Лекции.Орг


Поиск:




Глава 21. Пересчитай мои хвосты




- Идем скорее! - Чондэ тянул Минсока к боковой галерее, - там так красиво!
Минсок восхищения не разделял. Бесчисленные цветы вокруг слишком сильно пахли, чувства терялись в какофонии влажного воздуха, ароматов, ярких соцветий и темной листвы, шорохов и звуков капающей воды. Но зато он впервые видел Чондэ таким счастливым и расслабленным, и теплые пальцы в его ладони дрожали только от восторга и нетерпения.
- Смотри! - Чондэ бросился к огромному и чрезвычайно уродливому на взгляд Минсока растению, - это самая большая монстера в городе!
- Монстера, значит, - Минсок хмыкнул. С вырезов, будто выгрызенных кем-то в листьях, зловеще капала вода.
- Правда, красивая?! - возбужденно продолжал Чондэ, глубоко вдыхая влажный теплый воздух оранжереи. - Мне так хорошо здесь!
- Я это вижу, - ласково согласился Минсок.
- Здесь я чувствую себя дома, - Чондэ будто обращался к гигантской монстере, - здесь я намного сильнее. И здесь я…
Чондэ повернулся к Минсоку и осекся. Бархатные ресницы вскинулись, глаза друида расширились от удивления. Чондэ смотрел прямо на Минсока, точно знал, что это Ким Минсок, что они пришли вместе. Но в паре шагов стояло непостижимое существо. Прекрасное и пугающее. Чондэ сощурился и серебристая дымка вокруг существа сложилась… в хвост? Хвосты?
Первый, второй, третий…
Три длинных пушистых хвоста вились за спиной существа с чудесными раскосыми глазами, в которых плясали насмешливые искорки.
- А еще здесь ты видишь суть вещей, - протянуло существо спокойным ласковым голосом Минсока, - страшно?
Чондэ протянул руку, ухватил пушистый кончик ближайшего хвоста. Чуткий мех метнулся в сторону.
- Ты такой красивый… - прошептал он, - М… Мин-хён?
Существо кивнуло,.
- Хочешь, я подожду в кофейне?
- Не уходи! - Чондэ загородил дорогу. - Пойдем вместе. Монстера нервничает.
Узкие глаза существа превратились в щелочки-полумесяцы - оно смеялось. Чондэ кусал губы, проскользнул к выходу. До самых резных ворот они дошли в молчании. Краем глаза Чондэ видел серебристое сияние, но не оборачивался.
С крыльца спрыгнул первым Ким Минсок, обернулся и усмехнулся растерянности Чондэ.
- Я же говорил, - легко сказал Минсок, - ничего не выйдет.
- Только поэтому? - Чондэ схватил его за рукав, - я… я думал, что я тебе просто не нравлюсь!
- Ты нравишься мне, - мягко возразил Минсок, - но…
- Не “но”! Нравлюсь или нет?!
Чондэ жадно ждал ответа, пристально глядя на Минсока. И теплые искорки в раскосых лисьих глазах вдруг погасли, сменились чужим печальным сумраком.
- Нет, - хрипло, будто вдруг пересохло в горле, ответил Минсок, коротко выдохнул и повторил, - нет. Не настолько, чтобы я с тобой встречался.
- А… - пробормотал Чондэ, едва шевеля губами, - вот как.
Минсок шагнул к нему, и Чондэ отшатнулся.
