Лекции.Орг
 

Категории:


Универсальный восьмиосный полувагона: Передний упор отлит в одно целое с ударной розеткой. Концевая балка 2 сварная, коробчатого сечения. Она состоит из...


Как ухаживать за кактусами в домашних условиях, цветение: Для кого-то, это странное «колючее» растение, к тому же плохо растет в домашних условиях...


Перевал Алакель Северный 1А 3700: Огибая скальный прижим у озера, тропа поднимается сначала по травянистому склону, затем...

Сигизмунда, барона, в Герберштейне, Нойперге и 10 страница



117. София (Зоя) Палеолог (1443 или 1449 — 1504) — дочь морейского деспота Фомы Палеолога, племянница двух последних византийских императоров — Константина XI и Иоанна VIII. В 1465 г. переехала с о. Корфу в Рим, 12 ноября 1472 г. состоялся ее брак с Иваном III. Их сыновья: Василий (р. 1479), Юрий (р. 1480), Дмитрий Жилка (р. 1481), Семен (р. 1487), Андрей (р. 1490) (Зимин, 1982. — С. 66, 283. — Примеч. 44). Последовательность рождения сыновей у Г. нарушена. О пожаловании Юрия и Дмитрия уделами еще при жизни отца (в 1499 г. и об “отпуске” их туда в 1502 г.) сообщает краткий летописец северного происхождения (Лурье Я. С. Краткий летописец Погодинского собрания. — АЕ за 1962 год. — М., 1963. — С. 443). Распределение уделов было зафиксировано завещанием Ивана III (ДДГ. — № 89).

118. По мнению П. Нитше, венчание Ивана Ив.ановича Молодого в качестве великого князя состоялось в 1471 г., по достижении совершеннолетия, т. е. в 14 лет (Nitsche P. Grossfuerst und Thronfolger. — Koln; Wien, 1972. — S. 88 — 94).

119. Дмитрий Иванович (Дмитрий внук) (1483 — 1509) — княжич, внук Ивана III, венчан на вел. княжение московское и новгородское 4 февр. 1498 г., с 1502 г. заточен, по мнению А. Курбского, удавлен (РИБ. — Т. 31. — Стб. 272). В 1499 г.Василий Иванович получил княжение новгородское и псковское, с 1502 г. стал соправителем отца.

120. Александр Ягеллон (1460 — 1506) сын Казимира IV — вел. кн. литовский с 1492 г.; король польский — с 1501 г. Ввел Радомскую конституцию (1505), ограничившую власть короля в пользу магнатов. Вел войны с Русью (1487 — 1494, 1500 — 1503), в результате которых ВКЛ потеряло значительные территории земель Древнерусского государства. Брак Александра и Елены Ивановны состоялся в 1495 г. Елена Ивановна (1476 — 1613) — вел. княжна московская, вел. княгиня литовская с 1495 г., королева польская с 1501 г. (Церетели Е. Елена Ивановна, вел. княгиня литовская, русская, королева польская. — Спб., 1898; Лурье Я. С. Елена Ивановна, королева польская и великая княгиня литовская как писатель-публицист // Саnаdiаn-Аmеriсаn Studies. — 1979. — V. 13. — N 1 — 2. — P. 111 — 120).

Брак с Александром превращал Елену в орудие дипломатии Ивана III, хотя основные причины войны 1500 — 1503 гг. не сводились к обстоятельствам жизни Елены в ВКЛ. О православном храме в Вильнюсе см.: Сб. РИО — Т 35. — С 191; Базилевич. — С. 332 — 337.

121. Константин Иванович Острожский (ок. 1460 — 1530) — кн., вел. гетман литовский (1497 — 1500, 1507 — 1530). После поражения 14 июля 1500 г. при Ведроши находился в плену в Вологде. После принесения присяги Василию III (СГГД. — Ч. V. — № 51. — С. 34 — 35; Ч. I. — № 146. — С. 403) бежал, с 1507 г. — староста луцкий и маршалок волынский, с 1511 — каштелян виленский, с 1522 г. — воевода Троцкий (Dworzaczek W. Genealogia. — Warszawa, 1970. — S. 465; Ярушевич Аф. Ревнитель правосудия кн. Константин Иванович Острожский (1461 — 1530) и православная литовская Русь в его время. — Смоленск, 1896; Charkiewicz W. Scypion ruski Konstanty, ksiaze ostrogski. — Wilno, 1936).

