Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника


ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ОСОБЫЙ ПОРЯДОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ……………………………………………..415 – 440 10 страница



Таким образом, УПК официально не отказался от задачи установления истины по уголовному делу, хотя «закамуф­лировал» ее провозглашенной моделью состязательного су­допроизводства.

Оптимальной целью уголовно-процессуального доказы­вания следует признать достижение тождества объектив­ной и юридической истины — это идеальный вариант. Ка­ждый правоприменитель должен пытаться достичь данного результата, но исключительно законными средствами при неукоснительном обеспечении прав участников уголовного судопроизводства.

Кроме того, вопрос о достижении истины решается изби­рательно по отношению к обвинительному и оправдатель­ному приговору, требования к которым закон предъявляет различные.

Соответствие установленных обстоятельств дела тому, что имело место в действительности, — обязательное тре­бование применительно к обвинительному приговору, который не может быть основан на предположении и по­станавливается лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 302 УПК).

Оправдательный приговор постанавливается и тогда, ко­гда виновность лица не доказана, в том числе и потому, что у судей остались «неустранимые сомнения в виновности лица» (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ).

 

6.2. Предмет и пределы доказывания

 

Обстоятельства, подлежащие доказыванию (предмет доказывания)

Преступление исследуется в тех параметрах, определе­ние которых необходимо для правильного разрешения уго­ловного дела. Для этого устанавливаются обстоятельства, существенные для каждого конкретного преступного дея­ния, которое, в свою очередь, содержит в себе общие юри­дические элементы. Поэтому на законодательном уровне определен ряд общезначимых для всех преступлений об­стоятельств (своеобразный алгоритм), которые подлежат доказыванию по каждому уголовному делу.

Предмет доказывания — это совокупность фактических обстоятельств, установление которых необходимо и обяза­тельно по каждому уголовному делу в целях его правиль­ного разрешения.

«Перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (предмет доказывания), предложен зако­нодателем в ст. 73 УПК:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняе­мого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и нака­зуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказа­ние;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой осво­бождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 1041 УК, получено в результате совершения преступления или яв­ляется доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, орга­низованной группы, незаконного вооруженного формиро­вания, преступного сообщества (преступной организации).

В основе определения предмета доказывания по каж­дому уголовному делу лежат нормы материального права, уголовного процесса и конкретные обстоятельства дела. Обстоятельства, подлежащие доказыванию, обусловлены назначением уголовного судопроизводства (п. 1, 2 ч. 1 ст. 6 УПК) и непосредственно следуют из понятия преступле­ния (ст. 14 УК), оснований уголовной ответственности (ст. 8 УК) или освобождения от нее (ст. 75—78 УК), общих начал назначения наказания, а также признаков конкрет­ных составов преступления.

При анализе ч. 1 ст. 73 УПК необходимо отметить, что обстоятельства, указанные в п. 5 и 7 этой статьи, являют­ся новеллами уголовно-процессуального законодательства, подчеркивают состязательный характер уголовного судо­производства, так как все остальные элементы предмета доказывания ориентированы на уголовное преследование (за исключением обстоятельств, смягчающих наказание).

В рамках реализации предупредительно-профилактической функции органов предварительного расследования и суда подлежат выявлению также обстоятельства, способ­ствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК).

Теория доказательств из круга обстоятельств, подлежа­щих доказыванию, выделяет так называемый главный факт, т.е. совокупность обстоятельств, относящихся к событию, действию (бездействию) и свидетельствующих о вине лица и наступивших последствиях (ст. 5 УК) или о его невинов­ности.

Главный факт выражен в трех основных вопросах, кото­рые ставятся перед судьями и присяжными заседателями (ст. 299, 339 УПК);

1) доказано ли, что соответствующее деяние имело место;

2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния[7].

Вместе с тем для установления главного факта чаще все­го необходимо установить обстоятельства, которые могут не входить в перечень «официального» предмета доказыва­ния. Эти побочные или вспомогательные факты традицион­но именуют доказательственными фактами.

1. Прежде всего, закон обязывает установить наличие или отсутствие события преступления т.е. самого общественно-опасного деяния. В случае его отсутствия — дело прекращается или выносится оправдательный при­говор. В обстоятельства, подлежащие доказыванию, также входят время, место и способ, т.е. элементы объективной стороны состава преступления, и иные обстоятельства совершения преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК).

Степень конкретизации времени и места совершения преступления зависит от характера совершенного преступ­ления, специфики доказывания его обстоятельств. В неко­торых случаях эти обстоятельства имеют непосредственное значение для определения деяния преступным (например, ст. 258 УК — незаконная охота; ст. 262 УК — нарушение ре­жима особо охраняемых природных территорий и природ­ных объектов).