- Я пойду домой, ладно? Увидимся. Наверное.
Шаг. И второй.
- Чондэ! - мягкие руки бариста сомкнулись сначала на одном запястье, а когда Чондэ обернулся - и на другом.- Я солгал. Ты нравишься мне так сильно, что я даже не могу тебя отпустить. Но…
- Почему всегда “но”? - Чондэ придвинулся к нему, прижался и крепко зажмурился, - я даже не знаю, кто ты…
- Важно другое, - перебил Минсок, - я на самом деле чуть старше Тао.
- Я понял.
- И я не только старше…
- Боишься, что я умру, а ты нет? - с грустной усмешкой спросил Чондэ. Почувствовал, что Минсок кивнул, его волосы защекотали щеку, - ну и что? Сейчас-то я здесь. И ты.
- Ты тоже немного старше, - сказал Минсок очень тихо, чтобы Чондэ мог не услышать это, если захочет. Но Чондэ кивнул.
- Заметил?
- Конечно. Хотя ты иногда называешь Бэкхена хёном.
- Бывает. Так что? - Чондэ отодвинулся, чтобы заглянуть в глаза, - я не собираюсь в панике убегать, хотя, наверное, пойти вместе в оранжерею было не лучшей из моих идей.
- Наверное. Но ты обещал мне фиолетовые орхидеи. И это погрызенное чудовище.
- Не чудовище, а монстера! - Чондэ подергал его рукава, - не меняй тему. Ты же не оттолкнешь меня только потому, что я тебя увидел?
- Нет, - вздохнул Минсок. И честно добавил, - не поэтому.
- А Лу Хан? - вдруг вскинулся Чондэ, - Лу-хён знает?
- Знает.
- А Тао?
- А ты как думаешь?
- А Тао знает, что Лу-хён знает?
- Ифань, возможно, знает, - сразу перешел к итогу рассуждений Минсок. - И Кёнсу.
- Все, кроме меня, что ли?!
- Нет. Только эти четверо.
Чондэ нахмурился, покусал губы и вдруг спросил.
- А у Ифаня-хёна есть черно-белая татуировка?
Минсок усмехнулся.
- Ты слишком умен.
- Нет, - Чондэ замотал головой, - если бы я был умнее..
- Не догадался бы.
- Читаешь мои мысли?
- Только самые очевидные.
- Вот и нет, - Чондэ качнулся ближе и закончил фразу жарким шепотом, опаляя дыханием губы Минсока, - самую очевидную не прочитал.
Минсок хмыкнул и запустил пальцы во влажные после оранжереи волосы, притянул друида ближе. Чондэ в последний момент опустил ресницы, вдохнул чуть заметный аромат кофе, кажется, впитавшийся в кожу Минсока, прикоснулся к его губам. Минсок сжал пальцы на затылке друида, уверенно углубил поцелуй. Чондэ тихонько застонал, когда нежные зубки сомкнулись, потянули нижнюю губу. Минсок чуть отодвинулся, вздохнул, прислонившись лбом ко лбу Чондэ.
- Я хочу просто быть с тобой, - прошептал Чондэ. - Можно?
Минсок провел пальцами по точеному лицу, плечам, спустился до запястий и ласково сжал их.
- Ты почти ничего обо мне не знаешь.
- Ответь.
- Чондэ...
- Да или нет?!
- Да.
Чондэ рассмеялся. Шагнул обратно и потянул за собой Минсока.
- Тогда идем смотреть на орхидеи. И еще… - он обернулся и лукаво глянул на бариста, - сегодня вечером ты - моя пара!
Минсок кивнул и сжал запястье Чондэ крепче. Сегодня вечером точно.

