Лекции.Орг
 

Категории:


Теория отведений Эйнтховена: Сердце человека – это мощная мышца. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы...


Объективные признаки состава административного правонарушения: являются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые...


Поездка - Медвежьегорск - Воттовара - Янгозеро: По изначальному плану мы должны были стартовать с Янгозера...

Победа Синьхайской революции 1911 г.



Загрузка...

 

Углубление и обострение кризиса Цинской империи в течение 1911 г. привело к тому, что осенью того же года мощный социально-политический взрыв уничтожил империю. Началом этих событий стало восстание в г. Учане — центре провинции Хубэй. Несмотря на тяжелые поражения многих восстаний, китайские революционеры продолжали готовить антиманьчжурские вооруженные выступления в городах и провинциях Китая. Одним из центров подготовки антиманьчжурских выступлений был Ухань, где действовали две революционные организации — так называемое Литературное общество и Союз общего прогресса Эти тайные организации разделяли политическую платформу Объединенного союза и поддерживали с ним организационный контакт.

В Хубэе (впрочем, как и в других провинциях) революционеры работали прежде всего среди солдат и офицеров «новой армии», сумев привлечь на свою сторону почти треть (около 5 тыс. человек) всего состава частей «новой армии», расположенных в городе. Готовившееся здесь выступление должно было быть частью общекитайского восстания, планировавшегося Объединенным союзом. Однако выступление пришлось начать неожиданно — властям стало известно о готовившемся восстании, начались аресты и казни, революционерам грозил разгром.

Вечером 10 октября в ответ на репрессии властей восстали солдаты саперного батальона во главе с сержантом Сюн Бинкунем. Восстание поддержали другие части учанского гарнизона, в руки восставших перешел арсенал. Ночью развернулись ожесточенные бои за правительственные учреждения, которые к утру были взяты восставшими. Маньчжурские власти бежали из города. Учанское восстание победило.

11 октября руководители революционных организаций собрались в помещении провинциального Совещательного комитета на совместное заседание с руководством этого комитета. Обращение революционеров за помощью к либерально-конституционным деятелям и организациям было вполне естественным: не обладая опытом легальной политической деятельности и не имея соответствующих политических структур, революционеры искали поддержки антиманьчжурски настроенных авторитетных деятелей и влиятельных политических организаций. Не случайно и то, что председатель хубэйского провинциального Совещательного комитета Тан Хуалун пошел на такое сотрудничество. Выходец из богатого и старого купеческого рода, Тан Хуалун получил хорошее классическое образование (имел ученую степень цзиньши), дополненное изучением юридических наук в Японии, успешно служил в бюрократическом аппарате. Будучи сторонником глубоких политических и экономических реформ, примкнул к либерально-конституционному движению, стал его лидером в Хубэе, активно участвовал в политической жизни Пекина. Разочарование в возможностях реформирования деспотического режима и патриотизм подтолкнули Тан Хуалуна и его сподвижников в провинциальном Совещательном комитете к революционерам. Учанские революционеры, в свою очередь, также как и другие последователи Сунь Ятсена, были убеждены в том, что антиманьчжурская революция должна объединить всех китайцев, вне зависимости от их политических взглядов. Так начиналось сотрудничество революционеров и реформаторов, имевшее решающее значение для судеб антиманьчжурской борьбы.

На этом совместном заседании было образовано хубэйское революционное правительство, военным руководителем которого был избран генерал Ли Юаньхун — человек, далекий от революционных идеалов. Учанские революционеры — солдаты и младшие офицеры — хотели, естественно, на посту военного руководителя революционного правительства видеть кого-то из китайских генералов, надеясь на их антиманьчжурские чувства. Главой гражданской администрации был избран Тан Хуалун.

Фактически сложившееся военное правительство (оно было образовано под названием Стратегический центр) приняло два важнейших решения. Прежде всего оно потребовало отречения Цинской династии и провозгласило Китайскую республику, т.е. сразу же постаралось выполнить первое программное требование китайских революционеров. А затем обратилось ко всем провинциям с призывом поднять восстание против маньчжурского деспотизма. В Обращении, в частности, говорилось: «Голодный народ, заброшенные поля, повсюду стоны и мольбы бедняков о помощи. Кто как не маньчжуры лишили народ всего и поставили его на край гибели? ...Мы обращаемся к вам, отцы и братья 18 провинций Китая. Не щадите сил для полной победы над врагом и возрождения нашей страны, чтобы мы могли смыть наш позор и на вечные времена учредить республику». Этот общий декларативный документ был дополнен обращением к «уважаемым сановникам», т.е. к китайским крупным бюрократам, губернаторам, наместникам, которые фактически и являлись социально-политической опорой цинского режима. Авторы этого документа апеллировали к патриотическим чувствам китайских сановников, рассчитывая получить их активную поддержку или хотя бы политически их нейтрализовать.

