Суд как орган судебной власти. Его полномочия в уголовном судопроизводстве
Лекции.Орг

Поиск:


Суд как орган судебной власти. Его полномочия в уголовном судопроизводстве




Исключитель­ной компетенцией суда является осуществление правосудия. Только суд правомочен признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание, применить к лицу при­нудительные меры медицинского характера (ст. 29 УПК). Вся предшествующая досудебная деятельность осуществля­ется для того, чтобы обеспечить возможность рассмотрения дела судом. Материалы досудебного производства и выводы следователя и дознавателя имеют для суда лишь предваритель­ное значение. Деятельность суда не сводится только к проверке материалов предварительного расследования, она носит самостоятельный характер. Выводы следователя и дознавате­ля и результаты проведенной ими оценки доказательств не свя­зывают суд. Суд исследует доказательства самостоятельно, и лишь те из них, которые были рассмотрены в судебном заседа­нии, могут быть положены в обоснование приговора. УПК наделяет суд рядом полномочий и в досудебном про­изводстве (ч. 2 ст. 29). В частности, суд принимает решения о: применении меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста; продлении срока содержания под стражей; помещении подозреваемого и обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар для производства экспертизы; осмотре жилого помещения без согласия проживающих в нем лиц; производстве обыска и выемки в жилом помещении; производстве личного обыска; производстве выемки документов о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; наложении ареста на корреспонденцию и ее выемке; наложении ареста на имущество; отстранении обвиняемого от должности; контроле телефонных и иных переговоров.

 

2.1 Выделение судов (судей) в самостоятельную группу участников уголовного судопроизводства предопределено особенностями той главной уголовно-процессуальной функции, которая возложена на них, - функции разрешения дела

Суть этой функции выражена прежде всего в ч. 1 ст. 118 Конституции РФ и ст. 8 УПК, устанавливающих, как отмечено выше, одно из принципиальных положений уголовного судопроизводства - положение о том, что лишь суду предоставлено полномочие осуществлять правосудие путем разбирательства уголовных дел и постановления по его итогам приговоров, которыми лица, привлекаемые к ответственности, могут быть признаны совершившими преступления и подвергнуты уголовному наказанию. И данное полномочие вправе реализовать не любые суды, а лишь те, которые отнесены (см. схему 8) к числу судов общей юрисдикции (как федеральных, так и субъектов РФ).

2.2 Особая роль судов (судей) в уголовном судопроизводстве проявляется также в том, что одновременно с полномочиями, непосредственно связанными с отправлением правосудия, на них возложены также полномочия по контролю за законностью и обоснованностью действий и решений правоохранительных органов на этапе досудебного производства

 

В общей массе таких полномочий суда (иногда их с известной долей условности называют контрольными полномочиями) четко просматриваются два относительно самостоятельных вида:

один из них включает полномочия по принятию решений о совершении действий, связанных с предварительным расследованием уголовных дел, а по сути - по проверке законности и обоснованности намерения соответствующих должностных лиц правоохранительных органов осуществить такого рода действия, как правило, до того, как они начинают претворяться в жизнь реально (т.н. предварительный судебный контроль),

а другой - полномочия по проверке законности и обоснованности уже совершенных действий или принятых решений соответствующих должностных лиц (т.н. последующий судебный контроль).

Первый вид контрольных полномочий реализуется путем вынесения судом (судьей) решений (определений, постановлений) о производстве значительного числа конкретных процессуальных действий. В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК к решениям такого рода отнесены решения:

об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо в виде домашнего ареста;

о продлении срока содержания под стражей;

о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар в связи с производством экспертизы;

об осмотре жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

об обыске и (или) выемке в жилище;

о выемке предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

об аресте корреспонденции и выемке ее в учреждениях связи;

о личном обыске, за исключением случаев, когда такой обыск производится в отношении подозреваемого, обвиняемого, подвергнутого задержанию или заключению под стражу, либо лица, находящегося в помещении, где производится обыск, и скрывающего при себе разыскиваемые предметы или документы (ч. 2 ст. 184 УПК);

о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

о временном отстранении обвиняемого от должности, за исключением случаев отстранения от должности руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (ч. 5 ст. 114 УПК);

о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Приведенный перечень случаев, когда судебный контроль должен предшествовать совершаемому следственному действию, однако, не является исчерпывающим.

