Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


»нновации в аспекте соотношени€ системы и нормы €зыка




 

ѕочему самосто€тельно сконструированные детьми слова и словоформы во многих случа€х не совпадают с уже существующими в €зыке, т. е. попадают в разр€д инноваций?  аким образом получаетс€, что ребенок, осваива€ €зык на основе анализа речи взрослых, учась €зыку у взрослых, говор€щих правильно, т. е. в соответствии с действующей €зыковой нормой[24], употребл€ет тем не менее слова и формы, которые конвенциональным €зыком не предусматриваютс€?

≈динственное объ€снение этому можно усмотреть в том, что €зык как устройство, ответственное за порождение речи взрослых, и детский €зык как устройство, ведающее порождением речи ребенком, не вполне тождественны друг другу.

ѕод €зыком мы, в соответствии со сложившейс€ традицией, понимаем упор€доченную совокупность €зыковых единиц и правил их употреблени€ и конструировани€. ѕрименительно к задачам нашего исследовани€ речь в первую очередь идет о словах и словоформах. ¬о флективно‑фузионных €зыках, подобных русскому, система правил отличаетс€ особой сложностью.

≈стественно, что количество €зыковых единиц, наход€щихс€ в распор€жении ребенка, первоначально очень невелико (что и вызывает, как было отмечено выше, насто€тельную потребность в их конструировании). ƒл€ того чтобы €зыкова€ единица была заимствована ребенком из €зыка взрослых, она должна обладать р€дом существенных качеств: ребенку должно быть доступно ее содержание; что касаетс€ плана выражени€, то он должен быть достаточно типовым и стандартным дл€ того, чтобы единица могла быть вычленена из синтагматического р€да. ќдним из самых важных качеств €зыковой единицы, способствующих ее освоению ребенком, €вл€етс€ степень ее системной закрепленности Ц как в плане содержани€, так и в плане выражени€.  ажда€ нова€ единица должна находитьс€ в €сных дл€ ребенка системных св€з€х с другими, уже освоенными однотипными единицами. ќдним из самых €рких про€влений системной организации лексики €вл€етс€ наличие деривационных (эпидигматических) св€зей между словами [Ўмелев 1973: 190Ц210], предполагающих отношени€ семантической мотивированности и формальной выводимости между производным и производ€щим словом. Ќастойчивые поиски ребенком так называемой внутренней формы слова, вопросы типа ћоре называетс€ Ѕалтийское, потому что все врем€ болтаетс€?; ј чайки люб€т чай?; –азве тополь топает?; случаи модификации звуковой оболочки слова (т. е. превращение Ђвазелинаї в мазелин, Ђкомпрессаї в мокресс, Ђабажураї в лампажур и т. п.) свидетельствуют не только и не столько о природной пытливости ребенка, сколько о его настойчивом стремлении систематизировать усваиваемые им €зыковые единицы, ибо без их упор€дочени€ и систематизации в соответствии с уже познанными €зыковыми закономерност€ми овладение €зыком невозможно. »золированные, выпадающие по тем или иным причинам из уже установившейс€ сетки системных отношений единицы плохо удерживаютс€ в пам€ти, осваиваютс€ в последнюю очередь.

ќвладение €зыком во многом заключаетс€ в освоении действующих в €зыке правил, причем освоении чисто практическом, не предполагающем об€зательного умени€ формулировать данные правила. ‘акт, широко известный, Ц многие носители €зыка, безукоризненно им владеющие, не могут тем не менее сформулировать правил, которыми они пользуютс€, зачастую они даже наход€тс€ в неведении относительно самого факта их существовани€. —праведливо часто цитируемое высказывание —. Ёрвин‑“рипп: ЂЕ„тобы стать носителем €зыкаЕ нужно выучить правила. “о есть нужно научитьс€ вести себ€ так, как будто ты знаешь эти правилаї (цит. по кн. ƒ. —лобина Ђ√рамматика и психологи€ї [—лобин, √рин 1976: 28]).

