Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


I. “летворный дух




 

“ело усопшего иеросхимонаха отца «осимы приготовили к погребению по установленному чину. ”мерших монахов и схимников, как известно, не омывают. Ђ≈гда кто от монахов ко господу отыдет (сказано в Ѕольшом “ребнике), то учиненный монах (то есть дл€ сего назначенный) отирает тело его теплою водой, твор€ прежде губою (то-есть греческою губкой) крест на челе скончавшегос€, на персех, на руках и на ногах и на коленах, в€щше же ничто жеї. ¬се это и исполнил над усопшим сам отец ѕаисий. ѕосле отирани€ одел его в монашеское оде€ние и обвил мантиею; дл€ чего, по правилу, несколько разрезал ее, чтоб обвить крестообразно. Ќа голову надел ему куколь с осьмиконечным крестом.  уколь оставлен был открытым, лик же усопшего закрыли черным воздухом. ¬ руки ему положили икону спасител€. ¬ таком виде к утру переложили его во гроб (уже прежде давно заготовленный). √роб же вознамерились оставить в кельи (в первой большой комнате, в той самой, в которой покойный старец принимал братию и мирских) на весь день. “ак как усопший по чину был иеросхимонах, то над ним следовало иеромонахам же и иеродиаконам читать не ѕсалтирь, а ≈вангелие. Ќачал чтение, сейчас после панихиды, отец »осиф; отец же ѕаисий, сам пожелавший читать потом весь день и всю ночь, пока еще был очень зан€т и озабочен, вместе с отцом насто€телем скита, ибо вдруг стало обнаруживатьс€, и чем далее, тем более, и в монастырской братии и в прибывавших из монастырских гостиниц и из города толпами мирских нечто необычайное, какое-то неслыханное и Ђнеподобающееї даже волнение и нетерпеливое ожидание. » насто€тель и отец ѕаисий прилагали все старани€ по возможности успокоить столь суетливо волнующихс€.  огда уже достаточно ободн€ло, то из города начали прибывать некоторые даже такие, кои захватили с собою больных своих, особенно детей, Ц точно ждали дл€ сего нарочно сей минуты, видимо упова€ на немедленную силу исцелени€, кака€, по вере их, не могла замедлить обнаружитьс€. » вот тут только обнаружилось, до какой степени все у нас приобыкли считать усопшего старца еще при жизни его за несомненного и великого св€того. » между прибывающими были далеко не из одного лишь простонародь€. Ёто великое ожидание верующих, столь поспешно и обнаженно выказываемое и даже с нетерпением и чуть не с требованием, казалось отцу ѕаисию несомненным соблазном, и хот€ еще и задолго им предчувствованным, но на самом деле превысившим его ожидани€. ¬стреча€сь со взволнованными из иноков, отец ѕаисий стал даже выговаривать им: Ђ“аковое и столь немедленное ожидание чего-то великогої, говорил он, Ђесть легкомыслие, возможное лишь между светскими, нам же неподобающееї. Ќо его мало слушали, и отец ѕаисий с беспокойством замечал это, несмотр€ на то, что даже и сам (если уж всЄ вспоминать правдиво), хот€ и возмущалс€ слишком нетерпеливыми ожидани€ми и находил в них легкомыслие и суету, но потаенно про себ€, в глубине души своей, ждал почти того же, чего и сии взволнованные, в чем сам себе не мог не сознатьс€. “ем не менее ему особенно непри€тны были иные встречи, возбуждавшие в нем, по некоему предчувствию, большие сомнени€. ¬ теснившейс€ в кельи усопшего толпе заметил он с отвращением душевным (за которое сам себ€ тут же и попрекнул) присутствие, например, –акитина, или далекого гост€ обдорского инока, все еще пребывавшего в монастыре, и обоих их отец ѕаисий вдруг почему-то счел подозрительными, Ц хот€ и не их одних можно было заметить в этом же смысле. »нок обдорский изо всех волновавшихс€ выдавалс€ наиболее сует€щимс€; заметить его можно было всюду, во всех местах: везде он расспрашивал, везде прислушивалс€, везде шепталс€ с каким-то особенным таинственным видом. ¬ыражение же лица имел самое нетерпеливое и как бы уже раздраженное тем, что ожидаемое столь долго не совершаетс€. ј что до –акитина, то тот, как оказалось потом, очутилс€ столь рано в ските по особливому поручению госпожи ’охлаковой. —и€ добра€, но бесхарактерна€ женщина, котора€ сама не могла быть допущена в скит, чуть лишь проснулась и узнала о преставившемс€, вдруг прониклась столь стремительным любопытством, что немедленно отр€дила вместо себ€ в скит –акитина, с тем, чтобы тот всЄ наблюдал и немедленно доносил ей письменно, примерно в каждые полчаса, о всем, чту произойдет. –акитина же считала она за самого благочестивого и верующего молодого человека Ц до того он умел со всеми обойтись и каждому представитьс€ сообразно с желанием того, если только усматривал в сем малейшую дл€ себ€ выгоду. ƒень был €сный и светлый, и из прибывших богомольцев многие толпились около скитских могил, наиболее скученных кругом храма, равно как и рассыпанных по всему скиту. ќбход€ скит. отец ѕаисий вдруг вспом€нул об јлеше и о том, что давно он его не видел, с самой почти ночи. » только что вспомнил о нем, как тотчас же и приметил его в самом отдаленном углу скита, у ограды, сид€щего на могильном камне одного древле почившего и знаменитого по подвигам своим инока. ќн сидел спиной к скиту, лицом к ограде и как бы пр€талс€ за пам€тник. ѕодойд€ вплоть, отец ѕаисий увидел, что он, закрыв обеими ладон€ми лицо, хот€ и безгласно, но горько плачет, сотр€са€сь всем телом своим от рыданий. ќтец ѕаисий посто€л над ним несколько.

