Человек и время в кризисных ситуациях
Лекции.Орг

Поиск:


Человек и время в кризисных ситуациях




Чрезвычайно важная составляющая психического здоровья человека — способность самостоятельно определять цели своей жизни, наличие в образе мира протяженной и содержательно насыщенной временной перспективы будущего.

Время — один из важных, но крайне мало используемых резервов психической организации личности, ее самореализации в социуме. В сложных социальных коллизиях проблема «человек и время» актуализируется. В ситуации нестабильности человек по-иному переживает время собственной жизни, переосмысливает прошлое, настоящее и будущее, иногда теряет ощущение времени, а значит, и цели собственного бытия, что для психолога служит одним из симптомов жизненного кризиса.

Социальная нестабильность, превращение стабильного, внешне социально гарантированного способа жизни в быстро текущие и резко изменяющиеся во времени ситуации и условия существования сопровождаются негативными последствиями для самого функционирования личности, организации ее деятельности и самореализации. В этих условиях фактор времени приобретает особую значимость для человека.

Дезорганизация деятельности личности во многом усугубляется непредсказуемыми и неуправляемыми событиями, что зачастую сопровождается развитием состояний тревоги и стресса, резкими изменениями всего жизненного пути, ломкой жизненных планов и представлений о будущем. Исследования различных сторон жизни человека в связи с резкими изменениями жизненной среды, в условиях нестабильности общественных и экономических структур становятся необходимыми и получают все большее распространение как в зарубежной, так и отечественной психологии. Исследуются различные состояния человека, его внутренний мир в связи с изменениями деятельности, различного рода переменами и переходами, в частности, с потерей работы или необходимостью переезда.

ПО


Жизненные кризисы и изменения, ситуации нестабильности по-разному влияют на человека. Можно выделить два основных плана этих влияний. Первое — это необходимость изменения привычной социальной среды. Установление новых социальных связей связано с преодолением агрессивности среды, с трудностями завоевания достойного места, статуса в ближайшей социальной группе. Это сложный путь, ибо он требует устойчивых коммуникативных умений, мобильных коммуникативных действий или специальных умений в решении ситуативных задач, что позволяет быстрее и успешнее освоить новую социальную среду. В противном случае все это может привести к определенным изменениям личностного потенциала: снижению уровня самооценки, симптоматики достижений, повышению уровня тревожности.

Второй план этих влияний — изменения пространственно-временных параметров жизни человека. Это не только нарушение привычного ритма и темпа жизни, ее размеренности во времени, привычном пространстве, но и необходимость осознания, принятия и освоения новых временных механизмов кардинальных жизненных изменений, что вызвано изменениями временных циклов событий (последовательности смены событий, их длительности и скорости) и развития их в определенном временном масштабе (дни, недели, месяцы и годы).

Изменения эти могут быть связаны с сужением временных перспектив, низкой продуктивностью принятия событийности в настоящем и прошлом опыте личности.

В ситуациях социальной неопределенности часто наблюдается также установка на возникновение в ближайшем будущем только негативных событий. Это можно расценивать как один из стрессогенных факторов. Ситуация ожидания неприятного для человека события переживается тяжелее, чем само уже совершившееся событие.

Стрессогенные воздействия вызывают у человека систему адаптационных реакций, которые также различно протекают во времени. Выделяются три фазы развития адаптационного синдрома:

а) возникновение тревоги, когда происходит мобилизация сил для сопротивления;

б) развитие сопротивления организма и различных поведенческих реакций;

в) истощение приспособительных возможностей.

На третьей фазе наступает либо выход из состояния стресса, если протекание двух предыдущих фаз шло в интенсивном темпе, либо потеря сил и отказ от деятельности, если адаптационные реакции несколько запаздывали по времени.


