Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕсихоанализ и бессознательное в искусстве




Ёрик –ичард  андель

¬ек самопознани€. ѕоиски бессознательного в искусстве и науке с начала XX века до наших дней

 

 

“екст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=19403900

Ђ¬ек самопознани€. ѕоиски бессознательного в искусстве и науке с начала XX века до наших днейї: CORPUS; ћосква; 2016

ISBN 978-5-17-085501-8

јннотаци€

 

Ћауреат Ќобелевской премии в области физиологии и медицины (2000 г.) и знаток модернистского искусства приводит нас в блистательную ¬ену рубежа XIXЦXX веков Ц город «игмунда ‘рейда, јртура Ўницлера и √устава  лимта. «десь Ц в художественных мастерских, врачебных кабинетах и светских салонах Ц около ста лет назад началась революци€, изменивша€ наши представлени€ о психике и ее отношени€х с искусством.

 

Ёрик  андель

¬ек самопознани€. ѕоиски бессознательного в искусстве и науке с начала XX века до наших дней

 

© Eric R. Kandel, 2012

© ѕ. ѕетров, перевод на русский €зык, 2016

© ј. Ѕондаренко, художественное оформление, макет, 2016

© ќќќ У»здательство јстФ, 2016

»здательство CORPUS Ѓ

 

Pour Denise Ц toujours [1]

 

ѕредисловие

 

¬ июне 1902 года ќгюст –оден приехал в ¬ену. Ѕерта ÷уккеркандль, искусствовед и хоз€йка одного из изысканнейших салонов того времени, пригласила великого француза вместе с великим австрийцем √уставом  лимтом на У€узеФ (Jause) Ц традиционный венский полдник с кофе и пирожными. ¬ автобиографии она вспоминала:

 

 лимт и –оден сели р€дом с двум€ необычайно красивыми женщинами; –оден смотрел на них в полном восторгеЕ јльфред √рюнфельд [бывший придворный пианист германского императора ¬ильгельма I, переехавший в ¬ену] сел за ро€ль в большой гостиной, двойные двери которой были раскрыты.  лимт подошел к нему: Уѕожалуйста, сыграйте нам что-нибудь из ЎубертаФ. » √рюнфельд, не вынима€ сигары изо рта, заиграл дивную музыку, котора€ витала в воздухе вместе с дымом.

 

–оден наклонилс€ к  лимту и сказал: Уя никогда в жизни не чувствовал себ€ так, как здесь, у вас. ¬аш ЂЅетховенский фризї, такой трагический и такой прекрасный, незабываема€ выставка с ее атмосферой храма, а теперь и этот сад, эти женщины, эта музыкаЕ » вокруг, и в вас самих столько подлинной, детской радостиЕ „то же это такое?У

 лимт медленно наклонил свою красивую голову и сказал всего одно слово: Ујвстри€Ф.

 

»деализированное представление о жизни јвстрии, которое  лимт раздел€л с –оденом и которое имело очень отдаленное отношение к действительности, запечатлелось и в моей пам€ти. ћне пришлось уехать из ¬ены еще в детстве, но мое сердце бьетс€ в ритме вальса. Ёта книга Ц плод моего увлечени€ историей интеллектуальной жизни ¬ены 1890Ц1918 годов, а также интереса к австрийскому модерну, психоанализу, искусствоведению и нейробиологии (которой € профессионально занимаюсь всю жизнь). я попыталс€ исследовать диалог между искусством и наукой, начавшийс€ в австрийской столице на рубеже веков, и описать три основных этапа этого диалога. ѕервый этап ознаменовалс€ обменом иде€ми о бессознательном между художниками-модернистами и представител€ми венской медицинской школы. ¬торой отмечен взаимовли€нием искусства и когнитивной психологии искусства, возникшей в 30‑х годах XX века в рамках венской школы искусствознани€. “ретий этап, начавшийс€ два дес€тилети€ назад, отличаетс€ взаимодействием когнитивной психологии и биологии, заложившим основы нейроэстетики эмоций Ц науки о сенсорном, эмоциональном и эмпатическом воспри€тии произведений искусства. »сследовани€ в области нейробиологических основ воспри€ти€ искусства уже позволили получить представлени€ о процессах в мозге зрител€, рассматривающего художественное произведение.

¬ажнейша€ задача науки XXI века состоит в том, чтобы разобратьс€ в биологических механизмах работы психики. ¬озможность решени€ этой задачи открылась в конце XX века, когда произошло сли€ние когнитивной психологии (науки о психике) с нейробиологией (наукой о мозге). ѕлодом €вилась нова€ наука о психике, позволивша€ разрешить р€д вопросов о нас самих.  ак мы воспринимаем мир, как обучаемс€, как работает наша пам€ть?  акова природа эмоций, эмпатии, мышлени€ и сознани€? √де пределы свободы воли?

