Лекции.Орг


Поиск:




Глава 20. Четырехметровая монстера, имбирный чай и помощь на кухне




Лу Хан метался по залу кофейни в ритме электровеника, иногда забывая наступать на пол. Минсок пару раз притормозил его, но потом смирился. Днем в кофейне людей было немного, и те вряд ли обращали внимание на перевозбужденного повара, пока из кухни не тянулся черный дым.
- Что это с тобой? – Тао сидел на кухне, забравшись на посудомойку с ногами, поскольку в зал его Минсок снова не выпускал.
- Хочу вечеринку, - Лу Хан уселся рядом. – И я еще ни разу не организовывал дни рождения.
- А что там организовывать? – Тао свернулся и сложил голову ему на колени, - много еды, поздравим и все. А последняя вечеринка была две недели назад, тебе мало?
- Мало. – Лу Хан столкнул второго призрака, - двигайся, вдруг Сехун зайдет.
- И что будет?
Лу Хан медленно повернулся. Сехун развел руками.
- Я пришел помогать. Чондэ-хён занят в оранжерее.
- Ты когда-нибудь дома появляешься? – проворчал Тао по-китайски.
Лу Хан ткнул его локтем и спрыгнул.
- Привет, - китаец не решился подойти и обнять младшего оборотня, поэтому остановился в паре шагов.
- Хён, - Сехун тоже не приблизился, - что мне делать?
Лу Хан огляделся. Тао прикинулся деталью интерьера.
- Мы уже все сделали, - неохотно признал старший, - поэтому…
Он глянул на Сехуна, ожидая предложения подождать в зале.
- Тогда я просто побуду тут с тобой, - уверенно заявил тот.
Шагнул ближе, заставив призрака нервно отступить.
- Куда можно сесть?
Он глянул на Тао, тот закатил глаза и исчез. Лу Хан пожал плечами.
- Куда хочешь.
- Хочу рядом с тобой, - оборотень шагнул еще ближе.
Лу Хан забрался на полку для специй и свернулся под самым потолком.
- Нечестно! – Сехун запрокинул голову и обиженно надул губы, - ты специально это делаешь.
- Да, - не стал спорить старший, - ты меня раздражаешь.
- Опять?!
- Эй! Всегда.
Сехун фыркнул и сел на пол, далеко вытянув длинные ноги. Лу Хан нервно подергал шарф.
- Тебе там не холодно? – нарушил он тишину первым.
- Нет.
- Наверное, если спросить Минсока, он даст тебе стул.
- Не хочу.
Лу Хан спрыгнул, мягко приземлился рядом с ногами Сехуна.
- Мне надо работать.
- Работай.
Он переступил с ноги на ногу, еще немного потеребил шарф.
- Тебе, наверное, скучно.
- Нет.
Лу Хан хмыкнул, покрутился у плиты, но не придумал, чем заняться. Сехун следил за ним, взгляд ощутимо обволакивал, мешая сосредоточиться. Лу Хан тяжело вздохнул, подошел и остановился, касаясь носками ног Сехуна.
- Зачем ты это делаешь?
- Я просто сижу.
- Неправда.
Сехун смотрел на него без улыбки, и Лу Хан кусал губы, терзал края шарфа пальцами, но волновался все сильнее.
- Пойдем на свидание.
- Что?! – призрак изумленно моргнул.
Сехун ловко поднялся, оказавшись даже слишком близко к нему.
- Ты обещал, - сурово напомнил он и придвинулся еще чуть-чуть.
Лу Хан отступил, оборотень снова двинулся. Они немного покружили по кухне, пока призрак не уперся плечом в угол.
- Почему ты не отвечаешь? – Сехун уперся ладонью в стену над его плечом, - ты обещал прийти, разве не помнишь?
- Я не обещал, - пробормотал Лу Хан, неотрывно глядя, как движутся его губы.
- Что будет, если тебя поцеловать? – без перехода спросил Сехун.
Лу Хан вздрогнул, вскинул взгляд, заливаясь краской, и растаял в воздухе. Сехун вздохнул и запустил пятерню в волосы на затылке.
- Перебор, - сказал он сам себе.
- Эй, - Минсок заглянул на кухню, - если ты не строишь тут свое личное счастье, выметайся. Нечего посторонним делать в служебном помещении.
- Я не посторонний, - обиделся Сехун, но вышел в зал.
Желающие выпить послеобеденный кофе уже разошлись. За стойкой сидел Бэкхен в обнимку с большим капучино, смотрел сквозь стену и опасно качался на стуле.
- А с ним что? – поинтересовался Сехун, пока Минсок подталкивал его на половину для посетителей.
- Спроси сам, - отрезал бариста и постучал ногтями по стойке возле чашки Бэкхена, - эй. Не расшатывай мебель.
