Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


“еори€ особого статуса воображаемых картин




–ассмотрим сначала некоторые выводы из другой теории, согласно которой при мысленной визуализации € вижу (в обычном смысле этого глагола) картину, обладающую особым статусом. Ёта теори€ утверждает, что картина, которую € вижу, не присутствуют, подобно снимкам, перед моим взором; наоборот, она должна находитьс€ не в физическом пространстве, но в некоем пространстве другого рода. “огда девочка, котора€ рисует в воображении улыбку наход€щейс€ перед ней восковой куклы, видит картину улыбки. Ќо эта картина улыбки не может находитьс€ там, где расположены губы куклы, поскольку эти губы наход€тс€ напротив лица девочки. “аким образом, воображаема€ улыбка вообще не имеет отношени€ к губам куклы. ќднако это абсурд. Ќикто не может вообразить не относ€щуюс€ ни к чему улыбку, и никому не нужна была бы кукла без улыбки вкупе с отдельным от нее образом улыбки, пар€щим неизвестно где. Ќа самом деле девочка не видит никакой чеширской улыбки, витающей где-то отдельно от губ куклы; она воображает, что видит перед своим взором улыбку на губах куклы, хот€ она не видит ее там, и сильно испугалась бы, если бы увидела. ѕодобным же образом фокусник вынуждает нас "видеть" (а не видеть) кроликов, выскакивающих на сцену из его шл€пы пр€мо перед нашим носом, но при этом он не заставл€ет нас видеть (а не "видеть") призрачных кроликов, выскакивающих из какой-то другой призрачной шл€пы, котора€ находитс€ не в его руке, а в пространстве какого-то иного рода.

ѕолучаетс€, что воображаема€ улыбка не €вл€етс€ физическим феноменом, т.е. реальным искажением черт лица куклы; однако это и не нефизический феномен, наблюдаемый девочкой и пребывающий в некой сфере, совершенно обособленной от ее детской кол€ски и детской комнаты. Ќе существует вообще никакой улыбки, как не существует и изображени€ улыбки. —уществует лишь девочка, воображающа€, что она видит, как улыбаетс€ ее кукла. »так, хот€ она действительно представл€ет свою куклу улыбающейс€, она не смотрит на картину улыбки; также и €, хот€ воображаю, что вижу кроликов, выскакивающих из шл€пы, не вижу реальных фантомов кроликов, выскакивающих из реальных фантомных шл€п. Ќет никакой реальной жизни вовне, которую изнутри имитировали некие бесплотные подоби€-двойники; существуют только вещи и событи€, а также люди, станов€щиес€ свидетел€ми некоторых из них, и люди, воображающие себ€ свидетел€ми вещей и событий, которых они на самом деле не наблюдают.

¬озьмем еще один пример. я начинаю писать длинное и незнакомое слово и, написав слог или два, чувствую, что не уверен, как оно пишетс€ дальше. “огда €, возможно, обращусь к воображаемому словарю и, может быть, в некоторых случа€х смогу "увидеть", как там напечатаны последние три слога. ¬ случа€х такого рода возникает искушение сказать, что € на самом деле вижу картинку напечатанного слова, но только эта картинка находитс€ "в моей голове" или "в моем уме", поскольку начертание букв в слове, которое € "вижу", воспринимаетс€ как их начертание в словарной статье или на фотографии такой статьи, которую € вижу на самом деле. Ќо в другом случае, начав писать слово, € "вижу" следующий слог или два на той самой странице, на которой € пишу, и в том месте, где € должен их написать. ќщущение такое, словно € обвожу прозрачные контуры слова, проступающие на странице. ќднако при этом нельз€ сказать, что € гл€жу на картинку или призрак слова, наход€щиес€ в некоем странном пространстве, ином по отношению к физическому пространству, поскольку то, что € "вижу" располагаетс€ на моей странице справа от моего пера. —нова мы должны сказать, что, хот€ € и представл€ю слово в определенном месте, напечатанное определенным шрифтом либо написанное определенным почерком, и, хот€ € могу разобрать по буквам это слово на основе своего представлени€ его напечатанным либо написанным, все же не существует ни картинки, ни тени, ни призрака слова, и € не вижу ни картинки, ни тени, ни его призрака. ћне кажетс€, что € вижу слово на самой странице, и чем это ощущение живее и устойчивее, тем легче мне перенести то, что мне кажетс€, на бумагу при помощи ручки.

