Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Глава 5. Старый Тут-Тут сделал последний заход на блок "Г" со своей тележкой где-то без четверти девять




 

Старый Тут-Тут сделал последний заход на блок "Г" со своей тележкой где-то без четверти девять. Мы купили у него достаточно снеди, чтобы он улыбался.

- Ну что, ребята, видели мышь? - спросил он. Мы покачали головами.

- Может, Красавчик видел, - Тут качнул головой в сторону склада, где Перси то ли мыл пол, то ли писал рапорт, то ли чесал свой зад.

- А зачем тебе? Это совсем не твое дело, - осадил его Брут. - Крути колеса, Тут. Ты провонял уже весь коридор.

Тут улыбнулся своим неприятным беззубым и впалым ртом, потом сделал вид, что нюхает воздух.

- Это не мой запах, - сказал он. - Это "прощай" от Дэла.

Хихикая, он выкатил свою тележку за дверь в прогулочный дворик. И продолжал ее катать еще десять лет уже после моего ухода - да что там, после закрытия Холодной Горы, - продавая шоколад и ситро охранникам и заключенным, кто мог это себе позволить. Даже сейчас я слышу иногда его в моих снах, он кричит, что жарится, жарится, что он жареный индюк.

После ухода Тута время стало тянуться, стрелки часов словно замерли. Мы полтора часа слушали радио, и Уортон визгливо хохотал над Фредом Алленом в передаче "Аллея Аллена", хотя я очень сомневаюсь, что он понимал многие шутки. Джон Коффи сидел на краю койки, сложив руки и не сводя глаз с сидящих за столом дежурного. Так иногда люди ожидают, когда объявят нужный автобус на автостанции.

Перси вышел из помещения склада примерно без четверти одиннадцать и вручил мне рапорт, густо написанный карандашом. Клочья ластика тут и там лежали на листе. Он увидел, как я провел по ним пальцем и торопливо сказал: - Это только черновик. Я потом перепишу. Как ты думаешь, сойдет?

Я думал, что это самое наглое очковтирательство из всех, какие я только читал. Но сказал, что все нормально, и он, удовлетворенный, удалился.

Дин и Харри играли в карты, при этом чересчур громко разговаривали и слишком часто спорили из-за счета, каждые пять секунд поглядывая на медленно ползущие стрелки часов. Кажется, в одной из партий в ту ночь они сыграли три кона вместо двух. В воздухе было слишком много напряжения, мне даже казалось, что его можно лепить, как глину, и не чувствовали этого лишь два человека: Перси и Буйный Билл.

Когда часы показали без десяти двенадцать, я уже больше не мог ждать, и слегка кивнул Дину. Он пошел в мой кабинет с бутылкой "колы", купленной у Тута, и через пару минут вернулся. "Кола" была налита в жестяную чашку, которую заключенный не мог разбить, а потом порезаться.

Я взял чашку и огляделся. Харри, Дин и Брут наблюдали за мной. Смотрел на меня и Джон Коффи. А Перси нет. Перси вернулся в склад, где именно в эту ночь ему было легче. Я принюхался к содержимому чашки и не почувствовал ничего другого, кроме запаха "Колы RS", в те годы приятно пахнувшей корицей.

Я понес ее к камере Уортона. Крошка Билли лежал на койке. Он не мастурбировал, хотя его шорты здорово оттопыривались, и он периодически пощипывал это место, как искусный контрабасист самую толстую струну.

- Крошка, - позвал я.

- Не трогай меня, - отозвался он.

- Ладно, - согласился я. - Я принес тебе "колы", чтобы ты вел себя как человек всю ночь, ведь уже скоро и твой черед, но, если не хочешь, я выпью ее сам.

Я сделал вид, что пью, подняв жестяную кружку (смятую по бокам многими сердитыми ударами о многие прутья решеток) к губам. Уортон соскочил с койки в мгновение ока, что меня не удивило. Этот трюк был не очень рискованным, большинство заключенных - убийцы, насильники, приговоренные к Олд Спарки, сходят с ума по сладостям, и этот не был исключением.

- А ну-ка, дай сюда, дурак. - Уортон произнес это таким тоном, словно он был кучером, а я простым крестьянином. - Отдай это Крошке.

