Глобальное управление природными ресурсами
Лекции.Орг

Поиск:


Глобальное управление природными ресурсами




Важные перемены в нашем образе мышления постепенно распространяются и на вопросы, связанные с природными ресурсами. Наиболее яркий пример - нефть. Внезапное трех-четырехкратное повышение цен на нее, превращение нефти в оружие политического давления, создание картеля производителей, серия бойкотов и эмбарго, альянс потребителей, угроза продовольственных, экономических и военных контрмер, вероятность распространения нефтяного синдрома на другие виды промышленного сырья - все это свидетельствует о том, что нефтяной кризис затронул нервный центр промышленной цивилизации. Запасы других видов сырья по сравнению с ранними оценками представляются сейчас более обширными, однако и они расходуются небрежно и расточительно, невзирая на возросшее население и его потребности. Никогда еще специалисты, эксперты по планированию и политики всего мира не прилагали таких усилий, чтобы понять суть происходящего и выяснить, к чему оно может привести. Это само по себе уже свидетельствует о происшедших в мире реальных изменениях.

Сегодня часто поднимается вопрос: кто и при каких условиях имеет право распоряжаться природными ресурсами, и какими именно? Вплоть до настоящего времени было принято приписывать почти священную неприкосновенность частной или государственной собственности на ресурсы, на эксплуатацию месторождений независимо от того, каким путем были приобретены эти права - за счет ли договоров, контрактов, концессий, наследства, завоеваний или каким бы то ни было другим путем. Сейчас эта неприкосновенность подвергается все большему сомнению, главным образом со стороны стран - экспортеров нефти, считающих себя ограбленными и обманутыми за счет притока иностранного капитала и вторжения иностранных компаний. Страны - производители нефти громко провозглашают свои суверенные и неотъемлемые права распоряжаться существующими на их территории природными ресурсами, и эта точка зрения получает широкое распространение. В этом - своеобразная защита слабых стран от алчных иностранных компаний, которые не раз в прошлом решали эти вопросы в свою пользу с позиции силы и, не останавливаясь ни перед чем, получали поистине чудовищные прибыли, беззастенчиво грабя тех, кому на самом деле принадлежали права на ресурсы. В соответствии с Хартией экономических прав и обязанностей государств «каждая страна ныне и впредь по собственному усмотрению пользуется полным и постоянным суверенитетом, включая владение, использование и передачу всех своих богатств, природных ресурсов и экономической деятельности».

Сейчас же возникла настоятельная необходимость трезво оценить возможность заключения справедливых и разумных международных соглашений, которые гарантировали бы в долгосрочной перспективе и на глобальной основе права на мировые природные ресурсы всем без исключения гражданам планеты. И это должно касаться не только невозобновимых запасов планеты. Как я уже отмечал, так называемые «возобновимые ресурсы» вместе с «сопутствующими» им элементами, связанными с природными циклами воды, кислорода, углекислого газа и т. д., еще более нам необходимы и находятся в не менее серьезной опасности, чем «невозобновимые». Ведь, если разобраться, леса неизмеримо важнее для человеческой жизни, чем все нефтяные месторождения, или регенеративная способность морей в сравнении со всеми таящимися на их дне минеральными богатствами. Следовательно, управление совокупностью взаимоотношений человека с различными природными ресурсами должно основываться на здоровых, разумных принципах.

Вообще говоря, ведь нет ни морального принципа, ни естественного закона природы, из которых прямо следовало бы, что такие-то ресурсы принадлежат той или иной нации, на территории которой они оказались. Однако именно это случайное распределение ресурсов на Земле способствует разжиганию международных конфликтов и даже завоевательных войн. Тем не менее не проходит порой и месяца, чтобы мы не были свидетелями событий, иллюстрирующих эту мысль - и по мере того, как будет обостряться дефицит ресурсов, опасность будет все более возрастать. Даже у развивающихся стран нет особых оснований слишком горячо отстаивать этот аргумент, ибо основная часть мировых ресурсов - и особенно сельскохозяйственных - расположена отнюдь не на их территориях. Более того, это попросту обрекало бы на вечную нищету некоторые страны, обладающие весьма скудными запасами природных ресурсов. Мне кажется, что попытка трактовать право на ресурсы с внутригосударственных позиций противоречит не только марксистскому положению о коллективной собственности на землю и на средства производства, но и в еще большей степени - завтрашнему глобальному подходу. Следовательно, если смотреть на эту норму в широкой исторической перспективе, то она является временной мерой для защиты некоторых слабых групп человечества или попыткой, хотя и запоздалой, загладить определенные прошлые обиды и несправедливости. По природе своей она является типичным регулятором процессов, свойственных переходному периоду, ибо, рожденная под сенью прошлого или под давлением настоящего, она, безусловно, не предполагает никакого перспективного видения будущего.

