лимфоплазма близка к плазме крови, но содержит вдвое меньше белка».

Противопоставление часто реализуется через специальную фигуру речи – антитезу: «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь» (Н.А. Некрасов); «Белый ест ананас спелый, чёрный – гнилью

мочёный; белую работу делает белый, чёрную работу – чёрный» (В.В. Маяковский).

Обыгрывание сравнения и противопоставления в одном и том же отрывке даёт интересную, образную картину, помогает глубже понять явление: «Нет, я не Байрон, я другой, ещё неведомый избранник, как он, гонимый миром странник, но только с русскою душой» (так писал о себе М.Ю. Лермонтов).

6. Топ «причина и следствие»

Это один из универсальных топов, отражающих причинно-следственные отношения между явлениями в мире и, соответственно, между понятиями, идеями, передающими эти отношения. Эта смысловая модель существует в двух разновидностях: в виде веера и в виде цепочки. Веер передаёт наличие многих причин у явления, массу следствий из одного события:

следствие причина

 

 

 

 

 

причины следствия

 

Когда вы приходите к врачу, жалуясь на боли в сердце, он пытается найти причину болезни в вашей наследственности, в образе жизни, в привычках и т.п. Ваше рассуждение на тему: «Книга – лучший подарок» будет полно причинно- следственных обоснований этого тезиса.

«Цепочка» позволяет, постоянно переходя от причины к следствию, сделать некий вывод:

 

причина следствие следствие следствие.

причина причина

 

Пример «цепной» реакции находим у С. Маршака: «Не было гвоздя - подкова пропала. Не было подковы - лошадь захромала. Лошадь захромала – командир убит. Конница разбита – армия бежит. Враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя».

7. Топ «обстоятельства»

Этот топ выражает место, время, условия осуществления действия. Если топ «причина – следствие» наиболее характерен для рассуждения, то без смысловой модели «обстоятельства» немыслимо повествование: «В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошёл молодой человек лет двадцати восьми», - так впервые появляется в романе Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» Остап Бендер.

Модель «обстоятельства» помогает ответить на вопросы: где? когда? при каких условиях? каким образом? Она необходима в текстах юридических, художественных, деловых, научных и др.

8. Топ «пример»

Данный топ представляет собой конкретный факт, взятый оратором из собственного опыта, опыта других людей, из истории, но также и из фольклорных источников, художественной литературы, Священного Писания. Эта смысловая модель опирается на практицизм и прагматизм нашего мышления, на доверие тому, что было в самой реальности, а не приобретено в ходе рассуждений.

Из художественной литературы заимствуются сходные ситуации, служащие подтверждением обобщённости и повторимости рассматриваемых обстоятельств. Приводить примеры нужно из области, знакомой слушателям, доступной уровню их восприятия. Пример может быть единичным, но чаще оратор использует несколько примеров, подтверждающих его точку зрения.

Подыскивая примеры, развивающие смысловую канву речи или служащие доказательством мысли, необходимо соблюдать принцип близости: примеры лучше брать из области, знакомой и близкой адресату речи, доступной уровню его восприятия и понимания. Вот как пример может использовать в аргументации:

«В беседе с космонавтом А. Леоновым на встрече в США один из репортёров спросил его: «Не слишком ли дорого обходится исследование космоса?» - «Конечно, дорого, согласился Леонов и парировал: «Наверное, и испанской королеве было жалко денег на экспедицию Колумба. Но она их дала. И кто знает, когда бы открыли Америку, если бы королева пожадничала».

Из художественной литературы заимствуются сходные ситуации, служащие подтверждением обобщённости и повторимости рассматриваемых обстоятельств. В медицинской практике примеры проявляются как реальные факты течения болезни у разных пациентов, применение конкретной методики в лечении и т.п.

9. Топ «свидетельство»

Топ «свидетельство» носит ещё одно название –«обращение к авторитетам». Это чаще всего цитаты, изречения, принадлежащие авторитетным людям, тем, кому мы доверяем, кем восхищаемся. Ими могут быть видные учёные, известные общественные и политические деятели, поэты, писатели, философы, древние мудрецы. Например, «Как сказал Николай Карамзин, монументы возвышают дух народа», «Как говорил Мишель Монтень, кто заражён страхом болезни, тот уже заражён болезнью страха».

В качестве свидетельства нередко используются пословицы и поговорки как выразители народной мудрости.

Не менее убедительна и цитата из Священного писания, которая вводится в текст с указанием на источник: «В Священном Писании сказано: блаженны нищие духом, ибо их будет царствие небесное» и т.п.

10. Топ «имя»

Эта смысловая модель обращает нас к внутренней форме слова, к происхождению (этимологии) слова. Так, понять, что такое «образование», поможет выяснение того, что такое «образ» – понятие, лежащее в основе слова «образование». Тогда образование предстанет перед нами как «выставление некоего образца», образа, по подобию которого формируется конечный продукт обучения; как некая идеальная модель знания, к которой направлены усилия учителя.

Мы лучше поймём, что такое Владивосток как город, стоящий на страже границ России между Востоком и Западом, если разложим его имя на две составляющие: владеть и Восток, владеть Востоком.

 

Диспозиция

 

Диспозиция учит расположению всех элементов, найденных в ходе инвенции. В результате этого сложного процесса создается текст. Риторический текст специально сконструирован в отличие от спонтанного устного текста, который рождается в обычном разговоре.

Риторический текст, по выражению Ю.М. Лотмана, стремится превратиться в одно большое слово. Он представляет собой некую целостность, единство всех элементов, поскольку каждый его элемент несёт на себе печать этого целого и в то же время оказывает влияние на весь текст, во многом предопределяя выбор того или иного слова, именно такое, а не иное расположение всех его частей.

Слово «текст» происходит от латинского textum - ткань, связь, соединение, что как нельзя лучше характеризует именно риторический текст.

