Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

День третий




Ксения проснулась отдохнувшей и посвежевшей.

- Доброе утро! - бодрый голос Наутилуса стряхнул с Ксении остатки сна.

- Привет, Нути! Как провел ночь?

- Замечательно! Спасибо большое! Я даже не ожидал, что твои воспоминания так отличаются от воспоминаний всех остальных.

- Намекаешь на историю с Глэстьяром?

- Да уж! Ты открыла мне тайну, которая известна только двум существам во вселенной!

- Я знала, что тебе понравится. Надеюсь, ты помнишь о своем обещании и не поделишься этими знаниями с его Величеством.

- Тогда это будет уже не тайна. А нет ничего прекрасней, чем обладать такой жемчужиной. Я хочу сделать тебе подарок.

- Может не стоит?

- Просто на память. Не обижай меня!

- Хорошо-хорошо, я просто хотела показать свое воспитание, но, похоже, в этом мире оно мало кому интересно.

- Посмотри на пол. - Ксения свесила с кровати голову и увидела, как из пола вылупляется огромная черная каплевидная жемчужина. Прекрасный черный перламутр сказочно переливался на свету.

- Спасибо! - восхищенно прошептала Ксения.

- Пусть она напоминает тебе о морском страннике, который всегда рад встретиться с тобой вновь. А теперь, пока я не передумал тебя отпускать, собирайся и беги скорее на сушу, мы уже прибыли. - Ксения быстро собралась, влезла в джинсы и футболку и, как могла, навела порядок у себя на голове. Перед выходом она остановилась и щекой прижалась к мягкой поверхности стены. Неожиданно стена чмокнула ее в щеку. Ксения звонко рассмеялась, послала Нути воздушный поцелуй и решительно вышла на сушу. Все остальные уже толпились на небольшом причале. Через несколько минут все с грустью смотрели, как погружается под воду и уходит Наутилус. На прощанье он посигналил им фонтаном воды.

- Эй, ну все. Начинаются суровые будни, - постаралась встряхнуть друзей Ася. - Вы должны найти мне мужа и желательно такого, чтобы я не убила его в первые сутки своего замужества. К причалу подъехал небольшой автобус, из которого выскочил довольно молодой парнишка. "оборотень" - подумала Ксения увидев пружинящую походку.

- Здравствуйте, я Урван. Мне велено доставить вас на место. Добро пожаловать. - Задерживаться на берегу никто не хотел, поэтому все довольно быстро загрузились в автобус и прилипли носами к стеклу. Автобус ехал вдоль берега моря. Вокруг была голая степь. Минут через пять они въехали на территорию огромного палаточного городка. Палатки пестрели яркими цветами, и городок напоминал огромное лоскутное одеяло. Проехав к самой середине, автобус остановился.

- Приехали, - объявил их водитель и открыл двери. Разморенные на солнце, спутники Ксении медленно выползли из автобуса. - Десять шатров, которые стоят вокруг принадлежат госпоже царевне. И она может по собственному усмотрению расселить всех своих гостей. Не буду вам больше мешать, если будут вопросы, воспользуйтесь вот этим, - Урван протянул четыре маленькие пластиковые коробочки. - Это коммуникатор со штабом наблюдательского совета. Желаю вам успеха.

Стоя в кругу десяти огромных шатров, компания прибывших почувствовала себя маленькой и неказистой. Ася пришла в себя первой:
- Ладно, чего стоим? Разбирайте себе палатки, как хотите. Ясно только одно - что палатка с короной на верху это моя, а с разбитым кубком в кольце - это Ксении. Остальные в произвольном порядке.

- Ну, я, наверное, размещусь в медицинском центре, - встрепенулся вампир, - мне там будет удобнее.

- Как вам угодно, но палаток в любом случае больше чем у меня будет гостей, так что если передумаете, мы всегда рады - ответила Ася. Ксения стояла и рассматривала приготовленную для нее палатку. Хотя палаткой это назвать было сложно. Скорее это был шатер. Золотистого цвета он переливался на солнце и стоял слева от шатра Аси. Бросив взгляд в сторону, Ксения улыбнулась:

- Ангел, посмотри, организаторы явно учли твой вкус. - Справа от белоснежного шатра Аси стоял абсолютно черный шелковый шатер.

- Да, мне он нравится - пробормотал Ангел и скрылся в недрах шатра. Василий выбрал ближайший к Ксении шатер изумрудного цвета, и Хранительница подумала о том, что этот свет изумительно подходит к зеленым глазам царевича. Милица проскользнула в соседний с шатром Василия, ярко-огненный шатер, а Элла заняла соседний шатер с Ангелом. Ее шатер был цвета ярко-голубого неба. Четыре оставшихся шатра, желтый, бирюзовый, сапфирово-синий и алый остались свободными. Ксения вошла в свой шатер последней. Шатер был визуально поделен на четыре равных сектора. От центрального шеста к угловым опорам расходились четыре направляющих, на которых висели занавеси, позволяющие отделить каждый сектор. Внутри шатер был отделан в золотисто-коричневых тонах. Полы были укрыты коврами. В дальнем правом углу располагалась спальня, где стояла кровать с балдахином, трюмо и шкаф, в левом дальнем углу располагались ванная, душевая кабина, умывальник и унитаз. В левом ближнем секторе было что-то типа гостевой с низким столиком и восточными диванами из подушек вокруг него. В правом секторе стоял полноценный обеденный стол со стульями. В общей площади шатер производил впечатление просто огромного. Бросив сумку с вещами в шкаф, Ксения вышла из шатра. И заглянула в гости к Асе.

- К тебе можно?

- Да, проходи. Я как раз собиралась идти узнать, как ты разместилась. - Тут же в шатер просунулась голова Эллы:

- Девчонки, вы тут?

- Да, проходи. - Шатер Аси не отличался от шатра Ксении ничем кроме расцветки. Девушки дружно разместились на диванах вокруг стола.

- Ну, что можно сказать, жить мы будем с комфортом! - вынесла свой вердикт Элла.

- Да уж, папенька расстарался, - фыркнула Ася. - Думает меня задобрить всей этой ерундой.

- Ась, ну отец то в чем виноват, - вступилась за Нептуна Ксения. - Это же не он правила создавал, и не он вещал, что ты должна замуж выйти. Он такая же жертва обстоятельств, как и ты.

- Как любящий отец, мог бы что-нибудь придумать! - Ася явно была не расположена проявлять милосердие.

