Лекции.Орг

Поиск:


День седьмой




Просыпаться не хотелось, но где-то назойливо жужжала мысль о том, что пора бы уж и проснуться. Ксения нехотя попыталась осознать себя. Знакомое дыхание на шее, теплые объятья - как она любила это волшебное ощущение.

- Вася!

- Доброе утро, милая, - сонный голос над ухом был таким умиротворяющим, что просто невозможно было думать о чем -то неприятном.

- Доброе. Как всегда сладко просыпаться в твоих объятьях.

- Рад это слышать. Еще бы хотелось, ради разнообразия поспать без одежды. Знаешь, сон в одежде, не позволяет телу полноценно отдохнуть. Когда в следующий раз решишь, что сегодня предпочитаешь спать в моей постели, захвати с собой ночную рубашку. Я, конечно, не против, чтобы ты спала абсолютно голой, но боюсь ты станешь возражать.

- Дурак. - нежась как кошка, буркнула Ксения. - Я просто заснула, пока ждала тебя.

- Ты только что разбила мне сердце.

- Ну, извини. Не знаешь сколько времени?

- Семь утра.

- Что-то я сегодня рано проснулась.

- Это трудно объяснить. Но раз уж ты проснулась, может встанем и пойдем завтракать?

- Да уж, чем раньше я начну сегодня собеседования, тем больше шансов, что закончу опрашивать оставшихся. - Василий высвободил из-под Ксении свою руку, сел на кровати и посмотрел ей в глаза.

- Ты уверена, что готова продолжить сегодня собеседования, может сделать перерыв? Время еще есть.

- Нет, я хочу закончить это дурацкое тестирование как можно скорее. Мне тяжко дается эта работа в линзах, и пока я буду думать, что мне это еще предстоит, я буду только загонять себя в депрессию.

- Как скажешь. Умоешься у меня, или пойдешь к себе?

- Пойду к себе. Спасибо, что приютил меня на ночь.

- Я рад, что ты пришла. Я боялся...

- Что я буду избегать тебя, из-за того, что ты сделал?

- Да.

- Могла бы. Но к счастью быстро разобралась что к чему. Спасибо тебе, что спас меня. Один вопрос, как ты там оказался? - Лицо Василия помрачнело.

- Я целый день ходил сам не свой. Мне казалось, что нельзя оставлять тебя одну со всем этими мужланами. И когда вечером в новостях передали, что на сегодня собеседование закончилось, а тебя все не было и не было, я решил пойти тебя искать. На счастье, я это сделал очень вовремя.

- Здорово. Спасибо тебе еще раз. Я пойду, увидимся за завтраком.

- Договорились. - Ксения сползла с кровати и быстро перешла из шатра в шатер. Благо их шатры стояли рядом. За этой короткий промежуток она успела подумать, что очень приятно и полезно для здоровья, когда о тебе кто-то беспокоиться. Перешагнув порог своего шатра, Ксения изумленно остановилась. На диване сидел Михаил.

- Давно меня ждешь? - растеряно спросила Ксения.

- Со вчерашнего вечера.

- Не мог посмотреть где и что я делаю?

- Я не позволяю себе подглядывать за тобой так грубо. Одно дело случайно подслушать твой разговор с подружкой и совершенно другой искать где ты ночуешь.

- Подождешь еще десять минут, пока я умоюсь?

- Нет проблем. Что такое десять минут в сравнении с вечностью. - Ксения бегом отправилась в душ. Размяв сильными струями горячей воды, измученное одеждой тело, и наскоро помыв голову, Ксения слегка расслабилась. Она совершенно не знала, что ей ожидать от беседы с Майклом. Придется ли ей сейчас выдержать сцену ревности? И будет ли она бурной или не очень. А еще не хотелось, чтобы в ее отсутствие зашел кто-то из ее друзей. Завернувшись в большое банное полотенце, Ксения подошла к раковине чистить зубы. Пока зубная паста и щетка совершали действия предупреждающие появление кариеса, Ксения рассматривала себя в зеркале. Ее лицо все больше приобретало бронзовый оттенок, а волосы все больше покрывались золотым налетом. На лицо беспощадно наступала армия веснушек. Наконец, закончив, свой утренний моцион, Ксения вышла к архангелу. К счастью, он был один. Она подошла к нему, поцеловала и села напротив.

