Право производить на свет себе подобных
Лекции.Орг

Поиск:


Право производить на свет себе подобных




Развернувшиеся по всему миру дебаты по поводу демографического взрыва были весьма своевременны и сыграли очень важную и полезную роль.Они повлияли не только на законодательство в этой области, но и на отношение к этим вопросам широких масс населения планеты. Удивленные и обеспокоенные растущим количеством себе подобных, люди пытались найти однозначный ответ на вопрос, существует ли абсолютный предельный максимум или оптимум численности людей, которых в состоянии выдержать на себе Земля. Теперь уже стало совершенно ясно, что этот вопрос чрезвычайно сложный, и ответ на него зависит от множества самых различных факторов, ибо соотношение между жизнью и смертью на планете включает пока непостижимые для нас переменные.

И здесь важны буквально все элементы человеческой системы. Природа представляет среду нашего обитания, однако она в действительности куда более ранима и уязвима, чем нам всегда казалось, к тому же и ресурсы ее истощаются с такой неожиданной скоростью, что это не может не вызывать у людей серьезного беспокойства. Техника призвана гарантировать безраздельное господство человека, как над окружающей его средой, так и над ее ресурсами, однако и она становится все сложнее, и требует слишком больших расходов и часто приводит к развитию вредных или побочных эффектов. Общество представляет собой те рамки, в которых протекают все виды нашей деятельности, однако все ощущают глубокое неудовлетворение, видя царящий в нем беспорядок. И наконец, сам Человек, его мироощущение, интеллект и поведение, уж он-то, казалось бы, должен был стать нашим основным ресурсом и последней надеждой, однако и он столь подавлен несметным количеством непрерывно усложняющихся проблем, что начинает приходить в замешательство и теряться.

Если уже сегодня мы не в состоянии обеспечить достойную жизнь всему населению, как же можем мы в такой ситуации оценить, сколько вообще людей сможет выдержать планета в будущем? И все-таки этот вопрос вполне правомерен, ибо две вещи можно считать сейчас несомненными: во-первых, то, что на планете действительно становится тесно - каждое десятилетие обещает приносить миллиард людей, - и, во-вторых, все более превращаясь в неких холодных суперменов, наши потомки, как мне кажется, будут больше использовать свое могущество во зло, чем во благо. Так что будущее грозит нам большими трудностями, чем настоящее, а отношения между людьми, индивидом и обществом, обществом и природой станут еще напряженнее. Коллективные потребности людей получат такой приоритет над благом отдельного индивидуума, что человеческое существо - даже в атмосфере большей, чем сегодня, социальной справедливости - может просто захлебнуться, раствориться или потеряться как анонимная безликая часть бездушной системы.

Уже сейчас число жертв социальной несправедливости, оказавшихся в нищете из-за внутренних раздоров и организационных неполадок системы, насчитывает сотни миллионов человек. Лишь незначительное меньшинство может наслаждаться радостями жизни во всем их богатстве и многообразии, а целые классы и даже народы не имеют ни малейшей надежды хоть на какое-то улучшение своего положения. В нашем нынешнем обществе, столь интегрированном и легко уязвимом, это чудовищное положение не только чревато политическими взрывами, но и нетерпимо с точки зрения гуманности и морали, поэтому так не может долго продолжаться. Притом, как я уже отмечал выше, если каждое десятилетие будет наблюдаться миллиардный прирост населения планеты, нас подстерегает другой дьявольский порочный круг - мы можем оказаться свидетелями того, как все наши потуги избавиться от невыносимых условий бедности и нищеты сведутся на нет или даже приведут к обратным результатам из-за дополнительного давления возрастающего потомства. Конечно, наиболее разумный путь облегчения этой человеческой трагедии, масштабы и последствия которой вряд ли сейчас можно полностью себе представить, состоит в том, чтобы ограничить размножение человечества. Но как?

Дальнейшее развитие и совершенствование человеческой системы при сохранении контроля человека над этими процессами срочно требуют активной атаки в сфере социальных инноваций и установления новых форм общественной организации. Естественная трансформация массового общества и повышение его чувствительности и восприимчивости к насущным задачам справедливости, обеспечение всеобщего образования и обогащения человеческой личности невозможны в условиях, когда важные социальные решения принимаются по воле незначительного меньшинства населения. Пока не будет обеспечено участие широких народных масс в принятии решений, нельзя всерьез говорить не только о международной солидарности, но и о предотвращении захвата власти авторитарными режимами.