Я держал кружку недалеко от прутьев решетки, позволяя ему дотянуться. Если сделать наоборот - может случиться катастрофа, это скажет любой охранник, прослуживший в тюрьме достаточно долго. О таких вещах мы всегда думали, иногда просто машинально: так же, как знали, что нельзя позволять заключенным называть нас по именам и что быстрый звон ключей означает тревогу на блоке, потому что это звук бегущего охранника, а охранники в тюрьме не бегают никогда, разве что в случае тревоги на этапе. Людям типа Перси Уэтмора этих премудростей не постичь.

Сегодня, однако, Уортон скорее всего собирался вести себя смирно. Он схватил жестяную кружку, вылакал "колу" в три длинных глотка, а потом звучно отрыгнул.

- Отлично, - сказал он.

Я протянул руку:

- Кружку.

Он подержал ее секунду, дразня глазами.

- Думаешь, возьму себе? Я пожал плечами.

- Мы придем и отберем. Ты отправишься в маленькую комнату. И это будет твоя последняя "кола". Если только ее не подают в аду, вот и все.

Его улыбка погасла.

- Не люблю шуток насчет ада, козел. - Он швырнул кружку через решетку. - Вот вам. Забирайте.

Я поднял кружку. За моей спиной Перси сказал:

- Какого черта ты вдруг решил дать этому идиоту содовой?

"Потому что там столько зелья из лазарета, что хватит, чтобы проспать двое суток и ничего не почувствовать", - подумал я.

- У Пола, - заметил Брут, - запас милосердия не ограничен, и оно падает, словно дождь с райских небес.

- Чего? - спросил Перси, нахмуриваясь.

- Я говорю, у него доброе сердце. Всегда было, таким и останется. Не хочешь сыграть в "безумные восьмерки", Перси?

Перси фыркнул:

- Только не в "Пьяницу" и не в "Ведьму", это самые глупые игры в мире. - Поэтому я думал, что тебе будет интересно сыграть в несколько рук, - сладко улыбнулся Брут.

- Умные все какие, - сказал Перси и шмыгнул в мой офис. Мне не очень нравилось, что эта мелкая крыса сидит за моим столом, но я промолчал.

Время тянулось медленно. Двенадцать двадцать, двенадцать тридцать. В двенадцать сорок Джон Коффи поднялся с койки и стал у двери камеры, держась руками за прутья решетки. Мы с Брутом прошли до камеры Уортона и заглянули в нее. Он лежал на койке, улыбаясь в потолок. Глаза его были открыты, но напоминали стеклянные шарики. Одна рука лежала на груди, вторая свесилась с койки, пальцы касались пола.



- Боже, - проговорил Брут, - от Крошки Билли до Вилли Плаксы - всего за один час. Интересно, сколько таблеток морфина Дин положил в этот тоник? - Достаточно. - Мой голос слегка задрожал. Брут этого мог и не заметить, но я услышал. - Пошли.

- Ты не хочешь подождать, пока этот красавчик отключится?

- Он уже отключился, Брути. Он просто слишком под кайфом, чтобы закрыть глаза.

- Ты начальник, тебе виднее. - Он оглянулся, ища Харри, но Харри был уже рядом. Дин сидел прямо за столом дежурного, перетасовывая колоду карт так сильно и быстро, что было странно, что они не загораются, при каждом перехвате колоды бросая взгляд налево, на мой кабинет. Следя за Перси.

- Уже пора? - спросил Харри. Его длинное лошадиное лицо казалось очень бледным над синей форменной блузой, но вид у него был решительный.

- Да. Если мы хотим успеть, то пора. Харри перекрестился и поцеловал большой палец. Потом отправился в смирительную комнату, открыл ее и вернулся со смирительной рубашкой. Он подал ее Бруту. Мы втроем прошли по Зеленой Миле. Коффи у двери своей камеры проводил нас взглядом и не сказал ни слова. Когда мы дошли до стола дежурного, Брут спрятал рубашку за спину, что при его комплекции было довольно легко.

- Повезло, - сказал Дин. Он был так же бледен, как и Харри, но и столь же решителен.

Перси сидел за моим столом, именно так, на моем стуле, и хмурился над книгой, которую таскал повсюду с собой последние несколько ночей: не "Арго" или "Для мужчин", а "Уход за душевнобольными в лечебницах". Но по его виновато-встревоженному взгляду, брошенному на нас, можно было подумать, что это "Последние дни Содома и Гоморры".

- Чего еще? - спросил он, быстро захлопывая книгу. - Что вам нужно?

- Поговорить с тобой, Перси, - сказал я. - Вот и все.