Ц ѕолно, сыне милый, полно, друг, Ц прочувствованно произнес он наконец, Ц чего ты? –адуйс€, а не плачь. »ли не знаешь, что сей день есть величайший из дней его? √де он теперь, в минуту сию, вспомни-ка лишь о том!

јлеша взгл€нул было на него, открыв свое распухшее от слез, как у малого ребенка лицо, но тотчас же, ни слова не вымолвив, отвернулс€ и снова закрылс€ обеими ладон€ми.

Ц ј пожалуй, что и так, Ц произнес отец ѕаисий вдумчиво, Ц пожалуй и плачь, ’ристос тебе эти слезы послал. Ђ”милительные слезки твои лишь отдых душевный и к веселию сердца твоего милого послужатї, Ц прибавил он уже про себ€, отход€ от јлеши и любовно о нем дума€. ќтошел он впрочем поскорее, ибо почувствовал, что и сам пожалуй, гл€д€ на него, заплачет. ¬рем€ между тем шло, монастырские службы и панихиды по усопшем продолжались в пор€дке. ќтец ѕаисий снова заменил отца »осифа у гроба и снова прин€л от него чтение ≈вангели€. Ќо еще не минуло и трех часов пополудни, как совершилось нечто, о чем упом€нул € еще в конце прошлой книги, нечто, до того никем у нас неожиданное и до того в разрез всеобщему упованию, что, повтор€ю, подробна€ и суетна€ повесть о сем происшествии даже до сих пор с чрезвычайною живостию вспоминаетс€ в нашем городе и по всей нашей окрестности. “ут, прибавлю еще раз от себ€ лично: мне почти противно вспоминать об этом суетном и соблазнительном событии, в сущности же самом пустом и естественном, и € конечно выпустил бы его в рассказе моем вовсе без упоминовени€, если бы не повли€ло оно сильнейшим и известным образом на душу и сердце главного, хот€ и будущего геро€ рассказа моего, јлеши, составив в душе его как бы перелом и переворот, потр€сший, но и укрепивший его разум уже окончательно, на всю жизнь и к известной цели.

