Лекции.Орг


Поиск:




Проверка охотничьих задатков и обучение. 1 страница




Прежде чем проверить чисто охотничьи задатки, мы сначала обращаем внимание на стабильность характера. Если забота о стабильности нервной системы наших охотничьих собак еще 50 лет назад не сильно волновала, то опасность недостаточной стабильности нервов с приходом современного воспитания увеличилась значительно, я бы даже сказал это враг номер один нашего времени. Боязливые, восприимчивые к шумам, беспричинно лающие охотничьи собаки, животные которые при виде дичи воют и ревут, создают большие трудности при дрессировке и вместо того чтобы спокойно и упорно идти по следу, при причуивании запаха приходят в буйство и при каждом случае отвлекаются от следа, такие собаки нередки во всех породах. Они непригодны к охоте в руках среднего охотника, и только мастер может справиться с ними. Поэтому я только могу посоветовать не держать таких нервных собак простому охотнику, а лучше своевременно избавится от них. Владелец будет иметь больше огорчений, чем радости с ними, не приходя к результату, и вовсе может ее испортить. Обычно кроме как к поиску птицы эти собаки едва ли где применимы.

Теперь нужно сказать, что такой недостаток не всегда можно с уверенностью установить, в первые, полгода жизни собаки. В периоде 6-8 месяцев физические и изменения в характере уже проявляются. Но мы должны вести наблюдение за собакой постоянно.

К охотничьим задаткам принадлежит:

- Страсть

- Чутье

- Желание работать по следу и надежность работы по следу

- Жесткое отношение к дичи

- Сообразительность (интелегентность)

- Задатки к стойке

- Склонность (предрасположенность) к воде

- Выносливость и быстрота

- Поиск

Охотничья страсть (страсть) - обычно у наших сегодняшних собак имеется в наличии достаточно, в большинстве случаев настолько, что мы даже иногда боимся ее избыточности, чем недостаточности. Собака без достаточной страсти к охоте, например в возрасте от 8 до 10 месяцев не травит (гонит) зайца или после 100 метров теряет сразу теряет к нему интерес, вместо того чтобы усердно искать следы, не окупает дрессировочных усилий. Такая не будет в полной мере охотничьей собакой и лучше будет с ней расстаться. Но мы также должны при тестировании задатков, учитывать, не переходит ли очень сильная страсть уже в слабость нервов животного. Если собака, взятая на поводок при виде домашней птицы буйствует и лает, также показывает испуг или совсем убегает от неожиданных шумов или от порхающего на веревке белья и т.д.. Все это показатель слабости нервной системы. Я испытывал годовалую собаку, которая после выпуска из машины как сумасшедшая отбегала метров на 100 и там буйствовала сама по себе минут десять, никак не реагируя на хозяина. Это показатель сильной неврастении. Охотничья собака должна иметь нервы, а не отсутствие их. Нервные собаки во многих охотничьих ситуациях не только отказывают в работе, но также создают большие трудности при дрессировке и натаске и остаются до преклонного возраста ненадежными.

Только мастер-дрессировщик может справиться с такой собакой, если вообще справится, у нормального же охотника будет больше неприятностей и досады чем удовольствия на охоте. Они обычно также и дома беспокойны, вследствие чего надоедливы.

С другой стороны также нельзя путать некоторую живость собаки с нервозностью. В любом случае надо обращать самое пристальное внимание на темперамент собаки. Для большинства охотников, чрезмерно темпераментными собаками сложно управлять. В руке опытного мастера высоко-темпераментная собака может показать наивысшую производительность, в то время как в другой руке она легко может превратиться в "одичавшую дворняжку". Чем больше страсть собаки и чем выше естественные возможности, тем больше требуется мастерство управления, чтобы направить это в правильное русло.

Ни охотник без собаки, ни собака без охотника не могут плодотворно работать. Только оба вместе будут показывать наивысшую производительность. Придание формы этому целостному легче всего достичь в большей степени со спокойной, чем с супер- темпераментной собакой. Что так прекрасно для мастера, не очень желательно для общей массы.