В риторическом тексте можно выделить несколько слоев, которые переплетаются, взаимопроникают друг в друга, охватывают собою весь текст. Особенно ярко это проявляется в ораторской речи. Н.Н. Кохтев выделяет, например, такие слои в тексте ораторской речи:

· идейно-тематический, пронизывающий текст от начала и до конца, в котором отражена тема и главная мысль;

· конкретно-понятийный, или фактический, передающий содержание;

· структурно-логический, передающий внутреннюю логику текста;

· композиционный, от введения до заключения;

· стилистический, или языковой, непосредственная словесная фактура, учитывающая особенности жанра речи и ситуации общения.[64]

Для риторического текста характерны такие свойства, как подготовленность, тематическая заданность, организованность, связность, целесообразность, прагматизм, то есть направленность, которая вызывает у слушателей определённое поведение, заданные эмоции и чувства. Кроме того отмечают также его динамичность, оценочность, индивидуальность, сочетание рациональности и эмоциональности, а устная форма отличается еще и временной протяжённостью и необратимостью.

Риторический текст представляет собой продукт речемыслительной деятельности, и его построение – это умелая организация всех его структурных составляющих.

Сегодня композиция текста организуется по достаточно устойчивой схеме: вступление, основная часть и заключение. Во вступлении выделяют зачин (первые одно – два предложения), а в заключении - концовку.

Способы развёртывания основной части могут быть различными. Так, Н.Н. Кохтев называет следующие способы:

· транзитивный, то есть последовательный переход из одной темы в другую;

· экстенсивный, при котором основная идея формулируется вначале, но приблизительно, в дальнейшем она обосновывается, обогащается, развивается, в конце речи оратор возвращается к основной идее;

· параллельный – при наличии общей идеи темы развиваются самостоятельно, не переходя одна в другую;

· интегральный, или смешанный[65].

Приведём пример развёртывания основной части транзитивным способом:

Мартынов, убийца Лермонтова.

«(вступление) Мартынов Николай Соломонович (1815-75).Сын пензенского помещика. (основная часть) Вместе с Л. учился в Школе юнкеров, выпущен в дек. 1835 корнетом в Кавалергардский полк (где тогда же служил Ж. Дантес). В 1837, командированный на Кавказ, М. останавливался в Москве и почти ежедневно встречался с Л. Возвратившись в Кавалергардский полк, М. В Петербурге в 1838 продолжал общаться с Л, равно как и на Кавказе летом и осень 1840. В февр. 1841 вышел в отставку в чине майора и в апреле приехал в Пятигорск. По воспоминаниям современников, М. был красивый, но незначительный молодой человек, обманувшийся в надеждах на быструю военную карьеру. 13 июля 1841 на вечере у Верзилиных М. вызвал Л. на дуэль после ссоры, возникшей по ничтожному поводу. 15 июля у подножия горы Машук в 6 ч. вечера убил поэта. Воен. суд требовал, чтобы М. был лишён чинов и прав состояния. Но по приказу Николая I был посажен на гауптвахту в Киевской крепости на три месяца и предан церковному покаянию. Св. Синод в 1843 сократил строк покаяния с 15 до 5 л. (заключение) В последние годы жизни М. писал воспоминания, в которых пытался оправдать себя»

А вот пример развёртывания основной части экстенсивным способом:

«Поэзия Лермонтова: поиск цели жизни.

(вступление) Пафос лермонтовской поэзии коренился в постоянном искании Л. высшей цели бытия и своего назначения.

(основная часть) Искание цели и смысла жизни никогда не покидает героя Л. Доминирующей интонацией при этом является вопрошание. Вопрос «лермонтовского человека» о цели равнозначен вопросу о смысле жизни вообще и каждого заключённого в ней мгновения. Ему нужна уверенность, что такая цель существует, что жизнь имеет хотя бы и недоступный ему смысл. Чаще вопрос не разрешается, но через него просвечивает работа возрастающего самосознания.

Для героя Л. цель жизни «неизъяснимая» и может быть «страшная», но всегда «желанная». Она проявляется в устремлённости к «небесному», в «полёте души», в стремлении к чему-то «тайному» и «высокому».

У героя раннего Л. есть надежда, что цель достижима, что он мог бы её постичь. Он хотел бы верить, что «мир для счастья сотворён», но сама жизнь его разуверяет: «вере тёплой опыт хладный противуречит каждый миг, и ум, как прежде безотрадный, желанной цели не достиг». (И т.п.)….

(заключение) Итак, поиск …».

А вот так можно показать развёртывание основной части параллельным способом (при наличии основной идеи темы развиваются самостоятельно):

«В России слишком часто поэты уходят из жизни слишком рано.

(вступление) В России действительно поэты слишком часто уходят из жизни слишком рано.

(основная часть) А.С. Пушкин, великий русский поэт, … (далее – текст о судьбе Пушкина)… Гибель поэта на дуэли в 36 лет стала подлинно народной трагедией…

Ещё меньше времени отвела судьба М.Ю. Лермонтову (далее - текст о Лермонтове)… Ничтожный повод привёл к дуэли двадцатишестилетнего поэта…

Казалось, что ничто не могло сломить такого сильного, большого и красивого человека, как В.В. Маяковский. Не случайно при достаточно веских доказательствах самоубийства многие отказывались в это верить, пытались найти какие-либо противоречия в мотивах и обстоятельствах его смерти (далее – текст о судьбе Маяковского)…

(заключение) К сожалению, …».

И наконец, пример развёртывания основной части интегративным способом, это «Поздравление К.И. Чуковскому с 75-летием» С.Я. Маршака:

«Корней Иванович Чуковский,

Прими привет мой маршаковский.

Пять лет, шесть месяцев, три дня

Ты пожил в мире без меня,

А целых семь десятилетий

Мы вместе прожили на свете.

Я в первый раз тебя узнал,

Какой-то прочитав журнал,

На берегу столицы невской.

Писал в то время Скабичевский,

Почтенный, скучный, с бородой.