Ќе подлежит сомнению, что правила, которыми руководствуетс€ в своей речевой де€тельности ребенок, в частности интересующие нас в первую очередь правила конструировани€ слов и словоформ, в значительной степени отличаютс€ от тех правил, которыми управл€етс€ речева€ де€тельность взрослого носител€ €зыка.

Ќезависимо от индивидуальных различий между детьми, независимо от речевой среды, в которой они растут, независимо даже от особенностей постигаемого ими €зыка обща€ стратеги€ усвоени€ €зыковых правил €вл€етс€ единой: сначала постигаютс€ самые глубинные закономерности €зыка и св€занные с ними наиболее общие, системные, функционально ориентированные правила, затем частные, €вл€ющиес€ конкретизацией общих: Ђѕравила, предназначенные дл€ широких классов €влений, формируютс€ раньше, чем правила, относ€щиес€ к подклассам: общие правила усваиваютс€ раньше, чем частные правилаї [—лобин 1984: 191][25].

Ёта обща€ тенденци€, которую ƒ. —лобин справедливо отнес к разр€ду онтогенетических универсалий, имеет глубокие корни. ‘актически ту же важнейшую особенность стратегии овладени€ €зыком имел в виду Ё.  осериу, который писал, основыва€сь на предлагаемом им разграничении пон€тий Ђсистема Ц нормаї: ЂЕ— точки зрени€ €зыковых навыков посто€нно наблюдаетс€ несоответствие между знанием системы и знанием нормы. «нание нормы означает более высокую степень культуры, поскольку она предполагает осведомленность не только о возможном, о том, что можно сказать на данном €зыке, но также и о том, что действительно говорилось и говоритс€, т. е. о традиционной реализации. —истема заучиваетс€ гораздо раньше, чем норма: прежде чем узнать традиционные реализации дл€ каждого частного случа€, ребенок узнает систему ДвозможностейУ, чем объ€сн€ютс€ его частные ДсистемныеУ образовани€, противоречащие нормеЕ и посто€нно исправл€емые взрослымиї [ осериу 1963: 237]. Ёти Ђсистемныеї, или, что фактически то же самое, образованные по общим (без учета частных) правилам, образовани€ и составл€ют главный корпус тех детских инноваций, о которых идет речь в нашем исследовании.

–азграничение системы и нормы настолько существенно дл€ нашего исследовани€, что на нем необходимо остановитьс€ подробнее.

ƒихотоми€ Ђсистема Ц нормаї относитс€ к числу важнейших в современной лингвистике. ¬згл€ды на сущность данного соотношени€ не вполне совпадают у разных лингвистов. Ќаиболее попул€рной €вл€етс€ концепци€ Ё.  осериу, согласно которой система и норма противопоставлены в первую очередь как потенци€ и реализаци€ [ осериу 1963]. —истема при этом понимаетс€ как Ђсистема возможностей, координат, которые указывают открытые и закрытые пути в речиї, норма, напротив, Ц это Ђсистема об€зательных реализацийї, прин€тых в данном обществе и данной культурой: норма соответствует не тому, что Ђможно сказатьї, а тому, что уже Ђсказаної и что по традиции Ђговоритс€ї в рассматриваемом обществе. » дальше: Ђ—истема охватывает идеальные формы реализации определенного €зыка, т. е. технику и эталоны дл€ соответствующей €зыковой де€тельности; норма же включает модели, исторически уже реализованные с помощью этой техники и по этим шаблонамї [ осериу 1963: 174Ц175].

