Лекции.Орг
 

Категории:


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...


ОБНОВЛЕНИЕ ЗЕМЛИ: Прошло более трех лет с тех пор, как Совет Министров СССР и Центральный Комитет ВКП...


Экологические группы птиц Астраханской области: Птицы приспособлены к различным условиям обитания, на чем и основана их экологическая классификация...

История уголовного права Белорусской ССР



Загрузка...

 

До 1 января 1919 г. в Беларуси как составной части РСФСР действовали уголовные законы федерации, положения которых стали основой формирования уголовного законодательства БССР.

После Октябрьской революции в соответствии с Декретом СНК РСФСР № 1 “О суде” от 24 ноября 1917 г. судам разрешалось руководствоваться в своей деятельности законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку они не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию” (ст.5). Фактически дореволюционное уголовное законодательство отвергалось.

В первых декретах советской власти уголовная ответственность предусматривалась за наиболее опасные для нового строя деяния: контрреволюционную деятельность, саботаж, взяточничество, спекуляцию, дезертирство и т.п. Постепенно сформировалась совокупность несистематизированных норм Общей и Особенной частей уголовного права.

После создания БССР судебные и другие карательные учреждения по собственной инициативе руководствовались уголовно-правовыми актами РСФСР. Большое значение имело то обстоятельство, что с конца февраля 1919 г. по июль 1920 г. значительная часть территории БССР была оккупирована польскими войсками и законодательная деятельность отошла на задний план. Примером уголовно-правового акта Совета Обороны ССР Литвы и Беларуси было постановление от 9 июня 1919 г., предусматривавшее расстрел за продажу спиртных напитков и предание суду военно-революционного трибунала за покупку таких напитков.

Источниками уголовного права БССР в то время были: уголовно-правовые акты РСФСР (постановления съездов Советов, декреты ВЦИК, декреты СНК, циркуляры и постановления НКЮ); законодательные акты БССР (Конституция, постановления съездов Советов, постановления ЦИК и СНК, циркуляры и постановления НКЮ); революционное правосознание. Следует отметить, что роль последнего явно была преувеличена. Судьи временами сами определяли преступность деяния, вид и размер наказания. Так, Минский революционный трибунал за агитацию против советской власти лишал осужденного свободы на неопределенный срок: до окончания гражданской войны.

12 декабря 1919 г. НКЮ РСФСР издал инструкцию народным судам “Руководящие начала по уголовному праву РСФСР”, которая явилась первым кодифицированным документом в области уголовного права и была призвана играть роль Общей части советского уголовного права. Инструкция стала прообразом Общей части будущего Уголовного кодекса РСФСР. Она состояла из введения и восьми разделов: об уголовном праве, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании, о стадиях осуществления преступления, о соучастии, виды наказания, об условном осуждении, о пространстве действия уголовного права.

В 1921—1922 гг. законодательные органы БССР заимствовали законы РСФСР, внося поправки с учетом местных условий. Судебная практика БССР в отличие от Руководящих начал предусматривала не только условное осуждение к лишению свободы, но и условное осуждение к принудительным работам и даже к смертной казни. 24 мая 1922 г. был принят Уголовный кодекс РСФСР. Это был первый советский уголовный кодекс, основанный на принципах так называемого социалистического права. IV Всероссийский съезд деятелей юстиции, на котором присутствовали представители всех советских республик, высказал пожелание, чтобы этот кодекс стал единым для всех советских республик. Когда 1 июня 1922 г. он был введен в действие, судебные органы БССР стали им пользоваться без официальных указаний. 24 июня 1922 г. III сессия ЦИК БССР приняла постановление “распространить действие Уголовного кодекса РСФСР на всю территорию Белоруссии с 1 июля 1922 года”. С 1924 г. этот кодекс стал официально называться Уголовным кодексом Белорусской ССР.

УК 1922 г. носил откровенно классовый характер. Статья 10 УК допускала возможность применения уголовного закона по аналогии, что приводило к злоупотреблениям на практике.

После создания в 1922 г. Союза ССР и в соответствии с Конституцией СССР 1924 г. был принят ряд общесоюзных уголовных законов: Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик (31 октября 1924 г.); Положение о воинских преступлениях (31 октября 1924 г.); Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) (25 февраля 1927 г.).

На основе этих законов в период с 1926 по 1929 г. в советских союзных республиках были приняты новые уголовные кодексы (УК РСФСР в 1926 г., УК Украинской ССР в 1927 г.). Уголовный кодекс Белорусской ССР был принят 23 сентября 1928 г. на 3-й сессии ЦИК БССР VIII созыва и введен в действие с 15 ноября 1928 г.

