Лекции.Орг


Поиск:




Почему люди тратят так много времени, размышляя над тем, что они называют «моральными проблемами»? Это одна из самых великих тайн их непонятного поведения.




Эразм. Размышления о думающих биологических объектах

 

Совершенно одинаковые, идентичные девочки-близнецы выглядели спокойно спящими, лежа рядом друг с другом, как ангелочки, в мягкой, уютной постельке. Похожие на змей мозговые сканеры были введены в их мозг через маленькие трепанационные отверстия в своде черепа.

Обездвиженные лекарствами, введенные в наркоз и бесчувственное состояние, дети лежали на лабораторном столе в исследовательском корпусе виллы Эразма. Зеркальное лицо Эразма сложилось в нахмуренную маску, словно значительность выражения лица могла заставить его раскрыть тайну человеческого поведения.

Будьте вы прокляты!

Он не мог понять их поведения, он вообще не мог понять этих обладающих разумом тварей, которые создали Омниуса и удивительную цивилизацию мыслящих машин. Не было ли это просто счастливой случайностью? Чем больше Эразм учился, чем больше он узнавал, тем больше вопросов у него возникало. Неоспоримые успехи их хаотичной цивилизации приводили в полное недоумение разум Эразма. Он подверг анатомическому исследованию головной мозг тысяч представителей рода человеческого, начиная с блистательных интеллектуалов и кончая сумасшедшими. Он проводил анализ деталей и сравнительный анализ, пропускал данные через обладавший невероятной емкостью мозг Омниуса.

Но при всем том он не смог получить ни одного однозначного ответа на свои вопросы.

Нет двух людей, структура головного мозга которых была бы идентичной. Их мозги не одинаковы, даже если их воспитывали в одинаковых условиях или если они однояйцевые близнецы. Какая масса переменных! Любая физиологическая константа строго индивидуальна у каждого человека.

Умопомрачительно, кругом одни исключения!

Но тем не менее Эразму удалось подметить одну закономерность. Люди полны разнообразия и сюрпризов, но как вид они с поразительным постоянством ведут себя согласно неким общим для всех правилам. В определенных условиях, особенно если они скучены на ограниченном пространстве, люди реагируют на стимулы коллективной ментальностью, слепо подчиняясь другим людям и теряя свою индивидуальность.

Иногда люди ведут себя как герои, иногда — как последние трусы. Особенно интересовало то, что происходило с людьми, когда он проводил свой излюбленный «панический эксперимент» на толпах людей, обитавших в больших отборочных бараках. В ходе этих опытов он врывался в помещение, убивал одних людей, оставляя других живыми. В таких условиях экстремального стресса обязательно находились лидеры, люди, обладавшие большей, чем остальные, внутренней силой. Эразм очень любил убивать именно их, а потом наблюдать деморализующий эффект, производимый этим убийством на остальных особей.

Может быть, объем выборки, которую он успел обработать за несколько столетий, оказался слишком мал. Может быть, надо подвергнуть острому опыту и вскрыть еще тысячи образцов, прежде чем он сможет прийти к окончательным выводам. Это была монументальная задача, но, будучи машиной, Эразм не слишком задумывался над подобными ограничениями.

Одним из своих сенсорных зондов он коснулся щеки более рослой из двух девочек и ощутил ее ровный пульс. Казалось, даже капельки крови не хотели выдавать ему тайну людей, словно вся их порода составила против Эразма мощный заговор молчания. Суждено ли ему во веки веков остаться в их глазах круглым дураком? Волокнистый зонд снова скользнул в канал внутри искусственной кожи робота. Но прежде чем сделать это, он намеренно и нетерпеливо разодрал девочке кожу.

Когда независимый робот забирал этих двух идентичных близнецов у их матери, она страшно ругалась, обзывая его чудовищем. Какими же ограниченными созданиями оказались люди! Они не понимают важности того, что он делает, не видят общей картины.

Лазерным скальпелем-саморезом он вскрыл мозжечок меньшей из девочек (которая была на 1,09 см короче и на 0,7 кг легче, а, следовательно, не была «идентичной» сестре) и принялся наблюдать за мозговой активностью ее погруженной в наркотический сон сестры — это была выраженная содружественная реакция. Очаровательно! Но как это возможно, ведь девочки не связаны между собой физически — ни телесно, ни с помощью какого-либо аппарата? Могут ли они чувствовать боль друг друга?

Он отругал себя за неумение предвидеть и правильно планировать эксперимент. Надо положить на лабораторный стол их мать.

Ход его мыслей был прерван Омниусом, который заговорил с ближайшего настенного экрана.