Законодательство предусматривает и другие правила, в соответствии с которыми процессуальные действия в ходе досудебного производства по уголовным делам должны совершаться только с согласия, с разрешения или по заключению суда. В качестве примеров могут послужить, в частности, следующие правила:

уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только при наличии заключения коллегии из трех судей вышестоящего суда о том, что в действиях привлекаемого к ответственности судьи имеются признаки преступления (п. 2-5 ч. 1 ст. 448 УПК);

уголовное дело в отношении прокурора может быть возбуждено с согласия районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК);

без разрешения суда не допускается эксгумация трупа в случаях, когда против такого действия возражают родственники покойного (ч. 3 ст. 178 УПК);

в соответствии с ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) возможно только на основании судебного решения;

судья по ходатайству следователя решает вопрос об ограничении срока, в течение которого обвиняемый и его защитник могут знакомиться с материалами дела по окончании предварительного расследования (ч. 3 ст. 217 УПК);

по ходатайству прокурора судья вправе принять решение о переводе заключенного под стражу лица, у которого обнаружилось психическое заболевание, в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435 УПК);

по ходатайству эксперта или комиссии экспертов судья вправе продлить срок пребывания в медицинском стационаре лица, подвергаемого судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизе (ст. 30 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации");

требуется решение судьи (по сути, его согласие) и в тех случаях, когда возникает необходимость в допросе нотариуса по поводу обстоятельств, которые стали ему известны в связи осуществлением его профессиональной деятельности.

При анализе специфики полномочий суда (судьи) в уголовном судопроизводстве важно учитывать, что ему отведена достаточно активная роль не только в досудебных стадиях, при разбирательстве дел по первой инстанции либо при проверке дел в вышестоящих судебных инстанциях, но и в стадии исполнения приговоров и иных судебных решений, когда он уполномочен принимать такие важные решения, как решения, к примеру, о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, об условно досрочном освобождении от отбывания наказания, освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного.

Второй вид контрольных полномочий суда охватывает полномочия, которые касаются разбирательства жалоб, в той или иной мере вызванных несогласием заинтересованных лиц с состоявшимися следственными действиями или уже вынесенными решениями при производстве по уголовным делам.

На досудебных стадиях уголовного процесса суд имеет реальную возможность активно устранять негативные последствия незаконных и необоснованных действий и решений, которые "способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию" (ч. 1 ст. 125 УПК). Он вправе не только признать такого рода решения и действия незаконными и необоснованными, но и обязать соответствующий орган или соответствующее должностное лицо устранить допущенное нарушение.

Что касается судебных стадий (включая и стадии проверки дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядках, ввиду вновь открывшихся и новых обстоятельств), то на этих этапах уголовного процесса суду предоставлены еще более широкие возможности активно реагировать на представления прокуроров или жалобы других участников судопроизводства. Здесь в арсенале предоставленных ему средств закон предусматривает и такие, например, как изменение либо отмена незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, иного судебного решения.

У суда, рассматривающего уголовное дело по первой инстанции, также есть возможность реагировать на любые выявившиеся нарушения закона. Сделать это он вправе путем вынесения частного определения, постановления, в котором внимание соответствующих организаций и должностных лиц может быть привлечено к допущенному нарушению и изложено требование принятия необходимых мер.

В связи с общей характеристикой статуса суда (судьи) в уголовном процессе необходимо обратить внимание и на то, что закон признает высокий авторитет его решений (постановлений, определений, приговоров). После вступления в законную силу они подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации всеми участниками судопроизводства, органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественных объединений, должностными лицами. Другими словами, они наделены свойством общеобязательности (ст. 392 УПК).

Приведенных данных о полномочиях суда (судьи) вполне достаточно, чтобы убедиться в том, что ему отведена особая роль в уголовном судопроизводстве.

 

2.3 Вместе с тем, чтобы получить более полное представление о статусе суда (судьи) как участника уголовного судопроизводства и его роли, нужно иметь в виду также закрепленные в УПК положения, которые определяют стоящие перед судом (судьей) конечные задачи (цели) разбирательства конкретных уголовных дел и его взаимоотношения с другими участниками, в первую очередь со сторонами. Одна из особенностей этих положений заключается, к сожалению, в их противоречивости.

С одной стороны, они ориентируют суды на пассивное и в известной мере безразличное отношение к конечному результату разбирательства конкретных дел. Такой вывод вполне можно сделать на основании, например, следующих положений:

в соответствии со смыслом ч. 3 ст. 15 УПК суд не должен быть на стороне обвинения и не должен быть на стороне защиты. А что он должен? Он должен делать нечто крайне неопределенное - создавать "необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав;

примерно такую ориентацию дают суду также ч. 1 и 2 ст. 243 УПК, в которых определяются задачи судьи, председательствующего в судебном заседании при разбирательстве уголовного дела по первой инстанции: на него возложены (а) руководство судебным заседанием и принятие мер "по обеспечению состязательности и равноправия сторон", а также (б) обеспечение соблюдения "распорядка судебного заседания" и ознакомление с регламентом такого заседания;

ч. 7 ст. 246 УПК обязывает суд (судью) прекратить уголовное дело или уголовное преследование в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, независимо от того, согласен или не согласен суд (судья) с таким отказом. Последний в данном случае поставлен в прямую зависимость от представителя органа исполнительной власти, что едва ли можно считать согласованным с конституционным принципом независимости суда и подчинения его только Конституции РФ и федеральному закону;

судья поставлен в зависимость от волеизъявления сторон и в других случаях. В частности, он не всегда может по своей инициативе распорядиться об оглашении протоколов показаний (см., например, ст. 276 и 281 УПК), о принятии мер, обеспечивающих гражданский иск (ст. 230 УПК);