»так к рассказу:  огда еще до свету положили уготованное к погребению тело старца во гроб и вынесли его в первую, бывшую приемную комнату, то возник было между находившимис€ у гроба вопрос: надо ли отворить в комнате окна? Ќо вопрос сей, высказанный кем-то мимоходом и мельком, осталс€ без ответа и почти незамеченным, Ц разве лишь заметили его, да и то про себ€, некоторые из присутствующих лишь в том смысле, что ожидание тлени€ и тлетворного духа от тела такого почившего есть суща€ нелепость, достойна€ даже сожалени€ (если не усмешки), относительно малой веры и легкомысли€ изрекшего вопрос сей. »бо ждали совершенно противоположного. » вот, в скорости после полудн€ началось нечто, сначала принимаемое входившими и выходившими лишь молча и про себ€, и даже с видимою бо€знью каждого сообщить кому-либо начинающуюс€ мысль свою, но к трем часам пополудн€ обнаружившеес€ уже столь €сно и неопровержимо, что известие о сем мигом облетело весь скит и всех богомольцев-посетителей скита, тотчас же проникло и в монастырь и повергло в удивление всех монастырских, а наконец, чрез самый малый срок, достигло и города и взволновало в нем всех, и верующих и неверующих. Ќеверующие возрадовались, а что до верующих, то нашлись иные из них возрадовавшиес€ даже более самих неверующих, ибо Ђлюб€т люди падение праведного и позор егої, как изрек сам покойный старец в одном из поучений своих. ƒело в том, что от гроба стал исходить мало-по-малу, но чем далее, тем более замечаемый тлетворный дух, к трем же часам пополудни уже слишком €вственно обнаружившийс€ и всЄ постепенно усиливавшийс€. » давно уже не бывало и даже припомнить невозможно было из всей прошлой жизни монастыр€ нашего такого соблазна, грубо разнузданного, а в другом каком случае так даже и невозможного, какой обнаружилс€ тотчас же вслед за сим событием между самими даже иноками. ѕотом уже, и после многих даже лет, иные разумные иноки наши, припомина€ весь тот день в подробности, удивл€лись и ужасались тому, каким это образом соблазн мог достигнуть тогда такой степени. »бо и прежде сего случалось, что умирали иноки весьма праведной жизни и праведность коих была у всех на виду. старцы богобо€зненные, а между тем и от их смиренных гробов исходил дух тлетворный, естественно, как и у всех мертвецов по€вившийс€. но сие не производило же соблазна и даже малейшего какого-либо волнени€.  онечно, были некие и у нас из древле преставившихс€, воспоминание о коих сохранилось еще живо в монастыре, и останки коих, по преданию, не обнаружили тлени€, что умилительно и таинственно повли€ло на братию и сохранилось в пам€ти ее как нечто благолепное и чудесное и как обетование в будущем еще большей славы от их гробниц, если только волею божией придет тому врем€. »з таковых особенно сохран€лась пам€ть о дожившем до ста п€ти лет старце »ове, знаменитом подвижнике, великом постнике и молчальнике, преставившемс€ уже давно, еще в дес€тых годах нынешнего столети€, и могилу которого с особым и чрезвычайным уважением показывали всем впервые прибывающим богомольцам, таинственно упомина€ при сем о некиих великих надеждах. (Ёто та сама€ могила, на которой отец ѕаисий застал утром сид€щим јлешу.)  роме сего древле-почившего старца жива была такова€ же пам€ть и о преставившемс€ сравнительно уже недавно великом отце иеросхимонахе, старце ¬арсонофии, Ц том самом, от которого отец «осима и прин€л старчество, и которого, при жизни его, все приходившие в монастырь богомольцы считали пр€мо за юродивого. ќ сих обоих сохранилось в предании, что лежали они в гробах своих как живые и погребены были совсем нетленными и что даже лики их как бы просветлели в гробу. ј некие так даже вспоминали насто€тельно, что от телес их ос€залось €вственно благоухание. Ќо несмотр€ даже и на столь внушительные воспоминани€ сии, всЄ же трудно было бы объ€снить ту пр€мую причину, по которой у гроба старца «осимы могло произойти столь легкомысленное, нелепое и злобное €вление. „то до мен€ лично, то полагаю, что тут одновременно сошлось и много другого, много разных причин заодно повли€вших. »з таковых, например, была даже сама€ эта закоренела€ вражда к старчеству, как к зловредному новшеству, глубоко таивша€с€ в монастыре в умах еще многих иноков. ј потом, конечно, и главное, была зависть к св€тости усопшего, столь сильно установившейс€ при жизни его, что и возражать как будто было воспрещено. »бо хот€ покойный старец и привлек к себе многих, и не столько чудесами, сколько любовью, и воздвиг кругом себ€ как бы целый мир его люб€щих, тем не менее, и даже тем более, сим же самым породил к себе и завистников, а вслед затем и ожесточенных врагов, и €вных, и тайных, и не только между монастырскими, но даже и между светскими. Ќикому-то, например, он не сделал вреда, но вот: Ђ«ачем де его считают столь св€тым?ї » один лишь сей вопрос, повтор€€сь постепенно, породил наконец целую бездну самой ненасытимой злобы. ¬от почему и думаю €, что многие, заслышав тлетворный дух от тела его, да еще в такой скорости, Ц ибо не прошло еще и дн€ со смерти его, Ц были безмерно обрадованы; равно как из преданных старцу и доселе чтивших его нашлись тотчас же таковые, чту были сим событием чуть не оскорблены и обижены лично. ѕостепенность же дела происходила следующим образом.