УК БССР 1928 г. существенно отличался от УК других союзных республик, хотя и базировался на общесоюзных уголовных законах. Кодекс имел следующую структуру:

I. Общие положения.

II. Контрреволюционные преступления.

III. Преступления против порядка государственного управления.

А. Преступления против порядка государственного управления, особо опасные для Союза ССР.

Б. Прочие преступления против порядка государственного управления.

IV. Воинские преступления.

V. Должностные преступления.

VI. Преступления против личности.

VII. Имущественные преступления.

Таким образом, в законе отсутствовало деление на Общую и Особенную часть, и первые четыре раздела в основном воспроизводили нормы общесоюзного законодательства. Обращает на себя внимание то, что преимущество отдавалось уголовно-правовой охране государственных интересов. Об этом свидетельствует не только структура Уголовного кодекса, но и содержание статьи 1: “Уголовный кодекс Белорусской Советской Социалистической Республики имеет своей задачей судебно-правовую защиту социалистического государства диктатуры пролетариата от общественно опасных деяний (преступлений) путем применения к правонарушителям (преступникам) указанных в Кодексе мер социальной защиты”.

Статья 4 УК БССР 1928 г. раскрывала понятие преступления: “Общественно опасным деянием (преступлением) признается всякое действие или бездействие, направленные против основ советского строя или правопорядка, установленных рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунизму период”. Это определение называло материальный признак преступления — общественную опасность деяния, но не указывало на уголовную противоправность деяния. Такой подход объясняется содержанием статьи 6 УК: “Если преступление не предусмотрено настоящим Кодексом, то основания и пределы ответственности, а также меры социальной защиты определяются судом на основании тех статей Кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду и важности преступления (аналогия)”.

Отказ от принципа “нет преступления без указания о том в законе” был общим для уголовных кодексов всех союзных республик. Тем самым создавались предпосылки произвола в уголовной политике.

В статье 5 УК БССР 1928 г. давалась классификация преступлений на основании политических критериев. Преступления делились на две категории: направленные против основ советского строя и все остальные.

За преступления первой категории устанавливался только низший (минимальный) предел, ниже которого суд не мог назначать меру социальной защиты; за преступления второй категории — только высший (максимальный) предел”.

К недостаткам Уголовного кодекса можно отнести положение, воспроизведенное из Основных начал уголовного законодательства и позволявшее применять меры социальной защиты не только к лицам, совершившим преступления, но и к лицам, “являющимся опасными по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности” (ст. 8). Именно на основе этого правила и общесоюзного Положения о преступлениях государственных (1934 г.) в Уголовный кодекс БССР была включена статья 63-3, часть вторая которой гласила, что “совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживающие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежат лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на пять лет”.

УК БССР 1928 г. содержал ряд норм, аналога которых не было в уголовных кодексах других союзных республик. Согласно статье 42 общественное порицание обязательно объявлялось в печати. Более строгая мера социальной защиты в соответствии с пунктом “г” статьи 49 определялась судом, если преступление совершалось лицом, уже имеющим судимость за какое-либо преступление, за исключением случаев, когда данное лицо признавалось несудившимся. Таким образом, Уголовный кодекс БССР решающее значение придавал факту осуждения, а не факту совершения преступления в прошлом вообще. Как и Уголовные кодексы других союзных республик, Уголовный кодекс БССР рассматривал совершение преступления группой как обстоятельство, отягчающее ответственность. Но при определении группы в нормах Особенной части Уголовного кодекса конкретизировался количественный признак: совершение преступления “группой из трех лиц и более”.

Отличался УК БССР 1928 г. от других кодексов и по кругу деяний, признанных преступлениями. Уголовный кодекс БССР, например, не содержал составов преступлений, известных УК РСФСР 1926 г.: доведение до самоубийства (ст.141), подговор и содействие самоубийству (ст.141), сообщение заведомо ложных сведений, подаваемых в государственные учреждения (ст.187), незаконная продажа и покупка квартир и комнат (ст.98) и др. Однако в Уголовном кодексе БССР были и составы преступлений, не предусмотренные Уголовным кодексом РСФСР, например, измышление и распространение ложных слухов или непроверенных сведений, могущих вызвать общественную панику (ст.104); неоказание помощи погибающему посторонним лицом (ст.230) и др.

До принятия Конституции СССР 1936 г. в УК 1928 г. вносились многочисленные изменения, основанные на общесоюзных законах. Уголовный кодекс БССР становился более жестким. Примером тому, в частности, является Закон СССР от 7 августа 1932 г. “Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности”. В преамбуле закона утверждалось, что “общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа...” По этому закону хищение социалистического имущества даже при смягчающих обстоятельствах каралось лишением свободы на срок не менее десяти лет с конфискацией имущества.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. за ряд преступлений была введена уголовная ответственность с 12-летнего возраста, что нашло отражение в статье 14 УК БССР.

