Лекции.Орг


Поиск:




У некоторых людей жизнь отнимается, а другим свободно дается.




Зуфа Ценва. Ритуальное благословение

 

Сидя в окружении шестерых молчаливых россакских мужчин, Геома управляла военным транспортным кораблем. Все телохранители были одеты в бронежилеты, на головах их красовались шлемы, которые могли в какой-то степени защитить людей от ранящих снарядов. Посмотрев на альтиметр, мужчины дружно отхлебнули из фляжек с психостимуляторами. Мощное лекарство мгновенно проникло в кровь, притупив ощущение боли и страха.

Своим телепатическим сознанием Геома уловила, что ее телохранители превратились в сгустки мощной энергии, готовые обрушить гром и молнию на любого противника, не испытывая ни малейшего страха за свою жизнь. Встретились взглядами с Геомой, обменявшись невысказанным пониманием. Все знали, что им, быть может, предстоит погибнуть.

Транспортный корабль трясло и швыряло из стороны в сторону бешеными потоками атмосферных возмущений. Геома не была опытным пилотом, но получила достаточную тренировку и могла посадить корабль. Не требовалось мягкости посадки, надо было просто уцелеть и как можно скорее покинуть судно. Они думали, что корабли роботов перехватят их, но Геома видела теперь, как летательные аппараты мыслящих машин падали с неба, как камни, обрушиваясь на здания и парки. Машинные суда, которые не успели подняться до слоя электромагнитного защитного поля, избежали наихудших повреждений, но все же их посадочные двигатели были немного испорчены, и с посадкой возникли большие трудности.

— Им сейчас просто не до нас, — передал один из командиров «Кинжалов» эскорта. Скоростные корабли Армады открыли по противнику артиллерийский огонь. Некоторые суда роботов получили серьезные повреждения.

На орбите корабли Армады вели интенсивную перестрелку с большими стационарными кораблями А1, которые не могли спуститься на поверхность, чтобы защитить Омниуса. Терсеро Харконнен отправил на планету штурмовые группы за Геомой и ее малочисленной командой. Каждый участник атаки имел свой приказ, свой план, при этом надо было увязать взаимодействие до мельчайших деталей.

Геома внимательно смотрела на панель управления, отсчитывая последние секунды перед посадкой. Ей надо совершить рывок и сесть. Другой возможности просто не будет. Ей надо выполнить свою миссию до того, как солдаты Харконнена начнут занимать свои исходные позиции.

В разрыве низкой облачности она вдруг увидела город — пересечения прямых улиц и высокие здания, построенные гордыми, свободными людьми, которые надеялись на свое лучезарное будущее. Все кварталы были погружены в темноту, было видно, что большая часть жилья была просто не нужна бездушным нелюдям-завоевателям.

Вспомнив инструктаж, во время которого она буквально запечатлела в своей памяти карту Гьеди-Сити, колдунья сразу нашла цитадель, которая некогда была резиденцией правителя. Там кимеки установили место постоянного пребывания всемирного разума, Омниуса, как рассказал потрепанный посланец с Гьеди Линкер Джибб. Замок магнуса Суми превратился в укрепленный пункт мыслящих машин.

Кимеки находятся там.

Сопровождавшие колдунью «Кинжалы» поставили плотную дымовую завесу. Кроме того, в воздух были выброшены аппараты, распространившие в пространстве электромагнитные поля и выбросившие в воздух клочья активного металла, который блокировал сенсорные системы мыслящих роботов. Вслед за опускающимся маскировочным облаком Геома снизилась почти до самой поверхности планеты. Она надеялась, что им удастся остаться незамеченными при приближении к неповрежденным мыслящим машинам.

Понимая, что корабли приближаются, боевые корабли мыслящих роботов начали стрелять вслепую, яростно паля во все стороны. Очередной взрыв потряс судно, и Геома поняла, что поврежден посадочный двигатель. Тем не менее она направила тяжелый корабль к земле, включив на полную мощность тормозные двигатели. Судно ударилось о землю и со скрежетом проехало по плоским камням брусчатки; из-под корпуса летели искры, валил дым и вырывались языки пламени. Наконец неуправляемый корпус судна остановился, с грохотом врезавшись в каменную стену какого-то серого здания.

Как только корабль остановился, Геома и ее люди вскочили со своих мест. Она открыла боковой люк и приказала своим подстегнутым лекарствами телохранителям расчистить ей путь к цели. Как было договорено, она послала открытым текстом сигнал командирам экипажей «Кинжалов». Один пилот ответил:

— Расплавь этих ублюдков!

Корабли поднялись в воздух и направились на соединение с другими десантными судами, с которых в город, оскверненный роботами, начали высаживаться первые десантно-штурмовые команды.