- Не сердись, давай лучше займемся делом. Кто из нас должен делать заявление для прессы? - Ксения как всегда старалась все самое неприятное сделать как можно скорее.



- Ты, конечно! Ты же моя Наазали. Это твой бал. Я здесь выступаю в роли куклы, которой, что скажут, то она и будет делать.

- Если ты хотела меня обидеть, то тебе это удалось. Я между прочим не просила тебя выбирать себя своей Наазали.

- Извини. Просто в отчаянье я перестаю себя контролировать. Я все прекрасно понимаю, и ценю, что ты согласилась выручить меня из этой ситуации. Но поверь, мне от этого не легче! - Ксения тоже все прекрасно понимала, но ей очень хотелось как-нибудь приподнять настроение царевне.

- Постарайся смотреть на это с позитивной точки зрения. Ты две недели проведешь в кругу друзей. Не думаю, что нам здесь будет скучно.

- К тому же, подумай о том, - поддержала Ксению Элла, - что, возможно, Ксения выберет тебе в мужья какого-нибудь знойного сексуального мачо, который будет твоим верным рабом до конца жизни.

- Ну, не знаю, только если знойного и сексуального... - мечтательно и игриво подхватила Ася, - тогда я подумаю.

- Даже не мечтай! - фыркнула Ксения. - Если будешь так себя вести, выберу старого дряхлого похотливого козла.

- Ксюшечка, солнышко, я буду себя очень хорошо вести! Только давай обойдемся без козлов.

- Кстати, а возрастные рамки мы не определили, - заметила Ксения.

- С этим будет сложнее, - покачала головой Элла - В эфирном мире возраст понятие относительное.

- Это как сказать, - возразила Ксения. - Допустим, я выберу Асе мужа, которому сто лет в обед, но выглядит он как молодой мужчина. Она полюбит его, привяжется, а он в силу возраста умрет лет через пять. Кому это надо? Или наоборот, ему жить еще лет пятьсот, он полюбит Асю всей душой и когда она умрет, будет страдать и убиваться.

- Ты же сказала, что его сожгут вместе со мной на погребальном костре! - кровожадно возмутилась Ася.

- Я сказала, что мы СКАЖЕМ, что его сожгут. Чтобы боялся.

- Знаешь в чем-то ты права, - задумчиво произнесла Элла, - надо только правильно сформулировать возрастные рамки.

- С этим все просто, - брякнула, разгадывавшие задачки и посложнее, Хранительница. - Ася, ты сколько еще проживешь, если ничего не случится?

- Лет восемьдесят.

- А сейчас тебе сколько?

- Тридцать.

- Ну, вот и отлично. Условия такие - чтобы претенденту было не меньше тридцати - зачем добровольно наживать себе комплексы? И чтобы в среднестатистическом раскладе по его виду, ему оставалось не меньше и не больше семидесяти.

- А почему не восьмидесяти? - удивилась Ася.

- А вдруг, ты его все-таки не полюбишь. Приятно будет осознавать, что пережила этого козла.

- Да, брось! Если я его не полюблю, ты обещала отделаться от него значительно раньше.

- Нет, проблем! Как скажешь, дорогая. Не меньше семидесяти и не больше восьмидесяти. Устраивает?

- Вполне. - кивнула довольная царевна. - Элла сидела, еле сдерживая хохот:

- Слава Богу, вас никто не слышит.

- Пора сделать заявление прессе, а то пока мы будем собираться, сюда понаедет толпа не подходящих нам женихов, - проворчала Ксения. Взяв в руки коммуникатор и нажав на единственную кнопку, Ксения услышала бодрое, женское : - штаб наблюдательского совета слушает.

- С вами говорит Наазали царевны Астрик Хранительница Путей Ксения.

- О! - восхищенно всхлипнул коммуникатор.

- Да. Не поступала ли к вам информация о прибытии ритора Лави Эстави?

- Он прибыл вчера вечером. И уже расселился.

- Отлично. Оповестите его, чтобы он явился ко мне немедленно.

- Как прикажите госпожа Наазали. - Ксения отключила коммуникатор. А в шатер Аси робко вошла Милица.

- Госпожа, извините, что без приглашения...

- Милица, - перебила ее Ксения, - мы в походных условиях и давай будем попроще.

- Как прикажите, госпожа. Я хотела пригласить вас поесть. Вы же все не ели со вчерашнего вечера.

- А и правда, - заметила Ася, - я думаю почему меня слегка мутит, хотя замуж я еще не вышла.

- Я накрыла вам у себя в шатре, - все еще робея, произнесла Милица.

- Где же ты взяла продукты? - удивилась Элла.

- Со мной связались из организационного комитета и показали, где продовольственная база. Урван помог мне довести все продукты, а бригада рабочих оборудовала у меня в шатре прекрасную кухню. Госпожа Астрик, спасибо вам огромное за то, что выделили мне один из своих шатров. Я в жизни не жила в таких хоромах одна.

- Я рада, если тебе понравилось. И спасибо тебе, что взяла на себя хлопоты о такой большой компании. Не волнуйся, твои труды будут достойно оплачены моим отцом. - Милица вспыхнула всеми своими веснушками.

- Я на такое и не рассчитывала. Я столько чудес повидала за последние дни. Жизнь домовушки не располагает к путешествиям. Обычно мы сидим безвылазно дома, так что для меня это уже праздник. Но, что я все о себе, пойдемте есть, а то все стынет. - Девушки радостно отправились есть в шатер Милицы, где их уже ждали Ангел с Василием. В левом ближнем секторе шатра Милицы расположилась полноценная кухня. Ксения подумала о том, что у эфирного мира есть свои преимущества. Обед своей насыщенностью и вкусом ни на йоту не отличался от обеда в Москве. Девушки рассказали ребятам о новых дополнительных условиях. Ангел покачал головой, сказав, что просто потрясен педантичностью и изворотливостью Ксении. К концу трапезы в шатер ввалился Лави. Как всегда взлохмаченный и перевозбужденный, он с восторгом воспринял новость о необходимости собрать пресс-конференцию. Ксения, испросив и получив разрешение у Аси, попросила Лави переселиться в один из оставшихся шатров, чтобы ей не приходилось его искать. Лави просто захлебнулся от восторга и гордости. Выпив чашку чая, он пообещал подготовить листовки для прессы, где будет указаны, какие ограничения вводятся для претендентов. И сказал, что через пол часа, пресс-конференцию можно будет начинать в шатре для прессы. Он находился у самого берега, подальше от зоны царевны Астрик. Так друзья узнали, как называется часть городка, где они проживают. Прогуливаясь по городку, в целях убить время до встречи с прессой, Ксения и Ася обнаружили, что он еще абсолютно пуст.