Глава 22. Возвращайся

- Наконец-то! – Лу Хан возник перед порогом, стоило колокольчику звякнуть.
- Спасибо, это отличное поздравление, - похвалил Кёнсу и широко радостно улыбнулся, когда Чонин ткнул его локтем. Оборотень в ответ наступил полудемону на ногу и оглядел зал, - а что мы пропустили?
Бэкхен смущенно отодвинулся, но Чанёль привлек его обратно. Лу Хан покосился на счастливую парочку, но промолчал.
- Ничего особенного, - Минсок поманил их к роскошному столу, организованному призраками, - давайте быстрее, наши самые голодные уже извелись.
- Я – нет, - немедленно вклинился Тао, бледные щеки потемнели, - мне просто интересно, понравится ли вам.
- А я – да! – Лу Хан жестами подгонял именинников, - давайте, давайте, быстрее. Идите есть!
- А где Чондэ-хён? – прицельно обратился к Бэкхену Кёнсу.
- На кухне, - вместо него ответил Лу Хан.
Минсок глянул на часы.
- Все еще? – он оглядел собравшихся и невинно добавил, - пойду, потороплю его.
Чондэ, который уже почти вышел, поймал взгляд Минсока и со смешком скрылся на кухне снова. Кенсу проводил парочку неодобрительным взглядом.
- Идите сюда, - Бэкхен показал на два места, изысканно украшенные бумажными розочками и снежинками, - зря я старался, что ли.
- Твое чудовище опаздывает, - гневно прошипел Лу Хан на ухо младшему призраку.
- Твое тоже, - ничуть не растерявшись, парировал Тао.
Минсок пробрался мимо сверлящих друг друга яростными взглядами призраков.
Сехун с Ифанем пришли одновременно. Лу Хан немедленно забыл про Тао и потянул Сехуна прогуляться. Оборотень с сомнением посмотрел на затянутое свинцовыми тучами небо и мелкую морось дождя, но согласился. Ифань с Тао практиковались в приветственном поцелуе сквозь рукава Тао.
- Хоть бы наверх ушли, - неодобрительно бросил Лу Хан, подкравшись к самой спине Тао. Тот вздрогнул от неожиданности, развернулся, рукава взметнулись, открывая яркую лазоревую подкладку. Лу Хан вдруг нахмурился, будто пытаясь что-то припомнить. Пожал плечами и поманил Сехуна к двери.

- Я решил пойти дальше.
Холодный дождь беззвучной вуалью обнимал Сехуна. Лу Хан сидел на краю выключенного фонтана, болтал ногами и смотрел в небо. Дождь вроде бы падал на его лицо, а вроде бы и нет, закатное солнце осторожно прикасалось к щекам, ресницам, гладило нежные губы. Сехун не мог себе такого позволить, только смотреть.
- Дальше?
- Да. И я решил тебе первому сообщить, - Лу Хан не поворачивался и как будто не интересовался реакцией оборотня, но тот видел, как дрожат фарфоровые пальцы.
- Дальше… - Сехун сглотнул и нерешительно уточнил, - ко мне?
- Не сразу… наверное, - Лу Хан попытался улыбнуться, - я же не знаю, как это работает. Я струсил и решил остаться, а теперь даже не помню, почему.
- А я знаю, - Сехун потянул край серебристого шарфа, - чтобы встретить меня.
Лу Хан фыркнул, спрыгнул с фонтана и мягко приземлился рядом с Сехуном.
- Пойдем в кофейню, ты простудишься под дождем.
- Подожди, - Сехун сдернул рукава пониже и обнял призрака, крепко зажмурился, - я не успел сказать. Я буду ждать тебя, и обязательно дождусь. Даже если целую вечность придется…

... - даже если целую вечность придется ждать. Но лучше все-таки не опаздывай.
Лу Хан смеялся, даже когда связь уже прервалась. Чудесный день ранней осени идеально подходил к новому шарфу из серебристого шелка. А через пару часов его ждала встреча с прекрасным человеком. Лу Хан волновался совсем немножко - хотя он никогда не работал пекарем, вся выпечка будто сама собой получалась воздушной и очень нежной. А теперь появился шанс поработать в кофейне, которую все так расхваливают. И, судя по бесконечным телефонным разговорам, владелец этой кофейни - потрясающе интересный человек. Лу Хану казалось, что он влюбился в спокойный голос, в мягкий смешок и шутки, которые Ким Минсок произносил с совершенно непроницаемой интонацией. К тому же это будет прекрасным путешествием! До парома еще пара часов. Лу Хан беззаботно кружил по парку, по старинным мостикам без перил. Среди деревьев проглядывала морская гладь, совсем недалеко шумел порт. Лу Хан чувствовал себя свободным, счастливым и очень хотел работать в кофейне. И это было последним отчетливым, сформированным желанием…

… - Хан?
- Немедленно идем в кофейню, - рявкнул Лу Хан.
- Что-то случилось?
- Некогда объяснять. Сначала я должен кое-кого убить. Хотя бы попытаться.
Сехун хмыкнул, но последовал за призраком, который, впрочем, на ближайшем повороте просто исчез.
- Нечестно! - Сехун ускорил шаг, - а я обещал не превращаться.