В знак освобождения от маньчжурского ига все участники революционных выступлений срезали свои косы, в течение всего маньчжурского господства служившие зловещим символом подчинения китайцев маньчжурам.

Понимая важность внешнеполитического фактора для развития революции, хубэйские революционные власти сразу же направили в Ханькоу консулам иностранных государств дипломатические ноты, в которых признали преемственность обязательств по всем договорам, заключенным цинскими властями. В ответ 18 октября державы заявили о своем нейтралитете. Вскоре им представился случай доказать реальность своего нейтралитета: цинское правительство попросило иностранные державы о крупном займе для борьбы с революцией и получило отказ.

На призыв хубэйских революционеров к свержению маньчжурского деспотизма откликнулся весь Китай. В течение ближайших двух месяцев власть маньчжуров была свергнута в 15 провинциях. К декабрю цинская власть фактически сохранялась только в трех северных провинциях — Чжили, Хэнань и Ганьсу. Даже три северо-восточные провинции — Фэнтянь, Цзилинь, Хэйлунцзян — заявили о своем нейтралитете. Начались волнения на национальных окраинах Китая — в Тибете, Синьцзяне, Внешней Монголии.

Главной ударной силой революции стала революционная армия. Ее ядром были перешедшие на сторону восставших части «новой армии», в которых вели в предреволюционные годы работу члены суньятсеновского Объединенного союза и других антиманьчжурских организаций. Эти части насчитывали около 100 тыс. бойцов, к которым в первые же месяцы присоединилось почти 300 тыс. добровольцев. В революционную армию шли крестьяне, ремесленники, рабочие, члены тайных обществ. Особенно важную роль в формировании революционной армии играла учащаяся молодежь, быстро и горячо откликнувшаяся на призыв к восстанию. Кадровые солдаты и офицеры «новой армии» становились командирами быстро разраставшейся подлинно народной армии защиты революции.

Почти в половине отколовшихся от цинской власти провинций (Хунань, Шэньси, Шаньси, Юньнань, Гуйчжоу, Чжэцзян) смена власти произошла революционным путем, благодаря активным действиям революционных частей «новой армии». Однако в ряде других провинций (Цзянсу, Цзянси, Аньхой, Гуанси, Гуандун, Сычуань, Фуцзянь, Шаньдун) переход власти в руки антицинских сил происходил по сути дела мирным путем: перед лицом единого фронта революционеров и либеральных реформаторов, перед напором народных масс китайцы-бюрократы вставали на путь поддержки антиманьчжурского движения, присоединялись к изгнанию чиновников-маньчжуров. Измена цинскому двору китайских сановников и военачальников существенно ослабила деспотический режим, во многом предопределив его быстрый крах.

Цинский двор был застигнут врасплох учанским восстанием и волной революционного подъема. Маньчжуры оказались не в состоянии контролировать ситуацию. За помощью двор решил обратиться к известному, но уже опальному китайскому сановнику Юань Шикаю, игравшему большую политическую роль в Китае в конце XIX — начале XX в., хорошо известному западным державам. 27 октября 1911 г. он назначается главнокомандующим карательными войсками, а 2 ноября ему дают пост премьер-министра. Однако Юань Шикай не торопится в Пекин, не приступает к исполнению своих обязанностей, выжидая развития военно-политической ситуации, результатов наступления правительственных войск. А эти войска состояли прежде всего из частей так называемой Бэйянской армии — северной группировки «новой армии» (около трети ее общего состава), в свое время реорганизованной и руководимой самим Юань Шикаем. Преданные правительству войска под командованием генерала Фэн Гочжана начали наступление на Ухань и после тяжелых боев 2 ноября заняли Ханькоу, а 27 ноября — Ханьян, остановившись перед героическими защитниками Учана. Но это был последний успех правительственных войск. В то же время революционные войска в Восточном Китае предприняли ответное наступление и 2 декабря заняли Нанкин. Складывалось временное военное равновесие.