- Максимум через час, после пресс-конференции сюда начнут съезжать претенденты на мою руку, и все эти палатки заполнятся, - вздохнула Ася.

- Подумай, сотни, тысячи знойных красавцев! Выбирай, не хочу.

- А я и не хочу.

- Правильно, выбирать то не тебе, а мне.

- Прости, что опять втянула тебя в свои проблемы.

- Не боись, прорвемся, - ответила Ксения, сама при этом не сильно веря в то, что говорит. Когда девушки добрели до шатра для прессы, он уже гудел словно улей. Ксения решительно вошла в шатер и ее ослепили вспышки камер. Они молча прошли с Асей к столу с микрофонами, у которого стоял Лави. Сев поудобнее, Ксения взглянула на часы и поняла, что можно начинать. О чем и сообщила кивком Лави. Еще когда они только вошли в шатер, Ксения увидела, что ее ритор уже превратился в изысканного льва, говорящего со всеми свысока, рокочущим баритоном.

- Дамы и Господа, журналисты свободного эфира, добрый день. Напоминаю, что меня зовут Лави Эстави и являюсь пресс-секретарем Наазали этого кубка госпожи Ксении. Госпожа Наазали и царевна-лебедь Астрик согласились сегодня выступить перед вами. Прошу приветствовать их. - Палатка взорвалась бурными аплодисментами. - Для начала госпожа Наазали сделает свое заявление. - Ксения не вставая, пододвинулась к микрофонам.

- Добрый день. Вы все знаете, по какому поводу мы здесь собрались. Его величество Нептун восьмой и Наблюдатель Фарэль уже сделали сообщение по этому поводу. Я же хочу внести некоторые детали. Итак, введены ограничения для участников турнира. - В палатке раздались нервные вздохи.- Ограничения по возрасту, по росту, по весу, по состоянию здоровья. Ознакомиться подробно с ограничениями вы сможете в листовках, которые вам сейчас раздаст Лави. - Ритор отдал пачки листовок трем девушкам-помощницам. Они молниеносно распределили их между представителями прессы. Журналисты дружно зашуршали листовками. Дождавшись мгновения тишины, Ксения продолжила:

- С этой минуты мы объявляем официально, что турнир начинается. Всех кто, подпадает под определенные нами рамки и хочет испытать судьбу, мы будем рады видеть. В свою очередь хочу напомнить, что победитель будет только один. И это не обязательно будет тот, кто выполнит все задания и пройдет все проверки. Это будет эфир, которого выберу я, по критериям известным мне одной. А правильнее сказать, никому не известным. Потому как, я в подобной роли выступаю впервые. Просто хочу сказать, что естественно для такой умницы и красавицы, как царевна Астрик, я выберу самого достойного. Я в этой истории лицо заинтересованное только с одной стороны - чтобы царевна была счастлива. - Как только Ксения закончила, журналисты взорвались вопросами. Ксения передала взглядом Лави право руководить процессом. Первой оказалась снова Шелест Ветра из "Вестника леса" - "наверное, она какая то знакомая Лави или он должен ей денег" - подумала Ксения.

- Добрый день. Шелест Ветра "Вестник леса". Госпожа Ксения, как вы предпочтете, чтобы к вам обращались госпожа Наазали или Хранительница Путей?

- Давайте, на эти две недели забудем о Хранительнице и будем обращаться ко мне - Наазали.

- Хорошо. Госпожа Наазали, почему именно вам царевна доверила решать ее судьбу?

- Думаю, будет правильно, если царевна сама ответит на этот вопрос. Царевна?

- Спасибо, Наазали. - Ася не ожидала, что Ксения с такой скоростью включит ее в беседу, но не растерялась. - По закону я могла выбрать Наазали только из близких родственников. Ксения единственная моя родственница женского пола. К тому же, как вы заметили она Хранительница Путей, кто лучше нее может выбрать жизненный путь?

- Следующий вопрос. - прервал дискуссию Лави, указав на другого журналиста.

- "Независимый дух" Лаврентий. Можно ли сказать, что царевна и ее Наазали подруги?

- Можно сказать, что мы очень близкие подруги. - подтвердила Ася. Лави выбрал следующего.

- Рита "Вечерний эфир". Госпожа Наазали, кто составлял ограничения для претендентов и на основании чего были указаны именно эти параметры?

- Эти ограничения составляла я, исходя из вкуса царевны и своего представления о том, что для нее будет лучшим. Следующий вопрос.

- "Доброе утро, эфир" Александр. Госпожа Ксения, Ангел и Василий прибыли с вами?

- Да так же, как и наша с царевной подруга пифия.

- Как бы вы могли определить отношения внутри вашей компании?

- Мы очень близкие друзья. Следующий вопрос.

- "Копытом в рог или зачем нам магия" Эльвира. Госпожа Наазали, какие испытания ждут претендентов? И второй вопрос, вы все еще спите с амуром и царевичем одновременно?

- Ответ на первый вопрос - это секрет. Ответа на второй вопрос не будет. Я надеялась, что ответила достаточно ясно по этому вопросу на предыдущей конференции вашему коллеге. Но судя по всему это единственный вопрос, который по настоящему беспокоит ваше издание. Чтобы в дальнейшем не терять ваше и мое время, я попрошу Лави не давать аккредитацию на мои пресс-конференции вашему изданию. Это предупреждение звучит для всех. Я не потерплю вмешательства в свою личную жизнь. Вам это может нравится, может не нравится, но я не позволю поднимать эти вопросы в общении со мной. Все, чьи издания будут замечены в публикации материалов на тему моей сексуальной жизни, в дальнейшем не будут допускать на пресс-конференции с моим участием. Следующий вопрос.

- Эрея "Морской воздух". Госпожа Наазали, скажите, чем вызвано объявление турнира? Согласитесь это весьма необычно для современности. - Ксения вопросительно посмотрела на Асю. Царевна кивнула и ответила на вопрос:

- Это правда. Ситуация необычная. Я думаю, что все вы слышали о вещем старце Нерее. Позавчера он сообщил моему отцу, что я должна выйти замуж в течении двух недель. Если я не помолвлена и у меня нет возлюбленного, то я должна назначить Наазали, чтобы она выбрала мне мужа. Осталось двенадцать дней. - Аудитория ахнула.