2. Доказывая виновность лица в совершении преступ­ления9 форму его вины и мотивы (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК),

необходимо выяснить, кто совершил общественно опасное деяние и совершил ли его обвиняемый. Если последнее до­казано — устанавливается наличие и характер вины, цели ц мотивы преступления, т.е. субъективная сторона состава преступления.

Вина — психическое отношение лица к своему противоправному поведению и к его последствиям, имеет форму умысла и неосторожности.

Мотив — непосредственная побудительная причина пре­ступного поведения (месть, корысть, сокрытие другого пре­ступления и др.).

3. Обстоятельства, характеризующие личность об­виняемого (п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК), исследуются для индиви­дуализации уголовной ответственности и имеют значение для установления иных обстоятельств. Устанавливаются демографические признаки лица и его правовой статус (фа­милия, имя, отчество, возраст, место жительства и работы, профессия и должность, семейное положение, наличие им­мунитета и т.п.), личностные характеристики (поведение на работе и в быту, заслуги перед обществом) и состояние физического и психического здоровья.

4. Характер и размер вреда, причиненного престу­плением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК). Физическому лицу может быть причинен имущественный, физический или мораль­ный вред, юридическому лицу — имущественный вред либо вред его деловой репутации.

Имущественный вред состоит в причинении потерпев­шему от преступления убытков, определенных ст. 15 ГК.

Физический вред выражается в расстройстве здоровья, причинении телесных повреждений, физических страданий.

Моральный вред — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), по­сягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновен­ность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие не­имущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Деловая репутация юридического лица, которая может пострадать вследствие совершенного преступления, подле­жит защите на основании п. 7 ст. 152 ГК.

Доказыванию подлежит наличие причинной связи между совершенным деянием и наступившими преступными послед­ствиями. Установление размера причиненного преступлением вреда необходимо для оценки общественной опасности дея­ния, его юридической квалификации, обеспечения интересов потерпевшего и принятия мер к возмещению вреда.

5. Обстоятельства у исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК), — это необ­ходимая оборона; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление; крайняя необходимость; фи­зическое или психическое принуждение; обоснованный риск; исполнение приказа или распоряжения (гл. 8 УК).

6. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие на­казание (п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК), перечислены в ст. 61 и 63 УК, хотя перечень первых из них может быть расширен по предложению сторон и усмотрению суда.

7. Обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказа­ния (п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК), удостоверяются процессуальны­ми решениями, регламентированными гл. 11 и 12 УК.

8. Обстоятельства, подтверждающие, что иму­щество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 1041 УК, получено в результате совершения преступ­ления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансиро­вания терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Данные обстоятельства, под­лежащие установлению, расширили предмет доказыва­ния в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законода­тельные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерально­го закона "О противодействии терроризму"» по причине «возвращения» в УК института конфискации имущества. Как представляется, данная попытка законодателя входит в противоречие с классической теорией доказательств.

9. Обстоятельства, способствующие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК), — это непосредственные условия, облегчающие достижение преступного результата либо побуждающие к совершению преступления (неудов­летворительная охрана вверенного имущества, плохое вос­питание и отсутствие надлежащего контроля за поведением подростка и т.п.).

Кроме того, УПК выделяет по отдельным категориям дел специфические обстоятельства, которые детализируют об­щий предмет доказывания либо заменяют его на специаль­ный. Законодатель установил такие особенности при про­изводстве по делам в отношении несовершеннолетних (ч. 1 ст. 421 УПК) и в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначе­ние наказания или его исполнение (ч. 2 ст. 434 УПК).

Очевидно, что ст. 421 УПК конкретизирует требования ч. 1 ст. 73 УПК, а ст. 434 УПК предлагает свой, специфиче­ский предмет доказывания (в первом случае законодатель предлагает установить дополнительные обстоятельства, во втором — доказать перечень самостоятельных обстоя­тельств).

 

Пределы доказывания. Необходимая и достаточная совокупность доказательств

Объем уголовно-процессуальной деятельности по соби­ранию, проверке и оценке доказательств определяется кате­горией «пределы доказывания».

Пределы доказывания — это совокупность доказа­тельств, достаточная для достоверного установления об­стоятельств, подлежащих доказыванию, это характеристика полноты и глубины их исследования.

Устанавливая пределы доказывания, органы предвари­тельного расследования и суд решают вопрос об оптималь­ных границах исследования каждого существенного для дела обстоятельства. Если предмет доказывания — это то, что необходимо доказать, пределы доказывания — то, что достаточно для того, чтобы признать какое-либо обстоя­тельство установленным, удостоверенным. Баланс предме­та и пределов доказывания можно рассматривать как соот­ношение цели и средств ее достижения.

