Лекции.Орг
Лекции.Орг
 

Категории:

Астрономия
Биология
География
Другие языки
Интернет
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Механика
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Транспорт
Физика
Философия
Финансы
Химия
Экология
Экономика
Электроника

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ОСОБЫЙ ПОРЯДОК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ……………………………………………..415 – 440 11 страница



Процесс доказывания структурно объединяет две нераз­рывные стороны активной деятельности субъектов доказы­вания: практическую и мыслительную работу. Безусловно, утилитарная деятельность по собиранию и исследованию доказательств постоянно сопровождается логическим про­цессом оценки источников сведений, средств и методов по­знания, полученных при этом доказательств. Вместе с тем очевидно, что практическая деятельность в данном процес­се носит приоритетный характер, так как логике поддается уже готовый доказательственный материал.

Из сказанного необходимо, тем не менее, сделать очень важный методологический вывод: собирание (практиче­ская деятельность), проверка (практическая и мыс­лительная деятельность) и оценка (мыслительная деятельность) — это не этапы процесса доказывания, а со­провождающие друг друга элементы, не имеющие заранее установленной последовательной взаимозамены. Так, прак­тическая деятельность, по получению доказательств постоян­но сопровождается мыслительным процессом по отысканию источников доказательственной информации, а оценочная деятельность проверяется, как известно, практикой.

 

Элементы процесса доказывания

1. Собирание доказательств — это установленная уго­ловно-процессуальным законом деятельность специально уполномоченных субъектов по отысканию, обнаружению и фиксации сведений о факте, а также их процессуальному оформлению (закреплению) с целью придания полученной информации статуса доказательств.

Действительно, технологически субъект доказывания получает первоначально лишь необходимые сведения о факте и только после их «процессуальной обработки», т.е. удостоверения с помощью предусмотренного ч. 2 ст. 74 УПК источника, формируется доказательство. Например, полученный в ходе производства следственного действия предмет становится вещественным доказательством толь­ко после его осмотра, признания таковым и приобщения к уголовному делу специальным постановлением; рассказ свидетеля о событии преступления получает статус дока­зательства после его оформления в виде показаний в ходе проведенного допроса и т.п. Таким образом, данный эле­мент процесса доказывания точнее именовать «собирание сведений и формирование доказательств».

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК собирание доказа­тельств осуществляется в ходе уголовного судопроизводст­ва дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных дейст­вий, предусмотренных УПК.

Основным способом получения доказательств, безус­ловно, являются следственные действия, перечисленные в гл. 24—27 УПК и проводимые по особым правилам (об­щие положения регламентированы ст. 164 УПК).

Вместе с тем в тех случаях, когда проведение следствен­ных действий невозможно или нецелесообразно, сведения для приобщения их к уголовному делу в качестве доказа­тельств могут быть получены в ходе производства иных процессуальных действий. Так, уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность истребования или представления доказательств:

а) на основании ч. 4 ст. 21 УПК уполномоченные субъ­екты доказывания могут требовать содействия, давать поручения и направлять запросы с целью получения от граждан и должностных лиц документов и- предметов (правоприменительная практика использует данный спо­соб в подавляющих случаях для получения документов) для приобщения их в качестве доказательств к материа­лам уголовного дела;

б) в соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК подозреваемый, об­виняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гра­жданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для при­общения их к уголовному делу в качестве доказательств.

В отличие от полномочий указанных субъектов законода­тель наделил защитника правом собирать и представлять не­посредственно доказательства (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК) путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных докумен­тов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организа­ций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые доку­менты или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК).

Пункт 3 ч. 1 ст. 53 УПК добавляет к этому перечню пра­во защитника привлекать специалиста.

Как представляется, ч. 3 ст. 86 УПК входит в противо­речие с рядом других законодательных положений: а) ч. 1 ст. 86 УПК, где приведен исчерпывающий перечень субъек­тов, уполномоченных собирать доказательства, среди кото­рых защитник не указан; б) ст. 74 и 75 УПК, так как приоб­ретаемые защитником сведения не могут отвечать такому обязательному свойству доказательства, как допустимость, вследствие того, что ч. 3 ст. 86 УПК никакой процедуры и формы не предусматривает.