- Привет.

- Привет. Знаешь, что меня забавляет в тебе больше всего? - усмехаясь спросил Майкл.

- И что же?

- Ты никогда не здороваешься, не почистив зубы. Ты можешь обсудить все проблемы мирового сообщества, но поздороваешься только после того, как почистишь зубы.

- Это только с тобой. Сама не знаю почему так происходит.

- Это не важно. Важно, что ты остаешься сама собой, и никакие трудности тебя не меняют. Я горжусь тобой.

- Знаю, что врешь, но все равно приятно. Конечно, меняют. И не в лучшую сторону. Но я стараюсь, по мере возможностей сохранять себя в первозданном виде. - Их беседа напоминала диалог двух старых друзей, которые знают друг друга лет сорок. Речь лилась легко и непринужденно. Ксения не выдержала:

- Не спросишь как я провела ночь?

- Ну, считается, что я не имею на это права. Ты же меня бросила.

- Точно. Я забыла.

- А я дурак напомнил!

- Правильно сделал. Я поняла, что с тех пор как мы расстались, мне стало легче с тобой общаться. Хотя я и знаю о твоей любви ко мне, между нами все честно. Нет недосказанности.

- Согласен. Так как ты провела ночь?

- Отлично. Была у Васьки. Заснула у него в постели, пока дожидалась его возвращения. А по приходу ему не удалось меня растолкать. Я была рада проснуться в его объятьях.

- Его объятья отличаются чем-то особенным от объятий остальных мужчин?

- Пожалуй да. Я чувствую какое-то неземное спокойствие. Ощущения будто я нахожусь в теплом солнечном коконе. И ничто и никто не сможет меня потревожить. Похожее ощущение я испытала, когда первый раз попала в Схрон СБ.

- Знаешь, а это очень интересно. Ты не испытываешь к нему нежных чувств? Может мне пора начинать ревновать?

- Не поверишь, но я не знаю. Порой мне кажется, что я люблю троих. И тебя, и Ангела, и Василия. И сказать, что кого-то я люблю как брата, а кого-то как мужчину нельзя. Вы все трое вызываете у меня в тех или иных ситуациях влечение отнюдь не братского характера. Но сказать, что кто-то особенно выделяется не могу. Занимаюсь любовью я только с тобой, но это не главное.

- Для кого как, - усмехнулся Майкл. - Приятно слышать, что я хоть чем-то отличаюсь от твоих дружков-приятелей.

- Давай поговорим о чем-нибудь другом.

- Например?

- Ну, например, о твоих приятелях. Как там Гавриил?

- А что ему сделается? Такой же безалаберный, как бесконечность назад. В голове вечно ветер. Единственное о чем он способен беспокоиться это о сохранении божественных тайн. А к чему этот вопрос?

- Понимаешь, тогда в той истории с Глэстьяром они встретились с Асей. И между ними явно пробежала искра.

- Ты же понимаешь бесперспективность этих отношений?

- Потому что архангелы могут заниматься любовью только с хранительницами?

- Нет. Думаю этот пункт касается только меня, хотя насколько я знаю, его никто не проверял.

- Но тогда что?

- Он бессмертен.

- Это, конечно, серьезный недостаток, но не настолько.

- Он живет на небе, а она на Земле.

- Пусть переберется на Землю, при сроке его жизни, каких-нибудь пятьдесят лет на Земле, можно считать просто командировкой.

- Похоже ты зациклилась на этой идее. - Майкл с нежной улыбкой посмотрел на Ксению. - И так как ты знаешь, что я ни в чем не могу отказать своей возлюбленной, то бессовестно пользуешься этим. Но раз ты такая зануда, может придумаешь предлог, под которым я мог бы затащить его сюда?