ч. 1 ст. 291 УПК не требует от судьи, чтобы он обеспечивал исследование в ходе судебного заседания всех доказательств. Ему разрешено объявлять о прекращении судебного следствия после того, как были исследованы не все доказательства, которые, в принципе, следовало бы исследовать для всестороннего, полного и объективного анализа обстоятельств дела, а только те, которые представлены сторонами;

у судьи далеко не всегда по закону имеется возможность по своей инициативе признать какое-то доказательство недопустимым, исследовать его либо истребовать в дополнение к представленным сторонами доказательствам (см. например, ст. 235 и ч. 1 ст. 276 УПК);

односторонность и неполнота предварительного расследования или судебного следствия не отнесены к основаниям изменения или отмены приговора (см. ст. 379 УПК).

С другой стороны, приведенные и ряд других подобных им положений, содержащихся в УПК, не должны восприниматься как такие, которые безоговорочно предписывают судам (судьям) быть пассивными, безразличными и бесстрастными созерцателями либо регистраторами того, что происходит в ходе расследования и, тем более, разбирательства в суде уголовных дел и связанных с ними человеческих трагедий.

Суд (судья) как орган (должностное лицо) одной из ветвей государственной власти не должен и не может быть таким. Об этом недвусмысленно говорят положения Конституции РФ, предусматривающие, что защита прав и свобод человека и гражданина и обеспечение достойной жизни и свободного развития человека - обязанность государства, а значит, всех его органов (ст. 2, ч. 1 ст. 7 и ч. 1 ст. 45), в том числе тех, на которые возложено осуществление правосудия (ст. 18), что они, делая это, должны неуклонно соблюдать Конституцию РФ и федеральные законы (ч. 2 ст. 15).

Решение столь широкой социальной задачи судами (судьями), как и другими государственными органами (должностными лицами), невозможно без их активной роли. Нельзя защитить права и свободы, обеспечить достойной жизнью и свободным развитием человека и гражданина, если, скажем, судебные решения не будут законными, обоснованными и справедливыми, если они не будут опираться на достоверно установленные факты. Правосудие не может быть признано состоявшимся, если по делу не выявлена правда, истина и не известно точно и убедительно, за чту на самом деле подсудимый признан преступником и подвергнут уголовному наказанию.

В силу устоявшихся в течение многих десятилетий правовых традиций российский суд призван выполнять функцию активного государственного органа, стоящего на страже закона и правды. Суд справедливый, праведный - давний идеал. Необходимость именно такого суда была четко провозглашена еще императорским указом от 20 ноября 1864 г., утвердившим Судебные уставы, в том числе Устав уголовного судопроизводства, который, возлагал на судей обязанность предпринимать все возможное для установления истины. Такое требование последовательно сохранялось во всех УПК советского периода, причем оно не противоречило и не противоречит многим современным зарубежным уголовно-процессуальным системам, признающим и активную роль суда, и то, что он должен стремиться устанавливать истину. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись, например, с УПК Франции, УПК ФРГ, с весьма авторитетными правовыми актами, появившимися в последние десятилетия в США и Великобритании.

На такой подход вполне резонно ориентируются, в конечном счете, многие предписания, содержащиеся в действующем УПК. Среди них можно было бы отметить предписания, в соответствии с которыми приговоры, не отвечающие требованиям не только законности, но и обоснованности и (или) справедливости, подлежат отмене или изменению (см., например, ст. 369, 379-383, 409 и 413 УПК). Активная роль суда признана в качестве одной из важных основ доказывания - деятельности, составляющей важнейшую часть всего того, что называется уголовным судопроизводством. В соответствии с ч. 1 ст. 86, ст. 87, ч. 2 и 3 ст. 88 УПК суд (судья) - как и прокурор, следователь или дознаватель - должен участвовать в собирании и исследовании доказательств. Он также в определенных законом пределах осуществляет оценку доказательств, т.е. вносит свой вклад в доказывание, целью которого, как предписывает ст. 85 УПК, является установление всех входящих в предмет доказывания обстоятельств. Другими словами, суд (судья), участвуя в доказывании, обязан стремиться к тому, чтобы было обеспечено установление фактов и событий, необходимых для принятия правильного итогового решения по делу, т.е. к тому, чтобы все существенные для дела обстоятельства были исследованы полно и всесторонне.

Приведенные в данном параграфе сведения характеризуют лишь наиболее общие и основные положения, касающиеся статуса суда (судьи) как участника уголовного судопроизводства. В последующих главах учебника положения такого рода будут существенно конкретизированы. Там приводятся не только данные, детализирующие процессуальное положение суда (судьи) на конкретных стадиях процесса, но и подробные данные, в частности, о подсудности уголовных дел, возможных вариантах состава суда, правах и обязанностях присяжных заседателей, секретарей судебных заседаний.





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 1675 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.006 с.