Хорошее чутье - бесспорно одно из важнейших качеств каждой охотничьей собаки которое, главенствует над всеми другими задатками. Установить его безупречно, гораздо сложнее, чем другие качества.

Чтобы вообще представить сложность тестирования (проверки) чутья, у собак в возрасте или у подготовленных собак, приведу несколько примеров из моей охотничьей и испытательной практики:

Случай 1: У моего друга был рабочий кобель, с которым мы вместе много охотились.

Собака была исключительно послушна с приличным характером и во время каждой работы очень тщательно работала нижним чутьем, но его хорошее чутье не соответствовало бойкости поиска. Манера его поиска указывала на короткочутость, он почти перпендикулярно держал положение головы и также становился в стойку. Но натасчик подправил этот недостаток, как мы обычно говорили " поставил конец носа ", т.е. собака вследствие хорошей дрессуры, надежно застывала от каждого самого незначительного запаха дичи. И эта собака на полевых испытаниях собака получила высокий балл. Судьи были введены в заблуждение: так как собака после активного поиска встала в стойку на стаю куропаток в количестве 20 штук, и затем после выстрела чисто отработала подранка по следу, еще примерно 120 шагов.

Случай 2: Один ведущий (натасчик) через руки которого прошло много собак, привел ко мне на испытания энергичного приятного кобеля, который не замечал куропатку, когда моя собака уже после стойки проходила от 20 до 30 шагов и снова становилась. Он получил за чутье 2 балла, и я ни за что не дал бы ему более высокую оценку. После этого я спросил ведущего: господин N., как вы можете заниматься с такой собакой?, на что он мне рассказал, что эта одна из лучших собак, которых он когда либо выставлял на испытания. И я позднее смог убедится в этом, что он был прав. Кобель не знал охоту на куропатку и поэтому естественно не проявлял к этому никакого интереса. Он использовался почти всегда только в лесу и на воде. Но кобель доходил по следу раненного зайца и приносил его, когда другие собаки уже бросали след. Чутье у него было – и после рассказанного давало основание говорить, о плохом судействе.

 

Случай 3: Здесь я сам как судья допустил ошибку. Я судил на VGP (испытания на мастерство) в качестве главного судьи в поле. Известный хороший дрессировщик выставлял кобеля и суку. Он спросил, может ли он запустить обеих собак одновременно. Мы согласились. После запуска обе собаки показали очень хороший поиск, но сука лучше в быстроте и хорошо охватывала территорию поиска. И вот кобель причуивает держа нос очень высоко, сука меняет направление, и на коротком расстоянии становится сзади него «секундирует», оба подводят в очень красивой манере, 120 м, 80м, 40 м., куропатки высоко взлетают, двойной выстрел, одна падает. Обе собаки показывают выдержку и спокойно стоят. Воодушевленные красивой классической работой, мы велели взять собак на поводок. В судейскую книжку мы записали суке максимальный балл (в то время 120), по нашему мнению заслуженно.

Вечером нас пригласили на охоту по куропатке, которых было в тех угодьях как песка в море. Я одолжил суку, которая работала, как будто мы неделю вместе работали. В итоге настрелял 44 куропатки. Но я был в ужасе от производительности ее чутья, которое бы оценил не выше 3 баллов. На испытаниях же я был введен в заблуждение секундированием и чистой подводкой.

Случай 4: Я судил на испытаниях «Дерби». Красивая, большая и быстрая сука ничего не могла найти целый день и была на грани снятия с испытаний. На обратном пути домой на тонкой полоске нескошенной ржи с лету как вкопанная, в красивой манере на половину лежа встала на стойку. Куропатки взлетают от 5 до 8 метров перед нею. Она ведет себя безупречно. Успех! оценка чутья 4 балла. Собака которая в противоположность всем другим, часами не могла ничего найти, наконец находит и за короткий промежуток времени показывает отличную работу и прекрасное чутье. Я был полностью побежден.

Приход к ошибочным выводам таких известных экспертов- правда в течении короткого времени испытаний- говорит, насколько сложно должно быть, не настоящему специалисту, сделать уверенное мнение о качестве чутья молодой собаки. Сначала необходимо хотя бы раз ознакомить молодую собаку с дикими видами дичи, разбудить ее страсть и интерес к различным диким видам (четвероногая и пернатая дичь). Только потом можно делать выводы относительно тонкости чутья при работе в поле. И совсем бессмысленно проверять (испытывать) качество чутья у собаки, которая еще не знает что такое серая куропатка.