122. Мухаммед-Эмин (Магмед-Эмин, Махмед-Аминь, точнее — Мухаммад-Амин) — хан казанский (1478 — 1496, 1502 — 1518), сын хана Ибрагима и царицы Нурсултан, с мая 1497 по 1502 г. — служебный хан на Руси, владел Серпуховым, Хотунью и землями под Каширой. На Ведроши возглавлял отряд в южной группе русских войск, а не всю ее, как у Г. (Каштанов. Социально-политическая история. — С. 156, а также с. 77, 129, 203). В 1502 г. восстановлен Иваном III на казанском престоле, но в 1505 г. выступил против него и в дальнейшем проводил независимую от Василия III политику (Зимин. 1982. — С. 108, 172, 177, 187; Он ж е. 1972. — С. 68, 69, 74, 75 я др.). М. У., А. X.

123. Воевода Брянска с 1494 г. — Федор Иванович Жеславский (РИБ. — Т. 27. — Спб., 1910. — С. 557, 643, 724, 726; Любавский. Областное деление. — С. 282).

124. ...два родных брата, а Василию двоюродные... — В. И. Шемячич, В. С. Стародубский и Василий III были четвероюродными братьями. О В. И. Шемячиче см. коммент. 103.

Василий Семенович Стародубский (ум. весна 1515 — сентябрь 1518) — внук Ивана Андреевича Можайского и праправнук Дмитрия Донского, с 1500 г. служебный князь Ивана III. После смерти отца (в феврале 1504 г.) унаследовал Стародубское княжество, женат в 1506 г. на сестре Соломонии Сабуровой, первой жены Василия III, участник походов 1507, 1512, 1513, 1515 гг. (Зимин. Князья. — С. 42 — 44).

В. С. Стародубский дважды оговаривал В. И. Шемячича в стремлении и попытках перейти на сторону Сигизмунда I — в 1510 и 1517 гг.

125. Витовт, Витаутас, Александр (1350 — 1430) — вел. кн. литовский (1392 — 1430), сын Кейстута. Боролся за независимость ВКЛ от Польши, стал наместником Ягайлы в ВКЛ. Проводил активную завоевательную политику на востоке, захватил Смоленск в 1404 г., нападал на Новгород, Псков и Московское княжество. В польской историографии ошибочно считается, что в 1428 г. Витовт добился подчинения Новгорода, в 1426 г. — Пскова. Вел борьбу против агрессии Тевтонского ордена, выступал против Крымского ханства, от войск которого в 1399 г. потерпел поражение при Ворскле. Литовские владения при нем достигли верховьев Оки и Можайска. Неравноправные союзы с ним заключили рязанский и пронский князья (Барбашев А. И. Витовт. Его политика до Грюнвальдской битвы (1410) — Спб., 1885; Он же. Витовт. Последние двадцать лет княжения. 1410 — 1430 — Спб., 1891; Natansоn-Lеski J. Dzieje granicy wschodniej Rzeczypospolitej. — Warszawa, 1922. — T. I. Granica wschodnia w epoce jagiellonskiej). Потеря русских завоеваний Витовта началась после феодальной войны в ВКЛ при Казимире.

126. Шестилетнее перемирие, а не мир, как у Г., утверждено Иваном III 2 апреля, Александром — 27 августа 1503 г. (Сб. РИО. — Т. 35. — С. 394 — 402, 412 — 439; СГГД. — Ч. V. — С. 24 — 27; Базилевич. — С. 518 — 526).

127. У Г. не совсем точно: признание Ивана III “государем” Великого Новгорода и назначение наместника относятся не к 1471 г., когда состоялась битва на Шелони, в результате которой была ограничена самостоятельность Новгорода, а к 1478 г.

128. Сведения о размерах добычи Ивана III Г. мог заимствовать у Меховского (Меховский. — С. 107) или Кампензе (Кампензе. — С. 22). Впервые эти данные привел Я. Длугош.

129. Победы над Казанью — 1487 и 1502 гг. Мятеж Мухаммед-Эмина в 1502 г. сопровождался арестом русского посла, задержанием русских торговых людей, часть которых была продана в рабство (Зимин. 1972. — С. 68 — 69; Базилевич. — С. 535 — 539).

130. Ошибка Г. Первые каменные стены Московского Кремля воздвиг Дмитрий Донской и Владимир Серпуховской (1367). О строительстве Кремля в 1485 г. см.: Лазарев В. Н. Византийское и древнерусское искусство. — М., 1978. — С. 284 — 291.