И вдруг явился молодой,

Веселый, буйный, дерзкий критик,

Не прогрессивный паралитик,

Что душит грудою цитат,

Загромождающих трактат,

Не плоских истин проповедник,

А умный, острый собеседник,

Который, книгу разобрав,

Подчас бывает и неправ,

Зато высказывает мысли,

Что не засохли, не прокисли.

Лукавый, ласковый и злой,

Одних колол ты похвалой,

Другим готовил хлесткой бранью

Дорогу к новому изданью.

Ты строго Чарскую судил.

Но вот родился крокодил,

Задорный, шумный, энергичный,—

Не фрукт изнеженный, тепличный.

И этот лютый крокодил

Всех ангелочков проглотил

В библиотеке детской нашей,

Где часто пахло манной кашей.

Мое приветствие прими!

Со всеми нашими детьми

Я кланяюсь тому, чья лира

Воспела звучно Мойдодыра.

С тобой справляют юбилей

И Айболит, и Бармалей,

И очень бойкая старуха

Под кличкой «Муха-Цокотуха».

Пусть пригласительный билет

Тебе начислил много лет,

Но, поздравляя с годовщиной,

Не семь десятков с половиной

Тебе я дал бы, друг старинный.

Могу я дать тебе — прости!—

От двух, примерно, до пяти...

Итак, будь счастлив и расти!»

Приведенные композиционные схемы весьма абстрактны и не учитывают того, что содержание и строение текста тесно связаны с предметом речи и способами его осмысления, которые проявляются в различных функционально-смысловых типах текста – в описании, повествовании и рассуждении.

Описание – это один из функционально-смысловых типов текста, раскрывающий характерные свойства и качества предметов и явлений. Соответственно, для описания оратор прибегает к топам «определение», «свойства», «род – вид», «целое – части» и некоторым другим. Основные правила описания предполагают умение выделить объект, правильно выбрать главную, характерную черту, определяющую сущность предмета (топ «свойства»), найти точное сравнение (топ «сопоставление»), позаботиться не только о точности изображения, но и об эмоциональности и образности. Начало описания может быть различным: прямое указание на предмет, обращение к нему, обозначение места, где он находится и т.п. Способы развертывания средней части также разнообразны, но общие правила гласят: самое интересное и привлекательное в предмете речи располагать к концу, уметь отделять главное от второстепенного. Конец описания часто содержит эмоциональную оценку этого предмета говорящим.

Русские риторики содержали примерный набор и порядок расположения топов при описании различных предметов и явлений. Этот набор и порядок важны в научной сфере, где нужны очень чёткие и исчерпывающие характеристики, где требуется «фактографическая» точность. Он соблюдается в научно-технической области, обеспечивает создание различных инструкций и руководств.

Описание может быть отдельным, самостоятельным текстом. Так, самостоятельный текст-описание характерен для статьи в толковом или энциклопедическом словаре, для параграфа учебника при раскрытии свойств, качеств, функциональных и структурных особенностей какого-то предмета или явления. Самостоятельным текстом-описанием часто является ораторская торжественная, хвалебная речь по какому-нибудь важному поводу – юбилей, день рождения, свадьба, окончание учебного заведения и т.п. Поздравляя человека, вы говорите о его прекрасных душевных качествах, проявлениях его характера, талантах и т.п. Вместе с тем описание может входить в структуру текста, основу которого составляет рассуждение или повествование. Ни один рассказ (а тем более роман) не обходится без описания человека (портрет) или природы (пейзаж).

Описание как тип речи тесно связано с лицом (портретизация), с местом (сценичность), с условиями, в которых протекает действие. Описания могут быть портретными, пейзажными, событийными и т.п. Характер и функции описания зависят от языковой сферы применения – художественной, публицистической, научной. Так, в художественной литературе описание служит, как правило, созданию образных картин.

Для описания оратор прибегает к топам «определение», «свойства», «род – вид», «целое – части» и некоторым другим.

Например, научное описание белки: «Белка обыкновенная - это мелкий, красивый и ловкий зверек с вытянутым телом и очень пушистым хвостом (топ «определение»). Относится к царству: животные; тип: позвоночные; класс: млекопитающие (звери); отряд: грызуны; семейство: беличьи (топ «род-вид», «вид-разновидность»). Длина тела 19,5—28 см, хвоста — 13-19 см (примерно 2/3 длины тела); вес 250—340 г. Зимний мех у белки высокий, мягкий и пушистый, летний — более жёсткий, редкий, и короткий (топ «свойства»). Белка обыкновенная живёт во всех лесах Европейской части России, Сибири и Дальнего Востока, на Камчатке (топ «обстоятельства»). И т.д.»

Вот пример из медицинской области: «Фонендоскоп (фон- + греч. endon внутри + skopeo исследовать) - прибор для аускультации, состоящий из звукоприемного устройства в виде капсулы с мембраной, гибких резиновых или пластмассовых звукопроводов, заканчивающихся оливами».

Элементы данного описания: 1) Что это? – прибор. 2) Для чего? (функция, назначение) – для аускультации. 3) Из чего состоит? (составные части, вначале самая существенная) – из звукоприемного устройства в виде капсулы с мембраной (далее – другие части) - гибких резиновых или пластмассовых звукопроводов, заканчивающихся оливами.

Что важно при создании хорошего описания?

1) Правильный выбор главной, характерной черты (свойства) или детали (части), определяющей его сущность предмета или делающей его интересным;

2) Подбор точного сравнения (создание образа), основанного именно на этой главной черте, существенном признаке предмета;

3) Хорошая «режиссура» (или «операторская работа»): выбор особой точки зрения, направления «взгляда» на предмет. Например, у Гоголя в «Мёртвых душах» Плюшкин предстаёт перед нами таким образом: «Тут наш герой поневоле отступил назад и поглядел на него (т.е. Плюшкина) пристально. Ему случалось видеть немало всякого рода людей…, но такого он ещё не видывал».