Сейчас все шире распространяется мнение, что природные ресурсы представляют общее наследие всего человечества, постоянный резервный фонд, который должен передаваться из поколения в поколение как можно менее истощенным и загрязненным. И именно в этом свете следует в будущем рассматривать вопросы, связанные с правами собственности на них, их сохранением, управлением, размещением, использованием и вторичной переработкой. Однако это потребует существенных сдвигов в установившихся политических взглядах и ценностях, «что в свою очередь поставит под сомнение некоторые кажущиеся нам сейчас вполне очевидными традиционные концепции, которые будут приходить во все большее противоречие с концепциями равенства, справедливости и прав человека»1. Это слова одного из видных представителей деловых кругов - Мориса Стронга, исполнявшего вплоть до недавнего времени обязанности исполнительного директора ЮНЕП2, а ныне возглавившего Канадскую национальную нефтяную корпорацию. Продолжая мысль, он задает вопрос, «можно ли дальше считать, что физическое размещение ресурсов в пределах территории той или иной страны является единственным основанием для признания ее суверенитета над этими ресурсами? Не является ли длительная зависимость какой-либо другой страны от поставок данного ресурса достаточно веским основанием для закрепления и за ней суверенных прав, чтобы и впредь иметь доступ к обеспечению этим видом ресурса»3.

Кроме постоянной опасности возникновения конфликтных ситуаций из-за путаницы относительно прав собственности и доступа к природным ресурсам, вытекающие из этого столкновения интересов при их использовании приносят большой и чисто практический вред. Они мешают мировой производственной системе служить удовлетворению потребностей многих миллиардов нынешних и завтрашних жителей планеты, которая должна как можно скорее перейти на основы максимальной глобальной производительности и эффективности, обеспечивать рациональное и рачительное использование ресурсов в мировом масштабе. Такое глобальное предприятие потребует огромных творческих усилий, невиданного доселе размаха планирования и большей согласованности действий. Без этого любой проект разумного управления и сохранения природных ресурсов может рухнуть при первом же случае, когда какая-то отдельная группа человечества потребует признать за ней приоритет на использование одного ресурса, где-то в другом месте с аналогичными претензиями выступят другие, и этот процесс уже нельзя будет остановить. В результате беспорядок и общий ущерб достигнут таких масштабов, что окажутся почти равносильными самоубийству. Необходимо совершенно ясно отдавать себе отчет, что без координированного управления всеми ресурсами планеты невозможно обеспечить удовлетворение растущих потребностей мирового населения.

Сейчас только еще начинают понимать, что взять на себя руководство и показать пример в этой области тоже должны относительно более богатые и сильные государства. По мнению Мориса Стронга, его страна (Канада) больше других заинтересована в создании эффективной системы управления мировым обществом. «Канада несет особую ответственность, поскольку в ее распоряжении находится непропорционально большая часть мировой территории, ресурсов и природной среды, которыми она владеет и управляет. Она должна считать себя не просто собственником и суверенным владельцем этих преимуществ, но трактовать свою роль в более широком смысле, как опекуна и попечителя. Это вовсе не означает, что канадцы должны отказаться от этих благ, просто им следует быть готовыми поделиться ими с другими»1. Все это, разумеется, относится не только к одной Канаде. Совершенно очевидно, что кто-то должен взять на себя инициативу и для начала организовать глубокое и всестороннее обсуждение данного вопроса.