- Новости, Второй Эфирный канал. Ольга Тополева. Госпожа Астрик, я понимаю, что это не очень корректный вопрос, но все же поделитесь, что вы ощущаете по поводу предстоящего замужества.

- Вам захотелось покопаться у меня в душе? Хотите знать, что я чувствую? Я в бешенстве. - В тот момент, когда Ася закончила свою короткую, но очень эффектную речь, все блокноты и листовки в руках журналистов вспыхнули огнем. Началась жуткая паника и кавардак. Ксения радостно ухмыльнулась:

- На этой оптимистической ноте, мы закончим нашу сегодняшнюю встречу. Всем спасибо и до свидания. - Ксения подхватила Асю, и Лави вывел их через ближний выход, находящийся у них за спиной.

- Надо выписать у комитета команду пожарных. - тихо проговорил сам себе Лави. И уже в полный голос добавил: - Девушки, спасибо! Вы были обворожительны!

- А я все думаю, как это называется! - усмехнулась Ксения. Расставшись с ритором, девушки пошли прогуляться вдоль берега моря.

- Ну, как остыла? - улыбаясь, спросила Ксения.

- Ты меня извини...

- За что? Я бы на твоем месте, просто поубивала их всех. Все-таки эти журналисты совсем без царя в голове.

- Но тем ни менее ты же держишь себя в руках, когда тебе задают дурацкие вопросы типа: продолжаешь ли ты спать с двумя мужиками сразу. - Ксения улыбнулась:

- Да я бы спокойно ответила "да", если бы это соответствовало действительности. Но так как пришлось бы сказать "нет", то это потянуло бы за собой еще целый шлейф вопросов. Вот я и выкручивалась.

- Ксюш, а можно личный вопрос?

- Конечно можно, ты же не из вестника "копытом в рог или зачем нам магия".

- У тебя кто-нибудь есть? - Ася с таким детским любопытством смотрела на Ксению, и состроила такую уморительную мордочку, что Ксения не удержалась и расхохоталась.

- Ася, ну ты даешь! - слегка отдышавшись, Ксения ответила, - Хорошо, если хочешь знать, я нахожусь в весьма сложных отношениях с весьма сложной личностью. Вы друг другу не представлены. Могу только сказать, что зовут его Майкл. Официально мы вроде бы как расстались, а на самом деле я пока себя свободной не чувствую.

- Ты его любишь?

- Наверное, нет. Дело в том, подружка, что я никого никогда не любила.

- Правда? - глаза царевны округлились и стали еще больше.

- Правда. Так получилось. Но могу сказать точно, что Майкл лучший любовник в моей жизни. Мы через многое с ним прошли. И навряд ли нам удастся так запросто уйти из жизни друг друга. Но и быть рядом для нас слишком сложно.

- Расскажи о нем - в этой просьбе Ксения не услышала ни нотки любопытства. Только боль и желание отвлечься.

- У него белокурые волосы по плечи, карие, буквально шоколадные, очень красивые глаза, точеное лицо, Он выглядит хрупким юношей, хотя ему довольно много лет. Ведет себя как шаловливый мальчишка, и любопытен как трехмесячный щенок. Ему все в этой жизни интересно, и он во всем стремится добиться совершенства. Когда он хочет, он забавный собеседник, с великолепным чувством юмора. А иногда он мудрый старец, который провел всю жизнь в изучении смысла Бытия. Он нежный и чуткий любовник. Он совершенство. Но я не люблю его. - Ася остановилась, заслушавшись.

- Потрясающе! Неужели такие в этой жизни бывают? Он наверное ангел.

- Почти - улыбнулась Ксения.

- Найди мне такого же!

- Поверь, я приложу все усилия. - Пока они гуляли, солнце стало склоняться к горизонту, и подруги решили вернуться в шатры, пока не стемнело. Предусмотрительный комитет кубка, организовал прямой проход от моря прямо к зоне царевны Астрик, огороженный от посторонних. Благодаря этому, девушки смогли спокойно добраться до своих шатров. Ангел встретил их, идя к ним навстречу.

- Меня Милица за вами послала, готов обед. - Ксения задумалась и поняла, что страшно проголодалась. За обедом все дружно обсуждали пресс-конференцию, которая оказывается шла в прямом эфире по Второму эфирному каналу. Василий рассказал, что лагерь уже начал заполняться претендентами. Что при въезде в городок, стоят регистрационные столы, где оформляют всех кандидатов, сразу же взвешивая и замеряя рост. После обеда, все разморенные разбрелись по шатрам. Ксения опустилась на подушки у дивана и пила чай. В шатре появился Майкл. Назвать его визит неожиданным было нельзя. Ксения чувствовала, что он должен прийти. В белых брюках и белой просторной тунике он выглядел неотразимым. Архангел сел рядом с Ксенией.

- Привет, звезда моя. - В груди Ксении затрепетали бабочки от радости встречи,

- Привет.

- Извини, я не удержался и подслушал твой разговор с Асей.

- Прости, если сделала тебе больно, - Ксению не задело, то что он слышал их разговор, она больше переживала, что могла обидеть Майкла. Видя ее переживания, архангел спросил:

- Мне показалось или тебе тоже не легко?

- Знаешь, с того момента, когда ты заслонил меня от Глэстьяра и признался, что любишь меня, все очень осложнилось.

- Знаю - горько вздохнул Михаил. - Я надеялся, что ты сможешь относиться ко мне по -прежнему.

- Майкл, по-прежнему ничего не будет. И я не могу сказать, что для меня эта ситуация проходит безболезненно.

- Иди ко мне. - Майкл протянул руку, и Ксения с радостью подвинулась в его объятья. - Ксения, я не хочу создавать дополнительные трудности в твоей такой непростой жизни. Если ты хочешь, я уйду и не буду больше тебя смущать.

- Не хочу - хлюпая носом от набежавших слез, прошептала Ксения. - Лучше поцелуй меня.

- Думаешь, это хорошая идея целовать зареванную девчонку? - чмокнув ее в нос, спросил Майкл, - Зачем тебе это? - Ксения возмущенно подняла голову:

- Раньше ты не задавал дурацких вопросов!

- Раньше ты не просила поцеловать себя со слезами на глазах.

- Просто я ощущаю себя ужасно несчастной. Знаешь, это странное чувство, и оно мне не нравится. Я хочу, чтобы ты его прогнал.

- Вот теперь мне задача ясна, моя госпожа. - Майкл легко подхватил Ксению на руки, усадил к себе на колени и заглянул в глаза:

- Ты не передумаешь? - девушка решительно замотала головой. - Не говори потом, что тебя не предупреждали...