Как отметил руководитель Международной программы Аспеновского института гуманистических исследований Харлан Кливленд, «в Афинах времен Аристотеля и конфуцианском Китае, Риме эпохи Цицерона, Европе Карла Великого1 и джефферсоновской Вирджинии - везде деятельность, относящаяся к сфере социального планирования и принятия важных перспективных решений, касающихся войны и мира, бедности и процветания, меры личной свободы и коллективного принуждения, прав меньшинства и законов большинства, монополизировалась горсткой образованных и богатых»2. С тех пор прошли столетия, но положение почти не изменилось. На протяжении моей жизни такие решения единолично принимались или оказывались в преимущественной компетенции представителей меньшинства общества, - беру наобум - «Comite des Forges»3. Генеральный штаб имперской Германии, Адмиралтейство, партия, Пентагон, ЦРУ, президент, многонациональные корпорации, «семь сестер», «цюрихские гномы», «полковники», ОПЕК и другие привилегированные, страдающие эгоцентризмом и, как правило, анонимные группы сильных мира сего.

Среди всех необходимых социальных преобразований, которые сегодня и вообще в нашу эпоху оказываются гораздо важнее научно-технических) наибольшую неотложность в этой связи приобретают как раз именно те, которые обеспечивают переход возможности принятия решений от узких, замкнутых учреждений к самим людям или по крайней мере дают им возможность принимать активное участие в оценке и выборе важных альтернатив, оказывающих решающее воздействие на жизнь и будущее всего населения, а в конечном счете и человечества в целом.

Было бы непростительно недооценить сейчас эту острейшую потребность или проигнорировать трудности, связанные с поисками адекватного решения проблем.

Для того чтобы это осуществить, потребуются преобразования на всех уровнях структурной иерархии, управляющей мировой системой. Легко понять, что, поскольку участие рядовых граждан в общественной жизни всегда было и остается поныне во многих странах весьма незначительным, нам предстоит совершить поистине грандиозный шаг вперед.

Несмотря на трудности, необходимо без промедления начать движение в этом направлении, изыскивая подходящие для каждого конкретного случая формы достижения целей, и срочность таких мер диктуется целым рядом различных причин. Одна из них состоит в том, что возникшие в настоящее время серьезные глобальные затруднения сделали беспомощность нынешних правящих элит еще более наглядной. Также важно осознание того, что поскольку принятие решений в этой области все равно неизбежно, то лучше разумно планировать все заранее, чем пускать на самотек. Миллиарды мужчин и женщин во всем мире постепенно все лучше понимают, каким важным для их собственных судеб может оказаться предстоящий в недалеком будущем решающий момент. И они не хотят пассивно ждать решения своей участи или передавать кому бы то ни было право принимать решения за них самих. Ощущая в себе новые силы, они по крайней мере могут теперь разрушить любой замысел, не впервые приносящий в жертву их интересы или способный увлечь всех в бездну. Вопрос в том, как направить энергию народных масс на решение позитивных социальных задач, как подготовить людей к созидательной роли ответственных за все граждан.

Именно в этом контексте следует теперь рассматривать проблемы народонаселения. Предварительные итоги весьма приблизительного анализа позволяют утверждать, что общее число людей, которое может принять Земля, зависит от условий жизни, на которые готовы согласиться все люди. Совершенно ясно, что при удвоении численности жителей планеты во столько же раз уменьшается жизненное пространство, среднее количество ресурсов и возможность общения каждого человека с природой. Однако, продолжая далее ход рассуждении, можно с такой же очевидностью представить себе, что условия и качество человеческой жизни на планете будут в не меньшей степени, чем от количества, зависеть также от качеств населяющих ее жителей и от их способности к самоуправлению. Стремительный и неумолимый рост численности населения подводит нас к необходимости самых срочных, незамедлительных и четко продуманных действий, обеспечивающих качественное улучшение широких масс населения. Если человеческая революция, направленная на развитие качеств отдельной личности и их коллективной готовности к будущему, произойдет с опозданием или потерпит неудачу, тогда у нас фактически не останется шансов обеспечить достойную жизнь даже нынешнему населению планеты. Если же мы в разумно короткие сроки поможем развить эти идеи, то люди смогут прочувствовать неотвратимость и неизбежность грядущих перемен, захотят оказать поддержку и принять участие в решении проблем, даже если это потребует от них определенных жертв. Любые рассуждения о судьбах человечества, не принимающие во внимание его качеств и способностей, не более чем пустые разговоры.

Чтобы заложить основы этих эволюционных изменений и обеспечить их начальные этапы, должен быть заключен новый общественный договор. Потребность в нем видна хотя бы на примере Всеобщей декларации прав человека. Ее торжественно приняли несколько десятилетий назад, и с тех пор рассматривают как некую святую заповедь, которую никто не решается открыто опровергнуть, но многие вполне безнаказанно игнорируют. Теперь, когда над правами граждан нависла новая угроза, связанная с перенаселенностью планеты и развитием супертехники, особенно важно более четко сформулировать Декларацию, чтобы она могла служить частью нового общественного договора.