— Прибыла твоя новая рабыня, прощальный дар титана Барбароссы. Она ждет тебя в гостиной.

Эразм поднял свои забрызганные кровью руки. Он уже давно ожидал эту женщину, захваченную на Гьеди Прайм, женщину, которая предположительно являлась дочерью вице-короля Лиги. Ее семейные узы предполагали некое генетическое совершенство и превосходство над другими особями человеческой популяции. Эразм хотел расспросить ее о принципах управления людьми дикого типа.

— Ты и ее собираешься подвергнуть вивисекции?

— Я предпочитаю оставить этот вопрос открытым.

Эразм посмотрел на девочек. Одна была уже мертва, так как ее мозг слишком долго оставался без питания. Еще одна упущенная возможность.

— Анализ структуры обучаемых рабов дает несущественные результаты, Эразм. Путем целенаправленной селекции из их мозгов удалены всякие помышления о бунте. Следовательно, вся информация, которую ты получаешь от рабов, не имеет никакого значения для успешного ведения войны.

Голос всемирного разума гремел под сводами лабораторного зала.

Эразм опустил в специальный раствор свои пластиковые руки, чтобы смыть с них запекшуюся кровь. Он имел доступ к тысячелетним архивам человеческой науки о психике людей, но даже такое обилие данных не позволяло дать ответы на поставленные вопросы. Масса самозваных «специалистов» тщились дать исчерпывающие ответы и предлагали абсолютно несовместимые между собой теории.

На столе продолжала тихо плакать оставшаяся в живых девочка. Ей было больно и страшно.

— Я не согласен с тобой, Омниус. Человек по самой своей природе склонен к мятежу. Это характеристическая черта данного биологического вида. Рабы никогда не будут до конца нам верны, независимо от того, сколько поколений они будут нам служить. Доверенные люди, рабочие — не важно.

— Ты переоцениваешь силу их воли. — В тоне всемирного разума звучали самодовольство и самоуверенность.

— Я могу оспорить твои неверные допущения.

Эразм подошел к настенному экрану. Его любопытство было не на шутку задето, и, кроме того, независимый робот был уверен, что лучше знает предмет.

— Если в моем распоряжении будет достаточно времени и если удастся подобрать адекватный провоцирующий момент, то я смогу обратить против нас любого, самого верного нам раба, пусть даже он будет самым привилегированным доверенным человеком.

Проанализировав массу данных из своей необъятной памяти, Омниус вступил в спор. Всемирный разум был уверен, что его рабы навсегда останутся зависимыми и управляемыми, хотя, возможно, он слишком податлив и мягко обращается с ними. Разум желал, чтобы дела во Вселенной шли гладко, и очень не любил сталкиваться с сюрпризами и непредсказуемыми неожиданностями, которые преподносили машинам люди Лиги Благородных.

Омниус и Эразм дебатировали довольно долго, интенсивность спора нарастала до тех пор, пока независимый робот не встал и не положил ему конец.

— Мы оба делаем предположения, основанные на предвзятых мнениях. Поэтому я предлагаю провести эксперимент для проверки наших гипотез. Ты случайным образом отбираешь группу индивидов, которые кажутся тебе лояльными, а я докажу, что их можно спровоцировать на мятеж против мыслящих машин.

— И чего ты этим добьешься?

— Этот эксперимент позволит доказать, что даже наши самые надежные помощники из людей не заслуживают полного доверия. Это фундаментальный изъян в их генетической программе. Разве это не полезная информация? — спросил Эразм.

— Да, она полезна. Но если твое утверждение окажется верным, Эразм, то я никогда больше не смогу доверять своим рабам. Такой результат предполагает полное и поголовное уничтожение и искоренение рода человеческого.

Эразм был очень недоволен, что загнал себя в ловушку своей же, вполне безупречной логикой.

— Это может быть не единственным верным выводом.

Он хотел знать ответ на этот риторический вопрос, но одновременно боялся его. Для робота-исследователя это было не просто заключение пари с руководством, это было исследование наиболее глубоких мотиваций и процессов принятия решений у человеческих существ.

Однако последствия ответа на таким образом поставленный вопрос могли быть ужасающими. Надо было выиграть заключенное пари, но так, чтобы Омниус не распорядился прекратить все эксперименты Эразма.

— Позволь, я займусь определением условий проведения опыта, — сказал Эразм и, радуясь, вышел из лаборатории, отправившись в гостиную, где находилась его новая служанка-рабыня Серена Батлер.

 

***





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 401 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Студенческая общага - это место, где меня научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. А майонез - это вообще десерт. © Неизвестно
==> читать все изречения...

1327 - | 1277 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.