Ксения лежала рядом с Майклом на кровати с опущенными занавесями балдахина. Она больше не ощущала себя несчастной. Она ощущала себя умиротворенной. После роскошного секса с этим чудесным мужчиной трудно было ощущать себя несчастной. Майкл был занят тем, что пересчитывал все родинки на теле Ксении, отмечая каждую поцелуем. Урчащая словно кошка, Хранительница блаженствовала, купаясь в сладкой неге. Чем ближе Майкл подбирался к ее родинке под коленкой, тем громче стучало сердце. Он отлично знал все ее чувствительные места, и мог играть с ней, как с хорошо знакомым инструментом. Она перебирала пальцами его шелковые волосы. На ощупь волосы были похожи на пух персидского котенка. Ксения очень любила закрыть глаза и запустить руки в его волосы.

- Гм-гм. - раздалось из-за балдахина. Ксения порадовалась, что занавеси не прозрачные.

- Кто там? - слегка осипшим голосом спросила Ксения.

- Это я, ваш верный Шико. - раздался голосок духа. - Хочу предупредить вас, что ваши друзья собираются к вам в гости. Я случайно ошибся шатром и услышал, как Ангел с Василием планировали пойти вас навестить.

- Спасибо, дорогой. - ответила духу Ксения. Майкл с понимающей улыбкой посмотрел на нее.

- Мне уйти?

- Пожалуй, да. Извини, но вы несовместимы как вода и масло, а я не хочу сейчас никаких проблем.

- Как скажешь, любимая. - Михаил прижал к себе Ксению и сладко поцеловал на прощанье.

- Ты еще придешь?

- Только, когда ты сама этого захочешь... Но мне бы хотелось, чтобы это произошло до того, как у тебя с груди исчезнет эта татуировка. Это так сексуально! - этими словами архангел растворился в воздухе. Ксения собралась с духом встала и накинула на себя халат.

- Черт их побери, бывают минуты, когда наличие друзей становится обузой! - проворчала Ксения.

- Я бы с удовольствием, но вы меня развеяли. - ухмыляясь произнес Шико.

- Ну, рассказывай паршивец, как там в Аду?

- Ох, госпожа, там, как всегда, тепло и сухо! Мечта! Сатана психованный какой-то. Заперся в своем замке и носу оттуда не кажет. Сидит, насупившись, как сыч. Я хотел незаметно подкрасться, так он меня учуял. Говорит, что развеянного знаком Божьим чует за версту. Ну, мы с ним поболтали о том, о сем. Он вроде как даже рад был. Кстати, знаете, кого я видел в Преисподней?

- Кого?- насторожилась Ксения.

- Тетку Феклу. Обжималась в углу с каким то кавалером. Видимо народу обычных поцелуев не хватает, им подавай с элементами экстрима. "Поцелуй под окошком дьявола", или "Поцелуй на раскаленной земле Ада".

- Угомонись. Мало ли как обстоятельства у людей сложились.

- Да, я что? Я ничего. - суетливо заюлил дух.

- Ну, ладно, ты умница, можешь отправляться к Милице, чтобы она угостила тебя чем-нибудь вкусненьким. - Дух не преминул воспользоваться, столь приятным предложением.

Стоило Шико исчезнуть как в шатер заглянули Василий с Ангелом.

- К тебе можно?

- Проходите. Я отдыхала. - Ангел залился румянцем, глядя на Ксению, а Василий, как ни в чем не бывало, уселся на подушки.

- Ну, как отошла от общения с прессой?

- О я о ней уже забыла, - отмахнулась Ксения.

- Да, о чем тут помнить, - съязвил Ангел, - жизнь и без прессы бурлит, да?

- Не вижу повода для ехидства, можно подумать, что моя жизнь отличается размеренностью и спокойствием.

- Конечно, нет. Налицо кипящая жизнь с африканскими страстями. - речь Ангела больше напоминала разливающийся яд.

- У тебя ко мне претензии? - приподняв брови, холодно спросила Ксения.

- Господь с тобой, какие могут быть претензии к хорошо отдохнувшей женщине?

- Кажется, я лишний на этом празднике жизни. Я пойду прогуляюсь минут двадцать. А вы постарайтесь за это время выяснить отношения. - Не дав возразить друзьям что-либо, Вася быстро вышел из шатра. Ксения взорвалась:

- И что все это значит?

- Ты не забыла, кто я? Я амур! Для меня каждый поцелуй мужчины алеет красным фонарем на твоем теле. - Ксения вспомнила все места, которых касались губы Майклы, и ее глаза слегка приоткрылись.

- Совершенно верно, ты выглядишь, как один большой фонарь, а точнее как елка, украшенная гирляндой. - зло выплюнул Ангел.

- Подожди минутку, давай разберемся. Ты увидел, что я занималась сексом. И что дальше? Какие проблемы? Я что не имею права на личную жизнь?

- Ты имеешь право на личную жизнь, но не под боком же у Васьки!

- А при чем здесь Вася?

- Он же считает тебя своей суженной!

- Видимо он забыл тебе сообщить, что уже так не считает. - Ксения снова начала закипать от необходимости оправдываться. - Не далее как вчера, он сообщил мне, что больше не претендует ни на мою руку, ни на мое сердце, ну а мое тело его особо никогда не волновало. Что история с беременностью его матери, кардинально изменила его взгляды на жизнь. И он будет не против, если мы с тобой будем вместе.

- Мы с тобой? - окончательно обалдел Ангел.

- А что в этом такого? При определенных обстоятельствах, мы могли бы быть с тобой идеальной парой.

- Ксения, извини, но это невозможно.

- Я знаю.

- Ты только не обижайся, но ты достойна большего, чем просто секс. Ты достойна того, чтобы тебя любили. А я не могу себе этого позволить.

- Ангел, нет проблем, я все прекрасно понимаю. И не смотря на то, что меня вполне устраивает просто секс, как бы ты презрительно об этом не говорил, я знаю к каким последствиям могут привести наши отношения.

- Знаешь, для женщины, ты до ужаса понятливая. Это пугает.

- Спиши это на то, что я Хранительница, и вижу больше, чем другие женщины.

- Ну ладно, - в конец растерялся Ангел. - Может расскажешь, кто он такой? - Ксения устало закатила глаза. "Надеюсь это в последний раз" - буркнула она Мозгу.

- Это архангел Михаил. - Это выражение лица Ксения уже видела.