- Ты хочешь познакомить его со своей девушкой, какой предлог может быть лучше?

- То есть с тобой?

- У тебя есть еще одна девушка?

- Но ведь мы расстались!

- Что-то пару дней назад, проведя пару весьма пикантных часов со мной в постели, ты об этом старался не вспоминать.

- Ты вспоминаешь об этих минутах?

- Нет... Почти нет... Редко.

- Ты так прекрасна, когда врешь!

- Я никогда не вру!

- Просто блистательна!

- Ну, хорошо. Приводи его сегодня вечером.

- Надеюсь на этот раз ты не станешь учить Гавра целоваться.

- Ты знал?

- Милая, не оскорбляй меня, подозревая в полном отсутствии умственных способностей. Я достаточно хорошо знаю Гавра, чтобы предположить, что он попросит, и неплохо знаю тебя, чтобы быть уверенным, что ты согласишься. Развлечься подобным образом вполне в твоем духе.

- Ты прав, искушение было непреодолимым. - Ксения состроила гримасу покаяния, но у нее это плохо получилось и они дружно рассмеялись. Майкл, убедившись, что физическое моральное состояние Ксении нормальное, удалился, пообещав вернуться вечером с Гавриилом. Ксения вспомнила о том, что ее ждет Василий и одевшись на скорую руку, помчалась завтракать. В шатре Милицы ее ждал неприятный сюрприз. За столом со всеми ее друзьями сидел глава службы безопасности господин Ферзь. Ксения непроизвольно поморщилась и села за стол.

- Здравствуйте, господин Ферзь.

- Здравствуйте, Ксения. Рад видеть, что вы все-таки живы и не покинул этот суетный мир слишком быстро. - Ксения взяла тост и стала нервно намазывать на него масло.

- Прибыли охранять меня лично? Или поручите это кому-нибудь другому?

- Я прибыл с группой своих сотрудников. Кстати, Мари тоже здесь.

- Это первая и я думаю последняя приятная новость, которую вы могли мне сообщить.

- Могу я в таком случае надеяться, что вы позволите Мари охранять вас?

- Только Мари?

- Я думаю, что здесь вам не угрожает сатанинское войско, а одной Мари вполне достаточно, для того чтобы справиться с десятком другим расшалившихся женихов.

- Зачем же в таком случае целая группа?

- Остальные просто рассредоточатся по лагерю. На всякий случай.

- Что ж, не имею ничего против. Господин Ферзь, можно вам вопрос?

- Постараюсь ответить, если это возможно.

- Ваши люди охраняют моих родителей? - Ферзь изумленно уставился на Ксению:

- Да, за ними ведется круглосуточное наблюдение.

- Спасибо. Я очень благодарна вам за это.

- И даже не будете обвинять меня в нарушении их права на личную жизнь?

- Я понимаю, что многим стою поперек горла, и понимаю, что родители это мое самое уязвимое место. Они беззащитны еще больше чем я. Многие могут подумать, что меня этим можно сломать. Я знаю, что ваши ребята знают свою работу, и мне будет спокойнее спать, зная что они всегда рядом с моими близкими.

- Ксения, порой вы потрясаете меня до глубины души. Иногда мне начинает казаться, что я понял вас, и могу предсказать вашу реакцию по какому то вопросу, но вы всегда умудряетесь удивить меня. Как вам это удается?

- Господин Ферзь, я считаю что одно из моих положительных качеств, это отсутствие закостенелости. Я умею извлекать уроки из жизни и не считаю, что познала уже все. Я все время учусь, а соответственно все время меняюсь. Вы ждали от меня ответа, опираясь на ту меня, которую видели месяц назад. За этот месяц я сильно изменилась, сейчас перед вами человек совсем с другим жизненным опытом. Поэтому предсказать мою реакцию, для вас представляет определенную сложность. Но не огорчайтесь, просто примите это. Возможно через год, когда я перестану удивляться чудесам, которые происходят в моей жизни, я стану более предсказуема, но пока этого не случилось, вам придется подстраиваться под мою переменчивую личность. Я и сама не всегда поспеваю за ее переменами. - Ферзь смотрел на Ксению в немом восхищении. Ксения прервала его размышления вопросом:

- Вы намерены задержаться здесь или покинете нас?