Непредсказуемые и неуправляемые события согласно исследованиям Г. Селье более опасны, чем предсказуемые и управляемые. Когда люди заранее осведомлены о предполагаемом времени надвигающейся неприятности, их самообладание, постепенно формируясь и перестраиваясь по-новому, нейтрализует действие стрессора, у них есть возможность подготовиться к этим событиям, обратиться за поддержкой, консультацией к специалисту, скорректировать планы и структуру поведения в новых необычных условиях, и вероятность стресса значительно снижается. Отрицательный результат внезапных, непредсказуемых и неуправляемых во времени событий особенно резко ощутим, ибо человек уже никак не может повлиять на эти события во времени или хотя бы оградить себя от неприятностей.

Итак, время в переживании и преодолении негативных последствий ситуации нестабильности выступает значимым личностным фактором.

В исследованиях стрессовых состояний у людей, потерявших работу, выделены четыре последовательные фазы развития специфического стрессового состояния во времени и негативные последствия, которые постепенно дезорганизуют и разрушают жизненный потенциал личности.

Время представлено как способ преодоления стресса и управления им. Упущенное время снижает жизненный потенциал личности, ведет к потере профессионализма, дезорганизует деятельность личности. Можно говорить, что описанная динамика наступления субъективных состояний личности по времени совпадает со специфическими фазами, выделенными в трактовке стресса Г. Селье. Однако специфика развития стресса здесь тесно увязывается с изменениями в личностной сфере, в то время как у Г. Селье акцент проставлен на динамику изменения поведенческих реакций. Для полноты сравнения приведем подробное изложение характеристик каждой фазы развития стресса в их последовательности и временной продолжительности:

1-я фаза. Состояние неопределенности и шока в преддверии угрозы потери работы, где страх и эмоции выступают как фактор риска и дезорганизации личности. Предвидение этого неприятного события и современная психолого-педагогическая подготовка к нему несколько облегчают протекание этой фазы и нейтрализуют негативные последствия дезадаптации личности: изменение ее самооценки, снижение личностного потенциала.

2-я фаза. Наступление субъективного облегчения и конструктивного приспособления к ситуации свершившегося факта. Обычно эта фаза длится 3-4 месяца или более, когда первые недели люди испытывают некоторое облегчение и даже радость из-за наличия свободного времени, что способствует и своевременному включению в активные поиски


r

новой работы. Однако если эти первые недели активной потенции личности в поисках работы наталкиваются на неуспех, возможно возникновение стойких астеничных состояний, когда длительное бездействие уже не воспринимается как отдых. Именно на этой фазе важна помощь психолога, профконсультанта и хорошо организованная служба занятости.

3-я фаза. Наступает после 6 месяцев отсутствия работы или безуспешных ее поисков. На этом этапе обнаруживаются уже деструктивные изменения личностного потенциала, усиливаются страхи за социальное и материальное положение. Наблюдается дефицит активного поведения личности, разрушение жизненных планов и целей, потеря надежды на улучшение положения. Здесь квалифицированная помощь психолога и поддержка, работа по поддержанию жизненных потенциалов личности приобретают чрезвычайное значение.

4-я фаза. Беспомощность и примирение со сложившейся ситуацией, если она длится больше 6 месяцев и не получила положительных перспектив. Это тяжелое психическое состояние может наблюдаться даже при отсутствии материальных затруднений (удовлетворяет получаемое пособие по безработице). Усиливается состояние апатии, что ведет к потере надежды найти работу. Человек прекращает попытки изменить положение, и как следствие — состояние бездеятельности, крушение жизненных планов. Временная, сезонная работа, зачастую не по специальности, полученная в этот период, также не спасает положения, ибо наступает боязнь потери профессионализма. Это приводит к тому, что уже возникает страх не найти работу по специальности, так как можно не справиться с ней, как раньше, в силу потери профессиональных навыков, отставания профессиональных знаний.

Задача психологической службы на данном этапе работы с людьми, потерявшими работу, — выяснить реальные возможности людей, поддержать их профессиональную направленность, убедить в продолжении поиска работы или в необходимости переобучения в соответствии с профессиональными намерениями и потребностями.