131. Рассказ Г. о начале освобождения от ордынской зависимости приписывали влиянию польских хроник (о воздействии Длугоша см.: Базилевич. — С. 120). Преувеличение роли Софьи, детали описания приема ордынских послов, о которых умалчивают русские летописи, знающие лишь об обычае “водить коня под кем-либо” как признании зависимости и подданства, связывают и с деятельностью Ю. Д. Траханиота, от которого Г. и мог услышать рассказ об этом (Флоря Б. Н. Греки-эмигранты в Русском государстве второй половины XV — начала XVI в. Политическая и культурная деятельность // Руско-балкански културии връзки през средневековието. — София, 1982. — С. 134). Известие В.Н.Татищева, аналогичное приведенному у Г., вторично по отношению к его “Запискам” (Татищев В. Н. История Российская. — Л., 1966. — Т. VI. — С. 66 — 67). Впрочем, летописи знают об отказе Ивана III платить дань в Орду до 1480 г. (ПСРЛ. — Т. 26. — С. 265). В XVII в. держалась молва, будто на месте ордынского подворья в Кремле (где располагался двор с конюшнями) между 1473 и 1477 г. был воздвигнут Николо-Гостунский собор. ([Аверин К.] Измарагд диалектовы от создания мира, оканчивающийся в 1697 г. Б. м., б. г. Ср.: Снегирев И. Новоспасский ставропигиальный монастырь в Москве. — М., 1863. — С. 5).

132. О прозвище Ивана III Великим, довольно редко употребляемом, см.: Лихачев Н. П. Прозвище Великий князя Ивана III. — Спб., 1897.

133. Сигизмунд I (Жигимонт) Казимирович (Старый) (1467 — 1548) — король польский (1506 — 1545), вел. кн. литовский (1506 — 1544). В результате трех войн с Русью (1507 — 1508, 1512 — 1514, 1517 — 1518) и вмешательства в венгерские дела в конце 20-х — начале 30-х годов центральная власть ослабела, попытки возврата (редукции) коронных имений, перешедших в руки магнатов, не имели большого успеха. Г. упоминает нескольких дочерей Сигизмунда I — Ядвигу (1513 — 1572) от первого брака с Барбарой Запольяи (1512) и Изабеллу от второго с Боной Сфорца (1518). Изабелла (1519 — 1559) была женой с 1539 г. Яноша Запольяи (1487 — 1540), графа спишского, воеводы Трансильвании “избранного” короля Венгрии (1526 — 1540). Их сын, Янош Жигмонт (Иоанн Сигизмунд) Запольяи (1540 — 1571), считался одним из возможных претендентов на польский престол после Сигизмунда II Августа. Династические связи с венгерским домом Запольяи давали возможность Ягеллонам вмешиваться в вопросы престолонаследия в Венгрии. С. Д.

134. Елена Ивановна (см. коммент. 120) заточена в Берштах осенью 1512 г., скончалась 26.11 1513 г. (Зимин. 1972. — С. 150. — Примеч. 29).

135. Михаил Львович Глинский (Дородный, Немец) (ум. 1534) — кн., происхождение его неизвестно. На Руси в конце 20-х годов была составлена родословная, возводившая род Глинских к внуку Мамая кн. Алексе (Бычкова М. Е. Родословие Глинских из Румянцевского собрания // 3аписки отдела рукописей. — ГБЛ. — М., 1977. — Вып. 38. — С. 119, 122 — 123). Г. то называет его русским князем, то возводит к венгерскому православному роду Петровичей, игравших и в его время значительную роль в истории Венгрии. Петр Петрович был подскарбим Венгерского королевства в 30 — 40-е годы XVI в. (Wojciechowski Z. Zygmunt Stary. — Warszawa, 1946. — S. 330). В юности 12 лет провел в Италии “на училище”, принял там католичество, воевал под знаменем саксонского курфюрста Альбрехта, был тесно связан с его сыном Фридрихом, магистром Тевтонского ордена (Вiskuр М. Polska a Zakon krzyzacki w poczatkach XVI wieku. Sekularyzacja Prus krzyzackich. — Olsztyn, 1983. — S. 155 — 156). В 90-е годы держал в своих руках все управление ВКЛ, но лишенный в 1506 г. всех должностей встал во главе прорусской партии и принял русское подданство. В 1514 г. активно содействовал присоединению к Руси Смоленска, но, уличенный в тайных переговорах с Сигизмундом I, был заточен. В 1517 г. Г. по поручению императора просил отпустить Глинского к Максимилиану, но безуспешно (Сб. РИО. — Т. 35. — С. 546). В 1522 г. принял православие, в 1527 г., уже будучи свояком Василия III (после женитьбы последнего на его племяннице Елене Васильевне Глинской), вернулся к политической деятельности (Зимин. 1972. — С. 85 — 86). По-видимому, владел немецким и латынью, по-немецки написано его послание в Гданьск из Москвы в 1509 г., по латыни он расписался в послании из Каменки в Гданьск в 1505: Micael dux in Helinav (Wojewodzkie archiwum panstwowe w Gdansku. — D. 300. — N 140, 154).