ќбъективно существующее различие между системой и нормой действительно дл€ любого €зыка, в противном случае он был бы лишен резервов развити€. Ќесомненно, прав был Ћ. ј. Ѕулаховский, утверждавший: ЂЕЌикогда, ни в какую эпоху говор€щими не были и не могли быть использованы до конца все формальные возможности, предоставл€емые €зыкомї [Ѕулаховский 1952: 100Ц101]. Ёто важное обсто€тельство было очевидным дл€ лингвистов, принадлежащих к самым различным научным направлени€м. √лубоко и содержательно высказывание „. ѕирса, приводимое –. якобсоном: Ђ¬се истинно общее относитс€ к неопределенному будущему, потому что прошлое содержит только некоторое множество таких случаев, которые уже произошли. ѕрошлое есть действительный факт. Ќо общее правило не может быть реализовано полностью. Ёто потенциальность, и его способ существовани€ ease in future Дбыть в будущемУї (цит. по [якобсон 1983: 116Ц117]).

–еально существующее различие между системой и нормой €зыка, между общим и частным обеспечивает €зыку возможность не только диахронических изменений, но и динамических процессов в синхронии, устанавлива€ направлени€ и способы лингвокреативной де€тельности индивидов.

  уровню системы относ€тс€ такие пон€ти€, как словоизменительный и словообразовательный потенциал слова, потенциальна€ словоизменительна€ и словообразовательна€ парадигма, потенциальное словообразовательное гнездо и некоторые другие; к области нормы Ц реальна€ словоизменительна€ парадигма, реальна€ словообразовательна€ парадигма, реальное словообразовательное гнездо и др. –азличие между потенциальным и реальным в €зыке иногда бывает поистине разительным. “ак, от глагола Ђотдыхатьї, в соответствии с его словообразовательным потенциалом, основанным на содержательной валентности, свойственной данному глаголу, могло бы быть образовано несколько дес€тков производных с такими значени€ми, как, например, 'тот, кто отдыхает' (отдыхатель, отдыхальщик); 'предназначенный дл€ отдыха' (отдыхательный, отдыхальный, отдыхной и пр.); 'место, где отдыхают' (отдыхальн€, отдыхалка); 'слишком много отдыхать' (переотдыхать); 'насытить свою потребность в отдыхе' (наотдыхатьс€); 'процесс отдыха' (отдыхание) и много других. «абега€ вперед, отметим, что все названные производные слова были зафиксированы в речи детей разного возраста. ќднако словарем, отражающим литературную норму, фиксируетс€ всего три производных: Ђотдыхї, Ђотдохнутьї, Ђотдохновениеї [—ловарь русского €зыка. “. II: 676Ц677][26]. ¬се остальные слова, часть из которых приведена выше, представл€ют собой возможные с точки зрени€ системы, но не реализованные на уровне €зыковой нормы образовани€, которые созданы в соответствии с существующими €зыковыми правилами, могут быть правильно пон€ты, но по тем или иным причинам оказались невостребованными в ходе развити€ €зыка.

¬озможности системы, не использованные €зыковой традицией, обусловливают существование на уровне €зыковой нормы так называемых пустых клеток (лакун)[27].

ћожно выделить два типа лакун: абсолютные и относительные. ѕод абсолютной лакуной понимаем факт отсутстви€ в €зыке потенциально возможной единицы. “ак, например, не употребл€ютс€ формы 1‑го лица единственного числа глаголов Ђпобедитьї и Ђубедитьї, формы множественного числа существительного Ђдної, формы родительного падежа множественного числа существительного Ђмечтаї, кратка€ форма прилагательного Ђсинийї; отсутствуют существительные с агентивным значением от глаголов Ђсме€тьс€ї, Ђругатьї и многих других, прилагательные со значением 'относ€щийс€ к предмету' от существительных Ђстулї, Ђжукї и многих других.