Трудные социально-экономические условия существования человека в изменяющемся обществе, в ситуации социальной нестабильности отражаются не только на состоянии личности человека, испытывающего постоянное напряжение и дискомфорт, но и на его здоровье, порождая стойкое состояние тревоги.

Понятие «тревога» используется в двух основных значениях: как психическое состояние и как свойство личности. В первом случае тревога понимается как длительное эмоциональное состояние, которое характеризуется субъективными ощущениями напряжения в ожидании

8-2907


неблагополучного развития событий, что часто возникает в ситуации неопределенности или неосознаваемой опасности. Действие тревоги распространяется далеко за рамки реальной ситуации, перенося субъекта тревоги как в будущее, так и в прошлое. Поведение человека может проявляться в виде «надситуативной активности», когда он способен сам поставить новые цели и определить способы их достижения. Этот процесс развертывается во времени медленно, если субъективно оцениваемая ситуация воспринимается как потенциально неопасная, и стремительно, если оценивается как потенциально опасная, угрожающая жизни.

Состояние тревоги, испытываемое человеком в ситуации неопределенности и нестабильности, также сопряжено с временным фактором, учет которого позволит создать конкретные приемы и методы оказания психологической помощи. Надситуативная активность может выражаться в постановке сверхзадачи, для решения которой потребуется определенное время, когда придется последовательно решать несколько задач. «Встать над ситуацией», переосмыслить ее значение, установить иерархию последовательности решения поведенческих задач, перераспределив их по значимости во времени, — эффективный путь снятия тревоги и формирования адекватных способов ее преодоления.

Переживаемый человеком эмоциональный дискомфорт и чувство тревоги направляются на поиск источника потенциальной опасности и контакт с ней; при приближении момента появления объекта угрозы, опасности состояние тревоги усиливается, причем в результате большого эмоционального напряжения время и пространство в этом периоде удлиняются.

В описанном ряду существуют и критические ситуации, которые могут быть определены как невозможная ситуация, т.е. человек сталкивается с серьезными препятствиями в реализации своих мотивов, стремлений, ценностных ориентации. Такую ситуацию нельзя решить в предметно-практической и познавательной деятельности: выход из нее возможен через «переживание», понимаемое как особая форма внутренней деятельности по перестройке субъективного отношения к происходящему, благодаря переоценке личностных позиций, переосмыслению жизненных целей. Это чрезвычайно сложная форма «внутренней работы», которая может быть осуществлена только самим человеком, переживающим кризис, и в зависимости от его индивидуальных особенностей она имеет индивидуальные временные границы.

В переломные периоды жизни, в трудных ситуациях у человека обостряется, по крайней мере, три его функции как субъекта жизни:

первая функция — глобальная антиципация разных типов возможных жизненных тягот и потенциальное накопление ответов на них, пси-


r

хологическая подготовка к ним, что характерно для всего периода трудных ситуаций;

вторая функция — быстрый анализ альтернативных ответов на жизненные сложности и создание новых альтернатив;

третья функция — создание психологических условий для достижения гармонии между рассогласованными (особенно в геронтологи-ческих ситуациях) когнитивными и мотивационными процессами: высокие мотивы достижения, сильные желания и стремления должны быть перестроены, снижены до уровня изменившихся тем и когнитивных представлений о своем новом ограниченном жизненном мире.

При этом человек все же продолжает порождать новые «техники» жизни. Он постоянно творит свой мир повседневности, создавая ответы на требования жизни. Вся совокупность техник бытия называется системами приспособления, когда под приспособлением понимаются не только требуемые обстоятельствами изменения человеком себя и своих временных перспектив, но и преобразование ситуации в соответствии с новыми возможностями и целями.

Активность субъектов «техник» бытия в трудных ситуациях связана не только с актуализацией или поиском ответов на проблемы, но это и изменения жизненного стиля, структуры преобладающих тем жизни и социальных контактов, а также доминирующих форм поведения и временной перспективы.

