Лекции.Орг


Поиск:




Возрастные и половые особенности




Ранний (подростковый, юношеский) алкоголизм включает фор­мирование признаков хотя бы I стадии в возрасте до 18 лет. Суще­ствует мнение, что этот алкоголизм протекает всегда злокачест­венно. Однако в большинстве случаев признаки зависимости по­являются только после 3—5 лет пьянства В подростковом возрас­те чаще приходится сталкиваться с I стадией алкоголизма, II ста­дия встречается редко, а III стадия вообще не успевает развиться. Поэтому алкогольные психозы в этом возрасте также нечасты, ес­ли только выпивки не сочетаются с приемом других психоактив­ных средств. Социальная дезадаптация наступает быстро, иногда еще до первых признаков алкоголизма.

Алкоголизм в пожилом возрасте, если пьянство в этом же возрас­те началось, развертывается относительно медленно. Однако сома­тические осложнения выступают рано и само старение ускоряется.

Женский алкоголизм протекает, как правило, более тяжело, чем у мужчин: быстрее формируется, одна стадия скорее сменяет дру­гую, чаще встречается злокачественный тип. Весьма выраженной бывает социальная дезадаптация.

Симптоматический алкоголизм

Этим термином обычно обозначают присоединение алкого­лизма к другим психическим расстройствам.

При шизофрении само алкогольное опьянение, особенно в подростковом и молодом возрасте, может оказаться провокато­ром приступа или начала непрерывно-прогредиентного течения. Больным шизофренией свойственны атипичные опьянения — с импульсивными нелепыми поступками, с гебефреническим дура­шливым возбуждением, депрессивное или дисфорическое. Мо­жет возникнуть патологическое параноидное опьянение.

Течение самого алкоголизма различно. Нередко случаи, когда продолжительное тяжелое пьянство неожиданно легко обрывает­ся без заметных явлений абстиненции и даже само влечение к ал­коголю исчезает Однако возможны и случаи злокачественного развития алкоголизма. При вялотекущей шизофрении и во время ремиссий алкоголизм встречается чаще.

Алкоголизму присуще патопластическое действие — изменение картины самой шизофрении. При параноидной форме усиливает­ся слуховой вербальный галлюциноз и могут появиться мучитель­ные сенестопатии. При вялотекущей форме и во время ремиссий становятся более выраженными психопатоподобные расстройства (жестокость, сексуальная расторможенность, грубая циничность).

При маниакально-депрессивном психозе алкоголизм присоеди­няется относительно редко. Опьянение может провоцировать ма­ниакальную фазу. Попытки больных в начале депрессии прервать её с помощью алкоголя лишь ухудшают настроение Иногда алко-юлизм может развиваться на фоне затяжных депрессий. Перио­дический тип течения алкоголизма в виде истинных запоев пред­положительно связывается с циклотимией

При эпилепсии присоединяющийся алкоголизм значительно отягощает течение Характерны дисфорические опьянения и ран­нее появление блекаутов (палимпсестов) Пьянство довольно бы­стро переходит в алкоголизм и чаще протекает по периодическо­му типу — с истинными и ложными запоями. После запоев резко учащаются припадки, могут возникнуть сумеречные состояния, развиться эпилептический статус.

При посттравматической энцефалопатии развитие алкоголиз­ма нередко бывает злокачественным Опьянение протекает по дис-форическому типу или эйфория чередуется с эксплозивностью — взрывами раздражения и агрессии. Возможны патологические су­меречные опьянения. На II стадии нередки алкогольные делирии. Блекауты могут появиться с первого опьянения и распространить­ся почти на весь его период. В ходе развития алкоголизма резко усиливаются психопатологические изменения личности.

Рубрификация в МКБ-10

Алкоголизм включен в раздел «Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактив­ных веществ». В разделе предусмотрены рубрики и подрубрики для острой алкогольной интоксикации разной степени тяжести и с разными особенностями проявлений, патологического опьяне­ния, синдрома абстиненции и разных стадий алкоголизма В этом же разделе рубрифицированы алкогольные психозы.

Этиология и патогенез

Длительное и интенсивное злоупотребление спиртными на­питками — обязательное, но не единственное условие развития алкоголизма как болезни. Некоторые люди пьянствуют по 15 лет и более и ни физической, ни психической зависимости от алкого­ля у них не обнаруживается. Факторы, участвующие в формиро­вании алкоголизма, принято разделять на социальные («алко­гольный климат» в обществе, питейные традиции, алкогольная политика правительства), психологические и биологические. Среди психологических факторов особое внимание привлекает мотивация употребления спиртных напитков.