В связи с этим следует отметить более корректную форму­лировку полномочий адвоката, закрепленных в п. 3 ст. 6 Фе­дерального закона от 31.05.2002 № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», где ему дозволено собирать и представлять предметы и докумен­ты, т.е. сведения, необходимые для оказания юридической по­мощи, в том числе для приобщения к уголовному делу в ка­честве вещественных доказательств и иных документов.

2. Проверка доказательств — практическая (преимуще­ственно) и мыслительная деятельность, состоящая в произ­водстве процессуальных действий и анализе доказательств с целью установления доброкачественности их содержания и источника.

Статья 87 УПК устанавливает, что проверка доказа­тельств осуществляется лишь уполномоченными субъекта­ми: дознавателем, следователем, прокурором, судом путем:

• сопоставления проверяемого доказательства с други­ми доказательствами;

• установления источников доказательств;

• получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Кроме того, теория доказательств и практика правопри­менения выделяют еще один способ проверки — путем ло­гического анализа содержания проверяемого доказательст­ва, сопоставления его отдельных структурных элементов.

3. Оценка доказательств — это исключительно мысли­тельный процесс судьи, присяжных заседателей, прокурора, следователя и дознавателя (ч. 1 ст. 17 УПК), направленный на определение относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств (ч. 1 ст. 88 УПК).

Статья 88 УПК предлагает правила оценки доказа­тельств, но, как уже было отмечено выше, в данной норме приводятся общие процедурные положения признания до­казательств недопустимыми.

Два ключевых, фундаментальных и принципиальных правила оценки доказательств содержатся в ст. 17 УПК:

• доказательства оцениваются указанными выше субъ­ектами доказывания по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и со­вестью (ч. 1 ст. 17 УПК);

• никакие доказательства не имеют заранее установлен­ной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Данные правила запрещают предвзятость, необъектив­ность, предустановленность и несамостоятельность субъек­та доказывания при оценке и использовании доказательств. Ему нельзя указывать извне на принятие (непринятие) конкретного доказательства либо классификацию доказа­тельств на лучшие или худшие.

Таким образом, процесс доказывания — это строго уре­гулированная уголовно-процессуальным законом прак­тическая и мыслительная деятельность специально упол­номоченных субъектов до собиранию (формированию), проверке и оценке доказательств в целях установления ис­тины по уголовному делу и решения иных задач уголовного судопроизводства.

 

Использование в доказывании результатов ОРД

В соответствии со ст. 89 УПК в процессе доказывания запрещается использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК. Иными словами, результаты ОРД допускаются в про­цесс доказывания при условии получения их в порядке, ус­тановленном федеральным законодательством, и возмож­ности удостоверения одним из источников, перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК. Методологической основой для данного вывода является законодательное положение, согласно ко­торому в качестве доказательств могут выступать любые сведения.

В отличие от сугубо официальной и чаще всего публич­ной уголовно-процессуальной деятельности, ОРД включает в себя негласную составляющую. Вместе с тем ОРД во мно­гом обеспечивает эффективность уголовного судопроизвод­ства, носит вспомогательный, сопроводительный характер, способствуя поиску и сохранению доказательств. При этом самостоятельного доказательственного значения результа­ты ОРД не имеют (как и любые иные сведения) и получают статус доказательств после процессуального оформления.

«Уголовный процесс без оперативно-розыскной деятель­ности в большинстве случаев производства по серьезным делам бессилен, оперативно-розыскная деятельность без выхода через уголовный процесс — бесплодна» (В. Т. Томин).

Результаты ОРД могут использоваться в уголовном су­допроизводстве:

1) в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями УПК;

2) для принятия уголовно-процессуальных решений (в качестве повода и основания для возбуждения уголов­ного дела; фактического основания для производства от­дельных следственных действий; розыска подозреваемых (обвиняемых) и т.п.);

3) для предварительной оценки доказательств;

4) для построения версий и поиска источников доказа­тельств.