- Мне надо возвращаться в Москву. У меня хватает работы. После некоторого перерыва стали поступать тревожащие сообщения от моих агентов в Преисподней. Похоже у Сатаны сорвало крышу. Он очень неадекватен в своих поступках.

- В чем это выражается?

- Сперва он писал стихи, потом разучивал серенады. Сейчас он выходит по ночам на Землю и смотрит на Луну.

- Все же это произошло, - задумчиво пробормотала Ксения. - Интересно кто объект его страсти.

- Ксения, вы о чем? - с подозрением спросил Ферзь, переставший понимать уже что-либо.

- А извините, просто мысли вслух. У меня есть теория, что после того как я наделила Сатану сердцем, рано или поздно он неизбежно в кого-нибудь влюбиться. Вопрос только в кого.

- И какие у вас версии. Кто основная кандидатура?

- Я сама. - Ферзь подавился сэндвичем и потрясенно уставился на Ксению. Было заметно, что хотя ее друзья и пытаются сделать вид, что ничем не удивленны, им это плохо удается.

- И что, простите, натолкнуло вас на такую мысль? - Ксения скромно пожала плечами:

- Ну, я девушка обаятельная, и в какой-то степени привлекательная. К тому же достаточно совершенное создание Отца Небесного. Одного этого достаточно, чтобы привлечь к себе его внимание. К тому же в недавнем поединке, я взяла над ним верх. Он должен испытывать ко мне жгучее чувство ненависти, но она с таким же успехом может перерасти в любовь. Да и вообще, скорее всего я последняя, кого он видел до начала своего добровольного заточения.

- Откуда вы знаете о его добровольном заточении? - недовольно буркнул Ферзь.

- У меня свои источники. Не могу сказать, что я обладаю полным объемом информации, но кое-что мне известно.

- Я сдаюсь, - смиренно поднял руки Ферзь. - Признаю, что вы мне не по зубам.

- А вы хотели меня укусить? - насмешливо спросила Ксения.

- Сперва у меня была такая мысль, но я быстро передумал - побоялся отравиться. - Дружеская пикировка привела всех завтракающих в задорное хорошее настроение. После трапезы, Ксения снова отправилась на свое временное рабочее место. Ангел с Василием проводили ее до самой палатки и ушли, только увидев, что в палатке ее ждет Мари. Девушки сдержанно поздоровались. Очень скупая на эмоции оборотень-рысь Мари, выразила радость от встречи одними глазами. И волна чувства вины, которое она испытывала каждый раз, вспоминая брата Мари Карла, погибшего, защищая ее от Астарота, была смыта.

- Мари, я очень рада тебя видеть.

- Здравствуйте, Ксения. Я тоже. Надеюсь вы не возражаете, против моего присутствия.

- Нет, вчерашнего урока мне вполне хватило.

- Не волнуйтесь. Вы не будите меня замечать. Я буду всегда где-то рядом. Единственно, о чем я прошу, это не выгонять меня из этой палатки. Понимаю, что места здесь не много, но все же.

- Нет проблем. Я прикажу принести тебе стул.