Бэкхен перевел взгляд на него.
- Хочешь в оранжерею? – спросил он, - Чондэ хочет на выставку орхидей. Сходи с ним.
- Почему я?
- А кто?
Сехун бесцеремонно налил себе молока, пользуясь тем, что его длинные руки с легкостью дотягивались за стойку, невинно улыбнулся Минсоку и слинял за угловой стол.
Дверь с грохотом распахнулась, колокольчик над ней дернулся и затрезвонил вовсю.
- Ну, у кого там руки не из того места растут?! – возмутился Лу Хан, высунувшись с лестницы.
Ифань посмотрел сквозь него и шагнул к стойке.
- Геге?
- И тебе привет, - Минсок повернулся к энергетику, - Бэкхен-а?
- Ага, - тот даже не глянул на вновь прибывшего, вытащил из кармана бархатный мешочек для украшений и кинул на стойку. Ифань поджал губы, но промолчал, рывком растянул шнурок, заглянул в мешочек, и стянул снова.
- Спасибо. Сложно было?
- Нет, - сумрачно отозвался Бэкхен и выпил капучино в четыре огромных глотка.
Вампир демонстративно сел на самый дальний стул из трех возможных.
- Кофе? – гостеприимно спросил Минсок, - молока? Воды с лимоном? Свежей крови?
Ифань сложил руки на груди и, кажется, заснул.
- Значит, кофе, - сам себе сказал Минсок так жизнерадостно, что присутствующие дружно поежились, - американо на двойном эспрессо.
Сехун, который не переставал сверлить взглядом выход на лестнице, постарался выбраться из-за стола незаметно. И едва не выронил пустой стакан, когда Лу Хан возник прямо перед ним.
- Хан, мы еще открыты, - не оборачиваясь, заметил Минсок.
Лу Хан его проигнорировал.
- Если ты ко мне прикоснешься, мне будет очень жарко, а тебе холодно, - резко сказал он, - и я не пойду с тобой никуда, это будет странно. И не приближайся ко мне, никаких нервов на тебя не хватит. И…
Сехун сдернул рукава свитера до самых кончиков пальцев и крепко обнял его, прижав к себе.
- И не смей больше исчезать, когда я с тобой разговариваю, - перебил оборотень, - что-нибудь придумаем.
- А где Тао? – поинтересовался Ифань в пространство.
Бэкхен фыркнул и уткнулся носом в чашку.
- Кофе сегодня такой вкусный…
Лу Хан сопел в плечо Сехуна и казался таким настоящим, что тот даже решился ослабить хватку, осторожно провел по рукаву призрака и взял его за руку сквозь два слоя ткани.
- Пойдем, поговорим, - тихо сказал он, - пожалуйста.
- Пожалуйста, - повторил Минсок, - идите и поговорите.
Лу Хан кивнул, скрывая улыбку. Парочка отправилась наверх.
Дверной колокольчик снова раззвонился. Слегка присыпанный мелким мокрым снегом, в зал ввалился Чондэ.
- Ты! – он с грохотом кинул на стойку стопку книг, ткнул пальцем в сторону Бэкхена, - какого черта, Бён Бэкхен?!
Бэкхен пожал плечами. Чондэ схватил его за локоть, стаскивая со стула, потащил к двери, бросив что-то про необходимость поговорить. Дверь раскрылась раньше, чем они подошли.
Чанёль озадаченно остановился и, поймав взгляд Чондэ, покраснел.
- Привет, - промямлил он.
- Нет, - отрезал Чондэ, свободной рукой сдвинул его с дороги, и пинком открыл дверь, таща на буксире Бэкхена, который даже не глянул на Чанёля.
- А что тут… - озадаченно начал оборотень.
- Бардак, - коротко описал Минсок. Ифань развел руками.
- Не знаю.
Чанёль упал рядом с ним, поставил локти на стойку, качнулся на стуле, но быстро поставил мебель ровно, едва Минсок глянул в его сторону.
- Молока? – невинно попросил он. Бариста кивнул.
Ифань достал карточку, немного покачал ее в пальцах, не решаясь ни убрать, ни попросить расчет.
- А почему мы никогда не платим? – спросил вампир, когда Минсок повернулся к ним с молоком.
- Потому что вы обнаглевшие чудовища, - пояснил тот и улыбнулся, - забудь, я из-за пары чашек не разорюсь.
- Ну… ладно.

- Куда мы идем? – Бэкхен даже не обращал внимания на забирающиеся под воротник хлопья снега. Чондэ дернул плечом.
Они прошли не больше квартала, когда Чондэ подтолкнул его к красивым воротам, увитым металлической резьбой.
- Чен-а… - начал Бэкхен, но послушно переступил порог во влажное теплое царство, наполненное ароматами цветов и нежным шепотом капающей с листьев воды.
