Лекции.Орг

Поиск:


ЛЕСНОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ




 

1. Место действия: Воздух. Полёт жуков

 

Помыслив лес как представленье,

как волю, или как театр,

летят в особом настроеньи

жуки – поэт и психиатр.

 

Они предчувствуют блаженно,

что завтра осень наступает,

а потому летят степенно

и благодушно размышляют

 

о расширении Вселенной,

о тайнах бытия, о том,

что и в лесу есть место тлену,

и лесника ветшает дом,

 

и нет уже среди зверей

царей изысканных кровей,

но не имеет всё значенья –

ведь скоро – летопреставленье.

 

Жук-Поэт

Трепещешь, легкокрылый жук?

 

Жук-Психиатр

О чём ты, драгоценный друг?

 

Жук-Поэт

Об осени, которая настанет,

и нас с тобою в скорости не станет.

 

Жук-Психиатр

А, вдруг, любезный жук,

Туда самих нас тянет?

… Вон, погляди, как сладко вянет,

к падению готовясь, лист…

 

Жук-Поэт

Влечение к Танатосу нас манит?

Скажу, твой Фрейд изрядный пессимист.

 

Жук-Психиатр

Я думаю, не в пессимизме дело,

а в том, что рано или поздно тело

покинуть лёгкая душа стремится,

чтобы обратно в Лоно возвратиться.

 

Жук-Поэт

Похоже, Осень нас зовёт…

 

Жук-Психиатр

Свершить иной полёт…

 

Прорезая облака,

в небо взвились два жука.

Под собой внизу оставив

ветхий домик Лесника.

2. Место действия: домик Лесника

Сторожка Лесника.

Сидя у окна, опёршись локтем о подоконник, Лесник самососредоточен и взглядом тёмен.

Глаза его не спокойны, и борода слегка всклокочена.

 

Лесник

 

Лес, как гигантская бутылка

что на столе пустого поля.

Чернеет ЛЭПа вышка-вилка.

Жжёт ветер жгучим алкоголем.

 

Куда ж исчезло всё зверьё?

Без зверя пусто бытиё.

В природе чуется безверие

когда она совсем без зверя и

 

только

ветер

трётся

о окно –

будто

тетерев токующий

током ударяющий в листву

широкополой шляпы дуба

Трубадуром

тот же ветер

взрёвывая до Forte

поёт сезонную песнь

аплодирующей форточке.

 

Грустно смотрит на хлопающую от ветра форточку.

Затем перебрасывает взгляд в тёмную, как чайная гуща, массу леса.

И с дрожью в голосе -

Какие большие сосны вымахали –

совсем, как дубы-великаны!

Но это не радовало тёплого выхухоля,

что, в общем, довольно странно –

 

поскольку шустрый и юркий зверёк

любил шелест хвои тенистой.

Томимый печалью, выхухоль слёг

и сделался даже пятнистым.

 

К нему заходила подруга лиса,

чтоб в шахматы вместе сыграть.

Но выхухоль тихо сплетал словеса

и плашмя их бросал на кровать.

 

Лиса ужасалась и с криком "ах, так?!"

бежала, ферзём потрясая,

но всё ж возвращалась. И сумрачный мрак

стелился, над ней нависая.

 

Но выхухоль тихо сплетал словеса,

швырял их затем на кровать,

и снова обиженная лиса

пыталась куда-то бежать.

 

И вновь возвращалась. И выхухоль вновь

забаву свою продолжал…

Кто знает, а может быть, это любовь?

Но это навряд ли кто знал.

 

Ни ворон, ни заяц, ни крот, ни удод –

не ведали, что там творится –

в поместье, где выхухоль тихий живёт,

где с ним проживает лисица.

Как выхухоль тот, разбежались зверушки.

Плесну-ка себе алкоголя пол-кружки.

Лесник направляется к шкафчику. Открывает его резную дверцу, извлекает оттуда большую бутыль, наполовину пустую, и простую оловянную кружку.

