Лекции.Орг


Поиск:




Я не верю, что существует такое понятие, как «безнадежное дело». Так говорят те, у кого нет верных и самоотверженных последователей.




Серена Батлер. Обращение к парламенту Лиги

 

Несмотря на оптимистические сообщения магнуса Суми, вторичные генераторы разрушающего поля на Гьеди Прайм были далеки от завершения.

Когда секретная команда Серены высадилась на скалистый, продуваемый всеми ветрами остров в северном море, люди провели весь первый день, перетаскивая на берег оборудование, взламывая двери ангаров и запуская энергетические генераторы жилых помещений. Параболические башни генераторов разрушающего поля высились на фоне неба, словно покрытые инеем и изморозью скелеты. Ни одна из систем не функционировала.

После того как Бригит Патерсон осмотрела механизмы и оценила состояние станции и объем предстоящей работы, она явилась к Серене и хмуро доложила, потирая обветренное и обожженное морозом лицо:

— Самое большее, что я могу сказать, это то, что восстановить работу генератора не невозможно. — Она пожала своими широкими плечами. — Остовы и тяжелые конструкции собраны, но большинство этих деталей не соединены между собой проводами. Подстанции не присоединены, а к высоким решеткам даже не подтянуты кабели высокого напряжения. — Она жестом указала на покрытые снегом стойки, ударяясь о которые завывал жестокий холодный ветер.

Серена не завидовала добровольцам, которым предстояло карабкаться наверх и заканчивать необходимые и жизненно важные соединения.

— Мы не знаем точно, когда Ксавьер приведет сюда Армаду, но если вы не закончите работу к моменту прибытия их кораблей, то нам вообще не стоит беспокоиться. Он погибнет вместе с народом Гьеди Прайм.

Бригит созвала своих инженеров на экстренное совещание.

— У нас с собой достаточно стимуляторов. Мы можем работать круглосуточно, если хватит ресурсов для бесперебойного освещения строительной площадки.

— Делайте все возможное, — сказала Серена, — и привлекайте к работе нас, если мы сможем с ней справиться. Коммандер Вибсен полагал, что мы сможем несколько дней отдохнуть, прежде чем приступим к работе, но нам придется рассеять его заблуждение. Он тоже должен делать что-то полезное.

Бригит Патерсон криво усмехнулась.

— Хотелось бы мне посмотреть, как это у вас получится.

В течение всей следующей недели они работали не покладая рук. Мыслящие машины пока не узнали о том, что они проникли на планету. Заработав всего несколько синяков и шишек, рабочей команде удалось выполнить самую опасную часть работы. Когда задача была решена на девяносто процентов — во всяком случае, согласно выработанному на бумаге плану, — Патерсон заявила, что теперь предстоит самая трудоемкая часть работ, которая может занять много времени.

— Нам предстоит соединить между собой все составные части и нагрузить контуры. По самой своей сути эти передающие башни генерируют поле, которое уничтожает гелевые контуры. Мы должны убедиться в том, что система проработает больше пяти минут после того, как мы ее активируем.

Серена прикусила губу и согласно кивнула:

— Да, это было бы хорошо.

— Но если мы слишком увлечемся тестированием, — продолжила Бригит, — то некоторые из этих проклятых машин могут заметить нас и вычислить, чем мы тут занимаемся. Это очень тонкий процесс.

— Сколько времени вам потребуется? — спросил Орт Вибсен, еле сдерживая нетерпение.

— Если нам повезет, то неделя, — нахмурившись, ответила Патерсон. — И десять дней, если что-то пойдет не так, как надо, и нам придется заново монтировать фрагменты станции.

— Армада прибудет, самое раннее, через восемь дней, — заговорила Серена. — Это если мы предположим, что Ксавьер сумеет за два дня организовать силы наступления после получения моего послания.

Вибсен неопределенно хмыкнул.

— Такого в Лиге просто не может произойти. Болтуны будут собирать совещание за совещанием, потом прерываться на долгие обеды и ленчи, после которых медленно собираться на следующие совещания.