ём, как известно, считал, что существуют и "впечатлени€", и "идеи", то есть ощущени€ и образы, и тщетно пыталс€ четко разграничить два эти вида "перцепций". ќн считал, что идеи менее отчетливы, чем впечатлени€, и возникают позже них, поскольку €вл€ютс€ следами, копи€ми или репродукци€ми впечатлений. ѕри этом он признавал, что и впечатлени€ могут быть сколь угодно слабыми и тусклыми и, несмотр€ на то, что кажда€ иде€ €вл€етс€ копией, она заслуживает обозначени€ "копи€" или "подобие" не в большей мере, чем впечатление Ц обозначени€ "подлинник" или "прообраз". »так, если следовать ёму, невозможно с первого взгл€да решить, €вл€етс€ ли перцепци€ впечатлением или идеей. “ем не менее, это не отмен€ет радикального различи€ между тем, что слышитс€ в беседе, и тем, что "слышитс€" в грезах, между зме€ми в зоопарке и зме€ми, которых "увидит" пропойца, между моими зан€ти€ми в данный момент и детской комнатой, в которой "€ мог бы быть сейчас". ќшибка ёма заключалась в предположении, что "зрение" есть разновидность зрени€, а "перцепци€" обозначает род, состо€щий из двух видов, а именно впечатлений и призраков или отголосков впечатлений. “аких призраков не существует, а если бы они и существовали, то просто были бы дополнительными впечатлени€ми и относились к зрению, а не к "зрению".

ёмова попытка провести различие между иде€ми и впечатлени€ми, указав, что последние бывают €рче и живее первых, содержала одну из двух возможных грубых ошибок. ¬о-первых, предположим, что "€ркий" означает "живой". „еловек может что-то живо себе представл€ть, но не может живо что-то видеть. ќдна "иде€" может быть живее другой, однако впечатлени€ вообще не могут описыватьс€ как живые, точно так же как одна кукла может больше походить на живую, чем друга€, но младенец не может быть более-менее похож на живого. —казать, что различие между младенцами и куклами состоит в том, что младенцы более похожи на живых, Ц значит сказать очевидную нелепость. ќдин актер может играть убедительнее другого, но человек, который ничего не играет, не может быть ни убедителен, ни не убедителен, а потому и не может описыватьс€ как более убедительный, чем актер. » наоборот, если ём под термином "живой" подразумевал не "похожий на живого", а "интенсивный", "острый" или "сильный", то он допускал другую ошибку, ибо, хот€ ощущени€ можно сравнивать друг с другом по интенсивности, остроте или силе, они не сопоставимы в этом отношении с образами.  огда € воображаю, что слышу очень сильный звук, то € на самом деле не слышу ни сильного, ни слабого звука; € не испытываю и никакого умеренного слухового ощущени€, поскольку вообще не испытываю слуховых ощущений, хот€ и воображаю, что эти ощущени€ весьма интенсивны. ¬оображаемый визг не режет ухо, но его не примешь и за успокоительный шепот; и никакой воображаемый визг не будет ни сильнее, ни слабее реально услышанного шепота. ќни не могут заглушить друг друга.

ѕодобным же образом не бывает двух видов убийц Ц тех, кто убивает людей, и тех, кто играет роль убийц на сцене, поскольку последние вообще не €вл€ютс€ убийцами. ќни не совершают €вно бутафорских убийств, они притвор€ютс€, что совершают обычное убийство; и инсценирование убийства влечет не убийство, но лишь его видимость.  ак мнимые убийцы не €вл€ютс€ убийцами, так и воображаемые образы и звуки не €вл€ютс€ видами и звуками. ѕоэтому они не суть ни блеклые виды, ни глухие звуки. Ќе представл€ют они собой также и приватных видов и звуков. Ќе существует ответа на беспредметный вопрос " уда вы спр€тали жертву вашего мнимого убийства?", поскольку никакой жертвы не было. Ќе существует ответа и на столь же незаконный вопрос "√де наход€тс€ объекты, которые мы воображаем себе?", поскольку таких объектов не существует.