Практика правоприменения для введения результатов ОРД в доказывание чаще всего использует из перечня ис­точников доказательств, приведенных в ч. 2 ст. 74 УПК, вещественные доказательства (предметы, фотографии, аудио- и видеопленки и т.п.) и иные документы (объясне­ния, рапорты и справки о результатах ОРД). Должностное лицо, осуществляющее ОРД, может быть допрошено в ка­честве свидетеля о содержании и характере полученной ин­формации. При этом единственным ограничением предмета показаний может выступать конфиденциальный характер источника полученных сведений.

Процедурный режим реализации ст. 89 УПК уточняет Инструкция о порядке представления результатов опера­тивно-розыскной деятельности дознавателю, органу дозна­ния, следователю, прокурору или в суд, утвержденная меж­ведомственным (МВД, ФСБ, ФСО, ФТС, СВР, ФСИН, ФСКН, Минобороны России) приказом от 17.04.2007 № 368/185/164/481/32/184/97/147. Данная Инструкция определяет порядок представления оперативными подраз­делениями органов, осуществляющих ОРД, результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокуро­ру или в суд при наличии в них достаточных данных, ука­зывающих на признаки преступления, а также в порядке: 1) выполнения поручения дознавателя, органа дознания, следователя о проведении оперативно-разыскных меро­приятий по уголовным делам, находящимся в их производ­стве; 2) выполнения указания прокурора о проведении оперативно-разыскных мероприятий; исполнения требования суда (судьи) о представлении документов по уголовным делам, находящимся в его производстве.

Дознавателю, органу дознания, следователю, проку­рору или в суд представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным данной Инструкцией тре­бованиям и могут: а) служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела; б) быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; в) использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессу­ального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

 

Преюдиция

В соответствии со ст. 90 УПК обстоятельства, установ­ленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, при­нятым в рамках гражданского, арбитражного, администра­тивного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматрива­емом уголовном деле.

Преюдиция (от лат. praejudicio — «предрешение») в тра­диционном понимании означает юридическое правило, со­гласно которому вступивший в законную силу приговор (а по смыслу современной редакции ст. 90 УПК, и иное судебное решение (определение, постановление суда — ч. 1 ст. 392 УПК)) обязателен для всех, в том числе и для другого суда, и устанавливает запрет на повторное производство по одному и тому же уголовному делу (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК).

Вместе с тем ст. 90 УПК впервые в отечественном уго­ловном судопроизводстве установила положение, соглас­но которому преюдиция рассматривается в узком смысле, лишь как основание, освобождающее правоприменителя от повторного доказывания обстоятельств, уже установлен­ных вступившим в законную силу приговором суда, при производстве по другому уголовному делу.

 

6.5. Характеристика отдельных источников (видов) доказательств

 

Показания подозреваемого и обвиняемого

Показания подозреваемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в со­ответствии с требованиями ст. 187—190 УПК (ст. 76 УПК).

В теории доказательств показания подозреваемого — это исходящее от лица, получившего статус подозреваемо­го, и закрепленное в соответствии с правилами, установ­ленными процессуальным законом, устное сообщение об обстоятельствах, послуживших основанием для возбуж­дения в отношении него уголовного дела, его задержания или для применения к нему меры пресечения, а также по поводу иных известных ему обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Показания подозреваемого — самостоятельный вид до­казательств со стороны защиты, обусловленный особенно­стями процессуального положения подозреваемого, заклю­чающегося в том, что данный субъект не обязан доказывать свою невиновность. Показания подозреваемого, как и пока­зания обвиняемого, имеют двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказательственной инфор­мации, а с другой — средством защиты его интересов.

При этом подозреваемый, как и обвиняемый, не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, соответственно, перед допросом он не предупреждается об ответственности, пре­дусмотренной ст. 308 и 307 УК. Таким образом, подозревае­мый (равно как и обвиняемый) не обязан давать показания, а при согласии дать показания он в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК должен быть предупрежден о том, что его пока­зания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предус­мотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК.