Ћишь только начало обнаруживатьс€ тление, то уже по одному виду входивших в келью усопшего иноков можно было заключить, зачем они приход€т. ¬ойдет, постоит недолго и выходит подтвердить скорее весть другим, толпою ожидающим извне. »ные из сих ожидавших скорбно покивали главами, но другие даже и скрывать уже не хотели своей радости, €вно си€вшей в озлобленных взорах их. » никто-то их не укор€л более, никто-то доброго гласа не подымал, что было даже и чудно, ибо преданных усопшему старцу было в монастыре всЄ же большинство; но уж так видно сам господь допустил, чтобы на сей раз меньшинство временно одержало верх. ¬ скорости стали €вл€тьс€ в келью такими же согл€дата€ми и светские, более из образованных посетителей. ѕростого же народу входило мало, хот€ и столпилось много его у ворот скитских. Ќесомненно то, что именно после трех часов прилив посетителей светских весьма усилилс€, и именно вследствие соблазнительного извести€. “е, кои бы может и не прибыли в сей день вовсе, и не располагали прибыть, теперь нарочно приехали, между ними некоторые значительного чина особы. ¬прочем, благочиние наружно еще не нарушалось, и отец ѕаисий твердо и раздельно, с лицом строгим, продолжал читать ≈вангелие в голос, как бы не замеча€ совершавшегос€, хот€ давно уже заметил нечто необычайное. Ќо вот и до него стали достигать голоса, сперва весьма тихие, но постепенно твердевшие и ободр€вшиес€. Ђ«нать суд-то божий не то, чту человеческий!ї заслышал вдруг отец ѕаисий. ¬ымолвил сие первее всех один светский, городской чиновник, человек уже пожилой и, сколь известно было о нем, весьма набожный, но, вымолвив вслух, повторил лишь то, что давно промеж себ€ повтор€ли иноки друг другу на ухо. “е давно уже вымолвили сие безнадежное слово, и хуже всего было то, что с каждою почти минутой обнаруживалось и возрастало при этом слове некое торжество. ¬скоре однако и самое даже благочиние начало нарушатьс€, и вот точно все почувствовали себ€ в каком-то даже праве его нарушить. Ђ» почему бы сие могло случитьс€ї, говорили некоторые из иноков, сначала как бы и сожале€, Ц Ђтело имел не великое, сухое, к кост€м приросшее, откуда бы тут духу быть?ї Ђ«начит, нарочно хотел бог указатьї, поспешно прибавл€ли другие, и мнение их принималось бесспорно и тотчас же, ибо оп€ть-таки указывали, что если б и быть духу естественно, как от вс€кого усопшего грешного, то всЄ же изошел бы позднее, не с такою столь €вною поспешностью, по крайности чрез сутки бы, а Ђэтот естество предупредилї, стало быть тут никто как бог и нарочитый перст его. ”казать хотел. —уждение сие поражало неотразимо.  роткий отец иеромонах »осиф, библиотекарь, любимец покойного, стал было возражать некоторым из злословников, что Ђне везде ведь это и такї и что не догмат же какой в православии си€ необходимость нетлени€ телес праведников, а лишь мнение, и что в самых даже православных странах, на јфоне например, духом тлетворным не столь смущаютс€, и не нетление телесное считаетс€ там главным признаком прославлени€ спасенных, а цвет костей их, когда телеса их полежат уже многие годы в земле и даже истлеют в ней, Ђи если обр€щутс€ кости желты, как воск, то вот и главнейший знак, что прославил господь усопшего праведного; если же не желты, а черны обр€щутс€, то значит не удостоил такого господь славы, Ц вот как на јфоне, месте великом, где издревле нерушимо и в светлейшей чистоте сохран€етс€ православиеї, заключил отец »осиф. Ќо речи смиренного отца пронеслись без внушени€ и даже вызвали отпор насмешливый: Ђэто всЄ ученость и новшества, нечего и слушатьї, Ц порешили про себ€ иноки. Ђ” нас по-старому; мало ли новшеств теперь выходит, всем и подражать?ї прибавл€ли другие. Ђ” нас не менее ихнего св€тых отцов было. ќни там под туркой сид€т и всЄ перезабыли. ” них и православие давно замутилось, да и колоколов у них нетї, присоедин€ли самые насмешливые. ќтец »осиф отошел с горестию, тем более, что и сам-то высказал свое мнение не весьма твердо, а как бы и сам ему мало веру€. Ќо со смущением провидел, что начинаетс€ нечто очень неблаговидное и что возвышает главу даже самое непослушание. ћало-по-малу, вслед за отцом »осифом, затихли и все голоса рассудительные, » как-то так сошлось, что все любившие покойного старца и с умиленным послушанием принимавшие установление старчества страшно чего-то вдруг испугались и, встреча€сь друг с другом, робко лишь загл€дывали один другому в лицо. ¬раги же старчества, €ко новшества, гордо подн€ли голову. Ђќт покойного старца ¬арсонофи€ не только духу не было, но точилось благоуханиеї, злорадно напоминали они, Ђно не старчеством заслужил, а тем, что и сам праведен былї. ј вслед за сим на новопреставившегос€ старца посыпались уже осуждени€ и самые даже обвинени€: Ђнесправедливо учил; учил, что жизнь есть велика€ радость, а не смирение слезноеї, говорили одни, из наиболее бестолковых. Ђѕо-модному веровал, огн€ материального во аде не признавалї Ц присоедин€ли другие еще тех бестолковее. Ђ  посту был не строг, сладости себе разрешал, варение вишневое ел с чаем, очень любил, барыни ему присылали. —химнику ли чаи распивать?ї слышалось от иных завиствующих. Ђ¬озгорд€сь сидел, с жестокостью припоминали самые злорадные, за св€того себ€ почитал, на коленки пред ним повергались, €ко должное ему принималї. Ђ“аинством исповеди злоупотребл€лї, злобным шепотом прибавл€ли самые €рые противники старчества, и это даже из самых старейших и суровых в богомольи своем иноков, истинных постников и молчальников, замолчавших при жизни усопшего, но вдруг теперь отверзших уста свои, что было уже ужасно, ибо сильно вли€ли словеса их на молодых и еще не установившихс€ иноков. ¬есьма выслушивал всЄ сие и обдорский гость монашек от св€того —ильвестра, глубоко воздыха€ и покива€ главою: ЂЌет, видно отец-то ‘ерапонт справедливо вчера судилї, подумывал он про себ€, а тут как-раз и показалс€ отец ‘ерапонт; как бы именно чтоб усугубить потр€сение вышел.