Серена вздохнула:

— Надеюсь, Ксавьеру удастся преодолеть их инерцию.

— Ну да, — ответил Вибсен, — и я тоже надеюсь, что роботы возьмут и сами уберутся с Гьеди Прайм. Но мне почему-то кажется, что это вряд ли произойдет.

— Загрузите своих инженеров работой, — сказала Серена Бригит Патерсон, не обращая внимания на пессимизм ветерана. — Мы с коммандером Вибсеном возьмем штурмовики и постараемся проскользнуть за сенсорную сеть, чтобы перехватить идущую сюда Армаду. Ксавьер должен знать план, чтобы воспользоваться с выгодой для операции тем, что мы здесь делаем. Мы сможем дать им расписание и координаты нападения.

Вибсен притворно закашлялся и яростно сморщился.

— Лучше взять с собой Линкера Джибба на случай, если мне понадобится помощник при прорыве блокады.

Кудрявый Джибб неуверенно посмотрел сначала на Серену, потом на старого ветерана, а затем на ведущего инженера.

— Может быть, коммандер просто хочет остаться здесь?

Ветеран презрительно сплюнул на обледенелую замерзшую землю.

— Ни за что в жизни. Но всегда есть шанс, что мне может потребоваться медицинская помощь.

— Ну что ж, если вы сами это говорите, — ответила Серена с понимающей улыбкой. — Бригит, вы сможете засечь Армаду, когда она войдет в зону действия ваших систем?

— Мы наблюдаем и держим под контролем системы сетевой коммуникации мыслящих машин. Я полагаю, что, когда боевые корабли Армады подойдут к этой системе, в ее цепях начнется настоящий переполох. — Бригит посмотрела на членов своей команды и мрачно усмехнулась. — Да, мы это хорошо заметим.

 

Штурмовик снова оказался под водой. Погрузившись в пучину холодного моря, он отплыл от скалистого, покрытого льдом острова. Оглянувшись через плечо со своего пилотского места, Вибсен философски заметил:

— Когда мы отправились выполнять вашу миссию, я считал вас сумасшедшей, Серена Батлер.

— Сумасшедшей только потому, что я пытаюсь помочь попавшим в беду людям?

— Нет, я думал, что вы сумасшедшая, потому что рискнули дать мне последний шанс.

По карте, которую он составил во время прохождения атмосферы, Орт Вибсен мог определить теперь слабые и уязвимые места в сенсорной системе слежения, окружившей планету. Если они выйдут в открытое пространство из-под воды на уровне сороковых градусов северной широты, то у них будет шанс пролететь на своем невидимом корабле сквозь низкую облачность, незаметно минуя дозоры на орбите и на земле. Элементы наблюдательной системы с неравными интервалами появлялись, как мелкие огненные вспышки, на фоне темного неба.

— Ну, здесь, кажется, все спокойно, — сказал Вибсен, снова закашлявшись и стукнув медицинский прибор на груди с таким видом, словно это было надоедливое насекомое. — Нам придется выжидать до тех пор, пока я не буду уверен, что знаю их маршруты и время прохождения патрулей.

— О думающих машинах с уверенностью можно сказать только одно, — с плохо скрытой тревогой проговорил Пинкер Джибб. — Они определенно предсказуемы.

Кимеки, однако, не были таковыми.

Менее чем через час быстро движущиеся крылатые суда появились на горизонте и стремительно приблизились к кораблю, окружив его со всех сторон. Вибсен выругался, потом выплюнул большой сгусток алой крови.

— Их одиннадцать! — крикнул в панике Линкер Джибб, глядя на сканер. — Как они сумели найти нас?

— Они вынырнули из воды точно так же, как мы!

Серена посмотрела на экран, на котором были видны роботы-перехватчики, приближавшиеся к ним. Приведя в действие носовые орудия, она выстрелила, поразив один из крылатых кораблей и промахнувшись по другому. Ее не учили стрелять из орудий. Если им придется прорываться с боем, то придется навсегда оставить мысль о том, чтобы проникнуть на обитаемый континент Гьеди Прайм.