Лу Хан появился посреди зала, прямиком шагнул к Тао, широко размахнулся. Звук пощечины эхом разнесся по залу. Ифань, кажется, просто завис в пространстве на пару секунд, пока Чондэ, уронивший чашку, тряс рукой. Кенсу машинально подал салфетку.
- Ты! - Лу Хан размахнулся еще раз, но младший призрак перехватил его руку, - ты столкнул меня!
- Я не хотел! - выкрикнул Тао. - Это вышло случайно!
Минсок тяжело вздохнул, обошел их и повернул табличку на двери стороной с надписью “закрыто”. Вздохнул еще раз и открыл дверь перед Сехуном.
- Опаздываешь, - Чонин махнул рукой, словно приглашал на лучшие места в первом ряду.
- Не хотел?! - Лу Хан задохнулся от ярости, а потом перешел на китайский.
- Вообще-то ты должен быть мне благодарен, - задумчиво сказал Тао, дождавшись, пока старший на секунду замолчит. - Вы бы никогда не встретились.
- Ты…!
Несколько лампочек взорвалось. Вскрикнув, Чонин вскинул руку к щеке. Бэкхен немедленно отвернулся.
- Вегетарианцы, - презрительно прошептал Ифань и протянул Чонину белоснежный платок, с удовольствием вдыхая терпкий опасный аромат. - Помочь?
- Не надо, - Чонин вместе со стулом отодвинулся подальше.
Кенсу закатил глаза и развернул его к себе, схватил за руку, заставляя открыть длинный, но неглубокий порез.
Лу Хан снова перешел на родной язык, и Тао не отставал, хотя и не кричал так громко.
- Так твое милое ископаемое - хладнокровный убийца? - невинно уточнил Чондэ и Ифаня.
Тот откинулся на стуле, скрестив руки, и прислушивался.
- Не хладнокровный, это точно, - выяснил вампир.
- Мин! - Чондэ повернулся к бариста, - переведи!
- Не буду, - кратко ответил Минсок. - Они должны разобраться сами.
- Я думаю, Тао должен хотя бы извиниться, - высказался Чонин.
В наступившей на миг тишине его слова прозвучали ясно и громко. Лу Хан скрестил руки на груди, вызывающе глядя на младшего. Тао пожал плечами.
- Из-за тебя Мин-ге хотел переехать. Я не думал, что ты не умеешь плавать. Только хотел, чтобы ты опоздал на паром.
- Это не похоже на извинение.
- Я вовсе не извиняюсь. Лу-ге, какая тебе теперь-то разница…
Лу Хан закричал от ярости. Еще несколько лампочек с грохотом разлетелись в пыль. Минсок ударил ладонями по стойке.
- Хватит.
Призраки неожиданно замолчали. Чондэ на всякий случай сел за стойку и благонравно выпрямился. Сехун сделал пару шагов к Лу Хану, но не решился привлечь его внимание. Кенсу выглядел безгранично скучающим. Лу Хан вдруг бросился к нему, схватил за рукав.
- Прости меня!
- За что?! - немедленно вклинился Чонин.
Лу Хан стянул митенку и показал шрам от птичьих когтей.
- Если честно… - призрак смутился, его скулы потемнели, - я думал…
- Что это была сова? - Кенсу усмехнулся, - ничего страшного.
- Но ты пытался мне помочь! - Лу Хан наклонился к нему. - Мне так жаль!
- Эй!!! - одновременно возмутились Сехун и Чонин.
Чонин схватил Кенсу за плечи, будто хотел закрыть собой. Сехун аккуратно отодвинул призрака за локоть.
- Ты довольно тяжелый, - Кенсу улыбнулся Лу Хану, - жаль, что ничего не вышло.
Оборотень отцепил руки Чонина.
- А ты успокойся. Ни нашим отношениям, ни мне ничего не угрожает.
- Ничего не угрожает тут только мне, - веско сказал Минсок, - скажите-ка, кто будет прибираться. Оставите так и угрожать буду я.
- Выпей кофе, - тихонько посоветовал Ифань, но под прицельным взглядом кумихо отвернулся к окну, - надо же, на шторе затяжка…
Минсок фыркнул и отвернулся к эспрессо-машине, скрывая смех. Предоставленный сам себе Тао разглаживал изрядно помятую Лу Ханом одежду. Ифань наблюдал за ловкими руками и качался на стуле.
- Мебель, - не оборачиваясь, напомнил бариста.
Вампир поставил стул на все четыре ножки и задремал, притянув Тао поближе за рукав.
- Я решил уйти дальше, - вдруг сказал Лу Хан, когда все уже почти приготовились к обычному в меру скучному вечеру.
- Это как?! - драматическим шепотом поинтересовался Чанёль.
Кенсу задумчиво посмотрел на призрака, а потом на Минсока. Бариста пожал плечами.
- Может, и получится.
- Мне кажется, идея так себе, - высказался Ифань.
- Мнения ходячих трупов не спрашивали, - Бэкхен очаровательно улыбнулся вампиру.
Ифань сделал вид, что не услышал. Сехун неловко кашлянул.
- Я поддерживаю любое его решение.
- Я не поддерживаю! - выкрикнул Чанёль. - Куда это он собрался?! Что за бред!
Бэкхен нежно закрыл рот своего оборотня ладонью.
- Это не тебе решать.
Лу Хан слегка поклонился.
- Поговорим, когда я вернусь, - он чуть смущенно оглядел зал, - наверное.
- Иди, если уверен, - Кенсу сжал руку Чонина, призывая молчать. - Мин-хён?
- Я не знаю, - сказал Минсок и усмехнулся в ответ на озадаченные взгляды, - что? Имею я право чего-то не знать?!
- Нет, - высказал общее мнение Чонин, - ты всегда знаешь все.
- Чушь. Я просто варю кофе.
Сехун и Лу Хан выскользнули из зала незамеченными.