Приведём пример описания-характеристики в ораторской речи:

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: эту русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла» (Н.В. Гоголь. «Несколько слов о Пушкине»).

Вот пример описания в художественном тексте:

«Есть такая знаменитая картина из прежней жизни, она называется «Неравный брак». На этой картине нарисованы жених и невеста. Жених – такой престарелый господинчик, лет этак семидесяти трёх с хвостиком. Такой вообще крайне дряхлый, обшарпанный субъект нарисован, на которого зрителю глядеть мало интереса. А рядом с ним невеста. Такая, представьте себе, молоденькая девочка в белом подвенечном платье. Такой, буквально, птенчик, лет, может быть, девятнадцати. Глазёнки у неё напуганные. Церковная свечка в руках трясётся. Голосок дрожит, когда поп спрашивает: ну, как, довольна ли, дура этакая, этим браком? (М. Зощенко. «Рассказ о старом дураке»).

Повествование – один из функционально-смысловых типов текста, представляющий собой изложение событий. Повествование раскрывает тесно связанные между собой события, явления, действия как объективно происходившие в прошлом.

Повествование может вестись от первого, второго и третьего лица: «Пошёл я однажды по грибы», «Вы идёте по пустыне, перед вами знойное небо и пески без конца», «После первого визита, нанесённому ему сельским учителем, он многого достиг и многое понял».

Повествование состоит обычно из нескольких частей, которые обычно называют экспозицией (подготовка к рассказу), завязкой (начало), развитием действия до момента кульминации (середина повествования) и развязкой (конец).

Понятно, что при кажущейся простоте и однообразии строения конкретное наполнение этой схемы необычайно многообразно.

Рассказывая истории, необходимо помнить о главных принципах создания интересного, увлекательного повествования, таких, как: живость, выразительность, увлекательность, краткость, правдоподобие, понятность, нарастание интереса до кульминации и развязки.

Как строится текст-повествование?

1. Начало повествования. Варианты:

1) Обращение к адресату:

Знаете ли вы, что такое украинская ночь? (Н.В. Гоголь)

2) Общая мысль рассказа:

Земля наша богата, порядка лишь в ней нет (А.К. Толстой).

3) Общепринятая истина, высказанная в виде афоризма:

Славой городу служит смелость, телу – красота, духу – разумность, речи приводимой – правдивость; всё обратное этому – лишь бесславие (Горгий).

4) Место, время, действующее лицо

Седьмого сентября 1976 года я ушёл из дома (В. Токарева).

2. Середина повествования. Варианты

1) Следование естественному ходу событий.

При этом рассказчик должен «нагнетать» степень заинтересованности адресата, продвигаясь к кульминации истории, которая и завершает середину.

2) Начинать «не с начала деяния, а с некоторого чудного, знатного или нечаянного приключения, которое было в середине действия».

3. Конец повествования

Конец повествования содержит развязку истории, она должна быть рассказана так, чтобы соответствовать началу и середине. После развязки может даваться «нравственная мысль» или вывод из всего повествования.

Приведём пример текста-повествования. Автор - М. Зощенко.

«Хитрость, допущенная в одном общежитии

[экспозиция, зачин] В одном общежитии жила некто Маруся Кораблёва. [экспозиция – элемент описания] Очень кокетливая особа. Молоденькая. Лет восемнадцати. Довольно вертлявая и вообще склонная к мещанскому уюту. Она училась, конечно, плоховато. Но в высшей степени любила нравиться мужчинам. И для этой цели подводила себе глазки и пудрила кожицу. И, кроме того, отчаянно душилась. Духами или одеколоном. Ей это было всё равно. И она, несмотря на свои скромные капиталы, непременно всегда тратилась на эту жидкость. У неё перед кроваткой стоял ночной столик, и на этом столике всегда красовался пузырёк с духами.

[завязка] Только вдруг однажды Маруся стала замечать, что кто-то у неё берёт эти духи. Кто-то ими пользуется.

[развитие действия] Стала она тогда в столик класть пузырёк. Всё равно кто-то неуклонно отливает духи. Может быть, какая-нибудь подруга. Марусенька и в столик прятала духи, и под подушку зарывала – не помогает. Чья-то невидимая рука нет-нет да и скрадёт немного.

Стала она отметки делать на этикетке – сколько было. Тоже не помогает. Воры с этим не считались и при каждом удобном случае знай себе отливают духи.

Короче говоря, Маруся придумала такую штуку. Она взяла и на баночке сделала наклейку «яд» и поверх наклейки изобразила череп с двумя костями. И этот флакончик поставила на стол. И с тех пор никто уже больше не прикасался к жидкости.

[кульминация] За исключением одного раза. Одна истеричка взяла и зараз выпила всю жидкость. Она, видите ли, поссорилась с одним знакомым. И сдуру заглотала всю жидкость, правда без особого вреда для себя.

[элементы рассуждения] А если б не этот случай, то это её изобретение было бы на высоте положения. Можно было бы даже патент схлопотать за остроту и хитрость мысли. Но, безусловно, изобретение несколько меркнет, ибо оно направлено на мещанские интересы – на охрану частной собственности.

[развязка] После этого случая Маруся переменила тактику. Она носит теперь пузырёк в сумочке. Отчасти это неудобно и тяжело, но зато безопасно.

Сей забавный рассказ предлагаем вниманию кокетливых особ. Без желания доставить им неприятные минуты»

Повествование обладает суггестивным действием, оно воздействует на эмоциональную сферу, притягивает внимание. Недаром дети так любят слушать сказки.

Рассуждение – это один из функционально-смысловых типов текста, представляющий собой формулировку и доказательство некоего тезиса. Рассуждение – это доказывание своего мнения. Рассуждение может идти от общего к частному (дедуктивный способ) и от частного к общему (метод индукции). В качестве примера композиции текста - рассуждения можно привести структуру строгой хрии (рассуждения на нравственную тему), ее дедуктивный образец, который состоит из 8 частей:

1. начало (приступ, то есть объявление темы);

2. парафразис, или экспозиция (разъяснение темы);

3. причина (на основе нескольких топов причина и следствие);

4. противное (используется топ противопоставление);

5. подобие (тема подтверждается с помощью топа сравнение);

6. пример;

7. свидетельство;

8. заключение.