Теперь ей предстояло выполнить свою часть миссии. Геома отошла от дымящегося корабля, потом жестом приказала своим телохранителям двигаться в направлении правительственной цитадели. Сама она тоже бросилась следом за ними, окончательно отрабатывая в уме исполнение плана. За их спинами взорвался корабль, подчиняясь заложенной в него программе самоуничтожения. Геома не вздрогнула и даже не оглянулась. Она не собиралась отступать и не помышляла о такой возможности.

Телохранители взяли на изготовку реактивные гранатометы и стенобитные пушки. Для обычного человека такой артиллерийский арсенал оказался бы слишком тяжелым, но химические средства сделали мышцы настолько сильными и выносливыми, что телохранители Геомы на время превратились в настоящих сверхлюдей. По крайней мере до тех пор, пока стимуляторы не выжгут их внутренности.

Высокие трехметровые роботы преградили путь охранникам Геомы, встав у входа в цитадель Омниуса. Хотя эти роботы пребывали в полной боевой готовности, их гораздо больше занимали баллистические ракеты, штурмовики и разрушающие поля Армады, нежели несколько жалких людишек, которые бежали по улицам. Что могут сделать эти жалкие черви, эти ничтожные хретгиры против бронированных и всемогущих мыслящих машин?

Когда роботы шагнули вперед, чтобы преградить путь Геоме, ее телохранители открыли яростный огонь. Не говоря ни слова, они направили свои ружья на роботов и точными выстрелами разнесли на куски их стальные корпуса.

Жужжа, сверху, от крыши, спустились наблюдательные камеры, регистрирующие прорыв команды смельчаков под своды входа в цитадель магнуса Суми. Наблюдательные камеры фиксировали каждый шаг Геомы и тотчас сообщали о нем Омниусу Гьеди Прайм. Но колдунья и не думала замедлять свое продвижение. Ее телохранители безошибочно поражали железных стражей, не думая беречь заряды.

Позади Геомы и ее охраны на улицы города уже начали приземляться первые десантные корабли Армады. Из судов выскакивали солдаты и сразу же открывали огонь из своего ручного оружия. Десантники стремительно образовали охраняемый периметр, внутри которого техники и инженеры начали устанавливать два первых переносных генератора защитного разрушающего поля Хольцмана.

Прибор выглядел как довольно некрасивая и громоздкая сфера, установленная на прочном треножнике. С источником энергии прибор соединялся кабелем, протянутым к генератору от ближайшего транспортного корабля. Один выстрел по мощности равнялся мощности работающего двигателя корабля и мог уничтожить контуры в электронных мозгах всех роботов в радиусе полукилометра.

— Готово! — крикнул один из техников.

Многие солдаты, словно ожидая артиллерийского выстрела, прикрыли уши. Но Геома услышала лишь тонкий, почти комариный писк, потом в воздухе раздалось легкое потрескивание. Из образцов аппаратов Хольцмана вылетали искры и валил дым. Все энергетические системы транспортного корабля перестали работать.

Потом вдруг сверху, как металлический дождь, посыпались на землю мертвые наблюдательные камеры, с треском ударяясь о камни мостовой. Огромные роботы-воины застыли на месте, парализованные разрушающим полем портативных генераторов. Многие управляемые роботами воздушные корабли также попадали на землю.

Из груди продолжавших высаживаться из транспортных кораблей солдат Армады вырвался единодушный крик восторга. Люди увидели, что теперь в их распоряжении есть плацдарм, на который не может ступить нога ни одного боевого робота. Геома должна была выполнить свою миссию до того, как подвергнутся новой опасности другие храбрые люди, участвовавшие в операции, солдаты, десантники и командиры кораблей.

— Внутрь, скорее! — скомандовала она своим телохранителям.

Вместе с ними она ворвалась в коридор правительственного здания. Как учила ее Зуфа Ценва, девушка усилила свое телепатическое поле и увеличила его энергию настолько, что у нее начала болеть голова от пульсирующей внутри нее невероятной психической силы. Внутри цитадели телохранители Геомы обнаружили двух сцепившихся между собой роботов, которые были сильно ослаблены воздействием поля, но все еще находились в работоспособном состоянии, хотя и были дезориентированы. Очевидно, толстые стены цитадели защитили их от воздействия электромагнитного разрушительного поля. Роботы встали перед ней, но девушка, воспользовавшись телекинезом, отшвырнула их в сторону, и металлические болваны отлетели к стене, даже не поняв, что за сила отбросила их с дороги. Пока роботы собирались подняться на своих шарнирных конечностях, подоспевшие телохранители уничтожили их огнем из тяжелых ружей.

Мы почти на месте.