”пом€нул уже € прежде, что выходил он из своей дерев€нной келийки на пасеке редко, даже в церковь подолгу не €вл€лс€ и что попущали ему это €кобы юродивому, не св€зыва€ его правилом общим дл€ всех. Ќо если сказать по всей правде, то попущалось ему всЄ сие даже и по некоторой необходимости. »бо столь великого постника и молчальника, дни и ночи мол€щегос€ (даже и засыпал, на коленках сто€), как-то даже и зазорно было насто€тельно обремен€ть общим уставом, если он сам не хотел подчинитьс€. Ђќн и всех-то нас св€тее и исполн€ет труднейшее чем по уставуї Ц сказали бы тогда иноки, Ђа что в церковь не ходит, то значит сам знает, когда ему ходить, у него свой уставї. –ади сего-то веро€тного ропота и соблазна и оставл€ли отца ‘ерапонта в покое. —тарца «осиму, как уже и всем известно было сие, не любил отец ‘ерапонт чрезвычайно; и вот и к нему в его келийку донеслась вдруг весть о том, что Ђсуд-то божий значит не тот, что у человеков, и что естество даже предупредилї. Ќадо полагать, что из первых сбегал ему передать известие обдорский гость, вчера посещавший его и во ужасе от него вчера отшедший. ”пом€нул € тоже, что отец ѕаисий, твердо и незыблемо сто€вший и читавший над гробом, хот€ и не мог слышать и видеть, что происходило вне кельи, но в сердце своем всЄ главное безошибочно предугадал, ибо знал среду свою насквозь. —мущен же не был, а ожидал всего, что еще могло произойти, без страха, пронзающим взгл€дом след€ за будущим исходом волнени€, уже представл€вшимс€ умственному взору его.  ак вдруг необычайный и уже €вно нарушавший благочиние шум в сен€х поразил слух его. ƒверь отворилась настежь, и на пороге показалс€ отец ‘ерапонт. «а ним, как примечалось, и даже €сно было видно из кельи, столпилось внизу у крылечка много монахов, сопровождавших его, а между ними и светских. —опровождавшие однако не вошли и на крылечко не подн€лись, но останов€сь ждали, что скажет и сделает отец ‘ерапонт далее, ибо предчувствовали они, и даже с некоторым страхом, несмотр€ на всЄ дерзновение свое, что пришел он не даром. ќстанов€сь на пороге, отец ‘ерапонт воздел руки, и из-под правой руки его выгл€нули острые и любопытные глазки обдорского гост€, единого не утерпевшего и взбежавшего во след отцу ‘ерапонту по лесенке из-за превеликого своего любопытства. ѕрочие же кроме него, только что с шумом отворилась настеж дверь, напротив потеснились еще более назад от внезапного страха. ѕодн€в руки горе, отец ‘ерапонт вдруг завопил:

Ц »зверга€ извергну! Ц и тотчас же начал, обраща€сь во все четыре стороны попеременно, крестить стены и все четыре угла кельи рукой. Ёто действие отца ‘ерапонта тотчас же пон€ли сопровождавшие его; ибо знали, что и всегда так делал, куда ни входил, и что и не с€дет и слова не скажет, прежде чем не изгонит нечистую силу.

Ц —атана изыди, сатана изыди! Ц повтор€л он с каждым крестом. Ц »зверга€ извергну! Ц возопил он оп€ть. Ѕыл он в своей грубой р€се, подпо€санной вервием. »з-под посконной рубахи выгл€дывала обнаженна€ грудь его; обросша€ седыми волосами. Ќоги же совсем были босы.  ак только стал он махать руками, стали сотр€сатьс€ и звенеть жестокие вериги, которые носил он под р€сой. ќтец ѕаисий прервал чтение, выступил вперед и стал пред ним в ожидании.

Ц ѕочто пришел, честный отче? ѕочто благочиние нарушаешь? ѕочто стадо смиренное возмущаешь? Ц проговорил он наконец, строго смотр€ на него.

Ц „есо ради пришел еси? „есо просиши?  ако веруеши? Ц прокричал отец ‘ерапонт юродству€, Ц притек здешних ваших гостей изгон€ть, чертей поганых. —мотрю, много ль их без мен€ накопили. ¬еником их березовым выметать хочу.