Мотивы, т.е. побуждения к выпивкам, принято разделять на гедонистические (желание испытать удовольствие, вызвать эйфо­рию, почувствовать себя «на высоте» и т.д) и атарактические (стремление к релаксации — успокоению, уходу от неприятностей и трудностей, устранению беспокойства и тревоги). Кроме того, выделяются мотивы социально-психологические: традиционные (питейные обычаи субкультуры) и субмиссивные (подчинение влиянию других людей и групп).

С появлением психической зависимости ведущим становится аддикгивный мотив (пристрастие, патологическое влечение к ал­коголю), а с развитием физической зависимости — страх абсти­ненции, желание ее предотвратить или прервать. От истинной мотивации следует отличать мотивировку — объ­яснение, которое дает сам пьющий. Мотивировка может маски­ровать или искажать истинную мотивацию.

Патогенез в качестве основных звеньев имеет формирование психической и физической зависимости — первичного и вторич­ного влечения к алкоголю. Хроническая интоксикация алкоголем вызывает разнообразные биохимические и нейрофизиологичес­кие изменения в организме в целом и в мозге в частности. Одна­ко, какие из них являются следствием интоксикации, а какие ле­жат в основе зависимости, пока определенно выявить не удается. Предполагается, что в основе психической зависимости лежат нейрофизиологические сдвиги — патологическая активация оп­ределенных гипоталамических систем, получивших название «центр наслаждения». Согласно гипотезе И.П.Анохиной, эта ак­тивация вызвана действием алкоголя на катехоламиновую систе­му гипоталамуса: избыточное высвобождение норадреналина ве­дет к его дефициту, на фоне которого для активации нужны новые поступления алкоголя. Основу физической зависимости состав­ляет усиленный распад и синтез катехоламинов. Когда очередная доза алкоголя не поступает, то распад снижается, а синтез остает­ся усиленным — в мозге накапливается предшественник норадре­налина дофамин. Важная роль в патогенезе другими авторами приписывается нарушениям обмена серотонина, кинуренинов, гамма-аминомасляной кислоты и других биологически активных веществ. Ведется поиск связи с дисфункцией опиатной системы организма — изменением активности опиатных рецепторов и эн­догенных морфиноподобных веществ (эндорфины, энкефалины) в надежде найти единый механизм зависимости и от алкоголя, и от наркотиков, и от других токсичных веществ. Возможно также, что в развитии физической зависимости участвует изменение ферментных систем печени и других тканей — повышение актив­ности алкогольдегидрогеназы и каталазы, снижение активности фермента, расщепляющего ацетальдегид (промежуточный про­дукт окисления алкоголя).

Роль наследственности становится очевидной из ряда факто­ров. Риск алкоголизма остается высоким у детей алкоголиков, ко­торые с младенчества воспитывались непьющими приемными

родителями. Совпадение алкоголизма у монозиготных близнецов значительно чаще, чем у дизиготных. Существуют целые народ­ности с крайне низкой толерантностью к алкоголю. Наследуется не сам алкоголизм, а предрасположение к нему, высокий риск его развития, если начинается злоупотребление. Например, наследо­ваться могут некоторые черты характера, способствующие само­му злоупотреблению — «гедонистические стремления» при неус-юйчивом гипе психопатии и акцентуации характера. Наследст­венной может быть недостаточность некоторых ферментных сис­тем, отчего толерантность к алкоголю оказывается низкой.

Алкогольная эмбриопатия — заболевание новорожденного, воз­никающее втом случае, если мать во время беременности регуляр­но злоупотребляла спиртными напитками. Алкоголь легко

прони­кает через плацентарный барьер (так же, как и в молоко кормящей матери). Новорожденные обнаруживают признаки зависимости от алкоголя, проявляющиеся непрерывным беспокойством и нару­шением физиологических функций. В дальнейшем выявляется от­ставание в физическом и интеллектуальном развитии.

Дифференциальный диагноз

Диагностические трудности может представить дифференци­рование I стадии алкоголизма и пьянства без зависимости от ал­коголя. Диагноз основывается на сведениях, получаемых от само-ю пациента и его окружения. Обследуемые часто бывают склон­ны сознательно или бессознательно диссимулировать признаки влечения и зависимости и преуменьшать пьянство. Сведения от близких или с места работы также не всегда достоверны: иногда алкоголизация преуменьшается, иногда преувеличивается.