136. Юрий Андреевич Сологуб — смоленский воевода в 1503 — 1507 гг. и с 9 апреля 1514 г. (Любавский. Областное деление. — Прил. — № 24. — С. XXI; ПСРЛ. — Т. VI. — С. 257).

137. Жолнеры — наемные воины и паны, согласившиеся перейти на русскую службу, тотчас же получили по 2 руб. и лунскому сукну (ПСРЛ. — Т. VI. — С. 254 — 255, 279 — 280).

138. Русские летописи связывают движение Сигизмунда под Оршу с изменой кн. М Л. Глинского: “...по того изменника Глиньского присылке” (ПСРЛ. — Т. 6. — С. 256). Б. К.

139. Данные о численности русского войска под Оршей происходят из послания Сигизмунда I папе Льву X, изданного в Риме в том же 1514 г. (AT. — Т. III. — № 232). Позднее эта цифра, справедливо считающаяся завышенной (Зимин. — 1972. — С. 164), была повторена польскими хронистами М. Бельским и М. Стрыйковским (Рогов А. И. Сведения по истории России в “Хронике всего света” Мартина Бельского // Новое о прошлом нашей страны. — М., 1967. — С. 131).

140. Челяднин Иван Андреевич (ум. 1538) — боярин, конюший, посол в ВКЛ в 1508 г., в Казанское ханство в 1512 г., участник присоединения Пскова, глава русских войск под Оршей.

141. Сражение произошло в 5 верстах от Орши (ПСРЛ. — Т. 24. — С. 217). Р. Кропивна — левый приток Березины. Дубровна (ныне Дубровно) — город Витебской обл. По-видимому, Г. использовал рассказ о битве И. А. Челяднина, который не сообщил, что “в зависти” не помог на первом этапе битвы М. Булгакову-Голице, а последний сделал то же на втором ее этапе (ПСРЛ. — Т. 37. — С. 53, 101).

142. Их список см.: АЗР. — Т. II. — С. 91. Кн. М. И. Булгаков-Голица и кн. И. Селеховский вернулись на родину в начале 1552 г. (Сб. РИО. — Т. 59. — № 91). Странно умолчание Г. о судьбе пленных, посланных Сигизмундом венецианскому дожу и папе, отбитых по приказу Максимилиана и частично вернувшихся через Любек, частично посланных в Венгрию к Яношу Запольяи (Хорошкевич. — С. 126).

143. Г. посетил русских пленников в начале марта 1517 г. и одолжил им 20 гульденов (см. с. 71).

144. Мстиславль, Кричев, Дубровна (АЗР. — Т. II. — С. 92).

145. Ольбрахт Мартинович Гаштольд (ум. 1539) — литовский магнат, граф (с 1530), полоцкий (1513 — 1519), виленский (1522 — 1539) воевода и канцлер новогрудский (с 1506) и бельский (с 1513) староста. С 1506 г. женат на Софье, дочери кн. В. М. Верейского (Любавский. Сейм. — С. 333 — 334; Wоlff J. Senatorowie i dygnitarze Wielkiego ksiestwa Litewskiego — Krakow, 1887. — S. 44, 45; Кuzminska М. Olbracht Marcinowicz Gasztold // Ateneum wilenskie. — 1928. — R. V. — S. 14, 120 — 174; Haleсki O. Die Beziehungen der Habsburger zum litauischen Hochadel // Mitteilungen des Instituts fuer oesterreichische Geschichtsforschung. — 1916. — Т. 36. — S. 605).