Однако по нашим лицам он понял, что мы явились вовсе не только поговорить, поэтому вскочил и бросился - почти бегом - к открытой двери в помещение склада. Он подумал, что мы пришли рассчитаться с ним и надавать оплеух.

Харри отрезал ему путь к отступлению и стал Вт дверях, сложив на груди руки.

- А ну! - Перси повернулся ко мне в тревоге, но стараясь не показывать ее. - Что это еще?

- Не спрашивай, Перси. - Я думал, что все пройдет нормально, я буду в норме, раз уж мы начали эту безумную аферу, но что-то не получалось. Я не верил, что делаю это. Словно в плохом сне. Мне все казалось, что вот-вот жена разбудит меня и скажет, что я стонал во сне. - Лучше, если ты с этим смиришься.

- А что у Ховелла за спиной? - срывающимся голосом спросил Перси, поворачиваясь, чтобы лучше рассмотреть Брута.

- Ничего.

- Ну, это, я думаю... - Брут вытащил смирительную рубашку и помахал ею у бедра, словно матадор мулету перед броском быка.

Перси вытаращил глаза и рванулся. Он хотел бежать, но Харри схватил его за плечи, и получился лишь рывок.

- Отпустите меня? - закричал Перси, пытаясь вырваться из рук Харри, но тщетно. Харри был тяжелее фунтов на сто, и мускулы у него, как у лесоруба, однако у Перси хватило сил протащить Харри почти до середины комнаты и смять неприятный зеленый ковер, который я все собирался заменить. На секунду я даже подумал, что он вырвет Харри руку, ведь страх может прибавить сил.

- Успокойся, Перси, - сказал я. - Будет легче, если...

- Перестань успокаивать меня, невежа, - завопил Перси, дергая плечами и пытаясь высвободить руки. - Оставьте меня! Все! Я знаю людей! Больших людей! Если вы не перестанете, вам всем придется отправиться в Южную Каролину за тарелкой супа на общественной кухне!

Он опять рванулся вперед и ударил бедром по моему столу. Книга, которую он читал - "Уход за душевнобольными в лечебницах", подскочила, и из нее выпала спрятанная внутри маленькая брошюрка. Неудивительно, что Перси глядел виновато, когда мы вошли. Это были не "Последние дни Содома и Гоморры", а книжечка, которую мы иногда давали сексуально озабоченным узникам за хорошее поведение. Я уже упоминал о ней, по-моему, маленькая книжечка комиксов, где Олив Ойл спала со всеми, кроме малыша Свит Пи.

Мне показалось печальным, что Перси в моем кабинете изучал такую примитивную порнушку, Харри тоже глядел с отвращением, насколько я мог видеть его из-за напряженного плеча Перси, а Брут залился смехом, и это вывело Перси из борьбы на какое-то время.

- Ах, Перси, - произнес он. - Что скажет мама? Что по этому поводу скажет губернатор?

Перси густо-густо покраснел.

- Заткнитесь. И оставь маму в покое.

Брут передал мне смирительную рубашку и приблизил лицо вплотную к Перси.

- Конечно. Просто будь хорошим мальчиком и вытяни ручки.

Губы Перси дрожали, а глаза блестели слишком ярко. Он был готов вот-вот расплакаться.

- Не буду, - сказал он детским дрожащим голосом, - и вы меня не заставите. - Потом стал громко звать на помощь. Харри моргнул мне, я ответил тем же. Если и был момент, когда все дело могло рухнуть, так именно тогда. Но Брут так не считал. Он никогда не сомневался. Он зашел за спину Перси, стал плечом к плечу с Харри, который все еще держал руки Перси у него за спиной. Брут поднял руки и взялся за уши Перси.

- Прекрати орать. Если не хочешь получить пару самых уникальных чайниц в мире.

Перси перестал кричать о помощи и просто стоял, дрожа и глядя вниз на обложку комиксов, где Попай и Олив забавлялись в такой позе, о которой я только слышал, но ни разу не пробовал. "О Попай!" - написано было в шарике над головой Олив. "Оп-оп-оп-оп", - красовалось над головой Попая. Он еще и трубку курил при этом.

- Вытяни руки, - приказал Брут, - и хватит валять дурака. Делай, как говорят.

- Не буду, - упорствовал Перси. - Не буду, и вы меня не заставите.