Я получил однажды 2 летнего кобеля, который использовался исключительно в лесу. Сначала собака бегала по полю, не замечая куропаток, они для него настолько не представляли интереса, что он не обращал внимания на них даже когда они взлетали у него на глазах. Они для него не были дичью. Только в течение периода натаски, после того, как мой интерес к куропаткам передался собаке, она начала рассматривать этих животных в качестве дичи, стала причуивать и позже становится на стойку.

На этом месте нужно указать на очень грубую оценку, которую сегодня совершают многие охотники: обсуждая чутье после стойки. Стойка не имеет ничего общего с качеством чутья. Для оценки качества чутья, абсолютно безразлично, встает ли собака на стойку вообще или показывает в этом предмете высокий результат. Если бы это было не так, то ни спаниель, ни такса, ни кровяная собака не имели бы чутья, потому что у них нет стойки.

Тот, кто хочет составить представление о качестве чутья собаки за короткое время (например, на испытаниях), должен скрупулезно и точно вести наблюдение за каждым движением ищущей собаки и ни на секунду не выпускать ее из глаз, чтобы точно установить, в какой момент собака в первый раз причуяла запах дичи. Это можно заметить при определенных обстоятельствах, уже при малейшем изменении направления поиска. Если же показателем оценки сделать, за какое время собака более или менее твердо становится в стойку, он неизбежно будет делать ошибочные выводы: переоценит осторожную собаку "Тестер"(щупальце), так как та, будет становится в стойку при малейшем запахе дичи и недооценит настойчивую, последовательную собаку.

Правда если предоставляется случай испытать, у самостоятельно воспитанной собаки качество чутья в течение длительного времени (недели или месяцы), то при оценке можно ограничится, тем, как часто в разных условиях она находит дичь.

Также не может являться, показателем отличного чутья тот факт, когда собака при поиске несет голову высоко. Вообще то, говоря, собака с постоянно высоко поднятой головой при поиске будет всегда настроена больше на пернатую дичь. У такой собаки, бесспорно, есть дар обоняния, но из этого нельзя делать заключения о качестве чутья. Напротив я часто убеждался на своем опыте, что собаки, которые несли голову ниже, обладали также очень тонким чутьем. Признаком хорошего чутья, но также не стопроцентно является, если собака постоянно проверяет каждый признак какого либо запаха.

Разнообразный быстрый поиск с постоянным исследованием каждого запаха с вытянутой головой, короткие остановки или замедление хода при запахе жаворонков, старых следов, места экскрементов дичи и т.д. чтобы встать в стойку или продолжать поиск, указывает не только на желание находить дичь (хотя, это в первую очередь) но и на хорошее чутье.

Однако, все эти признаки дают только намеки на хорошее чутье, и не допускают сделать уверенные выводы о чутье собаки. Все решает, как собака находит дичь. Собака может неудачно искать 1 час или в виде исключения больше. Однако, если я ищу несколько дней и дольше с приблизительно одновозрастными собаками, и за одно и тоже время одна собака находит 30 раз (куропатки, зайцы, фазаны), другая 20 раз, третья 10 раз, то я могу быть уверен, что у первой самое тонкое чутье.

При этих проверках (испытаниях) зависит, какую дичь охотничья собака больше находит.

В то время как охотник в лесу устанавливает качество чутья по тому как его собака (Вахтельхунд,спаниель,и т.д.) ищет зайца и отрабатывает его следы, англичанин проверяет чутье при поиске исключительно куропаток (Пойнтер,Сеттер), немецкая же пользовательская собака (как служанка для всего)должна показывать качество чутья по различным видам дичи. Классическая проверка чутья для Вахтельхунда, Гончей,Таксы используется след зайца, для англичан поиск куропаток, для разносторонней пользовательской собаки поиск зайца и пернатой дичи.