ѕод относительной лакуной понимаем не реализованную на уровне €зыковой нормы возможность существовани€ варианта данной единицы: например, форма множественного числа существительного Ђстулї в нормативном €зыке образована путем прибавлени€ флексии ‑јЦ и наращени€ основы, но потенциально возможно и образование с помощью одной флексии ‑џ; форма несовершенного вида к Ђраскраситьї Ц глагол с имперфективным суффиксом ‑џ¬јЦ (Ђраскрашиватьї), но потенциально возможно и использование суффикса ‑ј‑; относительное прилагательное от существительного Ђсадї образовано с помощью ‑ќ¬‑: Ђсадовыйї, но потенциально возможен и другой суффикс, например ‑— Ц или ‑Ќ‑. Ќаличие относительных лакун обусловлено хорошо известным свойством вариативности €зыкового знака.

“ипы лакун в сфере словообразовани€ и словоизменени€ существенным образом различаютс€. ≈сли в сфере словообразовани€ преобладают абсолютные лакуны, то в области словоизменени€ абсолютных лакун сравнительно немного, и больша€ их часть носит случайный характер, зато велико число относительных лакун, поскольку чрезвычайно разнообразны возможности формального варьировани€[28].

Ќа пути реализации потенций €зыковой системы сто€т так называемые фильтры Ц совокупность запретов и ограничений, налагаемых на Ђсистемныйї механизм €зыка. «апреты могут носить различный характер Ц определ€тьс€ фонетическими особенност€ми слов (например, невозможно образование деепричастий в современном €зыке от глаголов с односложными основами типа Ђм€тьї, Ђжатьї, Ђшитьї, Ђлитьї; не образуютс€ краткие формы от прилагательных на м€гкий согласный типа Ђсинийї). ¬ р€де случаев существуют запреты семантического плана. “ак, не образуютс€ прилагательные с помощью суффикса ‑ќ¬ј“‑/‑≈¬ј“Ц от производ€щих прилагательных, обозначающих положительные качества (ср. Ђглуповатыйї и не отмеченное в норме умноватый). ≈сть и запреты, которые можно назвать Ђсписочнымиї, Ц круг слов и форм, относительно которых действуют ограничени€, определ€етс€ только традицией и должен быть усвоен Ђспискомї[29].

ƒумаетс€, что дихотоми€ Ђсистема Ц нормаї, трактуема€ как потенци€ Ц реализаци€, может быть существенным образом уточнена. ѕолагаем, что система, как и норма, имеет сложную организацию, в составе как той, так и другой выдел€ютс€ уровни, также противопоставленные как потенци€ Ц реализаци€. ¬ составе системы можно выделить ее основу, €дро, совокупность наиболее общих закономерностей, максимально отвлеченных от лексического воплощени€, и периферию Ц уровень, представл€ющий собой реализацию потенций €дра применительно не к конкретным лексемам, но к лексико‑грамматическим или лексико‑семантическим разр€дам лексем. “о же можно сказать и о норме: она также имеет уровневое членение: на одном ее полюсе Ц близком к системе Ц сосредоточены некоторые правила, касающиес€ определенных групп лексем, на другом Ц единичные исключени€, то, что —оссюр образно назвал Ђлингвистической пыльюї.  аждый уровень отделен от смежного с ним внутренними перегородками (фильтрами, запретами).

ƒл€ иллюстрации приведем один пример из области формообразовани€. ќбобщенно‑грамматическа€, категориальна€ семантика существительного, обычно определ€ема€ как предметность, предполагает возможность Ђквантитативной актуализацииї [ ацнельсон 1972] дл€ любого существительного. Ёто возможность, определ€ема€ €дром системы. ќднако уже на уровне периферии системы происходит конкретизаци€ и ограничение сферы действи€ данной закономерности: правило о способности существительного к квантитативной актуализации, реально вы€вл€емое в возможности сочетаемости с количественными числительными и наличии соотносительных форм единственного и множественного числа, корректируетс€ относительно лексико‑грамматических разр€дов существительных. ƒл€ существительных, обозначающих конкретные предметы, на первый план выступает такое семантическое качество, как дискретность обозначаемого Ц если обозначаемый предмет дискретен, то возможны соотносительные формы числа: Ђстол Ц столыї, если недискретен, то соотносительные формы числа невозможны; тогда традицией выбираетс€ форма либо единственного, либо множественного числа, котора€ €вл€етс€ в данном случае чисто конвенциональной. (ср.: молоко Ц сливки, сметана Ц дрожжи). јбстрактные существительные Ц имена качеств (героизм, синева, смелость) Ц на данном уровне встречают барьер: формы множественного числа исключены. „то касаетс€ абстрактных существительных, обозначающих действи€, то дл€ них наличие числовой парадигмы определ€етс€ на более низком уровне €зыковой нормы. ¬ самом деле, только традицией употреблени€ можно объ€снить, почему, например, слово Ђсвистї не имеет форм множественного числа, а слово Ђкрикї имеет.