В разгар этих боев Юань Шикай приезжает в Пекин и 16 ноября приступает к исполнению своих обязанностей главы правительства. В условиях полного политического бессилия малолетнего императора, его регентов и всего его маньчжурского окружения Юань Шикай оказывается хозяином положения в Пекине, сосредоточивает в своих руках всю реальную власть. Большое значение для укрепления его позиций имела и политическая поддержка великих держав, которые видели в Юань Шикае политического гаранта своих интересов. Заручился он и обещанием значительных займов. Получив от Цинского двора всю полноту власти для борьбы с революцией, Юань Шикай в то же время тайно вступил в контакт с лидерами революционного юга, стараясь нащупать почву для компромисса, при котором вся полнота власти осталась бы в его руках.

Как опытный политик, Юань Шикай видел обреченность династии и это подогревало его честолюбивые планы. Уже в середине ноября Юань Шикай через британского посланника зондирует позиции держав в отношении планов провозглашения его императором. Одновременно в переговорах с лидерами революционеров он обсуждает возможность своего выдвижения на пост временного президента.

Парадоксальность этой ситуации была в том, что Юань Шикай оказывался приемлемой фигурой для самых различных политических сил. Так, Ли Юаньхун, полагавший, что Юань Шикай больше других подходит для поста временного президента, обращался в письмах к нему: «Разве вы не самый знаменитый и самый способный человек среди китайцев... Возрождение китайцев и поддержание суверенитета Китая зависит от вас». Примерно такой же была и позиция видного революционера, сподвижника Сунь Ятсена, главнокомандующего революционными силами Хуан Сина. Более того, Сунь Ятсен, предлагая пост президента республики Ли Юаньхуну, в ноябре 1911 г. писал, что он «не имеет ничего против» и Юань Шикая. Для них Юань Шикай был прежде всего китаец!

Реальная военно-политическая ситуация конца 1911 г., страх Юань Шикая перед наступлением революционных армий на север, на Пекин, заставляют его искать перемирия с революционным югом, чтобы затем за столом переговоров добиться желаемого политического компромисса. Используя посредничество британского консула в Ханькоу, 1 декабря Юань Шикай передает через него революционерам предложение о перемирии, а также предложение начать переговоры.

Переговоры Севера и Юга начались в Шанхае 18 декабря. Север был представлен Тан Шаои (министром в кабинете Юань Шикая), а Юг — У Тинфаном (бывшим китайским посланником в США). Тан Шаои упорно отстаивал идею создания конституционной монархии при номинальной власти маньчжурского императора. Фактически в поддержку этой позиции высказались и западные державы. 20 декабря консулы Англии, Германии, Франции, США, России и Японии направили участникам переговоров идентичные ноты, в которых говорилось о необходимости «достигнуть скорейшего согласия, способного положить конец настоящему конфликту». Однако представитель Юга не шел на уступки, предлагая Юань Шикаю пост президента республики только после отречения династии.

Республиканская позиция южан укреплялась и быстрой консолидацией революционной власти. Это было связано прежде всего с возвращением Сунь Ятсена в Китай и работой конференции представителей провинций, взявшей на себя функции национального законодательного собрания.

О событиях в Учане Сунь Ятсен узнал в США из газет 12 октября и принял решение вернуться в Китай, но не кратчайшим путем, а через Европу, надеясь получить в столицах европейских государств политическую и материальную поддержку революции. Через Лондон и Париж Сунь Ятсен 21 декабря прибыл в Гонконг, а 25 декабря был торжественно встречен в Шанхае. На следующий день на совещании руководителей Объединенного союза Сунь Ятсен был выдвинут на пост временного президента Китайской республики.

29 декабря 1911 г. в Нанкине конференция представителей провинций приступила к выборам президента. На голосование были выставлены кандидатуры Сунь Ятсена, Хуан Сина и Ли Юаньхуна. За Сунь Ятсена было подано 16 голосов из 17. Такое единодушие свидетельствовало о его огромном авторитете, о стремлении представителей провинций радикально решить вопрос о форме власти. В тот же день, получив в Шанхае сообщение об итогах голосования, Сунь Ятсен телеграфирует в Нанкин, что согласен принять на себя полномочия временного президента. А в телеграмме в Пекин на имя Юань Шикая он сообщает, что принимает этот пост временно, в силу чрезвычайных обстоятельств и готов его уступить.