Заячий след дает возможность определить тонкость чутья, по тому признаку как собака далеко преследует этот след, но если собака просто не обладает достаточной вязкостью, то такая проверка (испытание) как проверочное средство также отпадает. Также трудно проверить качество чутья у собак с незначительным или недостаточным интересом к пернатой дичи. Но если собака неоднократно находит зайцев на лежке, то она, безусловно, обладает тонким чутьем. Так как к запаху зайца на лежке требуется более высокое качество чутья, чем например, на стаю куропаток или на фазана. Каждый опытный охотник, наверное, наблюдал, что из-под собаки с очень тонким чутьем много зайцев отбегают (перебегают), в то время как у действительно хорошей собаки убегание куропаток будет в виде исключения и в особо неблагоприятных условиях.

В общем, нужно сказать. Чтобы распознать у пользовательской собаки качество чутья, нужно смотреть разносторонне, в то время как при контроле чутья у розыскной собаки, можно ограничится и следом зайца, а у чисто легавых (английских) собак можно сделать заключение и по куропаткам. Также нужно знать, что у собак еще находящихся в состоянии развития, не исключены и ошибочные выводы при соблюдении вышеуказанных рассуждений. Возможность сделать правильный вывод о чутье в значительной степени зависит и от желания собаки использовать свое чутье, как и желания, искать дичь. Безусловно, это желание свойственно собакам от природы, однако также должно быть разбужено, чему собственно способствуют многократные повторения и натаска в охотничьих угодьях. Собака, которая в первый год жизни томится в вольере или дома, и не знакома с окружающей средой, а именно с угодьями, почти никогда не может конкурировать с собакой, которая с молодости ежедневно регулярно бывала на природе, и знает лес, воду, поле. Чтобы сделать уверенное заключение о качестве чутья молодой собаки необходимо это поощрять, разбудить разнообразной натаской.

Еще нужно сказать о нашей разносторонней собаке следующее: каждому владельцу известно, что собака любимую дичь находит лучше, чем другую. Если с ней постоянно работают по одному и тому же виду дичи, то она абсолютно специализируется по ней.

В первой трети нашего столетия поиск бекасов весной на Макленбургском побережье Балтийского моря было распространенным охотничьим занятием. Я познакомился там со многими собаками, которые замечательно работали по бекасу. Находили и находили бекаса там, где у малоопытных собак чутье подводило. Особенно мне вспоминаются короткочутые в поле, пуделешерстные дратхаары, которые, превосходно находили бекасов. Если провести испытания и оценить этих собак, то их расценка вытянет на жирные 4 балла. Естественно таким же образом, дело обстоит и со специалистами по зайцу и куропатке.

Вместе с тем я ничего нового не открываю опытным старым практикам, которые знают что: Если мы проверяем на испытаниях чутье собак только по куропаткам, само собой разумеется, натасчик будет, готовит собаку по куропаткам. Если он это не делает, то поступает глупо, разве что он, настолько добропорядочный охотник, что осознанно примиряется с возможностью получения более низкой оценки.

Если собака различными средствами удерживается от гоньбы зайца и преследования его следа, то она начинает чисто специализироваться на пернатой дичи и зачастую обычно превосходит в этом разносторонне подготовленную собаку. Она найдет любимую дичь, на которую была натаскана не только лучше, а вероятно будет показывать более тонкие манеры.

Другими словами: специализирующаяся на куропатках собака с посредственным чутьем, может превосходить на испытаниях по пернатой дичи разносторонне подготовленную собаку с очень хорошим носом или, по меньшей мере, приравниваться к ней, так как за специализацией скрывается общее мастерство, которое может быть недооценено. Кроме того естественно, эта односторонность вредно влияет на ее общее развитие как пользовательской собаки.

Если я буду удерживать от зайца и его следа в основном периоде развития от 9 до 20 месяца ее жизни, то ее соответствующие задатки отстанут в развитии. У нас в распоряжении для проверки чутья находится прекрасное средство в виде следа зайца. Так должны ли мы отказываться от этого, и неизбежно приходить к ошибочным выводам при определении чутья собаки? Мы будем большими глупцами, если мы захотим отказаться от какой либо возможности, в этом сложном вопросе: Верно, установить чутье у наших разносторонних собак.

