Снижение роли военной силы
Лекции.Орг

Поиск:


Снижение роли военной силы




 

Политологи традиционно подчеркивали роль военной силы в международной политике. Военная сила превосходит все другие средства достижения могущества: если нет ограничений в выборе инструментов (гипотетическая ситуация, к которой лишь приблизительно можно отнести две мировые войны), будет преобладать государство, обладающее преимуществом в военной силе. Если дилемма безопасности для всех стран стала бы крайне актуальной, военная сила, поддерживаемая экономическими и иными ресурсами, очевидно, была бы доминирующим источником власти. Выживание - первейшая цель любого государства; и в наихудших ситуациях, сила, в конечном счете, необходима для обеспечения выживания. Таким образом, военная сила - всегда центральный компонент национального могущества.

Однако, особенно среди индустриальных демократических стран грань безопасности расширилась: опасения нападения уменьшились в целом, а опасения нападения со стороны друг друга практически не существует. Франция отказалась от стратегии "обороны по всем азимутам", которой придерживался президент де Голль (она не воспринималась слишком серьезно даже и в то время). От последних планов ведения военных действий Канады против Соединенных Штатов отказались полвека назад. Британия и Германия более не чувствуют угрозы со стороны друг друга. Между этими странами существует значительное взаимное влияние, но военное силовое противостояние между ними рассматривается как неуместный или незначительный инструмент политики.

Кроме этого, сила часто не приемлема для достижения других целей (таких, как экономического и экологическое благосостояние), которые становятся более важными. Вполне возможно представить серьезный конфликт или революционное изменение, в котором для решения экономического вопроса может стать вероятным использование или угроза использования военной силы между индустриальными странами. Тогда предположения реалистов о развитии событий были бы уместны. Но в большинстве ситуаций последствия применения военной силы как дорогостоящи, так и неясны.

Даже когда в отношениях между странами прямое использование силы исключено, военное могущество может использоваться политически. Каждая из сверхдержав продолжает использовать угрозу силой для недопущения нападения другой сверхдержавы по отношению к себе и своим союзникам; ее возможности сдерживания, таким образом, выполняют косвенную, защитную функцию, которую она может использовать в "торге" по другим вопросам со своими союзниками. Этот инструмент "торга" особенно важен для Соединенных Штатов, которые располагают меньшими возможностями влияния на своих союзников, озабоченных потенциальными угрозами Советов, по сравнению с тем, какое влияние может оказывать Советский Союз на своих восточноевропейских партнеров. Соединенные Штаты, соответственно, используют это стремление европейцев (особенно Германии) к обеспечению безопасности и увязывают вопрос уровня военного присутствия в Европе в переговорах по торговым и валютным вопросам. Таким образом, хотя первейший результат сдерживания является по сути негативным - не дать возможности противостоящей сверхдержаве организовать эффективную оборону, - государство может использовать военную силу позитивно - для достижения политического влияния.

Таким образом, даже для стран, отношения между которыми приближаются к комплексной взаимозависимости, сохраняются две серьезные оговорки: (1) радикальные социальные и политические изменения могут вновь сделать силу важным прямым инструментом политики; (2) даже когда интересы элит стран - союзниц не являются взаимоисключающими, страна, которая задействует военную силу для защиты другой, может иметь значительное политическое влияние.

В отношениях "Север - Юг" или в отношениях между странами третьего мира, также как и отношениях "Восток - Запад", сила часто сохраняет свою значимость. Военная сила Советского Союза обеспечивает ему экономическое и политическое доминирование в Восточной Европе. Угроза открытой или тайной американской интервенции помогла сдержать революционные изменения в Карибского бассейне, особенно в Гватемале в 1954 г. и в Доминиканской Республике в 1965 г. Госсекретарь США Г.Киссинджер в январе 1975 г. выступил с завуалированным предупреждением к членам Организация стран - экспортеров нефти (ОПЕК), что Соединенные Штаты могут использовать силу против них в случае ущемления [ими] интересов индустриального мира".

Но даже в подобных достаточно конфликтных ситуациях, использование силы кажется менее вероятным сейчас, чем в большинстве случаев на протяжении столетия до 1945 г. Разрушительная сила ядерного оружия делает любую атаку против ядерной державы опасной. Ядерное оружие, главным образом используется как средство сдерживания. Ядерное устрашение против более слабых стран может подчас оказаться действенным, но в равной степени оно может консолидировать отношения между ними. Ограниченность обычных вооружений для контроля социально мобилизованного населения была продемонстрирована неудачей Соединенных Штатов во Вьетнаме, а также быстрым падением колониализма в Африке. Более того, применение силы против независимого государства для разрешения одной проблемы, вероятно, повлечет разрыв взаимовыгодных отношений по целому ряду других вопросов. Иными словами, применение силы весьма негативно сказывается на достижении целей, выходящих за рамки обеспечения военной безопасности. И, наконец, в западных демократиях, очень сильна оппозиция продолжительным военным конфликтам.

Ясно, что эти ограничения неодинаковы применительно к разным странам или к разным ситуациям. Риск ядерной эскалации имеет воздействие на каждого, но внутреннее общественное мнение является сдерживающим фактором в гораздо -меньшей степени для коммунистических стран или для авторитарных региональных режимов, чем для Соединенных Штатов, Европы или Японии. Даже авторитарные страны могут испытывать сомнения по поводу использования силы для достижения экономических целей, когда эффект подобных действий неясен или разрушителен для иных отношений. Однако сложность обеспечения контроля над социально мобилизованным населением с помощью иностранных войск, а также развивающиеся технологии вооружений могут действительно усилить возможность некоторых стран или негосударственных групп использовать терроризм как политическое оружие без какого-либо серьезного опасения возмездия.

Тот факт, что изменение роли силы обладает неравномерным воздействием, не делает это изменение менее важным, но это действительно делает проблему более запутанной... Когда проблема не возбуждает особого интереса, применение силы может расцениваться как невозможное. В таких случаях концепция комплексной взаимозависимости может стать весьма ценной для анализа политического процесса. Но если проблема расценивается как проблема жизни и смерти (как отмечают некоторые, такой проблемой может стать нефть), использование или угроза использования силы вновь могут стать решающими. В таком случае предположения реалистов явились бы более уместными.

Важно определить рамки "применимости" реализма или комплексной взаимозависимости в каждой ситуации. Без этого дальнейший анализ может привести к ложным выводам. Наша цель в разработке альтернативы реалистическому объяснению мировой политики заключается в том, чтобы поддержать дифференцированный подход к изучению различных измерений и сфер мировой политики, а не заменить одну упрощенную версию другой (как это делают некоторые модернисты).

 





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 300 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.014 с.