Здесь уместна старая формула: «Доказательств не может быть много или мало — их должно быть достаточно». Ха­рактеризуя пределы доказанности, следует говорить толь­ко о достаточности либо недостаточности доказательств. В формировании необходимой и достаточной совокупности доказательств по конкретному уголовному делу исполь­зуются как количественный, так и качественный критерии надежности в их совокупности. С некоторой степенью ус­ловности можно утверждать, что с увеличением количества доказательств повышается и их надежность.

Однако пределы доказывания определяются совокупно­стью только доброкачественных доказательств.

Полное установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, позволяет свидетельствовать о наличии не­обходимой совокупности доказательств, а их достоверное установление — о наличии достаточной совокупности.

 

6.3. Понятие, свойства и классификация доказательств

Понятие доказательств

Данный вопрос является отправной точкой теории до­казательств и доказательственного права. Установление обстоятельств преступления осуществляется с помощью доказательств, которые в свою очередь выступают средст­вами обнаружения истины по уголовному делу. Безусловно, восстановление события прошлого возможно только путем доказывания, т.е. получения доказательств, сохранившихся в памяти людей и на материальных носителях.

Отражательная способность физических и материаль­ных объектов позволяет использовать их в качестве не­посредственных носителей сведений о фактах, на основе которых устанавливаются искомые обстоятельства и при­нимаются решения по делу.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих дока­зыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК).

Исчерпывающий перечень источников (видов) доказа­тельств приведен в ч. 2 ст. 74 УПК:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показание эксперта;

4) заключение и показания специалиста;

5) вещественные доказательства;

6) протоколы следственных и судебных действий;

7) иные документы.

Современный законодатель подчеркивает, что в качестве доказательств могут выступать любые сведения, т.е. «вся­кая» информация о факте прошлого, при помощи которой познается (восстанавливается) сам факт. Иными словами, любые сведения — это любые данные о факте, явлении действительности. Процессуальные носители (а точнее, хранители) этих сведений перечислены в ч. 2 ст. 74 УПК.

Теория доказательств рассматривает две основные по­зиции к пониманию сущности доказательств: моноподход, в основе которого лежит единое понимание доказательств, и диаподход, т.е. двойственное понимание доказательств.

В рамках первой позиции (при едином понимании) под доказательствами понимаются: а) факты, фактические дан­ные или сведения о факте; б) диалектическое единство све­дений о факте и их источников (содержания и формы).

Второй подход (этой позиции придерживался М. С. Строгович) объединяет в одно понятие доказатель­ства — как факты, на которых строится знание об искомых обстоятельствах преступления и делаются выводы, так и источники, из которых получают сведения о фактах.

Обращая внимание на конструкцию и формулировки ст. 74 УПК (ч. 1 гласит, что доказательствами по уголов­ному делу являются любые сведения..., а ч. 2 — в качестве доказательств допускаются... и перечисляются источники доказательств), можно сделать предварительный вывод, что современный законодатель придерживается второй по­зиции о двойственном понимании доказательств.

Вместе с тем отечественная уголовно-процессуальная наука традиционно и твердо стоит на общепризнанной позиции о диалектическом единстве содержания и формы доказательств, т.е. а) полученных сведений об искомом со­бытии и б) источника, с помощью которого эти сведения будут процессуально удостоверены (закреплены, зафикси­рованы), в связи с чем и получат статус доказательства.

Доказательство = Сведения о факте + Источник удостоверения

Обратимся к анализу предложенной формулы. Полу­ченные сведения (слухи, сплетни и т.п.), которые нельзя процессуально закрепить одним из предусмотренных в ч. 2 ст. 74 УПК источников, не могут образовать доказательства. И наоборот, источник, не носящий информационного значе­ния, т.е. не имеющий в себе сведений о факте, — это пустая форма и также не может выступать доказательством.

Таким образом, доказательства — это любые сведения, подтверждающие или опровергающие наличие (или отсут­ствие) обстоятельств, имеющих значение для установления истины по уголовному делу, и удостоверенные установлен­ными в уголовно-процессуальном законе источниками.

 

Свойства доказательств

Процесс доказывания по любому уголовному делу пре­дусматривает в первую очередь решение вопроса о пригод­ности полученных сведений о факте и сформированных на их основе доказательств для установления искомых обстоя­тельств. Доброкачественность доказательств оценивается путем исследования их содержания и формы, что и опре­деляет практическую необходимость выделения отдельных свойств доказательств.