- У тебя совесть есть?

- Интересная реакция. Прости, ты о чем?

- Он же архангел! А ты его совратила!

- Почему сразу я его? Может это он меня? - возмутилась Ксения.

- Да потому что ты порочная, бессовестная и абсолютно легкомысленная девица! А он архангел!

- Господи, какую же важную роль в этой жизни играет ситуация!

- Это ты о чем?

- Да, так ни о чем. Короче, Майкл нормальный мужик. И не надо устраивать истерику на тему невинно-сооблазненного.

- Чем больше я тебя узнаю, ...

- Тем страшнее тебе становится. Знаю. - Глаза Ангела грозились вылезти из орбит:

- Ты что еще и мысли мои читаешь?

- Только иногда. Шучу! Просто все это было написано у тебя на лице.

- Ты страшная женщина. - ничего не понимая пробормотал Ангел.

- Я знаю. И Ангел, ради всего святого, давай ты в следующий раз, свое амурское зрение заткнешь себе куда подальше, и не будешь строить из себя моего папочку. Кстати, мой отец никогда бы себя так не повел.

- Хорошо. Извини. Я был просто потрясен!

- Прости, но чем?

- Ты всегда в моих глазах была такая невинная, неприкосновенная, холодная. А тут! Я вошел и увидел женщину такую соблазнительную, томную, страсть буквально струилась по твоей коже. Глядя на таких женщин мужчины сходят с ума... - Услышав как нарастает накал в голосе амура, Ксения решила, что это может плохо закончиться.

- Ангел! Может хватит? Мне казалось, что мы друзья. А друзья не лезут в личную жизнь друг друга, пока их туда не зовут.

- Ты права, извини, подобное больше не повторится. - Пережив эту бурю, Ксения подумала о том, что в этот раз все сложилось немного по другому, и ей придется ходить по лезвию бритвы, чтобы уберечь Ангела, и не позволить ему в нее влюбиться. На счастье в этот момент вернулся Вася.

- Ну как, голубки, вы остыли? - Ксения решила подавить конфликты и недовольства на корню.

- Да. Ничего такого, чтобы ты мог подумать. Просто наш друг увидел, что я не так давно была с мужчиной, о котором я тебе вчера говорила, и решил выступить в защиту твоих прав. - Василий медленно постигал смысл сказанного Ксенией, но вникнув до конца, весело расхохотался.

- Ангел, ну, ты даже меня переплюнул! Ревнуешь, не за себя, а за меня. Я всегда знал, ты настоящий друг! - Увидев абсолютное равнодушие в глазах Василия, Ангел наконец поверил, что между его друзьями не осталось больше никаких обязательств.

- Могли бы предупредить. - недовольно буркнул амур.

- А по радио не объявить? - съязвил Василий. - Ладно, забыли. Я так понимаю, спрашивать как ты отдохнула не стоит? - с лукавой улыбкой спросил Василий.

- Милый, ты все правильно понимаешь, - с такой же улыбкой ответила ему Ксения.

- Господи, это какой-то бред! У меня такое чувство, что я присутствую при разговоре двух супругов, один из которых рассказывает другому, как он хорошо провел время с любовником, а другой искренне за него радуется. - Ксения с Василием одинаково удивленно уставились на него. Вася не удержался и спросил первым:

- Ан, это начинает походить на занудство, ты это понимаешь? Может это тебе надо пойти прогуляться и заодно остыть. - Ангел согласно кивнул и пулей вылетел из шатра.

- Ксень, что это с ним?

- Не бери в голову, пройдет.

- Вы помирились? Ты вчера сказала, что вроде бы рассталась с этим мужчиной? - Ксения внимательно следила за Василием, но видела никаких признаков былой ревности.

- Вроде бы да. У нас все очень непросто. Он меня любит, а мне очень хорошо с ним. Но я понимаю, что никогда не смогу дать ему то, что он заслуживает. Я боюсь, что однажды полюблю кого-то по настоящему, и тогда это причинит ему страшную боль. Это очень омрачает мое состояние. Но иногда он своей любовью способен заставить меня забыть о всех горестях и печалях. И тогда, мне кажется, что я никогда не смогу никого полюбить, потому что лучше него просто быть не может. И уж если я не люблю его, то просто больше никого никогда не полюблю. В общем, все крайне запущенно.

- Да, подруга. Такое накрутить могла только ты. Но надеюсь, что ты сможешь найти выход и для себя, а не только для всех своих друзей.

- Хватит обо мне. Расскажи, чем ты занимался.

- Я, конечно, не так приятно проводил время, но тоже развеялся. Я гулял по лагерю и рассматривал прибывающих претендентов. Не смотря на все ограничения, их прибыло уже несколько тысяч.

- О Боже!

- Не бойся. Ты справишься. Я думаю, первый тест Аси не пройдет и одна четвертая часть.

- Я вообще думала, что в природе такого не бывает. Пока не подумала, что ты бы прошел этот тест играючи. Не было мысли поучаствовать?

- А зачем? Если бы я полюбил Асю, я бы добивался ее руки, наплевав на все генетические несовместимости, и не дожидаясь каких то там турниров. Ася достойна такого мужа, который будет ее любить до беспамятства. Она такая нежная и ранимая, такая сильная и красивая, такая умная и темпераментная. - Ксения подняла глаза и увидела, что у входа шатер стоит Ася, и, открыв рот, слушает Василия. - Она богиня, ступающая по земле. - Закончил Вася.

- Если ты сейчас же не подтвердишь, что все что он только что говорил, он говорил обо мне, я удавлюсь от зависти, - потрясенно пробормотала Ася.

- Успокойся, он говорил именно о тебе. От зависти должна давится я. - Василий смутился,

- Ася, извини, я тебя не заметил.

- И слава Богу! - воскликнула Ася - Я могла все так же прибывать в уверенности, что я сирая и убогая. С тех пор, как я познакомилась с тобой и Ангелом у меня начал развиваться комплекс неполноценности. Я в жизни не видела мужчин, столь равнодушных к моей красоте.

- Просто мы ценим тебя больше как человека, чем как красавицу, и не хотим нарушить узы дружбы любовными притязаниями. - спокойно ответил Василий.

- Понятно. - пробормотала Ася. Хотя было видно, что не фига ей не понятно. - А где Ангел?