- Хочешь пойти на крышу? - спросил Лу Хан, - или просто прогуляемся еще по парку?
- А ты вернешься… тоже в парк?
- Я приду в кофейню. Мин-ге больше не собирается переезжать, так что я всегда найду ее.
Они шли бок о бок по мокрой дорожке. Вспугнутый енот пробежал среди деревьев, шелестя пустым полиэтиленовым пакетом. Сехун негромко рассмеялся.
- Они смешные.
- Ага. Как плюшевые игрушки, только лезут везде.
Сехун остановился у фонтана.
- Мин-ге сказал, что это хорошая идея, - задумчиво сообщил Лу Хан.
- Ты сказал, что сообщишь мне первому.
- Это было раньше. Мы… я спрашивал, что можно сделать.
Скулы призрака снова потемнели. Сехун усмехнулся и осторожно обнял его за плечи, обматывая руку шарфом.
- Ты думал обо мне, - мурлыкнул оборотень, - я так рад.
- Ты действительно будешь ждать?! - Лу Хан порывисто обернулся.
- Конечно. И только посмей куда-нибудь подеваться.
- Разве у меня есть выбор? - Лу Хан вдруг придвинулся, закрыл лицо шарфом и прижался к губам Сехуна сквозь слои холодной ткани, - я вернусь.
Сехун кивнул.

Колокольчик над дверью звякнул. В зале немедленно воцарилась тишина. Сехун прошел к стойке и устроился спиной ко всем.
- Минсок-хён, - тихонько позвал он, - можно мне кофе?

Экстра - 12. Цена победы

Кенсу нетерпеливо перетаптывался с ноги на ногу. Чонин, конечно, часто забывает о времени на тренировке и опаздывает, но не на восемнадцать минут. И когда трубку наконец-то сняли, Кенсу набрал в грудь побольше воздуха.
- Алло? - напряженно спросил незнакомый голос, - кто это?
- Это я Вас спрашиваю, - немедленно сменил объект недовольства Кенсу, - это телефон Ким Чонина. Вы кто, и где он?