Впервые в УПК данная категория получила закрепление на нормативном уровне, ранее в большей степени выступая лишь предметом рассмотрения в теории доказательствен­ного права.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допусти­мости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уго­ловного дела.

Относимость доказательства — это способность по его содержанию устанавливать наличие или отсутствие об­стоятельств, имеющих значение для дела и перечисленных в ст. 73 УПК.

Данный вопрос решается органами уголовного пресле­дования и судом при неукоснительном выполнении уста­новленных законом правил и условий (например ст. 73,171, 305, 307 УПК). Вполне очевидна невозможность a priori представить перечень необходимых сведений и источников их получения, а также обстоятельств, которые будут уста­новлены с их помощью. При проверке выдвинутых по делу версий следователь, в частности, получает доказательства, направленные не только на непосредственное установление предмета доказывания (ст. 73 УПК). Чаще всего возника­ет необходимость выявлять целый ряд обстоятельств, не­посредственно не указывающих на событие преступления и виновность лица, но сопутствующих решению этой зада­чи, Так называемые доказательственные факты играют роль промежуточных обстоятельств обеспечительного характера, позволяющих «добраться» до главного факта.

При этом необходимо учитывать, что по общему правилу все собранные по делу доказательства должны быть сохра­нены в деле для дальнейшего исследования в последующих стадиях уголовного судопроизводства.

Таким образом, относимость доказательства определяет­ся возможностью оцениваемого доказательства устанавли­вать обстоятельства, имеющие значение для установления истины, а также принадлежностью обстоятельства, которое способно установить данное доказательство, к искомым по настоящему делу.

Допустимость доказательств — это их пригодность для установления обстоятельств дела, их соответствие требова­ниям норм уголовно-процессуального права относительно формы; источника, субъекта и процедуры получения и за­крепления,

В соответствий с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осу­ществлении правосудия не допускается использование до­казательств, полученных с нарушением федерального зако­на. Данная норма уточняется и конкретизируется в ст. 75 УПК, которая гласит: доказательства, полученные с нару­шением требований УПК, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и, соответственно, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

В США данное положение именуется «правилом об ис­ключении» доказательств — exclusionary rule, что означа­ет лишение фактических данных и сведений, полученных с нарушением законных требований, правового смысла доказательств (в теории уголовного судопроизводства за­падных государств подобные ущербные «доказательства» также называют «плодами отравленного дерева»).

В ч. 2 ст. 75 УПК законодатель делает попытку опреде­лить конкретно, какие доказательства следует признать не­допустимыми и почему. Как представляется, п. 1 и 2 исследу­емой статьи действительно перечисляют безусловные случаи признания доказательств не имеющими юридической силы.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопусти­мым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Недопустимыми доказательствами являются показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предпо­ложении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).

Кроме того, в п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым за­конодатель относит иные доказательства, полученные с на­рушением требований УПК, не раскрывая сущности и ха­рактера этих нарушений, практически оставляя их оценку в сфере усмотрения правоприменителя.

Вместе с тем для толкования данной открытой нормы следует обратиться к разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, который в п. 16 постановления от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» определил правила признания доказательств недопусти­мыми.

Так, не будут иметь юридической силы доказательства, если они получены и закреплены:

1) с нарушением конституционных прав человека и гра­жданина;

2) с нарушением процессуального порядка;

3) ненадлежащим лицом или органом;

4) действиями, не установленными процессуальными нормами.

Такими, например, могут быть: 1) показания супруга или близких родственников обвиняемого без разъяснения им права свидетельского иммунитета в соответствии со ст. 51 Конституции РФ; 2) доказательства, полученные в резуль­тате производства следственных действий с нарушением процедуры, до возбуждения уголовного дела, без необхо­димого участия понятых и специалиста; признательные показания обвиняемого, полученные путем насилия, угроз и иных незаконных мер и т.п.; 3) доказательства, получен­ные следователем, не принявшим дело к своему производст­ву, сотрудником органа дознания без поручения следова­теля и т.д.; 4) доказательства, полученные в результате не предусмотренных УПК действий, а также использование паракриминалистических средств получения и фиксации информации при помощи применения собаки, полиграфа, гипнотических и экстрасенсорных способностей и т.п.

Основные правила признания доказательств недопус­тимыми (правила об исключении) изложены в ст. 88 УПК. Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать дока­зательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказатель­ство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или об­винительное постановление (ч. 3 ст. 88 УПК). Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное дока­зательство теряет юридическую силу и не может быть по­ложено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 6 ст. 235 УПК).