- У него подскочило давление и он ушел прогуляться. - ответил Василий. Ксения смотрела на него и пыталась найти в этом парне хоть какой-то намек на того Василия, которого она знала. Ничего не получалось. Это серьезно напрягало Ксению. Не исключена была возможность, что у него снова раздвоение личности. И я если этот непробиваемый Василий сидит с ней сейчас на диване, то возможно где-то бродит другой потерянный и несчастный Васька, который не знает теперь как жить дальше, когда цель жизни исчезла.

- Ксень, ты так странно на меня смотришь, что-то случилось?

- Нет, извини, просто задумалась о своем о девичьем. Какие у нас планы?

- На сегодня никаких, - пожав плечами и сев на диван, ответила Ася. - Завтра в полдень будет официальное открытие турнира. Ты должна будешь сказать торжественную речь, а потом начнется пир. Я договорилась с организационным комитетом, что пир будет продолжаться до трех часов ночи.

- Ты садистка, - вздохнула Ксения.

- Я была бы садисткой, если бы договорилась о пяти утра. А так, я просто самую малость жестокая.

- Девчонки, какие вы все-таки добрые существа! - ерничая, произнес Василий.

- Ксения, тебе не кажется, что кто-то очень давно не получал подушкой по башке?

- Ася, я целиком и полностью с тобой согласна. - С боевым кличем, девушки схватили по паре подушек и с азартом бросились колошматить ими Василия. Сперва царевич надеялся, что отделается парой затрещин, но когда понял, что дело принимает серьезный оборот, был вынужден тоже вооружиться подушкой и защищаться. Бегая друг за дружкой по шатру, словно дети, друзья забыли обо всем на свете. В какой-то момент, Василий неожиданно развернулся и сшиб бежавшую за ним Ксению. Падая на нее, царевич умудрился одной рукой подхватить Ксению и удержать в воздухе, а другой упереться в пол. Ксения лежала на руке Василия пыталась сообразить, что произошло.

- Господи, что это было? Я столкнулась с бульдозером?

- Нет, просто кто-то чуть не упал. Я тебя спас и теперь ты должна со мной расплатиться. - Ксения только успела открыть рот, чтобы задать вопрос, как Василий впился в него поцелуем. Ксения ответила на поцелуй не задумываясь. Крепкий решительный поцелуй не был похож на тот, которым Вася одарил ее на глазах у прессы. Все было по-другому. И страсть, которая выплеснулась из царевича и теперь как электричество бегала по коже Ксении. И выражение зеленых глаз, подернутых пеленой и засасывающих словно омут. И руки, которые держали ее так, будто имели на это право. Неожиданно Ксения почувствовала, что в первый раз за все время их знакомства, она смотрела на него как на мужчину, а не как на друга. И этот мужчина сумел завладеть ее вниманием. Ася, увидевшая эту картину со стороны, тихонько выскользнула из шатра. Прервав поцелуй, Василий дерзко посмотрел в глаза Ксении.

- Ты такая страстная, такая манящая - прошептал царевич. Уложив ее на ковер, он вернулся к поцелую. Почувствовав, что совсем теряет над собой контроль, Ксения рукой попыталась отдалить царевича от себя и вырваться из сладостного плена его поцелуя. Но это было трудно сделать, потому что с ней был не тот Василий, к которому она привыкла и которого знала. А совершенно другой. Дерзкий, решительный, не признающий преград. Это то и остудило разгоревшийся в Ксении огонь. Не зная как себя вести, Ксения постучала ему кулаком по спине.

- Что милая, тебе не удобно? Я тебя слишком придавил, - голос Василия срывался от страсти.

- Вася, остановись, пожалуйста. Мы зашли слишком далеко.

- Далеко для кого, для чего? - царевич попытался снова вернуться к поцелую. Ксения решительно выставила перед его губами руку.

- Ты меня слышишь? Остановись. Я не хочу сложностей.

- Сложностей не будет. Нам будет просто хорошо, замечательно. Ты такая сладкая.

- Васька, да очнись ты наконец! - взорвалась Ксения и встала с пола, с трудом вернув на место полы халата. - Что на тебя нашло? Вася мы только вчера говорили о том, что у нас нет друг на друга никаких видов.

- Вчера я был дурак, а сегодня прозрел. Ты нужна мне.

- Боже, только не это!

- Я тебя люблю!

- Нет! - в голосе Ксении прозвучало отчаянье. - Ты не любишь, и никогда не любил меня! Ты просто вбил себе в голову, что я твоя суженная! Вася подумай сам, ты готов к моногамным отношениям? Ты можешь сказать себе, что "вот передо мной стоит та самая женщина, с которой я проживу до конца своей жизни. Каждый вечер я буду засыпать, и видеть ее перед собой. Каждое утро просыпаться и опять видеть ее перед собой. Мне больше не интересны другие женщины, я просто их не замечаю! Она единственная в моей жизни." Ты можешь себе все это сказать? Не можешь. Потому, что ты столько лет жил в плену своего долга, что сейчас, когда ты только освободился от него, тебе просто необходимо пожить в свое удовольствие. Я целиком и полностью тебя в этом поддерживаю. Только я не хочу входить в перечень этих удовольствий. Если сегодня мы перейдем с тобой черту, за которой заканчивается дружба, завтра будем жалеть об этом до крови на губах. Потому что это не любовь. Это страсть. Голая, алчная страсть. И завтра она остынет и развеется как дым. А любовь на ее место не придет. А дружбу уже будет не вернуть. Мы с тобой подошли к очень опасной черте. Я не знаю, как мы будем с тобой разговаривать завтра, после того, что только что произошло. Может быть я слишком сложная, но я такая какая есть. Я сейчас уйду, а когда вернусь, хочу чтобы тебя здесь не было. Спокойно ночи! - Ксения вышла из шатра. На улице уже стемнело. В тоненьком шелковом халате было не уютно. Ксения решительно пересекла площадку и вошла в шатер к Элле. Мужиков на сегодня с нее достаточно. Элла лежала на ковре с книгой в руках. Удивленно подняв глаза, она улыбнулась Ксении.

- Как здорово, что ты зашла, а то у меня уже стали глаза слипаться от чтения. - заметив состояние Ксении, подруга встрепенулась. - Что случилось?

- Я так запуталась. - Ксения всхлипнула, уселась на пол и разревелась.

- Ух ты! Вот это да! - пифия так растерялась, что Ксении стало ее даже жаль.

- Ксюш, а можно я Асю позову, - жалобно спросила Элла. Успокаивать рыдающих подруг ей еще не приходилось. Ксения, всхлипывая, кивнула. Через минуту подруги сидели втроем за столиком. Ася с Эллой непонимающе переглядывались, а Ксения, тихо всхлипывая, плакала. Элла собралась с духом и решительно спросила:

- Ксюш, ты можешь толком объяснить, что происходит. В чем ты запуталась?