1 января 1912 г. Сунь Ятсен прибывает в Нанкин и в 10 часов вечера принимает президентскую присягу: «Я клянусь свергнуть маньчжурское самодержавное правительство, укрепить Китайскую республику, заботиться о счастье и благоденствии народа, руководствоваться общественным мнением народа. Обязуюсь быть преданным интересам нашей страны и всегда служить народу.

Когда самодержавное правительство будет свергнуто, когда внутри страны не будет больше смуты, когда Китайская республика займет подобающее ей место среди других государств и будет признана ими, тогда я сложу с себя полномочия. Торжественно клянусь в этом народу».

1 января 1912 г. становится днем официального провозглашения Китайской республики. Сунь Ятсен приступает к исполнению обязанностей президента и формирует правительство, приглашая в качестве министров видных и политически близких ему деятелей. Хуан Син стал военным министром, Цай Юаньпэй — министром просвещения, Ван Чунхуэй — министром иностранных дел. Министерские посты заняли либеральные деятели и видные сановники империи. На пост вице-президента 3 января был избран Ли Юаньхун. Однако вице-президент и политически далекие от Сунь Ятсена министры фактически не приступили к своим обязанностям, выжидая развития политических событий. Все это говорит о том, в каких сложных условиях начинало работать первое республиканское правительство. Однако несмотря на эти трудности ему многое удалось сделать.

Прежде всего правительство пыталось отменить многие средневековые установления и обычаи. 2 марта были изданы указы, запрещавшие опиекурение, применение пыток при допросах, торговлю людьми, а также указ об освобождении всех, проданных в долговое рабство. Указ от 5 марта обязывал все население срезать косы и тем самым освободиться от символа национального позора. 31 марта отдано распоряжение о запрещении варварского обычая бинтовать ноги девочкам.

Важное политическое значение имело создание 28 января на базе конференции представителей провинций Национального собрания - высшего временного законодательного органа Китайской республики. В него вошли 38 представителей от 17 провинций.

Главное же достижение правительства в области нормотворчества — это подготовка и принятие временной конституции Китайской республики. Конституция готовилась под руководством Сунь Ятсена и была принята Национальным собранием 10 марта, а на следующий день обнародована президентом. Конституция провозглашала равноправие всех граждан «независимо от расы, класса и религии», право частной собственности и свободу предпринимательства, основные демократические свободы (неприкосновенность личности и жилища, свободу слова и печати, свободу организаций), право «сдавать экзамены для замещения чиновничьей должности» для всех граждан. Конституция провозглашала также разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Предусматривались выборы в постоянно действующий парламент в течение 10 месяцев.

Принятие этой подлинно демократической конституции имело огромное историческое значение для развития идей демократии в Китае, для утверждения демократических институтов. Этот документ на долгие годы стал политическим ориентиром демократических сил страны.

Однако в начале 1912 г. основное внимание президента и его правительства было обращено, естественно, на завершение борьбы с цинской монархией. Юань Шикай, узнав об избрании Сунь Ятсена временным президентом, дает указания Тан Шаои прервать переговоры в Шанхае, настаивая на возможности соглашения, с Югом только на основе признания конституционной монархии. Одновременно Юань Шикай пытается мобилизовать свои военные силы. В ответ на это правительство Сунь Ятсена объявляет о подготовке революционной армии для наступления на Пекин. Решимость республиканского правительства, углубление политического кризиса в Пекине заставляют, однако, Юань Шикая вскоре изменить свою тактику. Окончательно убедившись в прочности республиканских институтов, в невозможности возглавить китайское государство без отречения цинской династии, Юань Шикай решает принести в жертву своим честолюбивым расчетам монархический режим. 1 февраля он вынуждает вдовствующую императрицу поручить ему ведение переговоров с Нанкином на условиях отречения династии.