»зложенное выше можно интерпретировать и в плане соотношени€ общих и частных правил. ќбщее правило: поскольку существительное обозначает предмет, оно способно формами числа указывать на квантитативные различи€ между предметами[30]. ќграничение общего правила (частное правило): последовательное противопоставление форм числа реализуетс€ только по отношению к конкретным существительным, называющим считаемые предметы. ќбщие правила относ€тс€ к области системы €зыка, частные правила и исключени€ подлежат ведению €зыковой нормы. –азличи€ в терминологии не должны скрывать принципиальной тождественности данных €влений.

ќбщие (системные) правила наиболее функциональны, в совокупности они образуют тот минимум, который мог бы считатьс€ достаточным дл€ коммуникации, ибо позвол€ет разграничивать €зыковые единицы одного уровн€, например, слова и словоформы, с помощью тех специфических средств, которые выработаны в данном €зыке именно дл€ выполнени€ данной функции. ¬ области словоизменени€ такими средствами €вл€ютс€ флексии и некоторые словоизменительные суффиксы, в области словообразовани€ Ц словообразовательные форманты. ќднако в ходе €зыковой эволюции по€вились и иные (дополнительные) средства, помогающие выполн€ть ту же функцию совместно с основными средствами. ¬ качестве таковых могут выступать определенные изменени€ в основе, передвижка ударени€ и т. п. ѕоскольку специфические средства нос€т инвариантный характер, именно они с наступлением стадии продуктивности, заключающейс€ в возможности самосто€тельного конструировани€ словоформ и слов, раньше всего замечаютс€ детьми и закрепл€ютс€ в их €зыковом сознании как выразители определенных функций.

Ётим, по‑видимому, и объ€сн€етс€ то обсто€тельство, что, овладева€ системой €зыка раньше, чем €зыковой нормой (т. е. общими правилами раньше, чем частными правилами и исключени€ми), ребенок в своей речевой де€тельности конструирует €зыковые единицы, правильные относительно системы (отвечающие общим правилам) и при этом иногда расход€щиес€ с нормой (не соответствующие частным правилам), и таким образом посто€нно заполн€ет существующие в €зыке лакуны, как абсолютные, так и относительные. ѕримеры заполнени€ лаккун в области формообразовани€: абсолютных: я их всех победю!, —колько у мен€ было разных мечтов!, относительных: ¬се стулы починили? (ср. стуль€); √оловý больно (ср. гóлову). ѕримеры заполнени€ лакун в сфере словообразовани€: абсолютных: я уже выпальтилась и разгалошилась; относительных: ƒавай тебе руку буду бинтить! (ср. бинтовать).

‘акты детской речи позвол€ют, таким образом, вы€вить реальное наличие огромных ресурсов словоЦ и формообразовани€, существующих в современном €зыке и не использованных €зыковой нормой.