В нестабильных ситуациях люди по-разному проявляют себя, реализуют свои возможности, планируют свое будущее. В зависимости от этих характеристик выделено четыре обобщенных типа личностей.

Первый тип. Личность ориентируется на достижения, на изменение окружающего мира, на использование шансов и опробование собственных возможностей в транспективе, в жизненной перспективе в целом. Она заботится о сохранении и расширении социальных контактов, а в ее рассказах доминируют темы борьбы за существование, стремление сохранить прежние интересы. Воспринимает себя как компетентное лицо, а собственное положение — как способное измениться в будущем. Личность имеет обширные планы на будущее.

Второй тип. Личность акцентирует свое положение в настоящем и ориентирована в основном на внутренние изменения своего Я и частично поведения «здесь и теперь».

Третий тип. Личность характеризует покорность судьбе, поведенческая, деятельная сторона выражена весьма слабо. Будущее не представлено.

Четвертый тип. Реакции личности определяются чувством горечи и разочарования, отчужденностью от настоящего, ностальгической на-

8*


правленностью в прошлое. Действительность репрезентируется так: «Весь мир отвернулся от меня». Вероятно, поэтому эти люди выбирают «технику» приспособления как сопротивление всему — не принимают советы, отвергают консультации. У них нет никакой заинтересованности в будущем. Такие личности более всего нуждаются в психологической помощи и поддержке в выработке более адекватных «техник» жизни.

Эти поведенческие реакции не отражают индивидуально-психологических особенностей поведения и адаптации человека в изменяющихся условиях существования. Поэтому мы исследовали:

1)роль субъективных, личностных факторов, определяющих поведенческий репертуар человека, в частности, его темпераментальных характеристик при столкновении с неблагополучной жизненной ситуацией, а также значение фактора времени в преодолении негативных последствий социальной нестабильности;

2) особенности индивидуального самосознания, самооценки и уровень притязаний, их изменения в условиях социальной нестабильности;

3) особенности восприятия жизненного пути, самоактуализацию личности, которая выступает операциональным аналогом личностной зрелости и для которой базовым понятием служит шкала компетентности во времени.

В качестве респондентов в нашем исследовании принимали участие инженерно-технические работники, представители управленческого аппарата, научные сотрудники и военнослужащие, потерявшие работу или пережившие ситуацию потери работы и другие следующие за этим жизненные кризисы. Исследование проводилось в ситуации обращения испытуемых в центры занятости населения и кадровые центры.

Нами применялся тест-опросник В. М. Русалова, измеряющий восемь темпераментальных характеристик деятельности человека, направленной на предметную или социальную сферы человека: эргичность, предметную и социальную (ЭР и СЭР), пластичность и социальную пластичность (П и СП), темп предметный и социальный (Т и СТ), эмоциональность и социальную эмоциональность (ЭМ и СЭМ).

Выделенные в опроснике шкалы — определяющие показатели типов деятельности, общения или саморегуляции личности. Они отражают ориентацию человека в предметной или социальной сфере и тип его активности во взаимодействии со средой — предметной или коммуникативной.

Способность субъекта жить настоящим во всей его предметной или социальной представленности, т.е. переживать настоящий момент своей жизни во всей его полноте, а не просто как фатальное последствие прошлого или подготовку к будущей «настоящей жизни», видеть свою


жизнь целостной, ощущать неразрывность ее событийности в прошлом, настоящем и будущем исследовалась при помощи модифицированного на кафедре социальной психологии МГУ опросника личностных ориентации (Р01) Э. Шострем.

Изучение личностно-ситуационных параметров и особенностей восприятия жизненного пути проводилось при помощи проективных методик «Незаконченные предложения», характеризующих отношение к будущему, а также методом психологической автобиографии Бронфен-бреннера. Эти методики связаны с событийными исследованиями и позволяют ориентировать испытуемого на анализ и принятие событий недавнего прошлого и строить перспективные модели своего будущего, проецируя и реально оценивая достижения или ошибки в настоящем и прошлом опыте, представления о своем будущем.