Ц Ќечистого изгон€ешь, а может сам ему же и служишь, Ц безбо€зненно продолжал отец ѕаисий, Ц и кто про себ€ сказать может: Ђсв€т естьї? Ќе ты ли, отче?

Ц ѕоган есмь, а не св€т. ¬ кресла не с€ду и не восхощу себе аки идолу поклонени€! Ц загремел отец ‘ерапонт. Ц Ќыне людие веру св€тую губ€т. ѕокойник, св€той-то ваш, Ц обернулс€ он к толпе, указыва€ перстом на гроб, Ц чертей отвергал. ѕурганцу от чертей давал. ¬от они и развелись у вас как пауки по углам. ј днесь и сам провон€л. ¬ сем указание господне великое видим.

ј это и действительно однажды так случилось при жизни отца «осимы. ≈диному от иноков стала снитьс€, а под конец и на€ву представл€тьс€ нечиста€ сила.  огда же он, в величайшем страхе, открыл сие старцу, тот посоветовал ему непрерывную молитву и усиленный пост. Ќо когда и это не помогло, посоветовал, не оставл€€ поста и молитвы, прин€ть одного лекарства. ќ сем многие тогда соблазн€лись и говорили меж собой, покива€ главами, Ц пуще же всех отец ‘ерапонт, которому тотчас же тогда поспешили передать некоторые хулители о сем Ђнеобычайномї в таком особливом случае распор€жении старца.

Ц »зыди отче! Ц повелительно произнес отец ѕаисий, Ц не человеки суд€т, а бог. ћожет здесь Ђуказаниеї видим такое, коего не в силах пон€ть ни ты, ни € и никто. »зыди отче, и стадо не возмущай! Ц повторил он настойчиво.

Ц ѕостов не содержал по чину схимы своей, потому и указание вышло. —ие €сно есть, а скрывать грех! Ц не унималс€ расходившийс€ во рвении своем не по разуму изувер. Ц  анфетою прельщалс€, барыни ему в карманах привозили, чаем сладобилс€, чреву жертвовал, сладост€ми его наполн€€, а ум помышлением надменнымЕ ѕосему и срам претерпелЕ

Ц Ћегкомысленны словеса твои, отче! Ц возвысил голос и отец ѕаисий, Ц посту и подвижничеству твоему удивл€юсь, но легкомысленны словеса твои, €кобы изрек юноша в миру, непосто€нный и младоумный. »зыди же отче, повелеваю тебе, Ц прогремел в заключение отец ѕаисий.

Ц я-то изыду! Ц проговорил отец ‘ерапонт, как бы несколько и смутившись, но не покида€ озлоблени€ своего, Ц ученые вы! ќт большого разума вознеслись над моим ничтожеством. ѕритек € сюда малограмотен, а здесь, что и знал, забыл, сам господь бог от премудрости вашей мен€ маленького защитилЕ

ќтец ѕаисий сто€л над ним и ждал с твердостью. ќтец ‘ерапонт помолчал и вдруг, пригорюнившись и приложив правую ладонь к щеке, произнес нараспев, взира€ на гроб усопшего старца:

Ц Ќад ним заутра Ђѕомощника и покровител€ї станут петь Ц канон преславный, а надо мною, когда подохну, всего-то лишь Ђ а€ житейска€ сладостьї Ц стихирчик малый [[1]], Ц проговорил он слезно и сожалительно. Ц ¬озгордились и вознеслись, пусто место сие! Ц завопил он вдруг как безумный и, махнув рукой, быстро повернулс€ и быстро сошел по ступенькам с крылечка вниз. ќжидавша€ внизу толпа заколебалась; иные пошли за ним тотчас же, но иные замедлили, ибо кель€ всЄ еще была отперта, а отец ѕаисий, выйд€ вслед за отцом ‘ерапонтом на крылечко, сто€ наблюдал. Ќо расходившийс€ старик еще не окончил всего: отойд€ шагов двадцать, он вдруг обратилс€ в сторону заход€щего солнца, воздел над собою обе руки и, Ц как бы кто подкосил его, Ц рухнулс€ на землю с превеликим криком:

Ц ћой господь победил! ’ристос победил заход€щу солнцу! Ц неистово прокричал он, воздева€ к солнцу руки и пав лицом ниц на землю, зарыдал в голос как малое дит€, весь сотр€са€сь от слез своих и распростира€ по земле руки. “ут уж все бросились к нему, раздались восклицани€, ответное рыданиеЕ »сступление какое-то всех обу€ло.