Особую важность в связи с проблемой народонаселения приобретает уже обсуждавшийся мною выше вопрос о гарантии для каждого гражданина планеты некоторого минимального уровня жизни, или социального минимума. Такая гарантия должна стать краеугольным камнем любого современного билля о правах и предполагать, некие торжественные ответные обязательства со стороны граждан, включая и вопрос о потомстве. Рождение детей - это не только биологическая необходимость продления жизни, но и важная социальная функция человека.

Такой подход к этой очень важной проблеме согласуется с тезисом о новой - личной и коллективной - ответственности человека перед миром, в котором он живет. Сегодня все решения, касающиеся количества детей и возрастного промежутка между ними, лежат на «ответственности» родителей, хотя всем хорошо известно, что по тем или иным причинам практически нигде в мире не существует сейчас условий, которые позволили бы заинтересованным парам действительна «ответственно» принимать это важнейшее решение. Утверждение, что естественные регуляторы, ограничивающие стремление к созданию многочисленных семей, развиваются сами собой по мере возрастания уровня жизни и образования, служит весьма слабым и ненадежным моральным оправданием существующего положения вещей. Пущенное на самотек естественное развитие этих долгосрочных процессов не в состоянии предотвратить удвоения а, возможно, и утроения численности мирового населения уже на протяжении жизни тех, кому сейчас не минуло и двадцати лет.

Отношение мировых лидеров к проблеме народонаселения весьма различно. Одно из исключений представляет Китайская Народная Республика, где сложившиеся социальные ценности и жесткие формы организации определяют неукоснительное соблюдение железных правил в сфере регулирования рождаемости и планирования семьи. К сожалению, все это окутано такой таинственностью, будто речь идет не о контроле над рождаемостью, а о каком-то секретном оружии, и, кроме того, вряд ли китайское решение так или иначе применимо в других странах, с иными традициями и дисциплиной населения. Во многих, даже высокопрогрессивных странах, и поныне действует законодательство, стимулирующее увеличение рождаемости, не говоря о таких еще более печальных случаях массовой галлюцинации, когда всерьез считается, что, чем больше численность населения, тем могущественнее страна.

Против подобной моральной и политической безответственности сейчас активно выступают группы озабоченных создавшимся положением граждан, а также отдельные неправительственные организации. Лагерь их ширится и крепнет вместе с осознанием того, что если род человеческий окажется не в состоянии поставить под контроль рост численности своего населения, то он не сможет решить ни одной из стоящих перед ним важных проблем. В любом случае нынешние поколения не имеют никакого права вести себя так, будто им дана привилегия размножаться, как заблагорассудится, лишая тем самым прав на это своих же собственных потомков, которым волей-неволей придется ввести в будущем еще более жесткий контроль над рождаемостью.

Политические аспекты этих проблем обсуждались на прошедшей в августе 1974 года в Бухаресте Всемирной конференции ООН по вопросам народонаселения, и хотя вряд ли можно считать, что она действительно пролила свет на эти проблемы, ее тем не менее следует считать весьма полезной. В ходе дискуссий столкнулись две противоположные точки зрения: одна ратовала за введение жестких мер по ограничению рождаемости, пока ситуация окончательно не вышла из-под нашего контроля, другая отражала совершенно иной подход, отрицающий эффективность такого регулирования в решении мировых проблем, поскольку они являются побочным продуктом нынешнего несправедливого социально-политического порядка, который должен быть скорректирован в первую очередь. Победу одержала вторая позиция, однако даже самые стойкие ее приверженцы не отрицали необходимости новой политики в области народонаселения - и такая политика уже молчаливо проводится в некоторых странах.

К весьма сходным результатам привела и созванная в июне 1976 года в Ванкувере конференция ООН по человеческим поселениям, или, короче, человеческому «жилищу». Я отмечал выше поистине устрашающие масштабы этой проблемы. Их можно оценить уже сегодня. Для того чтобы до конца нынешнего столетия расселить на планете еще 3 миллиарда людей, потребуются дополнительные поселения, эквивалентные 3000 новых городов, по 1 миллиону жителей каждый, - сегодня в мире насчитывается не более 300 городов с таким уровнем населения. Число детей, которые появятся за это время на свет, выживут и будут нуждаться в докторах, учителях, классных комнатах и площадках для игр, достигнет почти 5 миллиардов. И так далее. Как и следовало ожидать, эта конференция была тоже в высшей степени политизирована, и, хотя на ней обсуждалось множество очень важных и неотложных узкоспециальных проблем, члены официальных правительственных делегаций так и не осмелились прямо поставить перекрывающую частные вопросы главную, животрепещущую проблему: можно ли вообще найти на Земле место для всех ожидаемых новых жителей, не нарушив окончательно условий поддержания жизни на планете? Каждому из нас надо всерьез над этим призадуматься. И группы добровольцев, искренне озабоченных сложившимся положением и не разделяющих ставшую уже привычной конформистскую трактовку проблемы, должны приложить все усилия, чтобы она не была оставлена без внимания, а начала разрешаться немедленно. Позднее я еще вернусь к этому важному вопросу.