Среди основных принципов создания текста-рассуждения – это принципы правильного выбора стратегии рассуждения, отбора аргументов, оценивания их силы, расположения в тексте.

Приведём пример текста-рассуждения по схеме строгой хрии на тему:

«Курить – здоровью вредить».

1. Приступ (объявление темы).

«Курить – здоровью вредить». Эта фраза звучит уже как формула, мы её часто слышим, даже соглашаемся с ней.

2. Парафразис (разъяснение темы через распространение).

Почему же всё-таки так много курящих людей вокруг нас? Их количество не уменьшается и по некоторым данным даже увеличивается. Меня, надо признаться, это очень беспокоит. Ведь курение, без всякого сомнения, вредит нашему здоровью.

3. Причина (несколько топов «причина» и «следствие»)

Далее оратор приводит причины и следствия №1, в которых раскрывается, например, вред, который курение наносит организму, который мы можем наблюдать, например, голосу, в котором проявляется хрипота, коже и т.п. :

1) …; 2) …; 3) …. (или более).

Переход: оратор говорит о том, что мы не видим, но от этого разрушительная работа курения не уменьшается, т.е.

далее - причины и следствия № 2, связанные с вредом, который наносится сердцу, лёгким и т.п.:

1) …; 2) …; 3) …. (или более).

4. Противное (топ противопоставление)

Далее оратор может противопоставить курящего человека некурящему – что выигрывает некурящий и в чём проигрывает курящий.

5. Подобие (топ сравнение)

Потом оратор уподобляет курящего человека чему-то, например, коптящему, дымящему и т.д..

6. Пример (нескольких топов «пример»)

В качестве примеров оратор может привести с сожалением реальные истории рано ушедших из жизни известных людей, чья преждевременная смерть была связана с курением.

7. Свидетельство (может быть нескольких топов свидетельство)

Далее в качестве свидетельства оратор приводит авторитетные высказывания известных людей – профессиональных врачей, общественных деятелей, писателей, артистов, тех, чьему слову можно доверять.

8. Заключение.

В качестве заключения следует абсолютно убедительный вывод о том, что курение, безусловно, вредно.

Таким образом, мы прокомментировали строение текста-рассуждения по типу «прямая хрия». Существует и обратная хрия, индуктивного типа, т.е. рассуждение, в котором мысль идёт от частей к целому, от видов к роду, от частного к общему. В дедуктивном варианте позиция оратора заявляется сразу же, а в индуктивном – к истине подводят постепенно. Если аудитория не склонна принимать благожелательно оратора и его мнение, если она плохо подготовлена к восприятию речи, более выгоден способ расположения «доводы – тезис», а не «тезис – доводы». Сократ использовал в беседах именно постепенное подведение человека к выводу, которое и представляло собой истину. В дедуктивном варианте оратор сразу скажет: «Курить – вредно! И это легко доказать». В индуктивном: «Поговорим о курении. Как курение влияет на человека».

Вместе с тем следует отметить, что риторический текст редко представляет собой или только описание, или только повествование, или только рассуждение. Чаще всего эти три функционально-смысловых вида взаимодействуют в структуре целостного текста, их объединение, переходы от одного вида к другому требуют определённого мастерства.

Обратимся теперь к последовательности действий при создании текста.

Риторический текст создаётся в несколько этапов:

1) подготовительный. На этом этапе происходит анализ и оценка аудитории, перед которой предстоит выступать, поиск идеи, определение цели и задач речи, отбор материала и его осмысление, разработка концепции речи, отбор аргументов.

2) этап первичного текста, на котором создаётся «черновой» вариант текста, который лучше всего положить на некоторое время в стол, так как вполне возможны незаметные на первый взгляд недостатки;

3) пауза. Этот этап не должен быть долгим, не более нескольких дней;

4) этап самоэкспертизы;

5) заключительный, на котором уточняются, отбрасываются, добавляются аргументы, углубляется содержание, корректируются языковые средства и стиль повествования и т.п. В конце работы обдумывается «изюминка», делающая начало речи наиболее эффектным.

Трудности создания первичного текста связаны с дефицитом (или избытком) информации для реализации конкретного замысла, с

поиском наиболее динамичного начала и убедительной концовки, с логическим размещением материала, с оценкой силы аргументов, их отбором, с размещением их в определенной последовательности; со словесным выражением «сгущённых квантов мысли» («муки фразы»), с поисками языковых средств для стилистически адекватного выражения мыслей.

Этими трудностями объясняются недостатки, которые следует устранить на втором этапе: информационная избыточность текста, слабость вступительной и заключительной частей, слабость аргументов или неверное их размещение и т.п.

Работу над любым текстом следует начинать с оценки той аудитории, перед которой предстоит выступать, она во многом определяет и тему, и способ развертывания текста, и подбор материала, и его «украшение».

Написанный первичный вариант следует подвергнуть «самоэкспертизе». Можнo указать следующие общепринятые критерии оценки текста:

1. Соответствие обстановке и цели общения, составу аудитории;

2. Информационная ценность;

3. Соответствие содержания действительности, которую отображает текст;

4. Оптимальность содержательней полноты и речевой сжатости применительно к условиям коммуникации;

5. Обоснованность эмоционально-оценочных акцентов;

8. Оправданность композиционной структуры с точки зрения жанра, адресата, условий общения;

7. Стилистико-языковая выдержанность;

8. Качество внешнего оформления.

Итак, ораторский текст строится по классическим правилам, они распространяются и на научные, и на публицистические тексты. Вместе с тем благодаря появлению компьютера современная культура обогатилась новым видом текста, который кардинально отличается от классического риторического текста. Речь идёт о гипертексте.