Некоторое движение идей намечается уже и на этом фронте, но слишком уж медленно оно набирает скорость. Обсуждение проблем, связанных с биологическими и физическими ресурсами планеты, станет центральным вопросом на Всемирной конференции ООН по морскому праву. Покрывая две трети поверхности планеты, океаны являются последней границей продвижения человека по Земле. И закон, призванный не только защитить их, но и открыть таящиеся в них сокровища для разумного человеческого хозяйствования, должен стать результатом грандиознейшей конференции всех стран и народов. Есть основания ожидать, однако, что и эта конференция, так же как и уже упомянутые выше другие такого рода международные встречи, ни сегодня, ни завтра не принесет положительных результатов, которые соответствовали бы интересам народов всего мира.

«Революционные изменения в области использования океанского пространства протекают сейчас такими темпами и затрагивают так много сфер деятельности, что вряд ли есть серьезные основания надеяться, что этот непрерывный процесс обсуждения и заключения все новых договоров и технических соглашений сможет в обозримом будущем существенно сгладить или нейтрализовать противоположный эффект от злоупотребления верхними слоями морей и их ресурсами»1, это совершенно неизбежно в мире, состоящем из соперничающих между собой национальных государств. И все-таки новые концепции и новые идеи постепенно вырисовываются и обретают реальные очертания. Независимо друг от друга выдвигаются отдельные конкретные предложения, касающиеся интеграции использования различных морских ресурсов, - например, принцип всеобщего равноправного доступа к их использованию взамен исключительных прав избранных, владеющих ими; создание новых международных учреждений; введение международного перераспределения доходов от эксплуатации океанов; кодекс поведения многонациональных корпораций, занимающихся разработкой богатств океанов, и так далее. Идей много, однако их необходимо организовать, скоординировать, а иногда и просто как следует понять. Надо создать для них благодатную почву, помочь прижиться, пустить корни и зацвести - это станет возможным в том, и только в том случае, когда все мы до конца осознаем неизбежность и необходимость преобразований, которых требуют эти идеи.

Хорошим началом могла бы послужить передача международному контролю некоторых видов ресурсов морского дна. Эта вытекающая, так сказать, из морских вод концепция могла бы впоследствии быть распространена и на земельные ресурсы континентов. Среди беззаветно преданных делу подвижников, которые, кочуя с конференции на конференцию, неустанно борются за претворение в жизнь всех этих идей, я хочу особенно отметить сотрудницу калифорнийского Центра по изучению демократических институтов в Санта-Барбаре, руководителя движения «Pacem in Manbus»*, близкого моего друга Элизабет Мэнн Боргезе, деятельность которой вызывает во мне искреннее и глубокое восхищение. На мой вопрос, почему она всем этим занимается, она ответила: «Мир распадался на части, когда росло и взрослело мое поколение. Это были годы фашизма, нацизма и второй мировой войны. Если бы я захотела описать мир, в котором выросла, я бы выбрала образ Герники, созданный Пикассо: разорванные на куски тела, и души, и все вокруг... Герника оставила глубокий отпечаток на твердой поверхности нашей планеты. Но его не держат воды мирового океана, они с мирным журчанием размывают эти следы. Океаны - это единое целое... И мы сейчас должны создать политический и юридический порядок, который дал бы нам возможность воссоздать их целостность... Именно здесь, возможно, выковываются новые формы международного сотрудничества и международной организации - те формы, которые могут впоследствии стать частью или моделью нового международного порядка XXI века».

Некоторые из развивающихся и обретающих силу идей, о которых я говорил выше, представлены в проекте «РИО» и других научных проектах Римского клуба, а также в некоторых других исследованиях. Поддерживая все эти инициативы и стремясь к большему расширению рядов их сторонников, я хотел дать здесь лишь общий вид той огромной культурной трансформации, которую они возвещают и в которой все мы должны принять самое активное участие. Говорят - ничто не может остановить человека, если им движет идея. Но разве можно остановить так много людей с таким количеством устремленных в будущее идей и замыслов? Думаю, что нет. Однако чтобы усилить и распространить новаторский дух по всей планете, необходимо активно вовлечь в движение широкую мировую общественность.





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 468 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.003 с.