В эту минуту в комнате раздаётся голос. Лесник вздрагивает и поспешно ставит на стол бутыль и кружку.

Лесник – тревожно оглядывается.

 

Ушам своим не верю я!

Кто это?

 

Голос

Некто из зверья.

 

Лесник

Мне в этом "некто" что за толк?

Нельзя ль конкретней?

 

Голос

 

Это Волк.

Я из небытия возник,

совсем, как тень твоя, Лесник.

 

Лесник

 

Не бойся, Волк, с тобой не в ссоре я

и интересна мне твоя история.

 

Голос-Волк – монотонно, заунывно и с тоскливыми нотками в интонации, нараспев рассказывает свою историю.

 

3. Место действия: Память Вервольфа. Травма

 

Однажды на белом, но сумрачном свете

жил тихий и невесёлый вервольф.

 

Пауза, сопровождающаяся печальным взглатыванием.

 

Тихий и невеселый вервольф

выходил на прогулку при полной надутой луне

и подвывал вращая лунами глаз желтоблинных

 

уныло пугал пробегающих мимо зверушек

растерянно клацал клыками младыми

и веками хлопал по птичьи

 

А был одинок он по сути и добр и задумчив

 

Пугали им малых детишек, но детки смышлёные втайне

хотели с верфольфом дружить и играть с ним хотели в шарады

 

 

Однажды по лесу бродил одинокий охотник

Но правды о добром вервольфе любимце детишек не знал он

и только завидев мерцающий зрак его в лунном сиянии чащи

он вскинул свой верный моозберг

и выпалил пулей серебряной

Охнуло чудище мрачно как сыч потревоженный

и рухнуло в самую гущу кустарника дикорастущего

 

Напрасно рыдали в отчаянье детки Напрасно

склоняясь над телом теряющим тёплую влагу животную

бранили охотника жестокосердого детки от горя серьёзными ставшие

 

А осени шумно сменяли друг друга Ветра продувные

всё то что в селенье том было повымели начисто

Голос прослезился.

 

Однако ничто ведь в бесследствии не исчезает

И ветром следы унесённые переместились в иные леса и селенья

Охотник понуро отправился странствовать дальше по свету

А претерпевший Вервольф поселился у древних озёр где вода черна и чиста

и там огласил он пространство своим вокализом протяжным

И новые детки хотели играть и дружить с ним у древних

озёр где вода глубока и черна и чиста и тревожно прозрачна

 

4. Место действия: Память Вервольфа. Берег чёрных озёр

 

И я видел как из тех озёр

выходят Светлоокие Рыбы

Вот

Светлоокие рыбы

выходят на берег

гуляют по берегу

светлоокие рыбы

 

обхватившись плавниками

плавно шествуют

наслаждаясь маревом

мира

 

с видом какой-то

наивысшей отрешенности

будто ведают

все тайны этого марева

 

а рыбак закидывает невод

невод простирается над пучинами вод

но рыбы-то, рыбы, рыбы, светлоокие рыбы

давно уже на берегу

 

что видит рыбак в зеркале вод? -

тёмным зрачком приникая к волне.

Распростертый, как парашют – невод

набухает в чёрном растворе.

 

Я спрашивал: Рыбы,

откуда вы и куда?

Отвечали мне Рыбы:

 

Куда и откуда бы мы ни шли –

медленно или проворно –

с первого шага начинается путь в тысячу ли –

как гласит поднебесная поговорка.

 

Куда и откуда бы мы ни шли –

с робостью или с отвагой –

даже путь в тысячу ли

заканчивается последним шагом.

Я спрашивал ещё:

Почему же вы бродите

по брегу высохшего ручья,

а не таинственно плещитесь

в пучинах озёрных толщ?

Отвечали мне Рыбы:

 

1-я:

Смешались наши речи, как вавилонские языки…

Но когда итак хорошо - зачем понимать друг друга?

Словно в воды обмелевшей реки

бросаем камешки слов во взгляды друг друга.