146. Известие Г. о неудаче военных действий русских войск, отправленных одновременно из Великих Лук, Смоленска, Стародуба, подтверждается русскими летописями (ПЛ. — Вып. 1. — С. 100; Вып. 2. — С. 226). Источником его является рассказ Гаштольда или латиноязычная публицистика 20-х годов (Зимин. 1972. — С. 189 — 190).

147. Поход 1520 г., когда в “судах” двигался на Казань отряд А. И. Булгакова, а сушей — И. Ушатого (РК. — С. 65).

148. Если Г. говорит об уделах, это не совсем точно: Семен владел Калугой с 1507 по 1517 г., Андрей получил Старицу в 1519 г., Дмитрий владел Угличем вплоть до смерти — 1521 г., а Юрий — Дмитровом. Участвовали они и в военных действиях, кроме войны 1507 — 1508 гг. (Каштанов С. М. Из истории последних уделов // Труды Моск. гос. историко-архивного ин-та. — М., 1958. — Т. II. — С. 293; РК. — С. 46, 55, 69, 84; Зимин. 1972. — С. 98).

149. “Всех... за свой счет” — эта фраза относится лишь к части привилегированного сословия (Мaniscaico Basile G. La sovranita ecumenica del Gran Principe di Mosca. — Milano, 1983. — P. 14 — 15). Формы ее “рабства” вполне средневековые — это дворцовая, воинская или посольская служба. От этого “рабства” свободны “юные сыновья бояр”, т. е. дети боярские, которым за службу полагается вознаграждение — оклад и соответствовавшее ему земельное пожалование. Так, 12 рублям соответствовала дача в 300 четей, 5 рублям — в 100. (Акты Московского государства. — М., 1890. — Т. I. — № 16. — С. 19). Приведенное замечание Г. отражает настроение великокняжеских слуг, по преимуществу княжат, не забывших о своей недавней независимости. Завидное, с их точки зрения, положение детей боярских — результат внимания правительства к усилению позиций городовых и дворовых детей боярских (Зимин. 1972. — С. 237).

150. Г. заблуждается, приравнивая наместничества к деревням и поместьям. Срок пользования последними был ограничен лишь исполнением военной службы, наместничества же предоставлялись, как правило, на 1 год, а не полтора, как у Г. (Зимин А. А. Наместническое управление в Русском государстве второй половины XV — первой половины XVI В. // ИЗ. — 1974. — Т. 94). Различны были и источники доходов от наместничеств и поместий (судебные и торговые пошлины и феодальная рента). Сообщение же Г. о подати с феодального владения справедливо: оно отразило не только ограничение иммунитета феодалов в 90-е годы XV в. — первом десятилетии XVI в., великокняжеские грамоты этого времени не освобождали владельцев поместий от уплаты налогов в казну (Веселовский. Землевладение. — С. 138; Каштанов. — С. 12, 243 — 274; Зимин. 1972. — С. 237 — 238), но и позицию самих этих феодалов по отношению к внутренней финансовой политике правительства.

151. Долматов Василий Третьяк Васильевич (ум. 1517) — дьяк, начал свою деятельность в 70-е годы при дворе Юрия Васильевича Дмитровского, на московской службе участник посольств (к Конраду Мазовецкому в 90-е годы, в ВКЛ в 1495 — 1496 гг. и ноябре 1510 — начале 1511 г., в Швецию в 1501 г.), по мнению А. А. Зимина, отказался ехать к Максимилиану в 1514г.; 17.VI 1517 г. “по его душе” был сделан вклад в Троице-Сергиев монастырь (Сб.РИО. — Т. 35. — С. 90 — 102, 201 — 204, 213 — 215; Вержбовский Ф. Материалы к истории Московского государства в XVI и XVII столетиях. — Варшава, 1903. — С, 1 — 2; Веселовский. Дьяки. — С. 155 — 156; Зимин. Дьяки. — С. 233 — 234; Зимин. 1972. — С. 117 — 119).

152. Иван Иванович Телешов, активный участник переговоров первой четверти XVI в. (Зимин. Дьяки. — С. 272).

153. Из братьев В. В. Долматова известен Федор — постельничий в новгородском походе 1495 г. (РК. — С. 26). Дети В. В. Долматова — Федор (ум. после 1530 г.) и Василий (ум. после 1541 г.) — участвовали в дипломатической деятельности на очень низких должностях (Сб. РИО. — Т. 41. — С. 441 — 444, 498, 502 (1502 и 1503 гг.); Веселовский. Дьяки. — С. 156; Зимин. Дьяки. — С. 234).