Чондэ тщательно закрыл дверь оранжереи, огляделся, убеждаясь, что нет лишних свидетелей, и прижал Бэкхена к двери спиной.
- Какого черта ты творишь? – прошипел он, срываясь на гневный хрип.
- А ты? - Бэкхен попытался вырваться, но вокруг Чондэ было слишком много цветов.
- Ты влюбился! – рявкнул он, - Бэк! Что тебе…
- Это неправда. Просто его энергия...
- Кому ты лжешь?! – Чондэ встряхнул его, ударив о дверь спиной, - я старше тебя!
- Ну, технически это я...
- Бэк!
- Хватит меня взбалтывать!
Бэкхен отбросил его на шаг. Чондэ тяжело дышал, глядя на него и Бэкхен быстро вытянул вперед руку, заметив краем глаза, как шевелятся листья роскошной монстеры.
- Тихо. Успокаиваемся. Давай, глубокий вдох...
- И выдох, - сквозь зубы бросил Чондэ, но закрыл глаза и немного подышал.
Бэкхен сел прямо на пол.
- Я не знаю, что происходит, - пожаловался он негромко, - правда, не знаю.
- Когда это началось? – Чондэ сел рядом.
- В клубе.
- В первый же вечер?! – Чондэ фыркнул, - но ты говорил…
- Помнишь, я вернулся и сразу потащил тебя домой, - Бэкхен поднял на него несчастный взгляд, - я просто... это было так... я потерялся. И хотел сбежать.
- Что, он настолько хорошо целуется? – фыркнул Чондэ.
- Мне жаль! – Бэкхен повысил голос, но почти сразу успокоился, - прости. Я не хотел.
- Ну, говорят, что сердцу не прикажешь, - Чондэ поднялся и с хрустом потянулся.
Бэкхен тоже поднялся, недоуменно глядя на него.
- Ты... злишься?
- Ты знаешь, что я не могу, - он широким жестом обвел оранжерею, - не здесь.
- Да уж, - Бэкхен фыркнул, - я помню наше свидание в лесу.
Чондэ засмеялся.
- Ты потащил меня туда просто потому, что считал это романтичным, - подхватил он, - а я думал, что ты обо всем догадался и хочешь сделать мне подарок.
- Я и правда хотел, - Бэкхен придвинулся ближе, - твоя энергия была совсем другой, и я хотел, чтобы хотя бы воспоминания у тебя остались хорошими.
- Самые лучшие, - Чондэ провел ладонью по его щеке. Бэкхен закрыл глаза.
- Ты действительно не злишься? – спросил он, - я должен был рассказать раньше.
- Это точно. Кто знает, сколько бы мы тянули, если бы не это, - Чондэ снова обвел взглядом оранжерею и вздохнул от восторга, - я чувствую себя живым.
Бэкхен взял его за руку, переплетая пальцы.
- Мы же друзья, правда? – уточнил он, - это же не значит, что мы... ну...
- Только посмей, - Чондэ сурово повернулся к нему, - я знаю пароль твоего замка.
Бэкхен засмеялся, ткнув его локтем.
- Когда скажем остальным?
- Сегодня же, - друид пожал плечами, - зачем тянуть? Ты лучше всех знаешь, как быстротечна жизнь.
- Ну, лучше всех это знает, скорее всего, Лу Хан, - поправил его Бэкхен, - но я согласен!
Кстати, - он придвинулся к Чондэ, уже открывающему дверь и шепнул на ухо, - а еще я думаю, что Мин-хён к тебе неравнодушен.
Чондэ фыркнул.
- Дай пожить спокойно! Столько лет в отношениях, я, может, хочу ощутить вкус свободы.
Бэкхен заметил румянец, вспыхнувший на его щеках, и споткнулся от восторга, напрочь забыв про ступеньку у входа. Грызущее его сердце последнее время чувство вины подняло белый флаг и исчезло без следа. Вместо него в крови вскипело вдохновение. Бэкхену гораздо больше нравилась энергия хороших чувств, а уж находиться рядом с счастливыми влюбленными и вовсе было редкостным деликатесом, поэтому даже перспектива на законных основаниях проводить больше времени с Чанёлём отступила.
Только сводничество, только хардкор!

Минсок и Лу Хан синхронно выглянули из кухни на звон дверного колокольчика. Сехун снова сидел за угловым столом и делал вид, что не качается в кресле.
- Что это вы такие сияющие? – подозрительно спросил Лу Хан.
- Мы были в оранжерее! – протянул совершенно счастливый Чондэ.
- А еще мы расстались, - подхватил Бэкхен, они переглянулись и засмеялись.