Картина абстинентно! о синдрома служит убедительным призна­ком II стадии. Высказывалось суждение (Жислин С.Г., Иванец Н.Н., Анохина И.П.), что алкоголизм следует считать болезнью только с появления физической зависимости, а начальную стадию рассмат­ривать как «донозологический алкоголизм», не отделяя от пьянства.

Диагностика III стадии строится на очевидных признаках ал­когольной деградации и снижении толерантности к алкоголю.

Лабораторные методы диагностики алкоголизма пока не раз­работаны. Предлагаемые приемы (повышение активности в крови ферментов — гамма-глутамилтранспептидазы, аспартат- и алани-наминотрансферазы, каталазы и др., увеличение объема эритро­цитов) оказались неспецифичными и нередко дают положитель­ный результат только на II стадии алкоголизма. Разработан метод радиоизотопной гепатографии', констатирующий повреждение печени вследствие хронической алкогольной интоксикации.

Метод диагностики зарегистрирован как открытие А-200 10 апреля 2002 г (ГП Колупаев, А В Картелешев, Н Д Лакосина и др)

Распространенность

Алкоголизм относится к весьма распространенным заболева­ниям: в развитых странах им страдает 3—5% населения, а в вино­дельческих (Франция, Италия) странах — даже 8—10%. В послед­ние два — три десятилетия отмечался повсеместный рост алкого­лизма, особенно среди молодежи и женщин. Если в 1950—1960-х годах соотношение больных алкоголизмом мужчин и женщин было 10:1, то в 80-х оно приблизилось к 5:1.

О распространенности пьянства судят по потреблению алко­голя на душу населения (обычно в литрах 100% алкоголя в год). Если оно составляет менее 5 л в год, то его можно считать умерен­ным, если более 10 л в год — очень высоким. В Европе в 80-х го­дах потребление было минимальным, в Норвегии и Исландии (4 л в год) и очень высоким во Франции (13 л в год).

В СССР в 1984 г. было продано 7,6 л надушу населения. Вели­чина потребления в разных регионах страны весьма различна. Во многих из них официальные данные ниже реальных, так как не учитывался алкоголь, потребляемый при самогоноварении.

Прогноз

При сформировавшемся алкоголизме с физической зависимо­стью прогноз малоблагоприятен. После лечения ремиссии дли­тельностью более одного года составляют 50—60%. Эффект значи­тельно выше лишь у тех, кто активно хочет излечиться. Именно поэтому некоторые модные целители, широко пропагандируемые средствами массовой информации или распускаемой о них мол­вой, сообщают о поразительных результатах — о 90—100% выле­ченных. К ним тянутся и они сами отбирают тех, кто стремится к излечению. Эффект лечения на I стадии выше, чем на II стадии. Но своевременному лечению на I стадии препятствует алкоголь­ная анозогнозия — больные не считают себя таковыми и уверены, что если они захотят, то сами в любой момент бросят пить.

Продолжительность жизни у больных алкоголизмом в сред­нем на 15 лет короче, чем в общей популяции. Они умирают от тя­желых травм, полученных в нетрезвом состоянии, высок уровень суицидов. Среди соматических заболеваний смертность наиболее велика от сердечной недостаточности, гипертонической болезни, инсультов и цирроза печени.

Частота правонарушений среди больных алкоголизмом также значительно выше, чем в общей популяции. Это относится как к агрессивным, так и к имущественным правонарушениям, особен­но при паразитическом образе жизни.

Лечение и реабилитация

Главной задачей лечения алкоголизма является устранение психической и физической зависимости от алкоголя. Дезинтоксикация и терапия при соматических осложнениях являются хотя и важными, но дополнительными мерами и сами по себе алкого­лизма не излечивают. Устранение физической зависимости осу­ществляется довольно эффективно в процессе купирования аб­стинентного синдрома. Подавление патологическою влечения к алкоголю, лежащего в основе психической зависимости, пред­ставляет гораздо более трудную задачу. При существующих мето­дах лечения рецидивы алкоголизма в течение первого года быва­ют приблизительно в половине случаев.

15.2.9.1. Подавление патологического влечения к алкоголю (устранение психической зависимости)

Подавление влечения основывается на аверсионной (от англ. aversion — отвращение) терапии — выработке условного рвотного рефлекса на вид, вкус и запах алкоголя или страха перед его упо­треблением вследствие необычно тягостного действия.