Собака, которая преследует несвежий след зайца более 100 метров по сухой земле или распаханному полю, дает мне в отношении ее чутья больше информации, чем стремительно несущаяся и как подкошенная останавливающаяся перед стаей куропаток собака. И только комбинация из производительности в обоих видах дичи, дает в итоге правильно сделать заключение о качестве чутья.

Из-за нашей собственной недостаточности, едва ли, во всех случаях мы сможем сделать абсолютные выводы, И как раз из-за "scio nesciam" (я знаю, что я ничего не знаю), мы должны использовать любое средство, которое оградит нас от ошибочных выводов.

В конце этой части надо сказать, что нос собаки не каждый день кажется абсолютно тем же самым. На ее способность находить дичь и работоспособность значительно влияет и погода. Душный воздух перед грозой, капающая сырость, очень сильный ветер, долговременный сухой ветер уменьшают возможности чутья. Также нужно обращать внимание на то, что кормящая грудью зайчиха, очень маленький зайчонок, высиживающая птенцов на гнезде птица имеют очень незначительный запах. Природа защищает их.

 

Spurwille (желание работать по следу) и

Spursicherheit (четкая,надежная работа по следу).

Наряду с высокоразвитым чутьем «Spurwille und Spursicherheit» это также самые важные качества, которые мы должны требовать от наших четвероногих помощников.

К сожалению, как раз эти задатки у наших пользовательских собак долгое время при разведении и испытаниях пренебрегались.

Этому способствовало заблуждение что "Spurwille" и "Spursicherheit " можно установить по искусственному волоку мелкой дичи.

Природные задатки желания работать по следу "Spurwille" даже гораздо важнее чем "Spursicherheit". Последнее - это в большей степени обычное дело и вытекает из желания собаки брать след и необходимой сдержанности.

Замечательно ищущая в свободном поиске собака доставляет нам много удовольствия, но это должно отходит на второй план по сравнению с ее способностью приносить сбежавшего подранка с большого расстояния. Для правильного охотника застрелил ли он десяток или несколько десяток куропаток не имеет большого значения. Но готова ли собака в любой ситуации преследовать след раненного зайца на полкилометра и больше, владеет ли она достаточной вязкостью отрабатывать следы раненной утки на воде от 20 до 30 минут, находить подраненную еще летающую куропатку или убежавшего фазана чутьем по следу. Такие навыки в смысле охотничьей пригодности собаки решают все.

Для желания работать по следу, т.е. "Spurwille" необходима страсть по пернатой и пушной дичи, а также способность к нижнему чутью, преследованию длинного следа и настойчивость. Интерес к зайцу, т.е. страсть к пушному зверю в большинстве случаев у наших собак имеется в наличии, но слишком часто не хватает достаточного спокойствия и вязкости. Излишне возбудимые и сверхстрастные, а также дико штурмующие не подходят для такого дела. Для работы на следах мы нуждаемся в спокойствии, самообладании, концентрации и абсолютном желании удержать след. У суетливых собак этих качеств также мало, как и у односторонних легавых. Никакое качество собаки так не нуждается в постоянном обучении и поддержке как работа по следу.

"Spurwille" – т.е. желание работать по следу должно быть врожденным. И также как чутье или жесткое отношение к хищнику, для практического использования развивается и поощряется, но без наследственных задатков дела тут не пойдут. На него можно влиять в гораздо большей степени, чем на чутье, но на задатки к удержанию следа и жесткое отношение к хищнику не желательно оказывать негативное воздействие. К сожалению, в этой сфере так же этого не происходит, как и в отношении следовой работы.

Самое вредное, что имеется в следовой работе, это суетливость, даже у более старых собак.

При любых обстоятельствах надо избегать у молодой собаки гоньбу косули. Мы не должны приводить ее в угодья, в которых есть большая вероятность найти свежие следы косули, во всяком случае, не взятой на поводок. Собственно у всех собак есть очевидная страсть к лежке косули. Не только сами лежки и следы вредят, но также сложно излечивается и гоньба косули, позднее при обучении по следу зайца, требующий особой концентрации, собака будет предпочитать сильный запах косули. Поэтому нужно выводить молодую собаку сначала в лесонасаждения где нет косули или в полевые угодья по возможности, хорошо заросшие чтобы она училась работать не на глаз, а носом.