— Джибб, бери управление на себя и готовься к взлету. — Вибсен выбрался из кабины пилота. — Клянусь адом, они не возьмут нас так дешево. — С этими словами он ткнул костлявым пальцем в спину второго пилота. — Выжди удобный момент и, не колеблясь, взлетай.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Серена.

Старый ветеран не ответил, исчезнув в выбрасываемой десантной капсуле.

— Что он делает? — спросил Джибб.

— Сейчас нет времени отдавать его в суд Военного трибунала, — ответила Серена. Она не могла поверить, что ветеран бросит их на произвол судьбы, оставив на милость мыслящим машинам.

Вибсен задраил люк, и на панели управления загорелся зеленый индикатор, показавший, что машина готова к взлету.

Серена выпустила еще один снаряд из орудия правого борта; только оно было нацелено на приближавшиеся вражеские суда мыслящих машин. Она подбила еще один корабль противника, но кимеки и роботы совместными усилиями обстреляли штурмовик и вывели из строя орудия правого борта. Серена с отвращением посмотрела на систему. Мигнув, та погасла.

С тяжким протяжным грохотом десантная капсула вылетела из корабля. Капсула, нагруженная смертоносным оружием, превратилась в снаряд, стремительно полетевший прочь, едва касаясь поверхности моря. На частоте SOS раздался голос ветерана:

— Не спите. Будьте готовы!

Линкер Джибб запустил двигатели и приготовился к взлету. Корабль прочертил в воде прямую линию.

Вибсен превзошел самого себя, направив капсулу на ближайшее судно мыслящих машин. Сконструированная для того, чтобы спасаться с терпящего бедствие корабля, капсула имела мощный корпус и толстую обшивку. Когда спасательный корабль ударился об обшивку вражеского корабля, тот взорвался и тысячи осколков разлетелись по поверхности воды. Помятая и дымящаяся капсула, закружившись среди тонущих обломков, внезапно остановилась.

Серена крикнула Джиббу:

— Взлетай!

Он увеличил мощность двигателя, корабль оторвался от поверхности воды и взмыл в небо. Пока они поднимались, Серена не отрывала взгляд от моря под ногами.

Среди обломков двух подбитых кораблей роботов она увидела плавающий корпус капсулы. Люк был открыт. В нем показалась фигура Вибсена. Старый ветеран был сильно контужен, но сохранил боевой дух и способность к сопротивлению. Он достал из кармана тускло поблескивавший шар и швырнул его в ближайшее судно. Раздался мощный взрыв, отбросивший противника. Но и Вибсен не устоял на ногах и упал в люк. Снова выбравшись наружу, он взял импульсное ружье и принялся стрелять, не слишком уверенно удерживая оружие одной рукой. Он стрелял не останавливаясь, но его атаковали три бронированных кимека, вылезших из своего крылатого корабля. Серена в ужасе увидела, как один из кимеков, протянув когтистые механические лапы, разорвал Орта Вибсена на куски.

— Держись! — закричал Линкер Джибб, но было уже поздно. Серена видела, как корабли роботов взяли на прицел расчетную траекторию полета штурмовика.

— Я не могу...

Сильный толчок отбросил Серену к дальней стенке, о которую она сильно ударилась. Взрывы покорежили двигатели. Судно начало падать, и Джибб не мог ничего поделать с этим стремительным падением в океан. Штурмовик вошел в воду, взметнув над собой огромный столб воды и пены. Вода начала поступать внутрь через трещины в обшивке.

Серена бросилась к пирамиде с оружием и схватила свое импульсное ружье. Взяв ружье к плечу, хотя ей никогда раньше не приходилось из него стрелять, она приготовилась к обороне. Линкер Джибб взял себе другое ружье из открытого шкафа с оружием.