Ц ¬от кто св€т! вот кто праведен! Ц раздавались возгласы уже не бо€зненно, Ц вот кому в старцах сидеть, Ц прибавл€ли другие уже озлобленно.

Ц Ќе с€дет он в старцахЕ —ам отвергнетЕ не послужит прокл€тому новшествуЕ не станет ихним дурачествам подражать, Ц тотчас же подхватили другие голоса, и до чего бы это дошло, трудно и представить себе, но как-раз ударил в ту минуту колокол, призыва€ к службе. ¬се вдруг стали креститьс€. ѕодн€лс€ и отец ‘ерапонт и, огражда€ себ€ крестным знамением, пошел к своей келье не огл€дыва€сь, всЄ еще продолжа€ восклицать, но уже нечто совсем несв€зное. «а ним потекли было некоторые, в малом числе, но большинство стало расходитьс€, поспеша€ к службе. ќтец ѕаисий передал чтение отцу »осифу и сошел вниз. »сступленными кликами изуверов он поколебатьс€ не мог, но сердце его вдруг загрустило и затосковало о чем-то особливо, и он почувствовал это. ќн остановилс€ и вдруг спросил себ€: Ђќтчего си€ грусть мо€ даже до упадка духа?ї и с удивлением постиг тотчас же, что си€ внезапна€ грусть его происходит по-видимому от самой малой и особливой причины: дело в том, что в толпе, теснившейс€ сейчас у входа в келью, заприметил он между прочими волнующимис€ и јлешу, и вспомнил он, что, увидав его, тотчас же почувствовал тогда в сердце своем как бы некую боль. Ђƒа неужто же сей младый столь много значит ныне в сердце моем?ї вдруг с удивлением вопросил он себ€. ¬ эту минуту јлеша как раз проходил мимо него, как бы поспеша€ куда-то, но не в сторону храма. ¬зоры их встретились. јлеша быстро отвел свои глаза и опустил их в землю, и уже по одному виду юноши отец ѕаисий догадалс€, кака€ в минуту сию происходит в нем сильна€ перемена.

Ц »ли и ты соблазнилс€? Ц воскликнул вдруг отец ѕаисий, Ц да неужто же и ты с маловерными! Ц прибавил он горестно.

јлеша остановилс€ и как-то неопределенно взгл€нул на отца ѕаиси€, но снова быстро отвел глаза и снова опустил их к земле. —то€л же боком и не повернулс€ лицом к вопрошавшему. ќтец ѕаисий наблюдал внимательно.

Ц  уда же поспешаешь?   службе благовест€т, Ц вопросил он вновь, но јлеша оп€ть ответа не дал.

Ц јли из скита уходишь?  ак же не спрос€сь-то, не благослов€сь?

јлеша вдруг криво усмехнулс€, странно, очень странно вскинул на вопрошавшего отца свои очи, на того, кому вверил его умира€ бывший руководитель его, бывший владыка сердца и ума его, возлюбленный старец его, и вдруг, всЄ по-прежнему без ответа, махнул рукой, как бы не забот€сь даже и о почтительности, и быстрыми шагами пошел к выходным вратам вон из скита.

Ц ¬озвратишьс€ еще! Ц прошептал отец ѕаисий, смотр€ во след ему с горестным удивлением.

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-09-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 403 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ќачинайте делать все, что вы можете сделать Ц и даже то, о чем можете хот€ бы мечтать. ¬ смелости гений, сила и маги€. © »оганн ¬ольфганг √ете
==> читать все изречени€...

2027 - | 1843 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.055 с.