ћожно спросить: " ак возможно, чтобы человеку казалось, что он слышит звучащую у него в голове мелодию, если никакой мелодии он не слышит?" ќтчасти ответить на такой вопрос нетрудно, а именно: ему не казалось бы и он не воображал бы, что слышит мелодию, в том случае, если бы он на самом деле слышал ее, Ц во вс€ком случае не в большей мере, чем актер имитировал бы убийство, если бы и вправду кого-нибудь убивал. Ќо это еще не все, что можно сказать. ¬опрос " ак возможно, чтобы человеку казалось, что он слышит мелодию, когда нет никакой мелодии, каковую можно было бы слышать?" имеет форму вопроса о "винтиках и шпунтиках".12 “о есть вопрос исходит из того, что проблема носит механический или пара-механический характер (и о ней можно спрашивать так же, как спрашивают о фокусах и автоматических телефонах) и что нам необходимо описание скрытых операций, которые совершает человек, когда воображает, что слушает мелодию. ќднако дл€ понимани€ того, что имеетс€ в виду, когда говор€т, что некто воображает себ€ слышащим мелодию, не нужно никакой информации о каких-либо скрытых процессах, протекающих в это самое врем€. ћы и так знаем с самого детства, в каких ситуаци€х можно говорить, что люди воображают, что они что-то вид€т, что-то слышат или делают что-то. ѕроблема, если такова€ существует, заключаетс€ в том, чтобы избегать в такого рода описани€х выражений, которыми мы пользуемс€, говор€ о созерцаемых скачках, о прослушивании концертов или о совершаемых убийствах. »менно эти выражени€ вынуждают нас говорить, что воображать, что видишь дракона Ц значит видеть некий реальный фантом дракона, или что инсценировать убийство Ц значит совершать насто€щее псевдоубийство, или что слышать воображаемую мелодию Ц значит слышать некую реальную ментальную мелодию. ѕринимать подобную лингвистическую практику Ц значит превращать в видовые пон€ти€ те пон€ти€, которые предназначались, во вс€ком случае, отчасти, дл€ отрицани€ фактичности.  огда говор€т, что некое действие €вл€етс€ воображаемым убийством, то это означает не то, что речь идет о каком-то тихом или не€сном убийстве, но то, что никакого убийства не было вообще; когда говор€т, что некто воображает дракона, то это значит не то, что он смутно видит некоего дракона или что-то на него похожее, но что он вообще не видит никакого дракона или нечто схожее с ним. “очно так же человек, который "видит ’елвеллин умственным взором", на самом деле не видит ни самой горы, ни какого-либо ее подоби€. ¬ поле его зрени€ нет никакой горы, как нет и никакой мнимой горы ни в каком поле нетелесного зрени€. Ќо все же верно и то, что он "как бы видит сейчас ’елвеллин", даже если он не в состо€нии осознать, что ничего подобного с ним не происходит.

–ассмотрим другой вид воображени€. »ногда, когда кто-нибудь упоминает о кузнечном горне, € мгновенно переношусь в прошлое, в свое детство, когда мне случалось бывать в кузнице. я могу живо "видеть" раскаленную до красна подкову на наковальне, совершенно отчетливо "слышать" молот, бьющий по железу, и не менее живо "чувствовать запах" паленого копыта.  ак же следует описывать это "обон€ние умственным носом"? ¬ обычном €зыке нет средств дл€ выражени€ того, что € чувствую "подобие" запаха паленого копыта.  ак уже было отмечено, на белом свете есть видимые лица и горы, равно как и доступные зрению другие объекты, например, картины, изображающие лица или горы; есть видимые люди и видимые изображени€ людей. ƒеревь€, равно как и их отражени€, могут быть сфотографированы или отражатьс€ в зеркале. ¬изуальное сравнение реально видимых вещей с их видимыми подоби€ми привычно нам и не представл€ет трудности. —о звуками дело обстоит не так просто, но мы различаем сами звуки и их эхо, живое исполнение песни и ее воспроизведение в записи, голоса и подражани€ им. ќтсюда возникает соблазн описывать визуальные образы воображени€ так, словно это взгл€д на подобие, а не на сам оригинал; то же самое происходит и при описании звукового воображени€ Ц как если бы оно было услышанным эхом или записью вместо самого голоса. Ќо у нас нет подобных аналогий дл€ обон€ни€, вкуса и ос€зани€. ѕоэтому, когда € говорю, что "чувствую запах" паленого копыта, € не могу подобрать слова, чтобы перефразировать свое утверждение так, чтобы получилось "я чувствую запах копии паленого копыта". язык оригиналов и копий не применим к запахам.