Уже в возрасте от 3 до 4 месяцев можно выводить щенка на хорошо заросшее поле (луг, посевы, клевер) где есть свежие следы зайцев. Если он прихватывает, какой либо след, мы хвалим вполголоса и следуем за ним в направлении хода маленькой собачки. Часто у щенка уже в этом возрасте загорается сильный интерес к следам, и он идет по ним чутьем 20,40, или 50 метров. Постепенно и с возрастом он удерживает чутьем след все дальше и дальше. Здесь мы начинаем наблюдать, как он преследует заячий след. Если он остается спокойным и сдержанным, причем усердные движения хвоста показывают нам его сдержанную страсть, то мы можем быть довольны и направить наше внимание на то, как долго он будет удерживать след, и укрепляем его уверенность в самостоятельном движении к цели тем, что медленно следуем за ним. Собака не должна опасаться потерять своего хозяина. К сожалению собак, которые работают вышеописанным способом меньшинство. Большая часть наших высоко породистых животных сильно возбуждаются при следе полагая, что с помощью быстроты движений скорее достигнут цели, чем с помощью чутья и спокойствия. К собакам, которые вертятся, суетятся и при первых сложностях (острые колючки, голая земля, изменения состояния почвы) сразу прекращают розыск, мы должны относится с большим подозрением. Рожденный розыскник т.е. "Verlorenbringer" остается с уверенным спокойствием всегда на следу. Каждое проявление несдержанности ему вредит. Чем сложнее ситуация, тем более медленно и более тщательно он должен работать. В таких случаях он будет продвигаться вперед, как мы говорим, только если: "держит след между ногами".

Мы рассматриваем собаку, которая отрабатывает действительно сложный заячий след только на расстояниях от 150 до 300 метров, тщательно и вязко, у которой предрасположенность к следу относительно выше, чем у скоростного бегуна который следует по свежему следу на лугу без острых поворотов до 500 или 700 метров. Первая выполняет действительно настоящую следовую работу, а последняя вероятно следует по запаху тела дичи стоящий в воздухе. Манера "утюжить" хорошо характеризует рожденного держателя следа.

 

Для дальнейших результатов имеет решающее значение желание, связанное с упорством, следовать по следу до конца т.е. до зайца, если это вообще возможно, несмотря ни на какие обстоятельства (погода, старый след и т.д.). Собака с бьющим ключом темпераментом не справится с этим. Она в большинстве случаев не сможет заставить себя быть спокойной в сложных обстоятельствах и настроиться на необходимую тщательность, без которых дела у нее все равно не пойдут. В случае с такими энергичными воспитанниками, а также с собаками, у которых имеется провокационная страсть, но имеется некоторый интерес к следовой работе, нам поможет только длинная веревка. Мы берем их на ошейник, находим зайца и запоминаем направление хода убежавшего зайца. Затем спокойно и медленно отрабатываем след, который нам известен.

При этом нельзя хвалить собаку громко и возбуждающе, лучше вполголоса очень спокойно, но не слишком много. Постоянное "Браво, моя собака" чрезмерно возбуждает ее, в то время, как нам как раз нужно ее спокойствие. Ни при каких обстоятельствах не отрабатываем расстояния, которые мы больше не можем контролировать. Если конец дистанции достигнут, собака с похвалой уводится. Уже короткие расстояния (100 или 200 и даже 50м) такой работы на ремне часто делают чудо. А если мы имеем счастье застать зайца на лежке после отработки его следа, что весьма возможно в подходящих угодьях. Собака в большинстве случаев правильно свяжет данное действие и поймет, что тщательная работа приведет ее к дичи. Разумеется, такие случаи каждый день не встречаются. Иногда проходит неделя, прежде такой случай представится. Но в конце концов это того стоит так как, вся дрессировка и натаска охотничьих собака работа не для ленивых. Действительно хороший розыскник т.е. "Verlorenbringer " бесценен.