Ќова€ наука о психике важна не только потому, что помогает лучше пон€ть, что делает нас теми, кто мы есть, но и потому, что обеспечивает диалог между нейробиологией и р€дом других областей знани€. “акой диалог помогает изучать механизмы работы мозга, лежащие в основе воспри€ти€ и творчества, задействованных и в искусстве, и в науках (естественных и гуманитарных), и в обыденной жизни. ¬ более широкой перспективе такой диалог может позволить нам сделать естественнонаучные знани€ частью общего культурного багажа.

Ќа страницах этой книги обсуждаетс€ преимущественно та сторона указанной важнейшей задачи, котора€ св€зана с начавшимс€ не так давно взаимодействием изобразительного искусства и новой науки о психике. я сознательно ограничиваюсь лишь искусством портрета и лишь одним периодом развити€ культуры Ц венским модерном. “ак мы сможем не только сосредоточитьс€ на ключевом наборе проблем, но и пролить свет на искусство и науку периода, который отмечен целым р€дом новаторских попыток св€зать их друг с другом.

»скусство портрета исключительно удобно дл€ научного исследовани€. »меютс€ убедительные когнитивно-психологические и биологические представлени€ о механизмах воспри€ти€ мимических выражений и жестов, эмоциональной реакции на них и вызываемой ими эмпатии. ѕортреты венских модернистов рубежа XIXЦXX веков как нельз€ лучше подход€т дл€ анализа через призму этих представлений, потому что увлечение указанных художников истинами, не лежащими на поверхности, шло бок о бок с увлечением бессознательным их современников, работавших в сфере медицины, психоанализа и литературы. “ак что портреты, создатели которых ставили перед собой задачу изобразить чувства персонажей, указывают пример того, как психологические и биологические открыти€ могут углубить наше понимание искусства.

¬ этом контексте € рассматриваю вли€ние научной мысли того времени и вообще венской интеллектуальной среды на трех художников: √устава  лимта, ќскара  окошку и Ёгона Ўиле. ќдной из особенностей жизни австрийской столицы рубежа XIXЦXX веков было свободное взаимодействие ученых с художниками, писател€ми и мыслител€ми. ќбщение с медиками и биологами, а также с психоаналитиками существенно повли€ло на работу указанных трех художников.

ћастера венского модерна прекрасно подход€т дл€ анализа и по некоторым другим причинам. ѕрежде всего, их можно исследовать достаточно глубоко потому, что, хот€ они сыграли немалую роль в истории изобразительного искусства, их было мало Ц всего трое художников первого р€да. “ечение, которое они представл€ли, стремилось к живописному и графическому изображению бессознательных, инстинктивных устремлений, при этом каждый из художников выработал особый подход к использованию €зыка тела дл€ передачи своих открытий.

— точки зрени€ венской школы искусствознани€ художник был прежде всего не творцом прекрасного, а проводником новых истин.  роме того, отчасти под вли€нием «игмунда ‘рейда, в 30‑х годах венска€ школа, удел€вша€ особенное внимание воспри€тию зрител€, вз€лась развивать естественнонаучный подход к психологии искусства, сосредоточенный на зрителе.

—ейчас наука о психике достигла уровн€, позвол€ющего ей присоединитьс€ к диалогу искусства и науки и вдохнуть в него новую жизнь, вновь сосредоточившись на зрителе. „тобы св€зать результаты новейших нейробиологических исследований с живописью венских модернистов рубежа XIXЦXX веков, € изложу современные представлени€ о психологических и нейробиологических основах воспри€ти€, пам€ти, эмоций, эмпатии и творчества. ѕосле этого € расскажу, как когнитивна€ психологи€ и нейробиологи€ объединили усили€ дл€ изучени€ механизмов воспри€ти€ искусства и нашей реакции на него. ѕримеры € вз€л из творчества модернистов, особенно австрийских экспрессионистов, но принципы реакции зрител€ на произведени€ изобразительного искусства применимы к живописи любого периода.

¬ы можете спросить: а зачем поощр€ть диалог между искусством и наукой, между наукой и культурой в целом? Ќейробиологи€ и искусство позвол€ют взгл€нуть на человеческую психику с двух сторон. Ѕлагодар€ науке мы знаем, что психическую жизнь порождает активность мозга, а значит, наблюда€ эту активность, мы можем приблизитьс€ к пониманию процессов в основе наших реакций на произведени€ искусства.  ак информаци€, собираема€ глазами, превращаетс€ в зрение?  ак наши мысли превращаютс€ в воспоминани€?  аковы биологические основы поведени€? »скусство же открывает неуловимые качества психики: ощущени€, вызываемые тем или иным опытом. Ќейровизуализаци€ демонстрирует, как на нейронном уровне выгл€дит депресси€, но не позвол€ет пон€ть ощущени€, св€занные с депрессией, которые может открыть нам симфони€ Ѕетховена. „тобы по-насто€щему разобратьс€ в природе психики, необходимо рассматривать ее и с той, и с другой стороны, однако, увы, мы редко совмещаем то и другое.