- Не надо стула. Мне будет вполне удобно и на полу. - Улыбнувшись Мари, начала перекидываться в свою вторую ипостасью. Ксения видела Мари в ее зверином обличии всего раз и при весьма неприятных обстоятельствах, поэтому сейчас ей было интересно посмотреть на это зрелище. Рысь, свернувшаяся и забравшаяся под стол в ноги Ксении, выглядела весьма необычно. Побритое тело все было исписано неизвестными Ксении знаками. Только голова оставалась не тронутой. Кисточки ушей умильно трепетали. Шесть пар крыльев были компактно уложены, и если бы Ксения не знала сколько их, то подумала что пара только одна. От ворчания рыси, у Ксении завибрировало в груди. Чтобы отвлечься, она занялась вставление линз. Надеясь, что в этот раз эта процедура пройдет проще, Ксения сильно ошибалась. Наконец закончив все приготовления, Ксения приступила к рутинному опросу. Заработавшись, Наазали забыла об обеде. Было пять часов вечера, когда на пороге появился знакомый по репортажам Второго Эфирного Канала Эрик. На все вопросы он отвечал честно и во лжи замечен не был. Ксения уже была готова отпустить его, когда молодой человек задал вопрос ей:

- Госпожа Наазали, не согласитесь со мной пообедать? Вы работаете с девяти утра без перерыва. Надо иногда есть. - Ксения посмотрела на часы и удивленно отметила, что Эрик прав. Не видя причин для отказа, Ксения встала из-за стола. И в этот момент из под стола вышла грациозная рысь, о которой Ксения уже успела забыть, а Эрик просто не знал. Мари лениво потянулась, выпустив в землю огромные когти, и чисто по кошачьи, пару раз взрыхлила передними лапами землю. После чего села рядом с Ксенией и стала ждать. Наазали посмотрела на реакцию претендента. Парень явно был не из робкого десятка. Максимум, что можно было прочитать на его лице - это любопытство.

- Мари познакомься, это Эрик - один из претендентов на руку царевны.

- Эрик, это Мари из отряда Псов архангела Михаила. Мари не просто мой телохранитель, но и близкий друг.

- Очень приятно, - с почтением откликнулся Эрик. Мари флегматично посмотрела на него и не выразила никаких эмоций по поводу нового знакомства. Ксения вышла из палатки, Эрик любезно пригласил ее в ресторан, который на время турнира открыли у самого берега моря. Ксения не видевшая ничего, кроме зоны царевны лебедь и своей рабочей палатки с удовольствием воспользовалась услугами Эрика в качестве гида. Ресторан представлял из себя огромный шатер с накрытыми внутри и снаружи столами. Народу было не много, видимо основная масса претендентов уже пообедала. Тем ни мене все присутствующие повернулись в сторону Ксении и Эрика и по шатру пробежался гул. Эрик выбрал столик поближе к выходу и они заняли все три стула. Мари ловко уселась на стул и казалось это не причиняет ей никакого беспокойство. С той минуты, как она возвысилась над столами, трудно было сказать кто привлек большее внимание Наазали или ее экзотический телохранитель. Меню было весьма ограничено и Ксения предпочла доверить выбор Эрику, как человеку, который знает местную кухню. Еда была простая, но вкусная. Решив нарушить традицию молчать за едой Ксения спросила первой:

- Эрик, на вопрос почему вы добиваетесь руки Аси вы ответили: она мне нравится. Если честно, я не очень удовлетворена подобным ответом. Да и вообще все ваши ответы производили впечатление не искреннее и не благоприятное.

- И тем ни менее на моей анкете вы поставили крестик.

- Я просто соблюдала правила этого отборочного тура. Если претендент говорит правду и не врет, он проходит отбор. Но это не значит, что я не сделала для себя пометку, о том, что вы не были достаточно искренним.

- Вы поэтому согласились со мной пообедать?

- Нет. Я хотела есть, а вы предложили мне это. Почему я должна была отказываться?

- Вы во всех вопросах так прагматичны? Или есть моменты, которые заставляют вас выбирать сердцем?

- Мне показалось или пока вы только задаете вопросы мне, но не стремитесь ответить на мои?

- В какой то степени это правомерное замечание...

- И в весьма большой степени. Итак, я повторю свой вопрос: почему вы решили бороться за руку царевны? - Эрик задумался и его зрачки полностью заполонили глаза. От этого свойства глаз Эрика у Ксении становилось не хорошо на душе.

- Я долгие годы скитался в одиночестве по этому миру. Мне казалось, что отсутствие привязанностей избавляет от боли. Вы понимаете о чем я говорю?