Геома бегом бросилась по коридору к узлу машинной цитадели. Реагируя на появление постороннего, повсюду по пути девушки включалась тревожная сигнализация. Многие роботы, выведенные из строя, словно груды железа, валялись в комнатах и залах, но нашлись и такие, которые двинулись навстречу колдунье. Бронированные двери автоматически захлопывались, преграждая путь в помещения, но Геома рвалась вперед, понимая, что боковые комнаты не имеют для нее никакого значения. Она точно знала, куда надо идти.

Скоро появятся кимеки и окружат ее. В точном соответствии с разработанным планом.

Ментальные электрические разряды иголками покалывали голову, накапливая телепатический заряд на конденсаторе головного мозга. Коробка была готова взорваться под напором энергии, но высвобождать энергию было еще не время. Надо сберечь ее для последнего решающего момента.

Она услышала крадущиеся скрежещущие звуки передвижения кимеков. Эти машинные тела, ведомые человеческим мозгом предателей человечества, перемещались со зловещим шорохом, так разительно отличавшимся от солдатского шага роботов.

— Наше время приближается, — оповестила она своих помощников, которые с безумными от стимуляторов глазами неотступно следовали за ней. Голос колдуньи выдавал волнение и с трудом скрываемый страх.

Оказавшись в главном помещении, где обитало защищенное сильным полем ядро местного воплощения Омниуса, Геома резко остановилась. Из бронированного помещения на нее внимательно смотрели бесчисленные оптические волокна машинного зрительного сенсора.

Из многочисленных динамиков раздался громовой голос:

— Человек, ты несешь ничтожно слабую взрывчатку, с помощью которой, как ты полагаешь, ты сможешь меня уничтожить? Может быть, ты принес с собой атомную бомбу или ты все же считаешь, что победа не стоит такой жертвы?

— Я не так наивна, Омниус. — С этими словами Геома отбросила на плечи свои густые светлые волосы. — Один слабый человек не может причинить никакого вреда всемогущему всемирному разуму. Это требует нанесения мощного военного удара и объединенных действий многих людей. Я же всего лишь женщина.

Когда по коридору к помещению приблизились гигантские кимеки, робот изобразил имитацию смеха.

— Люди редко признаются в собственном безумии.

— Я не собиралась признаваться в безумии. — Кожа Геомы раскраснелась от прилива сверхъестественной внутренней энергии. Разряды статического электричества заставляли ее волосы шевелиться, как клубок рассерженных змей. — Просто ты неверно судишь о мотивах моих действий.

Двери открылись, и в помещение, предвкушая расправу над беззащитными людьми, вползли три чудовищных кимека. Телохранители Геомы обернулись и, открыв огонь, израсходовали последние заряды, чтобы превратить одного из кимеков в груду искореженного металла.

Второй кимек поднял руку, вооруженную пушкой, и превратил тела россакских мужчин в красное облако кровавой пульпы, взвешенной в воздухе. Пораженный же кимек валялся на полу, и его членистые конечности подергивались, как у отравленного насекомого, которое никак не может сдохнуть. Самый большой кимек — титан — подошел ближе.

Теперь Геома осталась один на один со страшными машинами. Не двигаясь, она фокусировала ментальную телепатическую энергию, достигнув постепенно той точки ее накопления, когда она уже с трудом могла удерживать рвущийся наружу импульс.

— Меня зовут Барбаросса, — сказал кимек. — Я лично убил так много хретгиров, что ни один компьютер не сможет точно сосчитать их число.

Вместе с другим кимеком Барбаросса подошел еще ближе к Геоме.

— Но мне редко приходилось видеть такую надменность и наглость.

— Наглость? Может быть, лучше назвать это уверенностью в себе? — С этими словами Геома улыбнулась. — Вывести титана из игры — это стоит жизни.

Ментальная телепатическая энергия колдуньи не могла причинить вред электронному мозгу Омниуса с его укрепленными гелевыми контурами. Человеческие мозги оказались более уязвимыми по отношению к ее телепатической атаке. Она ощутила, как в ее мозгу телепатическая энергия взорвалась языками яркого пламени и высвободилась, как раскаленная добела молния.

Ударная волна психической аннигиляции сварила мозг Барбароссы и его товарища, так же как и мозги всех других кимеков и несчастных людей, которые в это время находились в цитадели. Омниус разразился беззвучными разрядами статического электричества, пылая механической яростью. Геома видела лишь смутно, как луч ее психической энергии превратил в пар органический мозг генерала кимеков.

Теперь недавно инсталлированный всемирный разум был абсолютно беззащитен.

Снаружи солдаты Лиги, дождавшись того момента, когда улеглась огненная телепатическая буря, ворвались в беззащитную теперь цитадель Омниуса.

Началась операция по освобождению Гьеди Прайм.

 

***

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 309 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Сложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства. © Амелия Эрхарт
==> читать все изречения...

619 - | 515 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.012 с.