 

2-я:

И всё настолько обычно, что даже пугающе странно

видеть, как всё превращается постепенно

в ничто: но такова диалектика перехода -

как смешение диалектов в одной и той же речи -

как природа, которая всегда при родах.

и при этом - беременна вечно.

 

3-я:

Но уходят воды обмелевшей реки

как рыба путиной – в географические инаковости.

 

4-я:

Смешались наши взоры, как вавилонские языки.

 

5-я:

Или это только – вариации одинаковости?

 

6-я:

Ах, зачем мы бродим возле высыхающего ручья,

таящего в себе память бурного полноводья!

 

7-я:

Как в партии, где воцарилась патовая ничья –

нет разницы: уходим мы или приходим –

…потому что, куда бы мы ни пришли –

окажется, что мы оттуда же и вышли.

 

8-я:

Так, например, бермудские корабли –

появляются где-нибудь в районе Перемышли.

 

9-я:

Появляются и тают, как облака…

 

10-я:

…И в этом таянье чудится тайна.

 

11-я:

Как будто огромная космическая рука

Тасует колоду образов и (как бы?) нечаянно

выбрасывает на стол мироздания картинку-карту

 

12-я:

Словно очередное поветрие…

 

6-я:

"Бог не играет в кости" – заметил Эйнштейн. А в карты?

 

Я:

Но не есть ли мир карта и геометрия?

 

1-я:

Геометрия геометрии рознь. Лобачевский и Риман

заявили, что параллельные пересекутся – наперекор Эвклиду.

 

Я:

Это значит, что даже тогда, когда мы проходим мимо

друг друга, когда теряем друг друга из вида, не подавая виду,

что знаем друг друга – нам придется когда-нибудь со-единиться

в точке взаимного узнавания? -

Как тем, кто друг другу пока только снится

уготовано наяву "нечаянное" свидание?

 

12-я:

Но мы – возвращаемся к нашему ручью…--

минуя правление смысла и меняя направление мысли…

 

11-я:

Продолжая идти и ходить в ничью –

как корабли между Бермудами и Перемышлью.

 

7-я:

Таинственные корабли. Не правда ли?

 

5-я:

О! Их курсирование – целая сага!

 

3-я:

Так выясняется, что в путешествии в тысячу ли –

Нет ни первого, ни последнего шага.

 

И я побрёл, не считая шагов

с зудящей болью от руки человеца…

 

5. Место действия: Домик Лесника

Голос смолкает. Лесник грустно озирается по сторонам.

 

Где же ты, добрый оборотень?

Где ж ты, вервольф незабвенный?

Почему ты умолк?

Откликнись, страдающий Волк.

Говорить мне об этом больно,

но скажу, признаваясь в содеянном –

тот охотник был я,

был я тот охотник,

что вскинул свой верный моозберг

и выстрелил в доброго вольфа.

Но содеял я то по неведенью.

С той поры не даёт мне сей выстрел покоя,

и саднит моя совесть, саднит,

будто в ней смертоносная пуля застряла.

Я искал тебя долго потом и упорно,

чтоб прощенья просить, обливаясь слезами.

Но сменяли друг друга шумные осени,

и продувные ветра

заметали следы…

А я шёл всё и шёл,

слёзы собственные глотая.

И саднила душа, будто именно в ней

смертоносная пуля застряла.

 

Голос

 

Не терзай себя, чуткий охотник.

Ты не ведал, ты просто не ведал

о том, что творил, сотворяя свой скоропалительный выстрел.

Чтоб утешился ты, я признаюсь тебе: смерти нет, её не существует,

её просто придумали полуживые живущие.

Так, что возрадуйся, в прошлом охотник, а ныне лесник добронравный,

ибо повод для радости есть. Возликуй же и слёзы пролей,

но не слёзы печали, что в прошлом тебя пожирала, а плачем восторга излейся.

 






Дата добавления: 2015-05-05; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 276 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.03 с.