- Лучше, чем вы думаете. Продолжайте.

- Когда я увидел информацию о турнире, мне даже в голову не пришло попытать счастья. Но когда на следующий день объявили о возрастных ограничениях, я подумал что это знак.

- Сколько вам лет?

- Шесть тысяч. - Говоря это Эрик с ожиданием смотрел на Хранительницу. Но разве можно удивить девушку, у которой роман с существом, которое живет больше чем существует этот мир?

- А осталось? - увидев, что этот вопрос волнует Наазали значительно больше, чем его нынешний возраст, Эрик растеряно ответил:

- Осталось семьдесят пять.

- Вы так точно знаете?

- Да. Много веков назад, я задал вопрос пифии и она дала мне на него ответ.

- Эрик, кто вы? Вы нигде не указывали ни свой род, ни принадлежность к какому-либо эфирному виду.

- Я оборотень. Моя вторая ипостась - дельфин.

- Мне казалось, что оборотни так долго не живут.

- Только не королевской крови.

- Вы король?

- Да король, без королевства.

- А по подробнее можно?

- Вы ведь не отстанете, правда?

- Нет. У меня хватка питбуля и мое любопытство не знает границ.

- Хорошо, я последний повелитель Атлантиды.

- А чем вы занимались все это время, после того как потеряли свою страну?

- В основном бродяжничал. И тосковал по своей родине

- Вы не имеете доступа к своей стране?

- Нет.

- Атлантида была в Черном море?

- Все считают, что в Средиземном.

- А на самом деле?

- В Черном.

- Это и есть истинная причина вашего интереса к царевне?

- Да. Мне осталось недолго жить. Я хочу попытаться возродить свою страну.

- Почему вы не пытались сделать это раньше?

- У меня не было ни средств, ни связей. Ни один из морских царей не позволит просто так баламутить море. Но будучи зятем Нептуна, я могу рассчитывать не только на разрешение, но и на помощь.

- Вы рассказали мне об этом, чтобы склонить меня на свою сторону?

- Да. Я считаю, что моя история достаточно трогательная. И не хуже, любой другой. Все претенденты желают что-то получить от брака с царевной.

- Да. Пожалуй. Ну, что ж, спасибо за обед и откровенность. Вы желаете, чтобы я сохранила ваше происхождение в тайне? Царевне я, конечно, все равно расскажу кто вы, но если хотите остальные не узнают деталей вашего инкогнито.

- Буду премного благодарен. - Ксения оплатила половину счета, не смотря на все протесты Эрика и вернулась к работе. К девяти часам Наазали не прекращая терла глаза и была готова выть на луну. К ней в палату зашел представитель организационного комитета и сообщил, что претенденты закончились. Это была очень приятная новость. Ксения радостно отдала ему заполненные анкеты, сняла линзы, положила их в контейнер и посидела десять минут закрыв глаза. Отдохнув она направилась к себе. Только дойдя до своего шатра Ксения вспомнила о Мари и тут же, будто услышав ее мысли из тени выскользнула бесшумная рысь. Скользя в тени шатров Мари не на секунду не выпускала Ксению из виду. Решив, что чем быстрее она перестанет обращать внимание на Мари, тем быстрее они привыкнуть друг другу, Ксения зашла в шатер. Похоже отдых откладывался на диване сидел мрачный-мрачный Ангел.

- Что случилось на этот раз? - Голос Ксении был уставшим и без единой надежды на то, что она услышит хорошие новости.

- Было совершенно нападение на твоих родителей. - Ксения была готова услышать нечто подобное.

- С ними все в порядке? - на мгновение Ксении стало не по себе и она испугалась, что в этот раз события развивались по другому сценарию.

- Да, люди Ферзя защитили их и сейчас их везут в твой дом на Таганке.

- Понятно, значит отдых откладывается.

- С тобой все в порядке?

- А? Ты о чем?