Предметом показаний подозреваемого могут быть любые обстоятельства, являющиеся основаниями для вы­двинутого против него подозрения (основания для возбу­ждения уголовного дела, для его задержания в качестве подозреваемого либо избрания меры пресечения до предъ­явления обвинения либо уведомления о подозрении в со­вершении преступления в порядке ст. 2231 УПК), иные обстоятельства, подлежащие доказыванию и имеющие зна­чение для дела.

Допрос подозреваемого проводится по правилам, преду­смотренным ст. 187-190 УПК.

Подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента фактического его задержания (ч. 2 ст. 46 УПК) либо трех суток с момента уведомления о подозре­нии в совершении преступления в порядке ст. 2231 УПК.

Показания обвиняемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии со ст. 173, 174, 187-190 и 275 УПК (ст. 77 УПК).

В теории доказательств показания обвиняемого — это Исходящее от лица, получившего статус обвиняемого, и за­крепленное в соответствии с правилами, установленными процессуальным законом, устное сообщение (сведения) об обстоятельствах, составляющих содержание предъявленно­го обвинения, а равно об иных обстоятельствах, подлежа­щих доказыванию.

Обвиняемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты обладает комплексом прав, которые позволяют ему противостоять выдвинутому обвинению.

В связи с этим основным содержанием предмета пока­заний обвиняемого являются обстоятельства, изложенные в предъявленном ему обвинении.

Вместе с тем этот предмет может быть расширен в случае признательных показаний обвиняемого как непосредствен­ного заинтересованного участника события преступления, за счет его объяснений и выводов по поводу отдельных обстоя­тельств правонарушения. Обвиняемый вправе выразить свое отношение к исследуемому событию, действиям его участни­ков, предложить свою версию происшедшего, а также дать собственную оценку предъявленным ему доказательствам. В показаниях обвиняемого могут содержаться сведения о целях и мотивах преступления, о планировавшихся и со­вершенных действиях соучастников, о характеристике своей личности, что также может иметь значение для дела.

Обвиняемый допрашивается немедленно после предъ­явления ему обвинения в порядке, установленном ст. 189 УПК. Давая показания, обвиняемый может признать себя полностью виновным в совершении преступления либо признать свою вину частично, лишь в доле обвинения, ос­паривая другие обстоятельства, и, наконец, не признавать себя виновным и полностью опровергать обвинение. В лю­бом из перечисленных случаев показания обвиняемого оце­ниваются как доказательства.

Особое место в теории доказательств занимают призна­тельные показания обвиняемого, которые в уголовном про­цессе разыскного типа считались «царицей доказательств», в результате чего судопроизводство всей своей мощью (в том числе и применением незаконных методов допроса) было направлено на получение этого результата.

Современное уголовно-процессуальное законодательст­во ставит эффективный барьер против соблазнов для орга­нов уголовного преследования воспользоваться подобной тактикой. Признание обвиняемым своей вины не имеет преимущества перед иными доказательствами, Более того, в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть поло­жено в основу обвинения лишь при подтверждении его ви­новности совокупностью имеющихся в деле доказательств.

 

Показания потерпевшего и свидетеля

Показания потерпевшего — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требова­ниями ст. 187-191 и 277 УПК (ч. 1 ст. 78 УПК).

В теории доказательств показания потерпевшего — это исходящее от лица, получившего статус потерпевшего в связи с причинением ему преступлением физического, имущественного, морального вреда, и закрепленное в со­ответствии с правилами, установленными процессуальным законом, устное сообщение (сведения) об обстоятельствах, связанных с преступлением и его последствиями.

Потерпевший является самостоятельной стороной в со­стязательном процессе, участником уголовного судопро­изводства со стороны обвинения, в связи с чем наделен комплексом процессуальных прав (ст. 42 УПК). В своих показаниях он может не только сообщать конкретные, из­вестные ему сведения о фактах, но также давать оценку другим установленным обстоятельствам, выдвигать версии о происшедшем, представлять доказательства.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановле­нии от 29.06.2010 № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголов­ном судопроизводстве», обеспечение судом исполнения потерпевшими их обязанностей являться по вызову в суд и давать правдивые показания способствует всестороннему и полному установлению обстоятельств, подлежащих дока­зыванию при производстве по уголовному делу, и вынесе­нию законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

В предмет показаний потерпевшего могут входить лю­бые обстоятельства, подлежащие доказыванию при произ­водстве по уголовному делу, в том числе характер взаимоот­ношений с подозреваемым, обвиняемым (ч. 2 ст. 78 УПК).