Переговоры завершаются соглашением, которое предусматривало денежное содержание императорской семьи, сохранение ее имущества, ее титулов и гражданских прав. 5 февраля Национальное собрание утвердило условия отречения. 12 февраля вдовствующая императрица от имени малолетнего императора Пу И издает эдикты об отречении. В одном из эдиктов, в частности, говорилось: «Общее желание ясно выражает Волю Неба, и не нам противодействовать этим желаниям... Мы с императором с нашей стороны сим актом передаем суверенитет народу в целом и заявляем, что конституция отныне будет республиканской, тем самым удовлетворяем требования тех, кто ненавидит беспорядок и желает мира, кто следует учению мудрых, согласно которому Поднебесная принадлежит народу». После 267-летнего господства в последних числах года синъхай по традиционному календарю (поэтому революция и называется Синьхайской) рухнула власть маньчжурской династии.

Важной политической особенностью эдиктов об отречении было содержавшееся в них провозглашение республики и передача власти Юань Шикаю, что должно было усилить позиции Севера при решении вопроса о власти. На следующий день после отречения собралось руководство Объединенного союза и почти единогласно высказалось за соглашение с Юань Шикаем. В тот же день Сунь Ятсен складывает перед Национальным собранием свои полномочия временного президента и выдвигает на этот пост Юань Шикая. 15 февраля Национальное собрание единогласно избирает Юань Шикая временным президентом. В тот же день в ознаменование исторической победы китайского народа было организовано торжественное шествие к могиле основателя минской династии Чжу Юаньчжана. Шествие возглавил Сунь Ятсен.

В конце марта в Нанкин приезжает Тан Шаои, вступивший к этому времени в Объединенный союз, в качестве назначенного Юань Шикаем премьер-министра и начинает формировать правительство. Некоторые министры суньятсеновского правительства — Цай Юаньпэй, Ван Чунхуэй — сохранили свои посты. Вошли в правительство и другие сподвижники Сунь Ятсена — Чэнь Цимэй, Сун Цзяожэнь. Однако на ключевые посты военного министра и министра финансов Юань Шикай назначил близких ему Дуань Цижуя и Сюн Силина. Состав правительства по существу носил коалиционный характер, отражая реальное соотношение сил.

После формирования нового республиканского правительства Сунь Ятсен полагает свою миссию временного главы государства завершенной и 1 апреля выступает перед Национальным собранием с заявлением об отставке. 3 апреля он уезжает в Шанхай. Завершается решающий этап революции — этап свержения маньчжурского деспотизма и утверждения республиканского строя. Завершается он историческим компромиссом, инициаторами которого были Юань Шикай и Сунь Ятсен, компромиссом, который позволил по сути дела избежать кровопролитной гражданской войны и прямого вмешательства иностранных держав, способных привести к распаду страны.

Начинается новый этап политической жизни Китая, связанный с попытками утвердить парламентские формы управления страной и стремлением Юань Шикая к авторитарному правлению.

2 апреля Национальное собрание принимает решение о перенесении столицы Китая в Пекин, отменяя свои прежние решения и идя навстречу Юань Шикаю. Уже 29 апреля Национальное собрание, пополненное делегатами от ранее не представленных провинций, открыло свою сессию в Пекине. В центре внимания всей политической жизни Пекина и всей страны встали проблемы, связанные с выборами парламента, назначенными на конец 1912 — начало 1913 г. Активно проходит процесс формирования политических партий, процесс размежевания различных политических направлений.

Ведущей силой в Национальном собрании оставался Объединенный союз Сунь Ятсена — главная организация китайских революционеров. Однако именно в это время начинается консолидация оппозиционных сил, весьма пестрых по социальному происхождению и по политической направленности, происходит и процесс размежевания в революционном лагере. Этому, естественно, способствовало решение главной исторической задачи — свержение ненавистного маньчжурского ига, в борьбе с которым возможны были широкие социально-политические коалиции и компромиссы весьма разнородных политических сил.

В январе 1912 г. возникает Партия единства (Тунъидан), организатором которой был видный деятель Объединенного союза

Чжан Тайянь, разошедшийся с Сунь Ятсеном еще до революции. Это была партия умеренных реформаторов (Чжан Цзяянь, Чэн Дэцюань, Тан Шоуцянь), ориентировавшаяся прежде всего на поддержку цзянсу-чжэцзянских предпринимательских кругов. Примкнул к этой партий и недолго состоявший в Объединенном союзе Тан Шаои.

В мае 1912 г. на базе более мелких организаций (в том числе и Партии единства) создается Республиканская партия (Гунхэдан), председателем которой становится Ли Юаньхун. В ее руководство вошли также Чжан Цзянь, У Тинфан, Чэн Дэцюань, Чжан Тайянь. Эта партия стала главной парламентской оппозицией Объединенному союзу, парламентской опорой Юань Шикая.