- Я только что сказал тебе, что на твоих родителей было совершено нападение, ты отнеслась к этому так, будто я сообщил тебе, что они купили новый пылесос и не знают как им пользоваться. - Ксения понимала о чем говорит Ангел, но у нее просто не было сил на то, чтобы изобразить настоящий ужас. В глубине души Ксения знала, что это событие произойдет. Просто надеялась, что у нее есть еще время для того, чтобы подготовиться к разговору с родителями.

- Я отправляюсь в Москву. Ты со мной?

- Если тебе это нужно...

- Мне это нужно. Предупреди наших. Не хочу чтобы они волновались. Скажи, что мы постараемся вернуться к завтрашнему утру. - Ангел кивнул и вышел из шатра. Ксения повернулась к Мари, которая в своем человеческом обличье сидела за столом.

- Ты знаешь, кто охраняет моих родителей?

- Да. До вчерашнего дня я входила в команду, которая ведет их. Не волнуйся, с ними работают отличные ребята. Ничто не угрожает им.

- Мне было бы спокойнее, если бы ты была с ними.

- Мне очень приятна твоя столь лестная оценка, но поверь Марк и Энни ничуть не хуже.

- У вас у всех такие однотипные имена?

- Угадала. Это сделано специально, все средненько, без выпендрежа. - Ангел вернулся в шатер.

- Можем отправляться.

- Спасибо. - Ксения устало пошла к фургончику, стоявшему на заднем дворе. Ангел и Мари последовали следом. Открыв дверь, Ксения открыла ее сразу в тир, где находился люк, к которому должны были доставить ее родителей. Чтобы она не говорила, Ксения сильно волновалась. Когда вместо головы Мари в люке появилась задорная улыбка симпатичного вихрастого шатена, она чуть не забыла зачем сюда пришла.

- Госпожа Хранительница, не извольте беспокоиться, с вашими родителями все в порядке. - Он вышел из лаза и в люке показалось растерянное лицо Татьяны Иоанны. Наблюдая эту картину второй раз за пару недель, Ксения поняла, что сколько бы раз она это не проходила, сердце все так же будет сжиматься от боли, что твой образ жизни подвергает опасности твоих близких. Она бросилась в объятия матери и тихо заплакала.

- Мамочка, слава Богу, ты жива, - более скупая на слова в этот раз, Ксения переживала отнюдь не меньше. Просто степень усталости сегодня была немного другая. Перебравшись в крепкие объятья свои отца и убедившись, что он цел и невредим, Ксения как во сне услышала голос Ангела:

- Ксения, тебе не кажется, что родители порядком устали и надо бы отвести их наверх отдохнуть. - Все повторялось. Немного с другими акцентами, ощущениями, но те же растерянные лица родителей, тот же галантный Ангел, вызывающий восхищение у матери. Поднявшись наверх, Ксения не стала ходить вокруг да около. Усадив родителей на кухне пить чай, она принялась за объяснения. Это было не легко, но это было необходимо.

- Я не знаю как вам рассказать получше, но возможно дедушка уже каким то образом помог мне в этом? - Отец с матерью понимающе переглянулись. Слово взяла мама:

- Детка, хочешь сказать, что ты стала некой Хранительницей и теперь живешь в мире Эфира?

- Именно. Пифия сказала деду правду. Я Хранительница Путей. И мои новые друзья, эфиры. Ангел, к примеру, амур. Он стреляет людям в сердца и они влюбляются. Вася, который так тебе понравился оборотень-лягушка из дома царевен-лягушек. У меня есть подруга Ася, царевна-лебедь дочь морского царя. Все это напоминает маленькое сумасшествие, но поверьте это так. Я в этом мире довольно известная личность и поэтому, многие желают меня достать. Ну, а вы мое самое слабое место. Ваши жизни из-за меня подвергаются опасности. Думаю вы не сильно удивлены.

- Нет, дорогая, - пробасил Юрий Наумович, - мы много лет ждали нечто подобное. Поэтому тебе вряд ли удалось нас сильно удивить. Только вот хотелось понять, как нам жить с этим дальше. Сегодняшнее нападение не доставило большого удовольствия.