Следует сказать, что гипертекст родился не в 20 веке, ещё в эпоху Средневековья существовала традиция писать комментарий на полях рукописных книг. Как о варианте гипертекста можно говорить о карточках, на которых, например, лектор пишет текст лекции, а вот как он их расположит, это его дело. Карточки можно нумеровать, делать ссылки, сводить в какую-то систему и т.п.

Словари, энциклопедии, справочники – это тоже варианты гипертекста, поскольку в них статьи содержат ссылки друг на друга.

Многие современные литературные произведения постмодернизма гипертекстуальны. В них даётся как бы основное произведение и ещё комментарий, который занимает чуть ли не столько же места в книге. Писатель может предложить несколько версий событий в повести. В романе Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта» автор на протяжении повествования предлагает три варианта возможного финала. Можно вспомнить и современный фильм «Беги, Лола, беги», в котором сюжет трижды завершается по-разному в зависимости от того, как ведёт себя Лола.

Существуют разные определения понятия «гипертекст».

Так, автор термина программист Тед Нельсон определяет его как «просто непоследовательное письмо – текст, который разветвляется и даёт выбор читателю». Гипертекстом называют «особый способ представления информации в электронном учебнике, который позволяет связывать воедино текст, аудио, фотографии, чертежи, карты, движущиеся картинки и другие материалы». Гипертекст определяют и таким образом: «Это представление информации как связанной (linked) сети гнезд (nodes), в которых читатели свободны прокладывать путь (navigate) нелинейным образом. Он допускает возможность множественности авторов, размывание функций автора и читателя, расширенные работы с нечеткими границами и множественность путей чтения».

В литературе о гипертексте отмечаются его особенности, диаметрально противоположные классическому. Обычно указывают такие особенности: дисперсность структуры, нелинейность и децентрализованность текста, непредсказуемость его развития, разнородность и мультимедийность, интертекстуальность, деперсонализация автора.

Слово «дисперсность» структуры происходит от лат. dispersus — «рассеянный, рассыпанный». Гипертекст организует информацию таким образом, что она представляется в виде небольших фрагментов-звеньев, которые можно располагать в любой последовательности и попадать можно в эту структуру с любого звена.

С дисперсностью связано и такое свойство гипертекста, как нелинейность. Если классический текст строится в определённой логической последовательности, выстраиваясь в линию, цепочку, то в гипертексте не обязательна строгая последовательность материала.

Это свойство ведёт за собой непредсказуемость развития текста, его маршрут непредопределён, читатель может сам прокладывать этот маршрут, достраивать текст, выбирать разные варианты развития.

В гипертексте отсутствует иерархия, центр, он многомерен, то есть децентрализован. Он похож на растение с такой корневой системой, в которой нет стержня, эта система состоит из множества хаотически переплетающихся, периодически отмирающих и регенерирующих побегов, непредсказуемых в своём развитии.

Нелинейность и децентрализованность ведут к уменьшению власти автора над текстом, то есть к деперсонализации автора. Традиционный текст закончен, он полностью выражает идеи и мировоззрение автора, автор что хочет, то и делает с сюжетом и со своим героем. Гипертекст даёт свободу читателю.

Гипертекст разнороден и мультимедиен, существуя в компьютерном пространстве, он содержит самые разные средства выражения содержания – написанное слово, звук, иллюстративные материалы, движущиеся картинки, разные шрифты и т.п.

Ну и, как мы уже говорили, одной из первых примет гипертекста является его интертекстуальность. Он содержит множество отсылок к другим текстам. В гипертексте (как и в традиционном тексте) применяются все типы цитирования. Но особенно часто используются преобразованные, изменённые цитаты, афоризмы, аллюзии (от лат. allusio – шутка, намёк) – скрытый намёк на человека, событие или ситуацию, которые предположительно известны читателю. С этим намёком воскрешается смысл другого текста.

Однако гипертекст не отменяет традиционного текста. Как считают сегодня многие, «книга не умрёт, она останется необходимой. Причём не только художественная литература, но все случаи, когда требуется чтение неторопливое, вдумчивое, то есть не просто получение информации, а размышление над ней».

Современный человек должен уметь обращаться как с традиционным, так и современным видом текста. Каждый из них необходим, каждый имеет свои сильные и слабые стороны.

Классический, традиционный текст продолжает существовать в устной и письменной формах, во всех сферах жизни общества – учебной, научной, деловой, юридической и других. Ораторская речь подчиняется законам риторического традиционного текста, умение создавать и произносить тексты подобного рода входит в речевую культуру современного образованного человека.

 

Элокуция

 

Элокуция – это раздел классического риторического канона, в котором рассматривались стиль изложения, грамматические конструкции разной степени сложности, фигуры и тропы

Прежде всего следует сказать о средствах «украшения» речи, воздействующих на аудиторию, «берущих в плен» мысли и чувства слушателей, делающих речь оратора более выразительной. Такими средствами в первую очередь являются фигуры и тропы.

Троп (греч. tropos - поворот, оборот речи) - это изменение основного значения слова, перенос названия с традиционно обозначаемого предмета (или явления) на другой, связанный смысловыми отношениями с первым.

Фигура (лат. figura – образ, вид) – форма речи, особое сочетание слов, синтаксическое построение, используемое для усиления выразительности высказывания. В классической риторике принято деление на тропы и фигуры (фигуры мысли и фигуры речи или слова). Существуют разные культурные традиции выделения и описания изобразительно-выразительных средств языка, к настоящему времени единой общепринятой классификации нет. Большинство русских риторик ХУ111-Х1Х вв. строило свою классификацию на французской традиции.

Фигуры

Фигуры мысли

Фигуры мысли отличаются от фигур слова тем, что не меняются от пересказа своими словами. Они представляют собой способ концентрации смысла высказывания, выделения смысловых центров речи, уточнения позиции оратора, формирования определенных мнений и чувств у слушателей, установление эмоционального контакта с аудиторией и т.п.