Таким образом, недопустимыми доказательства признают­ся путем неиспользования их в процессе доказывания, о чем должен быть сделан мотивированный вывод в итоговых ре­шениях органов предварительного расследования и суда

Достоверность доказательств — это соответствие ре­зультатов познания фактам реальной действительности. Достоверное знание — это не только сущее, но и обоснован­ное и доказанное знание.

Иными словами, это знание, установленное не только для субъекта познания, но и удостоверенное для следующе­го адресата доказывания (прокурора, суда, общества и т.п.), о чем уже говорилось выше.

Достоверность доказательств устанавливается путем оценки:

1) доброкачественности источника получения доказа­тельств, где учитываются возрастные и иные психофизи­ческие особенности потерпевшего и свидетеля; возможная заинтересованность источника доказательственной инфор­мации; вероятность искажения восприятия и передачи ин­формации, заблуждения и т.п.;

2) внутренней согласованности сведений, содержащихся в доказательстве и их согласованности с другими доказа­тельствами.

Свойство достаточности доказательств было рассмот­рено в рамках изучения вопроса о пределах доказывания.

Вместе с тем в данном случае действует простое, но эффек­тивное правило: доказательств не может быть много или мало, их должно быть достаточно для установления иско­мых обстоятельств дела.

Классификация доказательств

Доказательства по своей природе, происхождению, со­держанию и форме, месту и роли в процессе доказывания достаточно многообразны, в связи с чем их классификация возможна по ряду оснований.

1. По отношению к предмету доказывания доказатель­ства делятся на прямые и косвенные.

Прямые доказательства непосредственно указывают на «главный факт», т.е. событие преступления, его совершение конкретным лицом и виновность этого лица.

Косвенные доказательства (ранее их именовали «ули­ками») указывают лишь на доказательственные факты про­межуточного или вспомогательного характера, правильно подобранная совокупность которых позволяет установить «главный факт».

Следует признать, что прямые доказательства в право­вой природе встречаются крайне редко (чаще всего это по­казания очевидцев преступления), поэтому косвенный путь доказывания это не только наиболее распространенный метод, но и откровенный критерий мастерства криминали­стов. В связи с этим косвенные доказательства далеко не худшие по отношению к прямым, искусство работы с ними определяет успех всего процесса доказывания.

2. По отношению к обвинению доказательства делятся на обвинительные и оправдательные.

Обвинительные доказательства указывают на винов­ность лица либо на наличие обстоятельств, отягчающих наказание. Оправдательные доказательства указывают на невиновность лица либо на наличие обстоятельств, смяг­чающих наказание.

3. По источнику получения доказательства делятся на первоначальные и производные.

Первоначальные доказательства получены из пер­воисточника, т.е. когда между искомым обстоятельством и непосредственным субъектом доказывания имелся один носитель информации, например очевидец преступления, вещественное доказательство, полученное на месте пре­ступления, подлинник документа.

Производные доказательства предполагают наличие нескольких источников, которые передавали информацию «по цепочке», т.е. были получены из «вторых рук» (second hand evidence). Такими доказательствами чаще всего высту­пают показания свидетелей, получивших информацию от других лиц, копии, слепки и т.п.

Производные доказательства необходимо отличать от догадок, слухов и сплетен, так как источник получения первых всегда можно установить. Степень достоверности производных доказательств зависит, как правило, от уда­ленности первоисточника, т.е. «длины всей цепочки источ­ников».

«Здесь действует правило, которое мы обязаны при­менять и применяем и при косвенных доказательствах, а именно — что степень достоверности и убедительности этих доказательств обратно пропорциональна их удаленно­сти от главного предмета доказывания (factum probandum): чем больше это расстояние, тем меньше эта достоверность» (А. Я. Вышинский).

4. По механизму формирования доказательства делят­ся на исходящие от лиц и вещественные.

Исходящие от лиц (личные) доказательства- формиру­ются при активном участии физических лиц, субъектов, ко­торые дали показания, экспертное заключение и т.п.

Вещественные («немые» свидетели) доказательства — это неодушевленные предметы, сохранившие на себе следы или иную информацию о преступлении (ст. 81 УПК).

 

6.4, Процесс доказывания

 

Понятие доказывания

Преступление как объект исследования — это много­стороннее и сложное событие прошлого, восстановление которого, его фиксация и сохранение для последующего изучения происходит в рамках доказывания — получе­ния необходимых сведений, формирования из них доказа­тельств, которые и служат средствами установления исти­ны по уголовному делу.

В соответствии со ст. 85 УПК доказывание состоит в со­бирании, проверке и оценке доказательств в целях установ­ления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК (гл. 11) где помещена исследуемая норма, также носит наименова­ние «Доказывание»).





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 184 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.187 с.