- Ты очень сильно, просто жестоко ошибаешься, - сказал Брут, хлопнул по ушам Перси и стал крутить их, словно ручки конфорок у плиты. Плиты, которая готовит так, как ты хочешь. Перси жалобно вскрикнул от боли и удивления - я бы многое отдал, чтобы этого не слышать. В его крике звучали не только боль и удивление, в нем было понимание. Впервые за свою жизнь Перси вдруг осознал, что ужасные вещи случаются не только с другими людьми, у которых нет родственника-губернатора. Я хотел сказать Бруту, чтобы он перестал, но, конечно же, не мог. Мы зашли слишком далеко. Все, что я мог, это напомнить себе, что Перси провел Делакруа через одному Богу известно какие муки просто потому, что Делакруа посмеялся над ним. Однако это не утешало. Возможно потому, что я создан иначе, чем Перси.

- Протяни сюда ручки, милый, - попросил Брут, - иначе получишь еще.

Харри уже отпустил юного мистера Уэтмора. Всхлипывая, как маленький, со слезами, уже бегущими по щекам. Перси вытянул руки перед собой, как лунатик в кинокомедии. Я в мгновение ока надел на них рукава смирительной рубашки и едва успел натянуть рубашку на плечи Перси, как Брут отпустил его уши и схватил завязки на манжетах. Он обкрутил руки Перси крест-накрест, так что они теперь были крепко прижаты к груди. Харри тем временем застегнул застежки на спине и завязал завязки. После того, как Перси сдался, вся операция заняла не более десяти секунд.

- Вот и хорошо, милый, - сказал Брут. - Теперь вперед.

Но он не пошел. Он посмотрел на Брута, потом обратил свои испуганные, вопрошающие глаза ко мне. И куда делись его угрозы насчет того, что мы все отправимся в Южную Каролину за бесплатной кормежкой!

- Пожалуйста, - прошептал он хрипло и сквозь слезы, - только не сажай меня к нему, Пол.

И тогда я понял, почему он так запаниковал, почему так яростно сопротивлялся. Он думал, что мы собираемся подсадить его в камеру к Буйному Биллу Уортону и что наказанием за сухую губку станет анальный секс в сухую с заключенным психопатом. Но вместо сочувствия я ощутил лишь отвращение к Перси и еще больше утвердился в своем решении. В конце концов, он судил нас по себе: что бы сделал он, окажись на нашем месте.

- Нет, не к Уортону, Перси, - успокоил я. - В смирительную комнату. Ты посидишь там часика три-четыре один в темноте и подумаешь о том, что ты сделал с Дэлом. Наверное, тебе уже поздно учиться тому, как люди должны вести себя, во всяком случае так думает Брут, но я - оптимист. А теперь, иди.

И он пошел, бормоча себе под нос, что мы об этом пожалеем, очень пожалеем, как пить дать, но в целом, казалось, он успокоился и расслабился. Когда мы препроводили его в коридор. Дин посмотрел на нас с таким искренним удивлением и наивностью, что я рассмеялся бы, не будь дело таким серьезным. Лучшую игру я видел только в гранд-ревю.

- Слушайте, вам не кажется, что шутка зашла слишком далеко? - спросил Дин.

- А ты заткнись, тебе же на пользу, - прорычал Брут. Эти фразы мы придумали за обедом, и для меня они так и прозвучали, как часть сценария, но если Перси был достаточно испуган и растерян, то они могли бы дать работу Дину Стэнтону, если придется туго. Сам я так не думал, но все бывает. Каждый раз, когда я сомневался, я вспоминал о Джоне Коффи и о мышонке Делакруа.

Мы прогнали Перси вдоль Зеленой Мили, он спотыкался и выкрикивал, чтобы мы шли помедленнее, а то он упадет лицом прямо на пол. Уортон лежал на своей койке, но мы гнали Перси слишком быстро, чтобы я успел заметить, спит он или нет. Джон Коффи стоял у двери камеры и смотрел.

- Ты - плохой человек, и ты заслужил эту темную комнату, - произнес он, но, по-моему, Перси его не услышал.

Когда мы вошли в смирительную комнату, щеки Перси были пунцовые и по ним текли слезы, глаза вращались в орбитах, волосы сбились на лоб. Харри одной рукой вытащил пистолет Перси, а другой - его драгоценную дубинку.

- Получишь обратно, не беспокойся, - сказал Харри. Он был слегка смущен.

- Жаль, я не смогу сказать это о твоей работе, - огрызнулся Перси. - О работе для вас всех. Вам это так не сойдет! Не сойдет!