По дороге домой Кенсу молчал. Чонин рядом сидел тихо и очень старался выглядеть незаметным. Такси остановилось у входа в дом семьи Ким, но это и Чонин комментировать не стал, только понадеялся, что кто-нибудь из родителей дома. Лучше отец. Или мама. Нет, точно не она. Хотя... нет, все безнадежно, оба родителя точно примут сторону Кенсу, даже не разбираясь.
В комнату тоже поднялись в молчании. Кенсу кинул оба рюкзака на пол, одарил Чонина ледяным взглядом и ушел. Чонин на всякий случай остался в комнате. Кенсу вернулся, на ходу вытирая руки, жестом показал на кровать.
- Голова не кружится?
Голос прозвучал мягко, даже ласково. Чонина бросило в холод.
- Нет, - тихонько сказал он, стягивая пропахшую больничным ментолом рубашку. - Рядом с тобой все прошло. Ты же знаешь.
- Хорошо. Ложись.
- Хён...
- Ты помнишь, что я говорил в прошлый раз? - Кенсу устроился рядом, отобрал у Чонина подушку, заставив лечь ровно, - что брошу в госпитале. Сейчас самое время.
- Я знаю, - прошептал Чонин в простынь, - спасибо.
- У меня к тебе еще два совсем простых вопроса, - прохладные руки коснулись спины, Чонин дернулся, сжимаясь заранее.
- Какие?
- Во-первых, какого черта ты пошел на соревнования перед полнолунием?
- Я хорошо себя...
- Отвечать не обязательно. - Руки провели от плеч до поясницы без нажима. Чонин сглотнул и послушно замолчал. - Во-вторых.
Долгая пауза позволила Чонину набросать несколько вариантов.
- Во-вторых, - повторил Кенсу, наклонившись вперед. Вес перешел на руки, прижатые к лопаткам, Чонин глухо застонал, - какого черта ты вообще согласился на участие?
- Но я победил, - запротестовал Чонин.
Эту часть до самого обморока он помнил прекрасно. А потом был только ледяной свет медкабинета и обжигающий холодом взгляд Кенсу.
- Я поздравляю, - Кенсу слегка коснулся губами его плеча, - правда. Я очень рад за тебя. И еще тебя хочется убить.
Острые зубки сомкнулись на смуглой коже.
- Прости, - Чонин зажмурился сильнее, - я не думал...
Он вздрогнул, подавившись продолжением. Кенсу начал разминать мышцы, и по спине волнами расходился жар от пальцев вместе с нарастающей болью.
- Хён, - простонал Чонин, когда сжимать губы сильнее уже не удавалось, - больно.
Кенсу словно не услышал, только усиливая нажим. Пальцы входили в разгоряченную кожу, скользили по ребрам, стискивали, злили ноющие мышцы.
- Перестань. - Чонин вжимался в постель всем телом, пытаясь хоть немного отодвинуться, - ну, пожалуйста. Ты слишком сильно...
- Потерпи, - Кенсу отвлекся на секунду, провел ногтями по шее, пощекотал нежную кожу за ушами, - немного осталось.
- Больно... - бессильно выдохнул Чонин. На ресницах дрожали слезы.
Там слева, чуть ниже лопатки маленький пламенный дракон с острыми шипами вертелся под кожей, бил скрученным вокруг поясницы Чонина хвостом, пытаясь скрыться от ловких пальцев оборотня. Кенсу тихонько шептал что-то, просил расслабиться, говорил, что совсем чуть-чуть еще осталось. Чонин кивал, пытался, действительно пытался расслабиться, но пальцы Кенсу изгоняли одну боль, а следом сразу приходила другая. Чонину казалось, что подскочила температура, что он весь мокрый, как в лихорадке. Ладони Кенсу скользили по влажной коже, голос звучал требовательно и ласково. Чонин даже не вслушивался. Боль стихала, близость любимого оборотня обволакивала, демоническая его часть наслаждалась и близостью, и даже болью, пока есть близость. Он не сразу заметил, что Кенсу перестал мучить его спину и улегся сверху, просто лежал, лениво перебирая волосы Чонина, проводил по шее, прикасался губами к краю уха. Чонин чувствовал неровный, гулкий, тревожный пульс Кенсу.