154. Иван Посечень Ярославский — Иван Иванович Засекин, сын Ивана Федоровича Засеки из рода ярославских князей, был послом в Вальядолид к императору Карлу V в 1524 — 1526 гг. (Сб. РИО. — Т. 35. — С. 688 — 691, 719; ПДС. — Т. I. — Стб. 1487; Зимин. 1972. — С. 302 — 303). Как и все ярославские князья (Кобрин В. Б. Власть и собственность в средневековой России. — М., 1985. — С. 56), долго сохранял представление о своих правах суверенного государя. Семен Трофимов с. Борисов — в сент. 1518 г. дворцовый дьяк в Новгороде, участник того же посольства, принимал имперского и австрийского послов осенью 1526 г. (ПСРЛ. — Т. 6. — С. 280, 281; Т. 8. — С. 271.; Зимин. Дьяки. — С. 227).

155. Редкостью испанских дублонов (в отличие от рейнских гульденов, см.: Потин В. М. Золотые западные монеты на территории Русского государства XIV — XVII веков // Русская нумизматика XI — XX веков. — Л., 1979. — С. 16 — 19; Векслер А., Мельникова А. Московские клады. — М., 1973. — С. 202 — 203) и объясняется интерес Василия III именно к этим монетам.

156. Ключник — хранитель ключей, казначей. В этом значении у Г. впервые (Исаченко II. — С. 501).

157. Известие Г. едва ли не самое раннее свидетельство иностранца о теории божественного происхождения великокняжеской власти, создававшейся трудами Спиридона-Саввы, Иосифа Волоцкого, Филофея. Знакомство Г. с протографом “Сказания о князьях владимирских”, связываемого в литературе с деятельностью Спиридона-Саввы, обнаруживает как передача им “чина венчания” Дмитрия-внука (с. 79 — 80) и присоединенного к нему родословия литовских князей (дополненного и исправленного Г. по латиноязычным материалам первой половины XVI в.), так и употребление терминов “ключник и постельничий божий”. Мнение Г., выраженное и в надписи над изображением Василия III, о роли великого князя как “ключника и постельничего божьего повторялось вплоть до конца XVII в. (“Us nomment Ie czar “Le porteur des clefs et Ie valet de chambre de Notre Dieu”, — читаем в специальном произведении, посвященном религии русских (Le religion ancienne et moderne des moscovites. — Amsterdam, 1698. — P. 38).

Соединение чина венчания и литовского родословия произошло, по мнению А. А. Зимина, в момент создания комплекса “Сказания”, т. е. в 1498 г., по мнению Р. П. Дмитриевой, накануне венчания Ивана Грозного. Создание комплекса, относимого А. А. Зиминым к 1498 г., А. Л. Гольдбергом к 10-м годам, Р. П. Дмитриевой к 20-м годам XVI в. (Зимин. 1972. — С. 138; Он же. [Рецензия] // Исторический архив. — 1956. — № 3. — С. 236 — 237: Дмитриева Р. П. Сказание о князьях владимирских; Дмитриева Р. П. О текстологической зависимости между разными видами рассказа о потомках Августа и о дарах Мономаха // ТОДРЛ. — Т. XXX. — С. 217 — 230; Гольдберг А. Л. К истории рассказа о потомках Августа и о дарах Мономаха // Там же. — С. 204 — 216) произошло скорее всего в Твери. В основе комплекса разновременно возникшие памятники: первый — о происхождении Александра Македонского от волхва Нектанава восходит к Александрии сербской и проник на Русь незадолго до 1490 г.; второй — о “ряде” Августа, поставлении Иллирика и Пиона в верховьях Дуная — Истра и в Золотых затоках на Адриатике у берегов Далмации, “иже ныне наричются угрове”, т. е. на территории, в 50-х и 60-х годах XIV в. перешедшей в состав Венгрии; третий — о дарах Владимира Мономаха, составленный по образцу [аналогичной легенды где-то в новообращенном крае .(где действовал Неофит — “новообращенный”). Все эти части отличаются своим синтаксическим строем, лексикой (в первой, библейской, части — грецизмы типа “пояса фелрмида”, т. е. “македонского”, во второй — югославянизмы, в третьей — новгородизмы). Возможно, с исходными для сложения “Сказания” памятниками Русь могла познакомиться в результате посольства Курицына в “Угры” (Венгрию) в 1484 — 1487 гг. Родословие литовских князей восходит к 1483 — 1485 гг., ко времени оживленных тверско-литовских связей. Дальнейшая судьба (после 1498 г.) “Сказания” сложилась запутанно. В конце XV — начале XVI в. была создана медоварцевская редакция родословия, носящая следы переделки тверской редакции в московскую. А. X.