По результатам исследования выделены две условные группы испытуемых, отличающихся высоким значением свойств по шкалам. К первой группе мы отнесли испытуемых с активной потребностью в деятельности, высокой степенью вовлеченности в трудовую деятельность, легкостью перехода от одного предмета деятельности к другому, условно названных «эргичными», среди которых примерно равное число мужчин и женщин.

Вторая группа испытуемых отличалась разнообразием форм социальных контактов, чувствительностью к неудачам в общении, стремлением к социальной деятельности. Она условно названа «коммуникативной» и представлена преимущественно испытуемыми-женщинами. Внутри шкал, отражающих типы взаимодействия человека со средой — предметной или коммуникативной, довольно высокие корреляции. Так, корреляции между шкалами, отражающими формально-динамические черты темперамента ЭР, П, Т, довольно высокие, что позволяет рассматривать это системное качество в роли регулятора расходования человеком своих эргодинамических возможностей в процессе новых видов деятельности. Но они не коррелируют с гомологичными шкалами коммуникативной сферы темперамента (СП и СТ). Что касается шкалы ЭМ и СЭМ, то они наиболее значимо коррелируют с коммуникативными шкалами темперамента.

В ходе исследования провели сравнительный анализ поведенческих реакций «эргичных» и «коммуникативных» испытуемых, их субъективных переживаний, связанных с будущим, их временных перспектив. Среди «эргичных» больше испытуемых, склонных воспринимать свое положение в ситуации потери работы как безнадежное. Для них характерны также снижение самооценки, ожидание неудачи в поисках новой


работы, негативные установки к труду, неверие в возможность найти работу, соответствующую профессиональному профилю.

Данные этих исследований позволяют также определять уровень субъективного контроля человека в любых значимых ситуациях. Так, люди с высоким уровнем субъективного контроля считают, что большинство важных событий в их жизни — результат их собственных действий, их эргичности, или активности, и они смогут управлять событиями в будущем. При низком уровне субъективного контроля человек зачастую приписывает свои достижения внешним обстоятельствам, везению, удаче — равно как и неудачи связываются ими с ответственностью других людей, а не с собственной личностью. Они плохо представляют свое будущее, их жизненные планы и перспективы весьма неопределенны.

Люди с высоким уровнем субъективного контроля считают себя независимыми, решительными, способными изменить ситуацию, склонными к жизненным переменам. Люди же с низким субъективным контролем нерешительны, зависимы, несамостоятельны и не склонны к переменам. Таким образом, уровень субъективного контроля связан с самооценкой, с ощущением человека ответственности за происходящее «здесь и теперь», а также за его отдаленные последствия, т.е. с социальной зрелостью и самостоятельностью личности.

Полученные данные по методике незаконченных предложений у испытуемых группы «эргичных» позволяют говорить и об особенностях восприятия ими жизненного пути, своеобразного представления своего будущего во времени.

Характерно, что у группы «эргичных» испытуемых отмечается своеобразное сужение временных перспектив своей жизни, что характерно как для отражения своего прошлого опыта, так и для представления о будущем. В то время как испытуемые группы «коммуникативных» демонстрируют разностороннюю и широкую временную перспективу, обнаруживая готовность к кардинальным переменам жизненного пути, готовность к смене профессии в случае неуспеха в поисках работы по специальности. Испытуемые группы «эргичных» обнаруживают отрицание возможности кардинальных перемен жизненного пути, невозможность получения новой специальности, ригидность в сфере профессиональной переподготовки, неверие в новую профессиональную будущность.