- Я брошу танцы, если хочешь, - прошептал он.
- Чонин... этого не я хочу, - Кенсу отвел короткие прядки с его лица, провел по щеке, - тебе нельзя. Разве не слышал тренера? Как минимум месяц вообще, а потом будет видно.
Чонин слышал напряжение в голосе Кенсу, попытался говорить спокойно.
- Это ничего, - тише, скрывая дрожь, неловко рассмеялся он, - будет время порисовать.
- Чонин... - оборотень замолчал.
Чонин замолчал и сам. Ему нужно было время. Он знал, что Кенсу заботится и тоже переживает, но все равно не сразу справился с бессильным гневом.
- А что мне теперь, просто лежать и смотреть в потолок? - он не смог сказать это легко. Голос зазвучал резко и неестесственно.
Кенсу медленно поднялся. Чонин уткнулся носом в подушку, испугался, что оборотень обиделся резкости или снова злится. И вздрогнул, когда Кенсу заговорил снова.
- После того первого раза я кое-что поискал, - не очень уверенно сказал Кенсу, - составил комплекс упражнений. Твой тренер одобрил. Он очень сложный, тебе будет тяжело, но очень эффективный. Надеюсь, мы справимся. Может, даже раньше, чем за месяц.
- Мы? - Чонин перекатился на спину, с недоверием глянул на оборотня.
Вместо дракона поясницу обнимало тепло, ленивая нега.
- А ты думал, я оставлю тебя здесь одного? - Кенсу щелкнул его по носу, - твоя мама уже согласилась, чтобы я ночевал в гостевой...
- В моей! - перебил Чонин гневно, - ты должен быть здесь!
- Чонин.
- Я знаю, - Чонин нахмурился, - ничего нельзя. Но просто быть рядом же можно? Пожалуйста. Ты не можешь лишить меня всего сразу. Танцы - моя жизнь. Ты - моя жизнь.
Кенсу потянулся к нему, осторожно устроился рядом, опираясь на руки. Чонин опустил ресницы, приник к губам и вынужден был остановиться на секунду - сухие искусанные губы Кенсу имели металлический сладковатый привкус крови.
- Со мной все будет хорошо, - выпалил Чонин, разрывая поцелуй, - правда. Если ты будешь здесь.
- Конечно, - выдохнул Кенсу, не открывая глаз, и Чонин заставил его замолчать. По крайней мере, в поцелуе Кенсу не было этой тревожной осторожности, ломкого сожаления и сочувствия. И Чонин притянул оборотня ближе, растворился в жаркой ласке, забывая ненадолго обо всем, о всех проблемах. Под лопаткой лениво потянулся дракон.
- По крайней мере, я победил, - прошептал Чонин. - Уходить с победой приятно.
- Да уж, - Кенсу фыркнул, запустил пальцы в его волосы, - уходить с победой своими ногами должно быть еще приятнее.
- Я не виноват, что соревнования выпали на полнолуние. А ты не пришел. Там было столько людей...
- Телепаты в отпуске. Об этом мы еще поговорим.
- Ну, хён, - Чонин прижался к Кенсу, потерся щекой о щеку, - если бы я сказал, что еду на соревнование, ты бы возмущался.
- Конечно. Какие тебе соревнования?!
- Вот видишь. Ты и сейчас возмущаешься.
Кенсу шумно выдохнул и рассмеялся.
- С тобой невозможно, - пробормотал оборотень.
- Но тебе нравится.
Сухие губы Кенсу провели по шее, заставив выгнуться, забыть про тянущую боль под лопаткой.
- Нравится, - шепнул Кенсу, - лежи спокойно.

Примечание к части

Специальная вдохновляющая глава для серьезной женщины за ноутбуком напротив~ (и еще для elka17, я помню про Вас! ^~^)





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 354 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Своим успехом я обязана тому, что никогда не оправдывалась и не принимала оправданий от других. © Флоренс Найтингейл
==> читать все изречения...

670 - | 595 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.