Условнорефлекторная терапия впервые была испробована Н.В.Канторовичем в 1929 г.: вид спиртных напитков, их запах, над­писи, с ними связанные, сочетались с ударом электрического тока в руку. Эффект оказался очень нестойким. Более совершенный ме­тод разработали И.Ф Случевский и А.А.Фрикен в 1934 г. Неболь­шие дозы алкоголя дают на фоне действия рвотных средств (инъек­ции апоморфина или эметина, прием ипекакуаны, отвара баранца, чабреца и др.). После нескольких сочетаний образуется условный рвотный рефлекс на вид, запах и вкус алкоголя. Однако, как и все постоянно не подкрепляемые условные рефлексы, в дальнейшем он угасает, и поэтому эффект лечения оказывается нестойким.

Сенсибилизирующая терапия была осуществлена О.Мартенсен-Ларсеном в 1948 г. в виде регулярного приема антабуса (тетурам, эспераль, дисульфирам). Под его действием в организме угнетает­ся фермент ацетальдегидрооксидаза. При поступлении в орга­низм алкоголя его окисление задерживается на стадии ацетальде-гида, накопление которого в крови дает преходящий токсический эффект в виде чувства нехватки воздуха, страха смерти, резкого сердцебиения, тошноты, покраснения лица. Но в редких случаях могут возникнуть тяжелые осложнения: гипертонические кризы, приступы стенокардии, коллапсы, судорожные припадки. Для усиления и упрочения действия под наблюдением врача в проце­дурном кабинете намеренно вызывают у больного одну — две те­турам-алкогольные реакции (после приема очередной дозы тету-рама ему дают небольшую дозу алкоголя). Когда возникают тяго­стные нарушения и появляется страх смерти, применяют обыч­ные симптоматические средства (например, вливание глюкозы с кофеином), тем самым укрепляя у пациента представление об опасности для него приема алкоголя. Длительное применение тетурама может осложниться выраженной астенией, гастритом, ре­же гепатитом и полиневритами. Однако больные могут самоволь­но прекращать прием тетурама и вновь начать злоупотреблять ал­коголем. Во избежание подобного соблазна был предложен пре­парат пролонгированного действия — эспераль (радотер). Больно­му производят внутримышечную имплантацию стерильных таб­леток тетурама При этом от него берут расписку, что он преду­прежден, что прием алкоголя чреват тяжкими осложнениями, не исключающими смертельного исхода

В качестве других сенсибилизирующих средств используют метронидазол (трихопол, т.е. противотрихомонадное средство), фуразолидон, циамид, никотиновую кислоту и др. На фоне их действия прием спиртных напитков вызывает реакцию, сходную с тетурам-алкогольной, но более слабо выраженную.

Другие методы подавления патологического влечения к алкого­лю включают применение малых (субрвотных) доз апоморфина и психотропных средств, но после прекращения их приема патоло­гическое влечение обычно возобновляется.

Психотерапия многими считается одним из самых действен­ных методов, способных дать наиболее стойкий результат. Воз­можно, это связано с гем, что полный курс лечения удается про­вести тому, кто сам стремится излечиться или у кого удается про­будить это желание. Суггестивные приемы (внушение в гипнозе или в бодрствующем сосюянии, эмоционально-стрессовая тера­пия) основываются главным образом на выработке отвращения к алкоголю. Этим методам более поддаются люди с истерическими или эмоционально-лабильными чертами характера. По мере раз­вития алкоголизма внушаемость нередко возрастает. Опытные психотерапевты умело отбирают для лечения легковнушаемых больных, поэтому эффект терапии у них бывает поразительно вы­соким. Рациональная психотерапия (разъяснение, убеждение) может проводиться как индивидуально с каждым пациентом, так и с группой. Групповая психотерапия подразумевает активное участие членов группы в дискуссиях, взаимную эмоциональную поддержку друг друга, выработку установки на трезвость. Чаще групповая психотерапия используется в процессе поддерживаю­щего (противорецидивного)лечения.

В настоящее время широко и нередко с положительными ре­зультатами применяется так называемое «кодирование» больных. Сущность метода в краткосрочной опосредованной суггестии с целью формирования стойкой установки на полный отказ от упо­требления спиртных напитков. От повторных алкоголизации больных, в значительной мере, удерживает страх возможных тя­желых последствий, вплоть до летального исхода.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-23; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 540 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Так просто быть добрым - нужно только представить себя на месте другого человека прежде, чем начать его судить. © Марлен Дитрих
==> читать все изречения...

802 - | 634 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.