Показания потерпевшего во многом по своей природе схожи с показаниями свидетеля. Потерпевший (как и сви­детель) обязан явиться для дачи показаний, при неявке он может быть подвергнут приводу. За отказ от дачи показа­ний и за дачу заведомо ложных показаний потерпевший (свидетель) несет ответственность в соответствии со ст. 307 и 308 УК, о чем предупреждается перед началом допроса. За разглашение данных предварительного расследования после его предупреждения об этом в порядке ст. 161 УПК потерпевший несет уголовную ответственность в соответ­ствии со ст. 310 УК.

Потерпевший, как сторона процесса, не только обязан дать показания, но имеет на это право. Он вправе хода­тайствовать о его допросе и давать показания по всем тем обстоятельствам, освещение которых он считает необходи­мым для защиты своих интересов.

Потерпевший вправе отказаться от показаний против са­мого себя, своего супруга (своей супруги), родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушки, бабушки, внуков (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК). При согласии потерпевшего дать показания он, как и сви­детель, должен быть предупрежден о том, что его показа­ния могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК).

Показания потерпевшего, основанные на догадке, пред­положении, слухе, являются недопустимыми доказательст­вами (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).

При оценке показаний потерпевшего необходимо учиты­вать: а) трудности восприятия обстоятельств преступления (например, при совершении разбойного нападения или на­несении телесных повреждений); б) отношение потерпев­шего к последствиям совершенного преступления (преуве­личение ущерба, ненависть и чувство мести к обвиняемому и т.п.); в) личная заинтересованность в исходе дела; г) воз­можное воздействие на него со стороны обвиняемого или его окружения; д) комплекс прав потерпевшего, позволяю­щий ему корректировать свои показания (например, после ознакомления с материалами уголовного дела потерпевший может «уточнить» свои показания в суде); е) заинтересо­ванность в защите интересов организации, когда в качестве потерпевшего выступает юридическое лицо.

Показания свидетеля — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями ст. 187-191 и 278 УПК (ч. 1 ст. 79 УПК).

В теории доказательств показания свидетеля (свиде­тельские показания) — это исходящее от лица, обладающе­го знаниями об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, и закрепленное в соответствии с правилами, установленны­ми процессуальным законом, устное сообщение (сведения) о фактах, имеющих значение для дела.

В предмет свидетельских показаний могут входить лю­бые относящиеся к уголовному делу обстоятельства, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, о взаимоот­ношениях свидетеля с ними и другими свидетелями (ч. 2 ст. 79 УПК).

Показания свидетеля, основанные на догадке, предпо­ложении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми доказательствами (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).

Специфика процессуальной природы свидетельских по­казаний определяется тем, что они формируются в резуль­тате личного восприятия человеком интересующих уго­ловное судопроизводство фактов и обстоятельств. В связи с тем, что личное восприятие незаменимо, незаменимы сви­детельские показания и их носитель (например, если сле­дователь стал свидетелем по делу, он подлежит отводу как лицо, осуществляющее предварительное расследование).

При оценке свидетельских показаний необходимо учи­тывать, что на их формирование существенное влияние оказывают возрастные характеристики свидетеля, его об­разовательный и общекультурный уровень, психофизио­логическое состояние организма, объективные условия восприятия информации, возможные заблуждение или за­интересованность в исходе дела и т.п.

 

Заключение и показания эксперта

Заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, по­ставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК).

Втеории доказательств под заключением эксперта понимаются сформулированные в ходе экспертного ис­следования наблюдения и мотивированные выводы лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, по имеющим значение для дела во­просам, поставленным органом уголовного преследования либо судом, назначившим экспертизу, или сторонами.