»нтеллектуальна€ и художественна€ среда ¬ены рубежа XIXЦXX веков породила услови€ дл€ обмена иде€ми между теми, кто смотрел на психику с обеих сторон, и этот обмен привел к прорыву в становлении представлений о психике.  акую пользу и кому может принести подобный обмен сегодн€? ƒл€ нейробиологии его польза очевидна: одна из высших целей биологии состоит в том, чтобы разобратьс€ в механизмах осознанного воспри€ти€ нами ощущений и эмоций. ”местно предположить, что он полезен и ценител€м, искусствоведам и историкам, а также самим художникам.

ѕознание процессов, обеспечивающих зрительное воспри€тие и эмоциональные реакции на произведени€ искусства, вполне может привести к возникновению нового €зыка искусствоведени€ и новых форм искусства, а то и принципиально новых способов творческого выражени€. ѕодобно тому, как Ћеонардо да ¬инчи и другие художники эпохи ¬озрождени€ благодар€ анатомии научились точнее и убедительнее изображать человеческое тело, современные художники благодар€ открыти€м науки о человеческом мозге могут отыскать новые формы творчества. ѕонимание биологической природы художественных открытий, вдохновени€ мастеров и реакции зрителей на произведени€ искусства может сослужить неоценимую службу художникам. –ано или поздно нейробиологи€ может открыть и саму природу творчества.

Ќаука пытаетс€ разобратьс€ в сложных процессах, редуциру€ их до принципиальных основ, и этот подход вполне можно распространить и на искусствознание. »менно это € и сделал, сосредоточившись на одной художественной школе, представленной всего трем€ художниками первого р€да. Ќекоторые люди опасаютс€, что редукционистский подход умалит наше восхищение искусством, принизит и лишит искусство его особой силы, свед€ роль зрител€ к обычной работе мозга. я же утверждаю обратное: поощр€€ диалог между наукой и искусством и изуча€ св€занные с искусством психические процессы, редукционистский подход расшир€ет наши представлени€ и открывает новые возможности познани€ природы творчества и его плодов. Ёти новые возможности позвол€т искать и находить неожиданные аспекты искусства, порождаемые взаимосв€занными биологическими и психологическими €влени€ми.

–едукционистский подход и применение нейробиологических данных в искусствознании ни в коей мере не отрицают богатство и сложность человеческого воспри€ти€ и не умал€ют наше восхищение формой, цветом и эмоциональностью. “еперь у нас имеютс€ достоверные знани€ о сердце как о мышечном органе, снабжающем тело и мозг кровью. ћы больше не считаем сердце вместилищем эмоций, но это не умал€ет нашего восхищени€ сердцем и не мешает нам признавать его важность. “очно так же наука может объ€снить искусство, но не может подменить восторг, им вызываемый, радость зрител€ или устремлени€ художника. Ќапротив, познание биологии мозга, скорее всего, будет способствовать расширению культурного фундамента искусствоведени€, эстетики и когнитивной психологии.

ћногое из того, что нас привлекает и впечатл€ет в искусстве, современна€ наука о психике объ€снить не может. Ќо все изобразительное искусство, от наскальной живописи Ћаско до современных перформансов, содержит визуальные, эмоциональные и эмпатические компоненты, которые мы научились понимать на новом уровне. ≈сли мы научимс€ понимать их лучше, это не только внесет €сность в концептуальное содержание искусства, но и позволит разобратьс€ в роли зрител€ в воспри€тии художественных произведений.

’от€ нейробиологи€ и гуманитарные науки и дальше будут заниматьс€ разными вопросами, эта книга призвана показать, как нова€ наука о психике и искусствоведение могут продолжить диалог, начавшийс€ в ¬ене на рубеже XIXЦXX веков с поиска св€зей искусства, психики и мозга. ¬озможность такого объединени€ вдохновила мен€ в заключение рассмотреть, как наука и искусство вли€ли друг на друга в прошлом, а также как междисциплинарное взаимодействие может в будущем обогатить наше понимание и искусства, и науки.

 

„асть I

ѕсихоанализ и бессознательное в искусстве

 

√лава 1





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 555 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћогика может привести ¬ас от пункта ј к пункту Ѕ, а воображение Ч куда угодно © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

513 - | 524 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.017 с.