“Послание” вполне убедительно датируется 1505 — 1523 гг., временем от вокняжения Василия III вплоть до смерти его двоюродного брата Ивана Андреевича, и традиционно атрибутируется сведенному с кафедры митрополиту Спиридону(в схиме носившем имя Саввы). Общепризнанная атрибуция опирается на прямое указание автора “Послания” (“Спиридон рекомый, Сава глаголемый”) и тверские мотивы сочинения, ибо сам Спиридон был родом из Твери. Между тем в 1503 — мае 1504 г. новгородский архиепископ Геннадий Гонзов писал о Спиридоне-Савве как об умершем (Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. — М., 1871. — С. 200), а в синодик Ферапонтова монастыря имя Спиридона было внесено перед именем Софьи Палеолог, скончавшейся 15 мая 1503 г. (ЦГАДА. — Ф. 181. — № 538. — Л. 15 об.); последний факт обнаружен Н. К. Голейзовским и В. В. Дергачевым. Ср.: Ферапонтовский сборник. — М., 1985. — Вып. I. — С. 30 — 31. Следовательно, Спиридон-Савва умер в 1503 г. и не мог быть автором “Послания”, во всяком случае, в его сохранившемся виде. А. П.

“Послание Спиридона-Саввы” 1523 г. сохранило список с древнейшего протографа комплекса, соответственно времени дополненный. Г. имел возможность ознакомиться с одной из ранних редакций или протографа “Сказания”. А. X.

158. Как и текст выше (см. коммент. 149), замечание Г. относится к высшей части привилегированного сословия Руси.

159. Титул Василия III соответствует времени после 1521 г., присоединения Рязани, значит, записан во второе посольство Г.

160. В НГ внесены ограничения относительно сферы употребления титула “император” по отношению к Василию III, что должно было снять часть вины с Г. за применение этого титула в 1517 г.

161. Транскрипция этого слова восходит к польскому. Под влиянием Г. подобная транскрипция проникла и во все романские языки (Исаченко. II. — С. 511).

162. Имеются в виду словаки. Г. М.

163. Славянские народы Балканского полуострова, попавшие под власть Османского султаната. Г. М.

164. В том числе и Максимилиан, как об этом можно судить по подписи на рисунке, изображавшем заключение его союза с Иваном III в 1490 г. (Der Weisskunig. Eine Erzaehlung von den Thaten Kaiser Maximilian des Ersten/Von М. Treitzsauerwein... nebst den von М. Burgmaier dazu verfertigten Hoizschnitten. — Wien, 1775. — S. 400, XXV. Weisskunig. Kaiser Maximilian I. Weisskunig. — Stuttgart, 1956. — Bd. 1 — 2).

165. В издании 1551 г. и последующих Г. пытается оправдаться перед общественным мнением Центральной Европы в преувеличении титула Василия III. В русских посольских книгах подобных данных о заявлениях Г. не сохранилось. Перед отправкой во второе посольство Г. высказался в пользу употребления более скромной титулатуры Василия III. См. с. 265.

166. Происхождение названия “Белый” неизвестно. Позднее Дж. Флетчер, развивая теорию о родстве венгров с уграми северо-востока Европы, возводил его к имени венгерского короля Белы II Слепого (Малеин. — С. 333; Флетчер. О государстве Русском. — Спб., 1905. — С. 19 — 20; Середонин. — С. 55). В предшествующем абзаце немецкого перевода Г. появляется намек на связь этого термина с названием “Белая Русь”, будущей Белоруссией. Думается, эти термины не были связаны (“о белых русских” и Белой Руси см.: Соловьев А. В. Белая и Черная Русь // Сб. Русского археологического общества в королевстве Югославии. — Белград, 1940. — Т. III. — С. 45 — 46; Он же. Великая, Малая и Белая Русь // ВИ. — 1947. — № 7. — С. 33 — 34; Idem. Weiss-, Schwarz- und Rotreussen. Versuch einer historisch-politischen Analyse // JGO. N. F., — 1959. — Bd. 7. — Hf. I. — S. 1 — 33). A. X.