- Впервые вижу, чтобы после расставания так трогательно держались за ручки, - отметил Минсок и тяжело вздохнул, - все у нас не по-человечески.
- Так мы и не люди, - Лу Хан пожал плечами и коварно подкрался к нему сзади, подышал в ухо и шепнул, - а теперь ты наконец соблазнишь нашего ботаника?
- У тебя печенье подгорает, - спокойно отозвался Минсок и отодвинулся.
Бэкхен и Чондэ с нежным воркованием устраивались за столиком.
- Позвонишь Чанёлю? – спросил Чондэ, оглядевшись и выяснив, что упомянутый куда-то подевался, - или лично скажешь?
- Я... – Бэкхен вдруг растерялся, - а что я скажу?
- Правду. Что любишь его и ради такого дела даже освободился от прошлых отношений.
- Но...
- Хён, - Чондэ закатил глаза, - я позволил тебе разбить мое сердце и уйти, зря, что ли?!
- С... сердце... – испуганно переспросил Бэкхен, - прости... ты же говорил, что не расстроен... Чондэ-я, мне так жаль... мне очень, очень...
- Да елки ж зеленые, Бён Бэкхен! – Чондэ хлопнул ладонью по столу и поднялся, - я шучу. Правду говорят, что от любви глупеют.
- Настолько, что готовы пожертвовать собой, лишь бы любимый человек был счастлив, - добавил Минсок, подходя с подносом, - Лу Хан приготовил вам обоим имбирный чай.
- А ко... – заикнулся было Чондэ, но был прерван.
- А никакого вам кофе, и так нервные. Чондэ, можно тебя на минутку?
- Да, конечно.
Бэкхен за спиной Минсока изобразил пальцами сердечко и помахал Чондэ, который залился краской и от души пнул его стул, проходя мимо.
Минсок остановился только в подсобке, жестом пропустив Чондэ вперед.
- Ты как?
- Я? – растерянно спросил тот, - отлично. Всегда приятно смотреть на чье-то счастье.
- Допустим, приятно смотреть на чужое счастье Бэкхену, он им питается, - Минсок прислонился спиной к двери, закрывая выход, - а ты? Как давно заметил?
- Наверное, по-настоящему только сегодня, - Чондэ фыркнул, - в городе слишком мало зелени. А мы сегодня были...
- В оранжерее, я помню. Кстати, как тебе там?
- Прекрасно! – с жаром воскликнул Чондэ и от избытка чувств схватил его за руки, - хён, ты знал, что там есть фиолетовые орхидеи! Не розовые, а действительно фиолетовые!
- Красиво, наверное, - Минсок улыбался, глядя на его восторг. Чондэ несколько раз кивнул и сжал его руки сильнее.
- Ты должен там побывать! – заявил он, - сходим? Когда? Завтра ты свободен? Я могу. И сегодня вечером. Если хочешь, то хоть сейчас...
- Завтра, - перебил его Минсок, и улыбнулся, - оранжерея закрывается для посещений через час.
- Точно. Нет, часа нам не хватит. Я покажу тебе орхидеи, и еще потрясающее дерево... нет, ничего больше не скажу, не хочу портить впечатление! Покажу тебе все! Ты обязательно понравишься местной монстере. Знаешь, она больше четырех метров в...
- Тихо, тихо, - Минсок снова смеялся, - тебе сейчас воздуха не хватит, дышать не забывай.
- Нет, все хорошо, - отмахнулся Чондэ, в самом деле, немного бледный, - я просто...
Он хрипло вздохнул и Минсок посерьезнел.
- Тебе нехорошо? Чондэ-я...
- Нормально, - тот с усилием покачал головой, - я просто... столько впечатлений...
- Чондэ-я!
Дверь с грохотом распахнулась, на пороге возник Бэкхен.
- Что случилось? – обратился он к Минсоку.
- Я не знаю, - тот показал на Чондэ, который только развел руками, жестом показав, что все в порядке. Бэкхен ахнул и замахал им обоим.
- Выходите оттуда. Я знаю, в чем дело.
- Все нормально со мной, - Чондэ продолжал убеждать их даже, когда хёны совместными усилиями заставили его сесть подальше от подоконника со злорадно цветущей фиалкой Лу Хана.
- Так в чем дело? – Минсок дергал Бэкхена за рукав.
- Он просто переволновался, - бледный, не хуже Лу Хана, Бэкхен попытался улыбнуться, - слишком много впечатлений для одного дня. Станет лучше, как только он успокоится.
- Значит, не зря Лу Хан готовил чай, - Минсок тоже улыбнулся и тоже без особого успеха.
Безмятежно спокойный Чондэ увлеченно нюхал чай, жмурясь от удовольствия.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 310 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Лучшая месть – огромный успех. © Фрэнк Синатра
==> читать все изречения...

595 - | 556 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.