Значительные различия обнаружились в этих группах и по оценке событийных переменных жизненного пути, в содержательной оценке психологического времени личности. Выбор анализа восприятия жизненного пути и психологического времени личности представляется нам


г

в данной ситуации правомерным, ибо данная психологическая характеристика является выражением всей совокупности отношений личности, будучи обусловленной реальной жизнью человека, его настоящим и прошлым опытом. Это, по нашему мнению, отражает общую значимость прошлого опыта личности в поисках жизненных перспектив, определения временных вех в достижении будущих целей.

Способность ставить цели, перераспределять их во времени, а также особенности выбора жизненных целей составляет существенную характеристику динамической стороны личности. Умение более или менее объективно оценивать возникшую ситуацию, увидеть ее не только в актуальной сиюминутности, но и в развернутой временной перспективеи найти возможность постановки посильных реальных целей становится необходимым и важным двигателем развития личности (Б. В. Зейгарник).

Интересным показателем может стать оценка использования реального времени, позволяющая проследить эмпирические формы жизни индивида во времени. По использованию (осознанному или неосознанному) реального времени можно обнаружить степень социализации личности, способность структурировать во времени свой жизненный путь, отмечать его временные вехи.

Так, динамично функционирующая и развитая личность предстает сначала как нагромождение разнообразных актов, расположенных во времени. Л. Сэв предлагает рассматривать использование времени как реальный базис развитой личности, причем это время должно быть реальным, а отношение ко времени — как один из важных показателей характеристики личности. Эта мысль перекликается с высказыванием С. Л. Рубинштейна о том, что всякий человек имеет своего рода историю своего жизненного пути и это не случайное, внешнее и психологически безразличное обстоятельство. В этой индивидуальной истории бывают и свои «события», узловые моменты, поворотные этапы, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется дальнейший жизненный путь человека.

Таким образом, значимость оценки прошлого опыта, его событийной насыщенности во времени для дальнейшего развития и самоактуализации личности приобретает особое значение в ситуациях жизненных трудностей и потерь.

В нашем исследовании испытуемые, переживающие трудные ситуации, особенно обедненно воспринимали событийность своего жизненного пути, обесценивая прошлый опыт и поэтому негативно представляли свои перспективы.

Правда, это характерно больше для группы эргичных испытуемых, ичто особенно выделяется, так это пассивное отражение настоящего и


будущего; низка продуктивность воспроизведения временной событийности у мужчин данной группы; недостаточно представлены целевые установки, не обозначены значимые вехи и ориентации на будущее.

В группе коммуникативных испытуемых, во-первых, преобладали женщины, во-вторых, в оценке событийных переменных (восприятие жизненного пути) было больше оптимизма, опоры на радостные события прошлого опыта. Суммарный вес событий, как и их количество, у них достаточно высок, что повышает возможность полноценного функционирования личности в будущем, готовность к принятию изменений жизненного пути. Представления женщин о будущем были более объемны количественно и содержали более значимые события. У мужчин преобладал показатель тяжести будущего, его неопределенности.

В восприятии испытуемыми прошлого выявлены заниженные самооценки, ухудшение самовосприятия, особенно в группе эргетиков, где такие самооценки продолжали оставаться в представлениях о будущем, о профессиональных возможностях на новой работе. Это может рассматриваться как менее полноценное функционирование личности в настоящем и будущем, страх перед возможными изменениями.

В группе коммуникативных испытуемых также наблюдались тенденции к занижению самооценок, однако в представлениях будущего преобладали относительно завышенные самооценки, уверенность в своем профессиональном самоопределении и отрицание возможных неудач. Учитывая, что испытуемые этой группы в основном женщины, отрицание возможных неудач на новом месте можно рассматривать как попытку справиться со стрессовой ситуацией, видимо, в силу большей природной предназначенности женщины как хранителя, стабилизатора жизни.

Мы провели также сравнительный анализ переживаемых состояний у наших испытуемых от неопределенности в преддверии потери работы до определения места новой работы в соответствии с классификацией временных периодов развития специфического стрессового состояния у людей, потерявших работу. Эти состояния выделены в четыре фазы, разведенные по длительности и последовательности наступления в пределах от нескольких недель до полугода и более.