Судебная экспертиза назначается в целях установления обстоятельств, имеющих значение для дела, посредством разрешения вопросов, требующих специальных познаний, выходящих за рамки общих знаний и требующих особой профессиональной подготовки в таких сферах человече­ской деятельности, как наука, техника, искусство, ремесло (ст. 2 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-Ф3 «О го­сударственной судебно-экспертной деятельности в Россий­ской Федерации»).

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным де­лам» обратил внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в це­лях всестороннего и объективного исследования обстоя­тельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разби­рательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.

Общепризнанно, что знания в области права не могут быть предметом экспертных исследований, так как решение в ходе производства по делу правовых вопросов — это ис­ключительная компетенция органов предварительного рас­следования и суда. В связи с этим эксперт не вправе втор­гаться в сферу юридической оценки содеянного (например, отвечать на вопрос: имело место убийство или самоубийст­во; является ли недостача материальных ценностей резуль­татом хищения или халатности и т.п.), даже если перед ним были поставлены вопросы правового характера.

Эксперт дает заключение на основании проведенного им исследования, от своего имени, по своему внутреннему убеждению и несет за него личную ответственность.

Таким образом, заключение эксперта: а) появляется в деле в результате исследования; б) исходит от лица, об­ладающего определенными специальными познаниями, ко­торые требуются для установления истины по делу и без использования которых невозможно само исследование; в) формируется в соответствии с требованиями, опреде­ляющими процессуальный порядок назначения и проведе­ния экспертизы; г) опирается на совокупность собранных по делу доказательств.

Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по во­просам, выходящим за пределы специальных знаний, а так­же в случаях, если представленные ему материалы недоста­точны для дачи заключения (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК).

Оценка заключения эксперта. Одним из принципиаль­ных положений теории доказательств является то, что за­ключение эксперта равно по своей юридической силе дру­гим доказательствам и подлежит обязательной проверке и оценке по общим правилам. Какие бы точные науки не стояли за выводами эксперта, они не могут выступать обя­зательными для следствия или суда.

Вместе с тем очевидна и существенная специфика за­ключения эксперта по сравнению с другими видами дока­зательств, сложность его оценки для лиц, не обладающих соответствующими специальными знаниями. Оценка за­ключения эксперта включает в себя ряд элементов:

а) установление его допустимости как доказательства через проверку соблюдения процессуального порядка на­значения и проведения экспертизы, оформления объектов, направленных на экспертизу, и самого заключения, а также путем установления компетентности эксперта и его незаин­тересованности в исходе дела (иными словами, это анализ соблюдения процессуального порядка подготовки, назначе­ния и проведения экспертизы);

б) установление относимости заключения эксперта про­водится по общим правилам, чаще всего путем проверки относимости объектов исследования к обстоятельствам, подлежащим доказыванию (дается оценка содержащихся в заключении эксперта фактических данных с точки зрения их относимости к делу и места в системе доказательств);

в) установление достоверности (правильности, обосно­ванности) заключения эксперта включает в себя опреде­ление надежности примененной экспертом методики (на­учной обоснованности), анализ соответствия заключения эксперта заданию, установление достаточности представ­ленного эксперту материала и правильности исходных дан­ных, полноты проведенного экспертом исследования и др.

Показания эксперта — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями ст. 205 и 282 УПК (ч. 2 ст. 80 УПК).

Показания эксперта не фигурируют в качестве самостоя­тельного вида доказательств, а названы в числе видов дока­зательств вместе с заключением эксперта (ч. 2 ст. 74 УПК). Действительно, показания эксперта это не обязательный источник доказательств, потребность в них возникает толь­ко при необходимости разъяснений и уточнений выводов эксперта. В связи с этим показания эксперта могут быть получены только после дачи экспертом заключения и толь­ко по поводу этого заключения. Показания эксперта носят сопроводительный характер по отношению к его заключе­нию.

В своих показаниях эксперт может разъяснить смысл от­дельных понятий и терминов, уточнить отдельные положе­ния; дать характеристику примененной методики, оценку ее возможностей и научной состоятельности, что, безусловно, способствует общей квалифицированной оценке эксперт­ного заключения.





Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 183 | Нарушение авторских прав


Похожая информация:

© 2015-2017 lektsii.org.

Ген: 0.169 с.