В первые дни после успешного учанского восстания на съезде в Шанхае была создана Китайская социалистическая партия (Чжунго Шэхуэйдан). Инициатором ее создания и ее бессменным руководителем был Цзян Канху — один из первых пропагандистов идей социализма в Китае. По своим политическим позициям партия была близка к Объединенному союзу, поддерживая социалистическую направленность идей Сунь Ятсена. В январе 1912 г. партия уже насчитывала около 5 тыс. членов и имела более 30 местных отделений.

Активное участие в политической жизни принимал и Объединенный союз, ставший, естественно, самой заметной политической организацией Китайской республики. Вслед за правительством руководящие органы союза в апреле 1912 г. переводятся в Пекин, где союз начинает работать в новых условиях. В новой программе союза, принятой еще на съезде в марте, наряду с лозунгами укрепления республиканского строя и развития парламентаризма, содержалось требование проведения политики «государственного социализма». Это отражало многообразие политических взглядов руководства союза. Если Сунь Ятсен в эти первые послесиньхайские дни видел актуальную задачу союза в реализации принципа народного благоденствия, то большинство руководящих деятелей союза (Сун Цзяожэнь, Хуан Син, Чэнь Цимэй, Ху Ханьмин, Ван Цзинвэй) видело союз прежде всего парламентской партией.

Вместе с тем эти разногласия не помешали руководству союза осознать необходимость радикальной перестройки союза, его превращения из боевой, но достаточно узкой конспиративной организации в массовую политическую партию, способную успешно бороться за политическое лидерство в условиях парламентской демократии. Инициатором и главным перестройщиком союза был Сун Цзяожэнь, получивший поддержку Сунь Ятсена. Новая партия мыслилась как массовая открытая организация,

способная стать центром притяжения всех без исключения левых сил, стимулирующая процесс политической поляризации и становления двухпартийной парламентской системы.

В период после своего ухода с поста временного президента и до реорганизации Объединенного союза Сунь Ятсен много выступает в разных частях страны с пропагандой своего учения, подчеркивая, что первые два «народных принципа» (национализм и народовластие) уже в основном выполнены и теперь необходимо приниматься за реализацию третьего — принципа народного благоденствия, за проведение политики «государственного социализма». Однако эта пропаганда не нашла тогда понимания и поддержки среди различных слоев китайского народа, что, возможно, подтолкнуло Сунь Ятсена на компромисс с теми деятелями союза, которые хотели видеть политическую программу новой партии как широкую платформу для объединения всех левых и патриотических сил. Именно на такой платформе в августе 1912 г. в Пекине состоялся учредительный съезд новой партии, на котором к Объединенному союзу присоединились еще четыре партии (Единая республиканская партия, Общество всеобщего прогресса, Общество действительного прогресса республики,. Общенациональная партия). Новая партия стала называться Национальной партией (Гоминьдан). Сунь Ятсен был избран ее председателем. Основные программные установки партии были выражены в требованиях достижения политического единства страны, развития местного самоуправления, осуществления национального объединения, проведения политики народного благоденствия, поддержания международного мира.

После проведения учредительного съезда Гоминьдана Сунь Ятсен отходит от активной партийной работы. Стремясь способствовать проведению в жизнь принципа народного благоденствия, он принимает пост генерального директора железных дорог и разрабатывает грандиозный план железнодорожного строительства, видя в нем важнейшее условие социально-экономического преобразования Китая. Практическое руководство всей партийной работой перешло в руки Сун Цзяожэня и других сподвижников Сунь Ятсена, развернувших бурную предвыборную деятельность. Вместе с тем Гоминьдан, видя именно в парламентской борьбе главный путь демократического развития страны, идет на отказ от революционных вооруженных сил, сыгравших решающую роль в победе революции, проводит демобилизацию революционных армий на Юге.

Развитие политических событий в первые месяцы после создания Гоминьдана, казалось бы, подтверждало правильность взятого курса на создание массовой парламентской партии, ибо на парламентских выборах Гоминьдан добился убедительной победы. Несмотря на то, что в выборах из-за различных ограничительных цензов (имущественный, возрастной, профессиональный и т.п.) принимало участие всего 10% населения станы, эти выборы явились историческим рубежом на пути демократического развития (Китая. Гоминьдан получил 269 из 596 мест в палате представителей и 123 из 274 в верхней палате. На втором месте шла Республиканская партия.