И в античности, и в более поздние времена предпринимались различные попытки классифицировать фигуры мысли по разным основаниям. Так. в античной традиции фигуры мысли делились на уточняющие позицию оратора, смысл предмета, отношение к предмету и устанавливающие контакт со слушателями. Русский филолог Н.Ф. Кошанский в «Частной риторике» 1829 г. делил фигуры мысли на три вида: убеждающие разум, действующие на воображение, пленяющие сердце. В современных пособиях по риторике делаются попытки уточнить старые классификации, дать новые.

Поскольку единства в этом вопросе нет, просто назовём наиболее употребительные сегодня фигуры мысли коммуникативного типа, которые способствуют диалогизации речи и вовлечению аудитории в процесс совместного осмысления информации, усиливают её коммуникативную сторону и делают общение более эффективным.

1. Одобрение адресата: «Заканчивая речь, я хочу выразить уверенность в справедливости того приговора, который вы вынесете моему подзащитному» (из судебной речи).

2. Ободрение адресата: «Материал, который мы рассмотрим сегодня на лекции, довольно труден, но, я думаю, вы с ним справитесь».

3. Уступка, допущение (соглашаемся на противное, но для того, чтобы подтвердить своё мнение): «Ну хорошо, пусть Владимир взял Сашу за руку. Разве это давало последнему право обрушить на голову Владимира сокрушительный удар, валить его на пол?» (из судебной peчи).

4.Признание своих ошибок: «Товарищи судьи! Я должен покаяться - слишком много мы, стороны, вносили горячности в допрос подсудимого и потерпевшей» (из судебной речи).

5. Умаление своих достоинств: «Если я в какой-то мере, судьи, обладаю природным даром слова (его незначительность я признаю) или навыком в произнесении речей…то Авл Лициний более, чем кто-нибудь другой, должен, можно сказать, с полным правом требовать от меня плодов всего этого» (Цицерон. Речь в защиту поэта Авла Лициния Архия).

6. Предупреждение(возражаем сами себе, предупреждая возможное возражение слушателей, и опровергаем это возражение): «Судебная хроника - хорошее средство для расширения гласности правосудия, но она не должна вмешиваться в работу следователя. Возможно, мне возразят, что следователь не связан мнением собраний и позицией корреспондента. Да, конечно, один не связан, а другой возьмёт и поддастся искушению» (из судебной речи.).

7. Поправка (мысль, сказанную как будто нечаянно, заменяем другой, более сильной и точной): "Курение вредит нашему здоровью... нет, лучше сказать, разрушает наше здоровье".

8. Риторический вопрос. Существует два типа таких вопросов:

- вопрос к предмету речи или к самому себе, обычно не один, а несколько, как, например, в речи Цицерона: «Доколе же ты, Катилина, будешь испытывать терпение наше? Как долго еще ты, в своем бешенстве, будешь издеваться над нами? До каких пределов ты будешь кичиться своей дерзостью, не знающей узды?» (Первая речь против Луция Сергия Катилины);

- вопрос, по существу являющийся ответом: «Кто из нас не знает, что курить вредно?».

9. Вопросно-ответное единство: «Что мы можем прибавить к сказанному? Да ничего».

10. Риторическое обращение (обращение к предмету речи). Например, в пьесе Чехова «Вишневый сад» Гаев обращается к шкафу: «Многоуважаемый шкаф!». Но риторическое обращение используется не для называния адресата, а для привлечения внимания к этому адресату со стороны других лиц: «Куда ты скачешь, гордый конь и где опустишь ты копыта?» (А.С. Пушкин). «Но есть и Божий суд, наперсники разврата!» (М.Ю. Лермонтов). «Вставай, вставай, однополчанин!» (Б. Окуджава).

1. Риторическое восклицание: «Что за порядки у вас!». «От вас дождёшься благодарности!».

Фигуры слова (речи)

Эти фигуры строятся на основе сокращения, добавления, повтора, перестановки и замещения элементов. Наиболее известные из них следующие:

умолчание – стилистическая фигура, состоящая в экспрессивно-эмоциональном обрыве высказывания, предполагающая возможность для слушателей догадаться, что именно осталось невысказанным: «Как говорится, любишь кататься...»;

эллипс, эллипсис – пропуск слова с экспрессивно-эмоциональной целью: «Как мы иногда доверчивы: взяли все свои сбережения – и в МММ!»;

асиндетон– бессоюзие: «Пришёл, увидел, победил!»;

полисиндетон– многосоюзие: «И ветер, и дождик, и мгла над холодной пустыней воды...» (И.А. Бунин);

плеоназм- фигура, состоящая в накоплении синонимических выражений, стилистическая избыточность: «Надо докончить, завершить, выполнить, наконец, начатое дело»;

повтор- фигура речи, состоящая в повторении звуков, слов и выражений в известной последовательности. Существует много различных видов повторов, имеющих специальное название. Большинство из этих видов дошло до нас из классической древности. Повтор - это способ фокусировки речи, который служит уточнению, добавлению, ограничению, детализации смысла.

Может повторяться одно и то же слово в одной и той же форме («Учиться, учиться и учиться»), одно и то же слово в разных формах («В городах начинается роскошь, от роскоши происходит корыстолюбие»).

Очень выразительна анафора - повторение начальных частей фразы (слова, словосочетания, предложения), двух или более относительно самостоятельных отрезков речи: «Именно эти слова глубоко оскорбили Сергея, именно эти слова возмутили его» (из судебной речи).

Повтор может завершать текст. Такая фигура называется эпифорой: «Кто может сказать, почему я родился в России? Почему именно в России?» А вот эпанафора - повтор на стыке частей предложения или предложений: «Я не хочу об этом говорить. Говорить об этом совершенно ни к чему».