Данные для сравнения были получены нами по методу психологической биографии Бронфенбреннера на завершающем этапе исследования. Эта методика достаточно проективна и ориентирована на событийные исследования, их анализ в настоящем, прошлом и будущем.

Нас интересовали актуальные переживания испытуемыми настоящего времени, их субъективные ощущения ситуации потери работы, а также временные пределы возможного решения проблем трудоустройства, завершения поиска работы.


Оказалось, что в первой фазе потери работы испытуемые в общем положительно оценивают себя, а субъективное состояние неопределенности воспринимают как несовершенство внешних условий. Мужчины (6%) не делали попыток изменить положение, поскольку считали, что это должно произойти благодаря каким-то внешним структурам, в то время как женщины (24%) сразу же активно принимались решать возникшую проблему самостоятельно. Стадию неопределенности женщины минуют в основном с меньшими потерями, так как они более мобильны и активны в поисках новой работы и внутренне, интуитивно готовы к переменам, в частности к переобучению. Мужчины оказались более чувствительными к изменениям в профессиональной карьере, и, вероятно, поэтому отсутствие работы с прежним статусом или неуспех в ее поиске создает дефицит активного поведения. У мужчин этой группы существенно снижается личностный потенциал и значительно увеличивается продолжительность состояния неопределенности и дискомфорта. По нашим данным, 23% мужчин не смогли решить проблему трудоустройства и к третьей фазе.

Таким образом, время, его актуальное переживание и эффективное использование в ситуациях неопределенности выступает как значимый фактор не только преодоления, но и профилактики негативных последствий ситуации социальной нестабильности. Своевременно предоставленная квалифицированная психологическая помощь способна предотвратить негативные последствия социальной нестабильности для личности.

Жизненные кризисы, резкие перемены в жизни личности и нестабильные ситуации изменяют не только привычную социальную среду человека, снижают его личностный потенциал, но и нарушают пространственно-временные параметры жизни, вызывая сужение временных перспектив деятельности человека.

Сужение временной перспективы, недооценка содержания будущего, низкая продуктивность отражения событийности в настоящем и прошлом опыте личности затрудняют ее самореализацию, построение перспективных целей будущей деятельности. Психопрофилактика и психологическая поддержка личности в ситуации социальной неопределенности должны быть не только своевременны, но и адресованы с учетом половозрастных и индивидуально-психологических особенностей личности.

Контрольные вопросы и задания

1. Назовите временные этапы профессиональной адаптации.

2. Роль когнитивных моделей и прошлого опыта в скорости освоения профессиональной деятельности.


3. Назовите типы динамики работоспособности и их временные характеристики.

4. В чем состоит гетерохронность процесса освоения деятельности?

5. Восприятие времени и чувство времени, их роль в профессиональной деятельности.

6. Временные особенности стрессовых ситуаций и фазы развития стресса.

7. Особенности восприятия времени в условиях сенсорной депривации.

Рекомендуемая литература

Абульханова К. А. Деятельность и психология личности. М., 1980.

Бойко Е. И. Время реакции человека. М., 1964.

Геллерштейн С. Г. Чувство времени и скорость двигательной реакции. М., 1968.

Забродин Ю. М., Бороздина Л. В. Оценка временных интервалов при разном уровне тревожности // Вестник МГУ. Сер. 14. 1983. 4.

Леонов А. А., Лебедев В. Н. Восприятие пространства и времени в космосе. М., 1968.

Наенко Н. И. Психическая напряженность. М., 1976.

Селье Г. Стресс без дистресса. Рига, 1992.

Шадриков В. Д. Деятельность и способности. М., 1994.

ЭлькинД. Г. Восприятие времени. М., 1962.

Элькин Д. Г. Восприятие времени и эмоциональные состояния личности // Вопросы теории личности. М, 1960.





Дата добавления: 2016-10-07; просмотров: 238 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.015 с.