—оотношение Ђсистема Ц нормаї было рассмотрено  осериу в двух основных аспектах. — одной стороны, система противопоставлена норме как потенци€ Ц реализации, с другой стороны, названные уровни разграничиваютс€ степенью абстрагировани€ от конкретного лексического материала. ƒействительно, чем ближе к €дру системы, тем выше степень абстракции, тем меньше зависимость от лексики. — этой точки зрени€ система может быть определена как совокупность правил, регулирующих использование €зыковых средств в максимальном отвлечении от их лексико‑семантических и прочих свойств.

ѕроблемы Ђлексической компетенцииї грамматических правил не раз привлекали внимание исследователей. —тало почти аксиоматичным утверждение о том, что Ђнет почти ни одного грамматического правила, которое не требовало бы включени€ в свою формулировку Длексической частиУї [Ўведова 1984: 11]; однако эти вопросы обычно не св€зывались с проблематикой Ђсистема Ц нормаї, поскольку до сих пор не разработана уровнева€, многоступенчата€ стратификаци€ грамматических правил, знаменующа€ постепенный переход от системы к норме.

≈сли продолжить рассмотрение данной антиномии в плане абстрагировани€, то можно отметить, что чем ближе к €дру системы, тем менее обнаруживают себ€ идиоэтнические, конкретно‑€зыковые элементы; чем ближе к €дру, тем больше черт, свойственных не только определенному €зыку, но и данному типу €зыков[31].

јнализ детских речевых инноваций позвол€ет в некоторых случа€х вы€вить удивительные на первый взгл€д факты, которые можно интерпретировать как реализацию чрезвычайно глубинных возможностей системы, не реализованных в русском €зыке, но существующих в других €зыках. ¬ыше уже шла речь об Ђинограмматическихї детских образовани€х (см. с. 31). “ак, например, русскому кодифицированному €зыку абсолютно не свойственна каузативна€ оппозици€ конверсивного типа (ср. в английском €зыке: boil Ц кип€тить, boil Ц кипеть); тем не менее в речи ребенка регул€рно вы€вл€ютс€ фразы типа:  то лопнул мой шарик? и т. п., содержащие глагол с каузативным значением, представл€ющий собой семантический дериват от существующего в €зыке декаузативного глагола. ѕривлекают внимание не зарегистрированные в нормативном €зыке формы компаратива существительных: ј сегодн€ ветрее, чем вчера.

—оздава€ данные инновации, ребенок основываетс€ на абстракции весьма глубокого свойства, реализу€ общее правило, замеченное им: если слово имеет качественное значение, то должна существовать его форма, указывающа€ на изменение качества. ѕринадлежность слова к определенной части речи становитс€ как бы несущественной (очевидно, это обсто€тельство можно рассматривать как косвенное подтверждение мысли ё. ƒ. јпрес€на относительно того, что на глубинном уровне разграничение частей речи может сниматьс€ [јпрес€н 1974: 25]). ¬ современном кодифицированном €зыке такие формы абсолютно исключены. Ћюбопытно, однако, что они встречаютс€ в р€де других €зыков, например в финском [ярцева 1968: 36], а также распространены в русских диалектах и достаточно частотны в разговорной речи взрослых[32]. «начит, возможность этих образований потенциально заложена и в €зыковой системе русского €зыка.

ћожно привести примеры подобного рода и из сферы словообразовани€. Ќе вполне пон€тен на первый взгл€д механизм образовани€ отсубстантивных прилагательных с формантом префиксально‑суффиксального типа —‑/‑ЌЦ типа Ђсработныйї (т. е. имеющий работу): ” нас безработных нет, все сработные. —ловообразовательна€ модель, располагающа€ данным формантом, отсутствует в современном €зыке, тем не менее на глубинном уровне €зыковой системы предусмотрено место дл€ подобных дериватов, они представл€ют собой своеобразные антонимичные коррел€ты к адъективам с формантом Ѕ≈«‑/‑Ќ‑, ср.: безработный Ц сработный [33].