Экспрессию и напряжение в речи создаёт повтор в парцеллированных конструкциях, ещё лучше цепочка парцеллятов (при парцелляции части единого предложения выделяются как самостоятельные, в устной речи – интонацией, на письме - знаками препинания): «Мы проиграли, потому что удача отвернулась» - «Нет, никогда ещё не был я так далек от цели. Никогда. Потому что удача отвернулась. Да, удача».

Одна из распространенных форм повтора - градация. Восходящая градация состоит в таком расположении частей высказывания, что каждая последующая часть оказывается более насыщенной, чем предыдущая, каждое следующее слово обозначает всё большее по объёму понятие: «День ото дня я люблю её всё сильнее, всё горячее, всё безумнее». А вот пример нисходящей градации: «Жизнь становилась всё хуже, всё скучней, всё безотрадней».

Разновидностью повтора является синтаксический параллелизм, то есть повторение в однотипных синтаксических позициях однотипных синтаксических единиц с разным лексическим наполнением: «Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?».

Повторяться могут не только слова и синтаксические конструкции, но и звуки. Приём аллитерации – повтор согласных: «Шорох стеблей, еле слышно шуршащих» (К. Бальмонт). Приём ассонанса – повтор гласных: О, весна без конца и без краю — без конца и без краю мечта! (А. Блок).

хиазм, или перекрестье: «Здесь человек находит подходящую для себя среду, а среда подходящего для себя человека», или «Мы живём не для того, чтобы есть, но едим, для того, чтобы жить» (переставлены слова). «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей» (переставлено подлежащее «мы»). Разновидностью хиазма является простая перестановка слов без изменения смысла: «Вот лицо возникает из кружев, возникает из кружев лицо». Ярким примером хиазма служат слова песенки из фильма «Бриллиантовая рука»:

«Весь покрытый зеленью,

Абсолютно весь,

Остров Невезения

В океане есть.

Остров Невезения

В океане есть,

Весь покрытый зеленью,

Абсолютно весь».

инверсия- нарушение обычного порядка слов: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» (А. С. Пушкин);

антитеза, или противопоставление:«Белый ест ананас спелый, черный – гнилью моченый. Белую работу делает белый, черную работу – черный».

В антитезе могут сталкиваться два контрастных качества, приписываемых одному и тому же объекту: «Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, - век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы; это была весна надежд, это была стужа отчаяния. У нас было всё впереди, у нас впереди ничего не было. Мы то витали в небесах, то обрушивались в преисподнюю» (Ч. Диккенс). А вот пример из речи Робеспьера: «Демулен – это странное соединение правды и лжи, политики и вздора, здоровых взглядов и химерических проектов частного порядка». Таким образом, антитеза выступает прекрасным средством передачи парадоксальности, противоречивости, присущей внешним явлениям, а также амбивалентности (двойственности) отношения говорящего к описываемому объекту.

Интересна разновидность антитезы, в которой объект оценивается с точки зрения противоположных качеств и на этом основании относится к нейтральному классу: «Перед судом нет ни бедных, ни богатых, ни сильных, ни слабых людей. Суд видит перед собой только людей, обвиняемых в преступлении, ожидающих от него справедливого приговора».

Иногда элементами антитезы выступают синонимы (в конструкции с союзами «а» или «но»): «Да, она может выйти отсюда осуждённой, но не опозоренной!». Ещё более крайняя разновидность антитезы реализуется в случае противопоставления даже не синонимов, вообще одних и тех слов: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал».

оксиморон (оксюморон) (от греч. oxymoron – остроумно-глупое) – один из художественных тропов; сочетание противоположных по смыслу определений, понятий, в результате которого возникает новое смысловое качество: «Кому сказать мне, с кем мне поделиться той грустной радостью, что я остался жив» (С. Есенин), «Убогая роскошь наряда» (Н. Некрасов). Оксюморон часто находим в названиях литературных произведений: «Мёртвые души» (Н. Гоголь), «Горячий снег» (Ю. Бондарев), «Живой труп» (Л. Толстой). Оксиморон присутствует в названии кинофильма «Обыкновенное чудо» по пьесе Г. Горина и др.

Период.

Отдельно следует сказать о периоде. Период (от греч. рeriodos – обход, круг, круговращение) – особое построение фразы, особая двухчастная синтаксическая конструкция с восходящей и нисходящей интонацией и смысловой завершённостью. Существуют различные модели периодов, например:

Временной: «Когда…, когда…, когда…, / (тогда)…»

Определительный: «Кто…, кто…, кто…, / (тот)…»

Условный: «Если…, если…, если…, / (то)…».: «Если вы хотите научиться говорить красиво, если вы хотите стать хорошим оратором, если вам необходимо овладеть искусством спора - изучайте риторику».

Тропы

Королевой тропов по праву считают метафору. Метафора- это употребление слова, обозначающего какой-либо предмет (явление, действие, признак), для образного названия другого объекта, сходного в чём-либо с первым. В метафоре осуществляется перенос по сходству. Предметы могут походить друг на друга формой, функцией, цветом, производимым впечатлением и т.п.: нос человека - нос кор





Дата добавления: 2016-11-22; просмотров: 1308 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. Shock G, Digital Underground. Большая доля классического хип хопа, который мы слушаем сегодня, является результатом редкой комбинации этих двух аспектов
  2. Всемирная история в эпоху раннего и классического средневековья
  3. Греческая экономика классического периода (V-IV вв. до н. э.)
  4. Особенности классического условного рефлекса
  5. Политические процессы в поле постнеклассического типа рациональности
  6. ПРИМЕР КЛАССИЧЕСКОГО И СИСТЕМНОГО ПОДХОДОВ К ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИАЛЬНОГО ПОТОКА
  7. Пример классического и системного подходов к организации материального потока
  8. Стандартные речевые связки классического гипноза
  9. Урок 4. Античные этические учения классического периода: софизм, Сократ, Платон, Аристотель.
  10. Эта школа возникла как реакция на недостатки классического подхода, в попытке полностью осознать человеческий фактор как основной элемент эффективности организации.


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.073 с.