- Вот об этом я бы хотела поговорить поподробнее. Что же произошло?

- Мы ехали в такси, когда машину зажали в коробочку, заставили прижаться к обочине и попытались вытащить нас с мамой из машины. Насколько я понял нас пытались похитить. - Ксения вышла с кухни, чтобы позвать Мари и ее товарищей, которые из деликатности остались в гостиной. Познакомившись с Марком и Энни, она выслушала их версию. Она не сильно отличалась от версии родителей. Еще они добавили, что одного из нападавших удалось взять живым и его уже допросили. Он сказал, что родителей пытались похитить, чтобы шантажировать Наазали. Но он не знает, кто их наниматель. Известно только, что он еще на турнире. Стало понятно, что отпускать родителей в свободное плавание рано. После непродолжительной беседы, Татьяна Иоанна и Юрий Наумович согласились провести ближайшие пару недель на острове. Ксения оперативно вместе с матерью перешла на квартиру родителей, помогла ей собрать вещи и переправила их на остров, в заботливые руки Никодима и Марьи-искусницы. Ангел молча сопровождал ее и помогал как только мог. Мари, Марк и Энни весьма профессионально сливались с окружающей средой. Было принято решение, что они должны продолжать охранять родителей Ксении, несмотря на то, что те будут жить на острове. Когда все разместились на любимой веранде Ксении пить чай, родители наконец то отошли от потрясения и засыпали дочь вопросами. Ксения с удовольствием отвечала, радуясь, что на этот раз обстоятельства, при которых она рассказывает им о своей новой жизни, значительно менее трагичные и ей не надо думать о том, сколько просуществует мир и смогут ли родители в случае ее смерти провести здесь спокойную старость. Полночи проведенные в разговорах совсем уморили Ксению. И хотя ей очень хотелось побыть с родителями еще, надо было возвращаться и хоть немного отдохнуть перед завтрашним днем. Тем более было совершенно непонятно, как действовать дальше. Попрощавшись с родителями и пообещав навещать их, Ксения, Ангел и Мари вернулись в лагерь. Василий и девушки ждали их, не смотря на поздний час. Ксения быстро рассказала им, что все в порядке и отправила всех спать. Мари категорически отказалась спать в другом шатре и Ксения со вздохом смирилась с тем, что в ближайшее время ее личная жизнь будет проходить под пристальным присмотром. Только сев на кровать, Ксения поняла, что она абсолютно разбита. Тело беспощадно ломило, мышцы дрожали и их сводила судорога, глаза не прекращая слезились, рассудок отправился в далекое путешествие, при этом не оставил никакой информации на тему, когда вернется. Хотелось только одного - лечь спать. Но для этого надо было раздеться. А на это сил уже не осталось. Вспомнив замечание Васи по поводу сна в одежде, Ксения жалобно застонала, подумала, что черт с ним и откинула одеяло. Как ей удалось не закричать, было абсолютно не понятно. Под одеялом развалившись лежал сияющий Майкл. Ксения открыла рот, чтобы сказать ему все, что о нем думает, но он улыбаясь приложил палец к губам и покачал головой. На споры у Ксении сил не было. Сев рядом с ней на кровати, Майкл нежно провел рукой по ее волосам и поцеловал в висок. Он медленно и аккуратно снял с нее босоножки. Его нежные пальцы легонько массировали ступни Ксении и в них возвращалась жизнь. Сняв с нее рубашку, Майкл нежно размял мышцы шеи и рук. Ксения даже не заметила, как он стащил с нее джинсы и уложил в постель. Размяв икры и бедра ног, Майклу удалось добиться того, что у Ксении перестало сводить ноги. Накрыв измученную девушку одеялом, он сел с ней рядом. Ксения закрыла глаза и почувствовала, как Майкл поднес ее руку к своим губам.

- Ты не уйдешь пока я не усну?

- Нет. - И она уснула.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 354 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.027 с.