Работа на ремне по следу зайца является лучшим средством привести собаку к спокойствию и концентрации и одновременно великолепная подготовительная школа для ее более поздних задач по кровяному следу.

Если частая работа на ремне у молодой собаки от 9 до 12 месяцев от роду не приведет к тому, что она научится надежно следовать по следу зайца при разных условиях минимум 300 метров и проявлению упорства в сложных местах, то я советую расстаться с таким воспитанником. Перспективы что она позже станет настоящим "Gebrauchshund" т.е. пользовательской собакой, очень незначительны.

И наконец, еще несколько полезных советов:

Собаку, которая склоняется к работе на глаз, т.е. стремится увидеть дичь, чем унюхать, надо несколько месяцев водить только на заросшей территории, чтобы у нее не было возможностей увидеть дичь глазами. Иногда некоторые натасчики добиваются хороших результатов, натаскивая собак по темноте.

Дальше: Нельзя ставить на след собаку по теплой лежке зайца. Она издает такой сильный запах, что собака в волнении будет ориентироваться на этот сильный аромат и тяжело перестраиваться на след самого зайца. Лучше отойти на 2-3 метра от лежки и дать принюхаться собаке к следу там.

 

Жесткое отношение к хищнику - это третье качество необходимое для охотничьей собаки.

Лисицы и кошки не имеют ценности в охотугодьях и довольно таки бесполезны, часто вредны. Браконьерствующая или бродяжничающая кошка одна из самых больших вредителей в угодьях мелкой дичи, и бороться с ней без жесткого душителя вряд ли возможно. У порядочного охотника вызывает неприятное ощущения видеть уползающую раненную лисицу или кошку, и за того что у собаки не хватает смелости добить ее. Наряду со спокойствием, надежный душитель хищников обычно имеет и прочие необходимые качества, прежде всего уверенность в себе, мужество и физическую мощь. Собака с жестким отношением к хищнику также быстро освобождает раненную косулю от страданий, в то время как неспособная к этому собака причиняет ей только лишние мучения. Сохранность и уход в угодьях мелкой дичи, невозможно на сегодня без жесткой к хищнику собаки. По причине гуманности и охотничьей справедливости нас устраивает только быстрый и уверенный душитель.

Жесткое отношение к хищнику складывается из ненависти к хищному животному и мужеству (духу) к беспощадному захвату. Разумеется, еще нужно и крепкое телосложение, чтобы физически быстро одолеть противника. Создать в собаке ненависть по отношению хищнику, это задача селекции и разведения. Соответствующим отношением, кормлением, воспитанием можно лишь поощрять эти качества, но большая часть этих задатков у собак должна находится в крови. Заводчик который разводит собак с недостаточными задатками жесткости по отношению к хищникам, причиняет вред, как самим охотничьим собакам, так и законам охраны животных. Тот, кто покупает себе щенка, должен обращать внимание, прежде всего на то чтобы оба родителя и в первую очередь конечно мать, обладали этими качествами.

Десятилетиями господствовало мнение, что охотничьей собаке в первом поле нельзя давать душить хищника, потому что она впоследствии станет душить и полезную дичь и таким образом будет воспитана дурным манерам, мять и рвать все подряд. Многократные, тысячи раз проверенные опыты доказали, что эти опасения необоснованные. Это показывают, весенние испытания и осенние селекционные испытания, на которых "Knautscher" или "Anschneider" т.е. мнущих и рвущих собак настолько редко бывает, что они сразу обращают на себя внимание всех. Лично я на опыте многих собак убедился, что удушение хищников (в том числе и в первом поле) ничего общего с жеванием полезной дичи не имеет. "Knautschen"т.е. жевание - это исключительно последствия не надлежащей дрессировки и управления. Мои все собаки на испытаниях в первом поле, приносили раненную птицу почти живой.

В качестве контрастного примера, хочу привести опыт общения с собакой породы малый мюстерлендер, которая обладала просто замечательными способностями, но только не по хищнику. У него была ярко выраженная трусость к хищнику и несмотря на неудержимую страсть, заставить его приблизится к еще шевелящей туше хищника было невозможно.





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 794 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни. © Федор Достоевский
==> читать все изречения...

634 - | 504 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.008 с.