Следует упомянуть аналогичные более древние случаи: “Белым королем” звался, например, венгерский король Андрей I (XI в.) — “rex Albus Andreas” (SRH. — Т. I. — P. 344), а также Лешко II Польский (XII в.) — “Lesko Albus”. Возможно, такое словоупотребление связано со значением “благородный”, “царствующий”, которое не отмечается словарями (Этимологический словарь славянских языков. — М., 1975. — Вып. 2. — С. 78 — 81. Статья bel'gord, bel), но на которое указывает источник XI в., говоря о Секешфехерваре (Белграде): “Белый город, который назван так по своему благородству (nobilitas)” (SRH. — Т. II. — Р. 396). А. Н.

Современными исследователями обсуждается вопрос о возможной связи между древнерусской Югрой и этнонимом, обозначающим венгров (ungri и др.). Термин происходит от племенного названия тюрок-оногуров, отождествлявшихся с венграми. М. Жираи считал, что древнерусская Югра возникла из более ранней формы — Угра, которая является результатом переноса тюркского этнонима onogur на обских угров (ханты и манси), так же как служившая для обозначения венгров праславянская форма ongr-, ungr-, т. е. уже около Х в. славянское слово ongr- выступало в двух значениях: венгры, ханты — манси (см. критический разбор гипотезы Жираи: Хайду П. Уральские языки и народы. — М., 1985. — С. 33 — 35). А. П.

Кизил-паша — вернее, тюркское “кызыл баш”, т. е. “красноголовый”. Г. слово “баш” (“голова”) принял за другое — “паша” (титул турецкого происхождения). “Кизилбашами” тюрки-сунниты называли шиитов сефевидского Ирана, так как в составе войска основателя государства шаха Исмаила I (1501 — 1524) были курдские и тюркские, т. е. азербайджанские, племена, носившие традиционные белые чалмы с двенадцатью красными полосками (по числу двенадцати шиитских имамов), поэтому тюркский “кызыл баш” означал прежде всего шиитов вообще. В русском языке XVI — XVII вв. этот заимствованный через татарский язык термин применялся по отношению к населению Сефевидского Ирана в целом. Примеры подобного употребления терминов Кизилбашия, Кизилбашская земля, Кизилбашское государство см.: Бушев П. П. История посольств и дипломатических отношений Русского и Иранского государств в 1586 — 1612 гг. — М., 1976. — С. 52, 53, 83, 96, 99, 111 и др.; Русско-индийские отношения в XVII в./Сб. документов. — М., 1958. — С. 31, 32, 41, 58, 62 и др. М. У.

167. Сам же он не именуется царем никем ... за исключением ... ливанца, т. е. ливонского магистра. В договорах русских городов с ливонским магистром, начиная с 1487 г., по отношению к князьям всея Руси употреблялся титул “кайзер” (Казакова Н. А. Русско-ганзейский договор 1487 г. // Новгородский исторический сборник. — Новгород, 1961. — Т. 10. — С. 217 — 226).

168. Г. заблуждается, полагая, что традиция расположения инвокации, интитуляции и инскрипции в кругах (изображения которых приведены в НГ) восходит к древности. Это нововведение, возникшее под влиянием непосредственных сношений с султаном (в 1498 г. получено послание Баязида), по посольским книгам известно с 15.1 1512 г. (Сб. РИО. — Т. 41. — С. 244 — 245; Т. 96. — С. 85). Г. мог видеть грамоту Селиму от 22 апр. 1517 г., отправленную с Дмитрием Быком Степановым (Там же. — С. 426 — 427). В ней, как и в предшествующей от 10 июня 1516 г. (Там же. — С. 335), на первом месте, вопреки сообщению Г., стоит интитуляция. Неточно передает он и титул: в посольской книге — “един правый государь всея Руси и иным многим землям восточным и северным государь”. В диспозитивной части грамоты посол назван не “верным советником”, а просто “своим человеком” (Fekete L. Einfuehrung in die osmanisch — tuerkische Diplomatik der tuerkischen Botmassigkeit in Ungarn. — Budapest, 1926. — S. XII, XXI u. a.; Kraelitz F. Osmanische Urkunden in tuerkischer Sprache aus der zweiten Haelfte des 15. Jahrhunderts. Ein Beitrag zur osmanischen Diplomatik. — Wien, 1922. — S. 9 — 10, 17).





Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 229 | Нарушение авторских прав


Рекомендуемый контект:


Похожая информация:

Поиск на сайте:


© 2015-2019 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.