Сегодня в мире уже многие понимают, что угрожающую благополучию планеты «демографическую бомбу» надо как можно скорее обезвредить. Во многих странах и регионах часто - и отнюдьне только в академических кругах - прямо ставится вопрос об оптимальном и максимальном уровне населения, который можно планировать для каждой конкретной части мира, и о жертвах, на которые придется пойти для достижения таких показателей. Именно с такой постановки задачи и условий ее решения я начал рассмотрение этой проблемы. Никто пока еще ясно себе не представляет конкретных планов и реальных путей их претворения в жизнь. Однако я глубоко уверен, что планирование семьи станет одним из краеугольных камней общественного договора будущего, освятив законом принцип, что право давать жизнь нельзя безоговорочно отождествлять с правом деторождения, оно должно регулироваться исходя из общечеловеческих интересов.

В рамках отдельных стран практика планирования семьи должна стать предметом соглашения между индивидуумами или парами и коллективом людей в целом. Причем коллектив должен обеспечить каждому гражданину необходимое социальное, демографическое и сексуальное образование, которое станет составной частью общего образования; гарантировать в соответствии с либеральным законодательством необходимую для контроля за рождаемостью медицинскую консультацию и медицинскую помощь, включая аборты и стерилизацию; и, наконец, как мы уже видели, общество обязано гарантировать всем его членам определенный минимальный уровень жизни - от колыбели и до гроба. Вполне логично поэтому, что и гражданин со своей стороны должен принять на себя определенные ответные моральные, социальные и политические обязательства и не превышать допустимый уровень размножения. Специальный договор, санкционирующий эти взаимные обязательства, будет регулировать их до тех пор, пока его соблюдение не войдет в привычку как естественный элемент образа жизни.

Широкое осознание того, что мировое общество не сможет нормально развиваться при таком демографическом галопе, вызовет, я надеюсь, аналогичные процессы также и во взаимоотношениях между отдельными странами. Следовательно, нынешняя практика, при которой каждая страна самолично определяет свою демографическую политику так, будто бы все они в сумме не оказывают никакого воздействия на развитие и глобальном масштабе, обязательно должна быть изменена. Не сегодня, так завтра мы окажемся перед острейшей проблемой, как разместиться и ужиться в нашем становящемся все более тесном мире. Мы будем вынуждены пересмотреть хартию взаимных обязанностей и прав государств, приняв четкие соглашения по этим вопросам. Для этого недостаточно оговорить только общие принципы солидарности и экономического сотрудничества, которые должны развиваться, невзирая на межгосударственные границы. Ведь и эти принципы можно так же игнорировать, как это делают сейчас многие страны в отношении прав человека. Они должны включать в себя в качестве фундаментальной основы кодекс демографического поведения государств и формулировку целей и принципов демографической политики каждого из них. Конечно, при определенных условиях могут быть нарушены любые взаимные обеты государств, как бы ни были они торжественны и точны. И все-таки, пожалуй, было бы целесообразно поставить перед собой для начала как минимум три цели: дать мировой общественности возможность составить более ясное и полное представление об истинных масштабах проблемы народонаселения; выявить и указать - с помощью простого сравнения количественных показателей - страны, не поддерживающие сотрудничества в этой области или превышающие пределы собственных возможностей; и, наконец, подвергнуть такие страны международному осуждению, а возможно, и другим мерам наказания. Все это может на первый взгляд показаться излишне утопичным и наивным, однако лично я глубоко убежден, что совесть мира и мировое общественное мнение, в особенности в вопросах, связанных с народонаселением, превращаются сейчас в такую реальную силу, с которой уже не может не считаться ни одно государство или правительство.

Впоследствии, по мере того как нынешнее созвездие наций будет, как я надеюсь и верю, постепенно, шаг за шагом, превращаться в истинное мировое сообщество, параллельно будут развиваться и совершенствоваться необходимые соглашения. Сейчас важно уже то, что в эту область тоже входит свежая струя новых идей, направленных на обновление человеческой системы.





Дата добавления: 2015-05-06; просмотров: 279 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.004 с.