¬ыше была рассмотрена одна из функций €зыковой нормы Ц функци€ реализации (соотношение Ђсистема Ц нормаї при этом трактуетс€ как потенци€ Ц реализаци€ данной потенции). –€дом исследователей подчеркиваетс€ и друга€, не менее важна€ функци€ €зыковой нормы Ц функци€ селекции, выбора (Ђсистема Ц нормаї при этом соотнос€тс€ как инвариант Ц вариант). ќсуществление этой функции возможно только в услови€х вариативности средств выражени€, обусловленной формальной избыточностью €зыковых средств, котора€ обеспечивает €зыку определенный запас прочности.

¬ большинстве случаев вы€вл€ема€ в речи вариативность нормы есть Ђвырвавша€с€ наружуї вариативность системы, по тем или иным причинам не встретивша€ заслона. Ўироко понимаема€ вариативность св€зана с наличием синонимичных словоЦ и формообразовательных аффиксов (ср. Ђапельсинный Ц апельсиновыйї, Ђбез носок Ц без носковї), а также €вл€етс€ следствием того, что при словообразовании и словоизменении в современном русском €зыке оказываютс€ задействованными разнообразные средства выражени€ грамматических значений: нар€ду с аффиксами играют роль чередовани€ в основе, перемещение ударени€, наращени€ Ц усечени€ основы, возможен супплетивизм и т. п.

—истемой €зыка предусматриваетс€ возможность широкой (хот€ отнюдь не безграничной) вариативности средств выражени€ грамматических значений. ѕоскольку ребенок постигает систему раньше, чем норму, он зачастую свободно реализует возможности системы, не зна€ о выборе, который сделан традиционно. Ђ—в€зь с прошлым ежеминутно преп€тствует свободе выбораї, Ц писал —оссюр [—оссюр 1977: 107]. ѕоскольку у ребенка нет прошлого, выбор его оказываетс€ вполне свободным.

¬ соответствии с двум€ функци€ми нормы, которые были рассмотрены выше, можно разграничить два уже указанных выше типа детских инноваций. ≈сли ребенок игнорирует запретительную функцию нормы (т. е. норма ставит преп€тствие на пути реализации потенции, а ребенок этого не знает), возникают инновации, представл€ющие собой заполнение абсолютных лакун. ≈сли ребенок игнорирует селективную функцию нормы, то образованные им в результате акта деривации формы слова или производные слова оказываютс€ окказиональными вариантами к существующим в нормативном €зыке единицам.

Ќа уровне нормы, трактуемой нами широко (мы не считаем нужным применительно к цел€м нашего исследовани€ разграничивать норму и узус), возможны и факты, пр€мо не порождаемые системой и в некоторых случа€х даже противоречащие ей. “акое положение €вл€етс€ неизбежным следствием того обсто€тельства, что €зык представл€ет собой итог многовекового развити€, при этом развиваетс€ не изолированно, но в контакте с другими €зыками, что обусловливает возможность заимствований. —овременный €зык изобилует, кроме того, разного рода архаичными €влени€ми, не обусловленными действующей €зыковой системой [Ўмелев 1960]. Ќесомненным противоречием системе €вл€етс€ супплетивизм, как формо‑, так и словообразовательный. ƒети, стихийные Ђсистематологи‑структуралистыї, руководству€сь правилами уровн€ системы, ликвидируют Ђнесистемныеї €влени€, устран€ют супплетивизм и т. п. (ср.: например: человек Ц человеки и человек Ц люди; ловить Ц поймать и ловить Ц уловить).

Ѕезусловно, прав ¬. ј. ¬иноградов, утвержда€: ЂЌормой детской речи €вл€етс€ сама усвоенна€ система: и эта норма представл€ет собой неосознанную гипотезу о системе и норме €зыка взрослых, к которому ребенок постепенно приближаетс€ї [¬иноградов 1983: 62].

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-18; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 481 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тудент может не знать в двух случа€х: не знал, или забыл. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1045 - | 676 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.033 с.