Он явно готов был продолжать орать, но у нас не оставалось времени слушать его проповеди. В моем кармане лежал рулон липкой ленты - предка нынешней клейкой ленты. Перси увидел и стал уклоняться. Брут схватил его сзади и держал, пока я не заклеил лентой ему рот, закрепив для надежности концы почти на затылке. Ну, потеряет он клок волос, когда будут отдирать ленту, а еще губы серьезно потрескаются, но мне было уже все равно. Мне уже хватило Перси Уэтмора по горло.

Мы отошли от него. Он стоял посредине комнаты, под забранной в металлическую сетку лампочкой, в смирительной рубашке, дыша воспаленными ноздрями и издавая сдавленные, мычащие звуки из-под пленки. Во всяком случае он был очень похож на тех заключенных, которых мы держали в этой комнате.

- Чем тише ты станешь вести себя, тем скорее выйдешь отсюда, наставлял его я. - Постарайся это запомнить, Перси.

- А если будет одиноко, вспомни об Олив Ойл, - посоветовал Харри. -Оп-оп-оп-оп.

Потом мы вышли. Я закрыл дверь, а Брут защелкнул оба замка. Дин стоял чуть выше на Миле, около камеры Коффи. Он уже вставил ключ в верхний замок. Мы четверо молча переглянулись. Слова были не нужны. Колесо завертелось, и нам оставалось лишь надеяться на то, что все пройдет, как мы задумывали, не перескакивая зубцов на шестеренках.

- Ты все еще хочешь проехаться, Джон? - спросил Брут.

- Да, сэр, - ответил Коффи. - Думаю, да.

- Хорошо. - Дин открыл первый замок, вынул ключ и вставил его во второй замок.

- Нам надо тебя заковывать цепью, Джон? - спросил я.

Коффи, кажется, задумался.

- Можно, если хотите, - проговорил он наконец. - Но не нужно.

Я кивнул Бруту, отодвинувшему дверь камеры, потом повернулся к Харри, который почти направил на него пистолет Перси сорок пятого калибра, когда Коффи выходил из камеры.

- Отдай это Дину, - сказал я.

Харри встрепенулся, словно очнувшись от дремы, увидел пистолет и дубинку Перси в своих руках и передал их Дину. А Коффи тем временем оказался в коридоре и своим голым черепом чуть не задел лампочки на потолке. Когда он стоял, сложив руки перед собой и опустив плечи, я опять подумал, что он похож на огромного пойманного медведя.

- Запри игрушки Перси в ящике стола дежурного, пока мы не вернемся, приказал я.

- Если вернемся, - добавил Харри.

- Хорошо, - сказал мне Дин, не обращая внимания на Харри.

- А если кто-нибудь придет, вообще-то никто не должен, но если вдруг, то что ты скажешь?

- Что Коффи разволновался к полуночи. - Дин был похож на студента, отвечающего на экзамене. - Что нам пришлось запихать его в смирительную рубашку и поместить в смирительную комнату. Если возникнет шум, то тот, кто услышит, подумает, будто это он. - Дин кивнул в сторону Джона Коффи.

- А где мы? - допытывался Брут.

- Пол в администрации, работает с делом Дэла и свидетелями, - ответил Дин. - Это сейчас особенно важно, потому что казнь прошла так ужасно. Он сказал, что скорее всего пробудет там остаток смены. Брутус, Харри и Перси в прачечной, стирают одежду.

Да, вот так обычно и говорили. В прачечной, в комнате снабжения по ночам иногда играли в очко, покер или преферанс. Что бы ни было, но охранники, участвовавшие в этом, говорили, что стирают свою одежду. На этих сборищах иногда пили самогон, а вахту несли по очереди.

Так было, наверное, во все времена и во всех тюрьмах. Когда все время проводишь в заботах о грязных людишках, сам поневоле запачкаешься. Во всяком случае, нас вряд ли стали бы проверять. К "стирке одежды" в Холодной Горе относились с большим уважением.

- Именно так, - сказал я, поворачивая Коффи вокруг и подталкивая вперед. - А если все сорвется, Дин, то ты ничего не знаешь.

- Легко сказать, но... В этот момент из-за решетки камеры Уортона высунулась худая рука и ухватилась за каменный бицепс Коффи. Мы аж вскрикнули. Уортон должен был спать как убитый, а он стоял, чуть покачиваясь вперед-назад, как боксер после удара, и мутно скалился.