Победив на парламентских выборах, Гоминьдан, естественно, претендовал на формирование правительства. Однако такой переход власти в руки Гоминьдана не устраивал Юань Шикая. Прежде всего он попытался объединить все негоминьдановские силы в парламенте. Созданная еще в ноябре 1912 г. вернувшимся из эмиграции Лян Цичао Демократическая партия (Миньчжудан) объединяется с Партией единства и Республиканской партией в новую организацию — Прогрессивную партию (Цзиньбудан), ставшую парламентской опорой Юань Шикая.

Однако не парламентские методы борьбы были для Юань Шикая главными — прежде всего он рассчитывал на военную силу. С этой целью идет дополнительная мобилизация, расширяется и укрепляется Бэйянская армия, некоторые ее части перебрасываются в стратегически важные районы страны (Ухань, Шанхай, Нанкин). Чтобы получить средства для укрепления армии, без согласия парламента Юань Шикай в апреле 1913 г. берет заем в 25 млн. ф.ст. от консорциума западных банков (Англия, Франция, Германия, Япония, Россия). Проводятся прямые террористические акции против демократических сил. Так, в марте 1913 г. по тайному приказу Юань Шикая в Шанхае был убит Сун Цзяожэнь, как лидер парламентского большинства претендовавший на пост премьер-министра.

Все эти события происходят на фоне обострявшихся отношений Севера и Юга. Если на Севере укреплялась прямая военная власть Юань Шикая, то на Юге нарастало стихийное народное движение против существовавших порядков: вооруженные выступления традиционных тайных обществ, убийства «плохих» чиновников, голодные крестьянские бунты и т.п. Большой размах получило народное восстание под руководством крестьянина Бай Лана, продолжавшееся в провинциях Центрального Китая почти два года и только осенью 1914 г. жестоко подавленное войсками Юань Шикая. Возобновляют антиправительственную деятельность прежние организации революционеров. Так, хубэйские революционеры летом 1913 г. стали готовить выступление против Ли Юаньхуна, но он сумел предупредить в июне их выступление и жестоко с ними расправился.

Об убийстве Сун Цзяожэня Сунь Ятсен узнал, находясь в Японии. Он сразу же возвращается в Китай и уже 27 марта на совещании гоминьдановского руководства предлагает разорвать отношения с Юань Шикаем и начать с ним вооруженную борьбу. Это, однако, не встретило полной поддержки его соратников. В то же самое время Юань Шикай открыто переходит в наступление. Он назначает временным премьер-министром своего военного министра и командующего Бэйянской армией Дуань Цижуя и 6 мая издает президентский указ «Об искоренении беспорядков и умиротворении». Вслед за этим освобождает от занимаемых постов Хуан Сина (командующий южной армией), Ли Лецзюня (губернатор Цзянси), Бо Вэньвэя (губернатор Аньхоя), Ху Ханьминя (губернатор Гуандуна), пытаясь лишить Гоминьдан реальной военной и политической силы. В ответ на это в июле 1913 г. верные идеям республиканизма и преданные Гоминьдану вооруженные силы на юге страны начинают вооруженную борьбу против Юань Шикая, которая получила название «второй революции».

Гоминьдан выступил с обращениями к народу, в которых призвал к вооруженной борьбе с узурпатором власти Юань Шикаем, обвиняя последнего в стремлении добиваться трона: «В то время, когда миллионы людей живут в нищете, он думает только о своей коронации». Однако энергичного отклика на свои обращения Гоминьдан не получил. Многие члены партии на этот призыв не отозвались и большинство гоминьдановских парламентариев против Юань Шикая не выступило. Широкие слои китайского народа не поддержали этой вооруженной борьбы. Лишь верные Гоминьдану воинские части в провинциях Цзянсу и Цзянси и в городах Нанкине и Шанхае поднялись на антиюаньшикаевскую борьбу.

К сентябрю 1913 г. Юань Шикаю удалось подавить гоминьдановское выступление. Военная и политическая сила оказалась на его стороне. «Вторая революция» потерпела поражение. Так завершились события 1911—1913 гг., вошедшие в историю как Синьхайская революция.