С лязгающим звуком, похожие на идущие к цели торпеды, кимеки ворвались в изуродованный и пробитый корабль. Даже не пытаясь отыскать вход, они вломились внутрь через обшивку корпуса, как птицы, пытающиеся достать вкусное мясо из морской раковины.

Джибб открыл огонь, когда первая серебристо-стальная рука протянулась сквозь трещину в обшивке. Луч сильного поля отрубил руку кимека, но рикошет был так силен, что в результате брешь в корпусе только увеличилась.

Еще один кимек появился в проеме люка, стараясь мощными механическими конечностями расширить вход и проникнуть в кабину. Серена выстрелила, расплавив часть корпуса чудовища. Второй выстрел был более удачным, ей удалось сжечь емкость с головным мозгом. Но сверху появился еще один кимек, побольше прочих, он поднял мертвое механическое тело и начал наступать, прикрываясь им, как щитом, на который обрушился град поражающих импульсов из ружья Серены.

Рядом с Пинкером Джиббом еще один кимек, корпус которого был похож на огромного жука, продолжал расширять трещину в корпусе судна. Второй пилот повернулся в его сторону и попытался выстрелить, но, прежде чем человек успел нажать на спуск, механическая рука стремительно вытянулась и, как копье, ударило его в грудь. Форма Джибба на груди окрасилась в ярко-алый цвет.

Механическая рука с изменяемой геометрией превратилась в когтистую лапу и снова протянулась к груди Джибба. Когда кимек отдернул ее, то в когтях было зажато трепетавшее человеческое сердце. Кимек взял его как трофей.

В верхней кабине в это же время огромный кимек швырнул в Серену мертвое механическое тело своего павшего товарища. Тяжелый корпус, нанося ей ушибы и порезы, прижал девушку в угол, откуда она не могла выйти. Тяжесть тела кимека была столь велика, что Серена просто не была в состоянии пошевелиться.

Похожий на жука кимек пролез сквозь брешь в обшивке и направился вперед, оставив позади бездыханное тело Джибба. Кровь все еще продолжала стекать с правой конечности механического чудовища. Он поднял две свои конечности над Сереной, но его остановил окрик большего кимека:

— Не убивай их обоих, иначе нам нечего будет показать Эразму. Он просил доставить ему одного из щенков сопротивления Гьеди Прайм. Этот подойдет.

Услышав эти слова, Серена затрепетала от ужаса. Тон кимека показался ей настолько зловещим, что она подумала, что ей лучше было бы умереть. Кровь из ран в руке, боку и ноге стекала на палубу кабины. Убийца Джибба вырвал из рук женщины оружие, а больший кимек убрал упавшее механическое тело, а потом взял Серену в огромный металлический кулак. Титан поднял ее на уровень своих оптических сенсоров.

— О, как красива. Даже спустя тысячу лет я все еще в состоянии оценить женскую красоту. Если бы был человеком, то сумел бы показать вам всю меру своего восхищения вами. — Его сенсоры сверкнули нечеловеческой жестокостью. — Я — Барбаросса. Какой стыд, что мне придется послать вас на Землю, к Эразму. Но ради вашего спасения, я надеюсь, что Эразм найдет вас интересной.

Острые серебристые конечности больно сдавили тело Серены. Она оказалась в гигантской клетке. Серена отбивалась изо всех сил, но не могла пошевелиться. Все попытки освободиться оказались тщетными. Она знала, что Барбаросса — это один из двадцати титанов, захвативших власть в Старой Империи. Больше всего на свете ей хотелось убить его, даже ценой собственной жизни.

— Один из кораблей Омниуса отправляется на Землю завтра утром. Я позабочусь о том, чтобы вас взяли на борт, — сказал Барбаросса. — Я ничего не забыл вам сказать? Ах да, у Эразма есть лаборатории, где он делает... интереснейшие... вещи.

 

***

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 360 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Неосмысленная жизнь не стоит того, чтобы жить. © Сократ
==> читать все изречения...

1257 - | 1098 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.