Начиная со второй половины 1930-х годов, появилась тенденция к расширению круга преступных деяний. Была введена уголовная ответственность беременных женщин за производство аборта, установлена так называемая судебная ответственность за самовольный уход рабочих и служащих с предприятий и учреждений, прогул без уважительной причины, самовольный проезд в товарных поездах.

В октябре 1937 г. максимальный срок лишения свободы был увеличен до 25 лет. В 1939 г. были отменены нормы об условно-досрочном освобождении из мест заключения. Уголовное законодательство ориентировало судебную практику на общее усиление репрессии.

Конституция СССР 1936 г. в первоначальной редакции предусматривала, что Уголовный кодекс должен быть единым для всего Союза ССР. В связи с этим после 1936 г. практически прекратилось принятие новых уголовно-правовых норм законодательными органами союзных республик. Изменения и дополнения в уголовные кодексы вносились на основе общесоюзного законодательства.

Значительным шагом вперед в направлении демократизации уголовной политики и уголовного законодательства стало принятие Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. В частности, это проявилось в отказе от применения уголовного закона по аналогии и переходе советского уголовного права к принципу “нет преступления без указания о том в законе”. В Основах 1958 г. получил развитие принцип гуманизма. Примером тому явилось снижение максимального срока лишения свободы (по общему правилу — до 10 лет, а в исключительных случаях — до 15), повышение возраста, с которого была возможна уголовная ответственность, расширение применения условно-досрочного освобождения от наказания и др.

На базе Основ 1958 г. и законов СССР об уголовной ответственности за государственные преступления и об уголовной ответственности за воинские преступления (от 25 декабря 1958 г.) в союзных республиках с 1959 по 1961 г. были разработаны и приняты уголовные кодексы.

Уголовный кодекс Белорусской ССР был принят четвертой сессией Верховного Совета БССР пятого созыва 29 декабря 1960 г. и введен в действие с 1 апреля 1961 г.

Уголовный кодекс состоял из двух частей: Общей и Особенной. Общая часть включала пять глав: общие положения; о преступлении; о наказании; о назначении наказания и об освобождении от наказания; о принудительных мерах медицинского и воспитательного характера.

Особенная часть состояла из 11 глав: государственные преступления; преступления против социалистической собственности; преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности; преступления против политических, трудовых, жилищных и иных прав граждан; преступления против личной собственности граждан; хозяйственные преступления; должностные преступления; преступления против правосудия; преступления против порядка управления; преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения; воинские преступления.

Общая часть УК 1960 г. являлась развитием норм Основ уголовного законодательства 1958 г., а главы 6 и 16 УК воспроизводили соответственно общесоюзные законы об уголовной ответственности за государственные преступления и воинские преступления.

В отличие от Основ 1958 г. Общая часть УК БССР 1960 г. предусматривала освобождение от уголовной ответственности с применением мер общественного воздействия: передача дела в товарищеский суд (ст.49), передача виновного на поруки (ст.50).

Уголовный кодекс БССР в значительной степени ограничил область уголовно наказуемых деяний. Во-первых, была отменена уголовная ответственность за ряд деяний, считавшихся преступными по УК 1928 г., например, переплавка государственной разменной металлической монеты в слитки (ст.85-1), уклонение от установленного законом персонального учета инженеров, техников, агрономов и иных специалистов народного хозяйства (ст.102), нарушение установленных правил о производстве фотографических, кинематографических и других съемок (ст.108-3), взимание квартирной платы выше установленного органами власти размера (ст.142), дискредитирование власти (ст.212), понуждение женщины к производству аборта (ст.217-1), кража электрической энергии (ст.244), ростовщичество (ст.259).

Во-вторых, область уголовно наказуемых деяний ограничивалась и тем, что определенные деяния признавались преступными лишь при условии их совершения после применения к виновным мер общественного воздействия либо дисциплинарного или административного взыскания.

К сожалению, УК 1960 г. содержал нормы, не отвечавшие требованиям общепризнанных принципов международного права в области охраны прав человека. К такого рода нормам можно отнести: нарушение паспортных правил (ст.194), систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством (ст.204), частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество (ст.150).

Существенно ограничивала духовную свободу личности норма об ответственности за антисоветскую агитацию и пропаганду (ст.67). Масштабы репрессии по этой норме в СССР были значительными.

 





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 815 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.005 с.