Синьхайская революция, как революция национально-освободительная и антидеспотическая, победила, освободив Китай от маньчжурского ига, ликвидировав империю и на ее обломках создав республику. Вместе с тем к концу 1913 г. стало ясно, что революционные демократы народнического толка во главе с Сунь Ятсеном, сыгравшие руководящую и решающую роль в победе Синьхайской революции, потерпели поражение. Антиманьчжурские лозунги Объединенного союза сплотили на республиканской платформе самые широкие, но весьма социально-политически разнородные силы китайской нации. Этот широкий единый национальный фронт и был основой успеха Синьхайской революции. Однако ее победа уничтожила основу национального политического объединения и в результате Сунь Ятсен и его ближайшие сподвижники с их программой народного благоденствия и «государственного социализма» остались весьма узкой группой революционных демократов, пока еще не имевших массовой социальной базы.

Неоднозначно сказалась победа Синьхайской революции на национальных окраинах страны. Так, после начала революционных выступлений в Китае в Синьцзяне члены Объединенного союза вместе с участниками тайных обществ подняли восстание в Урумчи. Восстание было жестоко подавлено. Более успешно началось выступление революционных частей «новой армии» в Илийском крае: в январе 1912 г. им удалось свергнуть маньчжурскую власть, а затем распространить новую власть и на Урумчи. Но летом 1912 г. в этой разгоревшейся гражданской войне побеждает ставленник Юань Шикая, насаждая в Синьцзяне суровый военный режим.

По-иному развивались события во Внешней Монголии. Здесь еще летом 1911 г. состоялось тайное совещание монгольской светской и духовной знати, в котором участвовал и глава ламаистской церкви богдо-геген. Собравшиеся приняли решение об отделении Монголии от Китая и направили в Россию делегацию с просьбой о помощи. Российское правительство, обещая поддержку монгольской знати, в то же самое время возражало против отделения Монголии от Китая. Ситуация изменилась после падения цинской династии. 1 декабря 1911 г. в Урге произошел переворот, власть в свои руки взяла монгольская знать, заявившая о независимости Монголии. Маньчжурские чиновники бежали из Монголии. Все это изменило и позицию русской дипломатии. 3 ноября 1912 г. в Урге было подписано российско-монгольское соглашение — Россия обещала Монголии помощь в сохранении ее автономии. Правительство Юань Шикая не признавало автономии Монголии, пыталось силой подавить выступление монгольского народа, но в конце концов было вынуждено вступить в переговоры с Россией и 5 ноября 1913 г. подписать российско-китайскую декларацию, признававшую соглашение 3 ноября 1912 г. Эти события явились важным шагом на пути восстановления монгольской государственности, но они надолго осложнили российско-китайские отношения.

В Тибете свержение маньчжурского деспотизма привело к антикитайским выступлениям тибетцев, стремившихся к сохранению традиционной государственности. Юань Шикай послал войска для подавления тибетского национального движения, но сразу же столкнулся с противодействием Англии и был вынужден приостановить карательную экспедицию. К концу 1912 г. в Лхасу с согласия далай-ламы вошел трехтысячный отряд английских войск. Тибету удалось сохранить свой традиционный статус.

 





Дата добавления: 2016-11-12; просмотров: 135 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

  1. Аграрный сектор и государственная политика в США в период технической революции.
  2. Альтернативы развития России после Февральской революции. Октябрь 1917 г. и причины победы большевиков
  3. Беларусь накануне Октябрьской революции 1917 г.: социально-экономическая и политическая ситуация, белорусское национальное движение
  4. В истории революции выделяют несколько этапов.
  5. Ведущие индустриальные страны в условиях развивающейся научно-технической революции
  6. Влияние Орды на развитие средневековой Руси. Победа Москвы в борьбе за общерусское политическое лидерство.
  7. Возникновение классической науки в Новое время. Научные традиции и научные революции.
  8. Вывод: Россия идет к революции, ее подстегивает война и политика царя
  9. Высший подъем революции (октябрь - декабрь 1905 г.)
  10. Глава 9. Научные традиции и научные революции. Типы научной рациональности
  11. Государственно-церковные отношения в период революции 1917 г.
  12. Гражданская война и иностранная военная интервенция. Победа социалистической революции в Октябре 1917 года, декреты Второго Всероссийского съезда Советов открыли полосу триумфального шествия Советской власти по


Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.