- В мужиках! - с обидой на то, что им и так все не понятно ответила Ксения.

- А ну, это, конечно, повод. - сделала вид, что все поняла Элла.

- Ксюш, это ты из-за Васьки что ли? - спросила Ася.

- И из-за него тоже. - проканючила Ксения.

- Может расскажешь, что с тобой произошло? - Ксения согласно кивнула и все рассказала. И про то как ей было грустно и одиноко и как Майкл прогнал ее печаль. И про то, как она забывает обо всем в его объятьях. И о том, как на нее набросился с обвинениями Ангел. И, что они тоже все время ходят как по тонкому льду. И про то, что произошло с Василием. Как он изменился, и как с этим жить. Ася с Эллой сидели, открыв рты. Когда Ксения закончила изливать им душу, Ася решительно встала и сказала: - Я знаю, что нам нужно.

- Опять? - робко спросила Ксения, догадавшись, о чем говорит Ася.

- Не опять, а снова. - Ответила Ася. Через пять минут, раздобыв у Милицы шесть бутылок шампанского и легких закусок, девушки пытались залечить раны Ксении.

- Ксения, ты пойми, поводов для слез нет никаких, - вещала, потягивая шампанское Ася. - Вот посмотри на нас с Эллой! У нас не то, что трех, у нас одного на двоих мужика нет. И то мы не плачемся. А ты просто зажралась! Почему ты не пьешь?

- Не хочу. - перестав рыдать и впав в тоску, ответила Ксения.

- Это же не вопрос - хочу или не хочу. Это лекарство. Хочешь, я тебе расскажу, как я узнала, что шампанское это лекарство, а не алкогольный напиток? - Ксения кивнула головой и сделала маленький глоток.

- Дело было на заре моей бесшабашной юности. Мне было шестнадцать лет, и я была без памяти влюблена в одного очень хорошенького амура. Сначала увидела его фотку в журнале, а потом репортаж о нем по телевизору. Как это обычно бывает - юность не знает преград. Я сбежала в Москву, чтобы найти предмет своего воздыхания. При этом в наличии у меня имелись все девчачьи подростковые комплексы. - Подруги, затаив дыхание, слушали Асю. Из царевны вышла отличная рассказчица. - Я считала себя жуткой, страшной, блеклой белой молью. И поэтому, приехав в Москву, первым делом я отправилась в салон мадам Эстер. Ее имя тогда не сходило со страниц журналов. В салоне я, буквально, заставила мастера отрезать свои длинные белые волосы, сделала каре, выкрасила волосы, брови и ресницы в черный свет и купила черные контактные линзы. Дальше я прошвырнулась по магазинам. Черная кожаная мини-юбка в обтяжку, кожаный бюстгальтер, с цепью притягивающей груди друг дружке, сверху черный кожаный пиджак. Ну и, конечно, черные босоножки на десятисантиметровой шпильке. Вы бы меня видели! - Ксения с Эллой уже начали понимать, что им пытается рассказать Ася, но еще не могли в это поверить. - Я явилась в клуб, в котором по утверждениям прессы каждый вечер зажигал мой возлюбленный. Дождалась, когда он появится, и бросилась к нему со словами любви и клятвами в вечной преданности. Мой кумир долго не мог понять, что же я от него хочу. А когда понял, послал к черту и сказал, что ему некогда вытирать сопли школьницам. - Ася с ностальгической улыбкой покачала головой, - Я бросилась ему на шею, попыталась поцеловать, а он сдал меня на руки охране клуба и велел больше никогда не пускать. Разбитая, униженная и оскорбленная я хотела покончить собой, но так как не могла ничего путного придумать, уселась в мусорную урну возле клуба и разрыдалась. Не знаю уж сколько, я так просидела, но когда мой любимый собрался домой и вышел из клуба, он обнаружил свою фанатку, рыдающую в урне. Пожалев дурочку, он вытащил меня из урны, привел обратно в клуб и сказал, что будет меня сейчас лечить. Заказал две бутылки французского шампанского, поставил одну себе, другую мне и велел пить большими глотками, ровно столько же, сколько будет отпивать он. Первый тост, который он огласил, звучал так: "за любовь, которой не было"; второй "за любовь, которой нет" ; и третий "за любовь, которой никогда не будет". Влив в меня бутылку шампанского за пять минут, он спросил все так же ли я его люблю, как прежде. Я в очередной раз разрыдалась и сказала, что да. И тогда он обнял меня, прижал к груди и так нежно погладил по голове! А потом сказал: - девочка, поверь мне, любовь не стоит слез. Взял еще по бутылке шампанского и повторил процедуру. Я мало что помню, что было потом, но на утро я проснулась в его квартире, в его постели. Сам он спал на диване в соседней комнате. Я подошла к нему и поняла, что на все сто процентов излечилась от любви к нему. Я видела перед собой просто милого парня, но не больше. С тех пор, я свято верю, что две бутылки французского шампанского могут вылечить от любой душевной напасти.

- Неужели это был Ангел? - неуверенно спросила Элла.

- Точно. Это был он.- Ася явно развлекалась, глядя на потрясенные лица подруг.

- А он знал, кто ты такая? - продолжила расспрашивать Элла.

- Он и сейчас не знает, что это была я. Если бы вы увидели меня в том, виде, в котором я ему явилось, вы бы тоже меня не узнали. Тем более, что я на тот момент в светской хронике еще не мелькала, да и навряд ли он когда-либо ею интересовался. К тому же, я не думаю, что он вообще запомнил этот эпизод. Думаете мало в его жизни было таких дурочек?

- Думаю таких красивых дурочек как ты, мало. - ухмыльнулась Элла, - А я бы хотела посмотреть на тебя в таком виде. - Ксения сидела и думала о том, что дар Ангела -исцелять разбитые сердца - подтвердился. Асю вылечил сам Ангел, а не две бутылки шампанского и заклинание о любви, которой не было.

- Теперь ты понимаешь, что просто обязана перестать хныкать и начать пить этот волшебный напиток. - Ксении ничего не оставалось, как послушно присоединится к подругам. Не могла же она разрушить легенду. Но самое интересное оказалось то, что когда они расправились со всем шампанским, и Ксения вернулась в свой шатер, ее печали как будто водой смыло.






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 369 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:




© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.065 с.