Удивительной была реакция Коффи. Он не отскочил, но тоже вскрикнул, выпуская воздух сквозь зубы, словно коснулся чего-то холодного и неприятного. Его глаза расширились, и на секунду он показался мне другим человеком, словно другой вставал по утрам и ложился спать вечером. Он был живой - тогда, когда хотел, чтобы я зашел в его камеру и он смог до меня дотронуться. "Помочь мне", говоря языком Коффи. Он так же выглядел, когда вытянул руки за мышью. И сегодня, в третий раз, его лицо озарилось, словно в мозгу вдруг зажгли лампу. Но сейчас совсем не так.

Его лицо стало холодным, и я впервые подумал, что может случиться, если вдруг Джон Коффи впадет в ярость. У нас были пистолеты, мы могли застрелить ею, но побороть его было бы нелегко.

Я прочел подобные мысли на лице Брута, но Уортон продолжал скалиться окаменевшей улыбкой.

- А куда это ты идешь? - Это прозвучало скорее как "Куа эа ты ош?”

Коффи стоял неподвижно, переводя взгляд с лица Уортона на его руку. Я не мог понять выражения его лица. Я видел, что оно разумное, но не мог понять, что оно означало. За Уортона я не беспокоился совсем. Он не вспомнит ничего потом, сейчас он, как пьяница, гуляющий в отключке.

- Ты - плохой человек, - прошептал Коффи, и я не разобрал, что было в его голосе: боль, злость или страх. Наверное, все вместе. Коффи снова посмотрел на руку, сжимающую его бицепс, словно на насекомое, которое могло бы очень больно укусить, если бы имело разум.

- Правильно, ниггер, - пробормотал Уортон с мутной кривой ухмылкой. -Плохой, как тебе и не снилось.

Я вдруг ясно почувствовал, что должно произойти что-то ужасное, что-то, способное кардинально изменить запланированный ход событий, как внезапное землетрясение может изменить русло реки. Это должно было случиться, и ни я, ни кто другой из нас ничего не мог поделать.

Потом Брут, наклонившись, отодрал руку Уортона от плеча Джона Коффи, и это чувство исчезло. Словно разомкнулась потенциально опасная цепь. Я уже говорил, что за время моей работы в блоке "Г" телефон губернатора не звонил ни разу. Это правда, но я представил, что, если бы он хоть раз зазвонил, я испытал бы такое же облегчение, как тогда, когда Брут убрал руку Уортона от человека, возвышающегося рядом со мной. Глаза Коффи сразу потухли, словно выключили свет, горевший изнутри, - Ложись, Билли, - сказал Брут. - Отдохни. - Так обычно я успокаивал ребят, но сейчас я не возражал, чтобы Брут говорил моими словами.

- Может, и лягу, - согласился Уортон. Он отступил, покачнулся, чуть не опрокинулся, но в последнюю секунду удержал равновесие. - О Боже, вся комната качается. Словно я пьян.

Оч сделал шаг к койке, не спуская мутных глаз с Коффи.

- Негры должны иметь свой электростул, - заявил он. Потом его колени подогнулись, и он плюхнулся на койку. Еще до того, как голова коснулась тонкой тюремной подушки, Уортон захрапел, темно-синие тени проступили у него под глазами, а кончик языка высунулся наружу.

- Боже, как он сумел подняться с таким количеством наркотиков? прошептал Дин - Неважно, теперь он готов. Если опять начнет, дай ему еще таблетку в стакане воды. Но не больше одной. Нам не нужно его убивать - Говори за себя, - проворчал Брут и подозрительно посмотрел на Уортона. - Таких обезьян нельзя убить наркотиками. Они от них расцветают - Он - плохой человек, - повторил Коффи, но на этот раз более низким голосом, словно был не очень уверен в том, что говорит.

- Правильно, - согласился Брут. - Самый подлый. Но теперь он нам не нужен, танцевать с ним танго мы не собираемся. - Мы опять пошли, вчетвером окружая Коффи, как почитатели вокруг своего идола.

- Скажи мне, Джон, а ты знаешь, куда мы ведем тебя?

- Помочь, - сказал он. - По-моему... Помочь... Даме? - И он посмотрел на Брута с надеждой и тревогой. Брут кивнул.

- Правильно. Но откуда ты узнал? Как ты узнал? Джон Коффи тщательно обдумал вопрос, но потом покачал головой.

- Я не знаю. Сказать по правде, босс, я мало чего знаю вообще. И никогда не знал.

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 401 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.019 с.