“ем не менее € могу сказать со всей определенностью, что живо "чувствую запах" паленого копыта или что этот запах оживает в моей пам€ти, а само употребление этого глагола показывает, что € знаю, что € не чувствую запаха, но лишь "чувствую запах". «апахи не бывают живыми, достоверными или похожими на насто€щие, но только более или менее сильными. “олько "запахи" могут быть живыми и, соответственно, не могут быть более или менее сильными, хот€ мне и может показатьс€, что € ощущаю более или менее сильный запах.  ак бы живо € ни "чувствовал запах" кузницы, все же запах лаванды в моей комнате, пусть даже слабый, он заглушить не в состо€нии. ћежду запахом и "запахом" нет никакой конкуренции, какова€ может быть между запахом лука и запахом лаванды.

 огда недавно побывавший на пожаре человек за€вл€ет, что он все еще "чувствует запах" дыма, то ведь он не думает, что и дом, где он говорит об этом, тоже охвачен огнем.  ак бы живо он ни "чувствовал запах" дыма, он знает, что никакого дыма не чувствует. ѕо крайней мере, он понимает это, если пребывает в здравом уме, а если не понимает, то он не скажет, что "запах" живой, но ошибочно назовет запах сильным. Ќо если верна теори€ о том, что "чувствовать запах" дыма на самом деле означает чувствовать подобие запаха дыма, то он не смог бы отличить "запах" от запахав соответствии с тем общеизвестным способом, каким мы отличаем воспри€тие лица и воспри€тие его изображени€ или слушание живых голосов и их записи.

—уществует немало нагл€дных способов, позвол€ющих различать предметы и их снимки или изображени€. “ак, картина Ц это плоскость с кра€ми, возможно, в рамке, ее можно повернуть к стене, перевернуть вверх ногами, сн€ть и разорвать. ƒаже эхо или запись голоса можно отличить от реального голоса если не на слух, то во вс€ком случае с помощью определенных технических средств. Ќо подобного рода размежевани€ нельз€ провести между запахом, вкусом, щекоткой и их копи€ми, подоби€ми. ¬ самом деле, не имеет смысла использовать такие слова, как "копи€", "подобие", "мул€ж", по отношению к запахам, вкусам и ос€зательным ощущени€м. —ледовательно, мы не рискуем поддатьс€ искушению и сказать, что человек, который "чувствует запах" кузницы, на самом деле чувствует запах некой факсимильной копии или изображени€. ≈му кажетс€, что он чувствует запах, либо он воображает, что чувствует какой-то запах, хот€ нет таких способов и форм речи, чтобы сказать, будто существует некий внутренний двойник запаха, его факсимильна€ копи€ или эхо. ѕоэтому в данном случае представл€етс€ €сным, что "ощущение запаха" не св€зано с реальным запахом, а значит, и процесс воображени€ не €вл€етс€ воспри€тием подоби€, поскольку это вообще не воспри€тие.

¬ таком случае откуда же беретс€ это естественное искушение ошибочно описывать "видени€ предметов" как видени€ картин предметов? ƒело тут не в том, что "картины" обозначают род, в котором фотоснимки относ€тс€ к одному виду, а ментальные картинки Ц к другому, поскольку термин "ментальные картинки" обозначает картины не в большей степени, чем "мнимые убийства" Ц реальные убийства. Ќапротив, мы говорим о "видении" так, как если бы это было видение картин, потому что хорошо знакомый нам опыт воспри€ти€ снимков предметов и людей столь часто вызывает "видение" этих вещей и людей. ¬едь дл€ того и существуют снимки.  огда € смотрю на сто€щий предо мной портрет человека, мне часто кажетс€, что передо мной сам этот человек, хот€ это не так и, может статьс€, он давно уже умер. я не стал бы хранить этот портрет, если бы он не отвечал этой функции. “очно так же, когда € слышу запись голоса друга, € представл€ю себе, будто слышу, как он поет или разговаривает здесь, в этой комнате, хот€ нас раздел€ют мили. «десь родом выступает кажущеес€ воспри€тие, а общеизвестной его разновидностью €вл€етс€ кажущеес€ видение чего-либо при рассматривании обычного фотоснимка этого предмета.  ажущеес€ видение при отсутствии физической копии предмета Ц другой его вид. ѕроцесс воображени€ Ц это не наличие призрачных картин перед призрачным органом, именуемым "умственным взором", вместе с тем наличие рисунка в поле зрени€ служит обычным стимулом дл€ воображени€.

ѕортрет друга, выполненный маслом, мы можем описать как "словно живой", если он создает иллюзию того, будто € вижу черты своего друга детально и с большой €сностью в то врем€, когда его самого € не вижу. ѕроста€ карикатура может быть очень похожей, не облада€ при этом никаким сходством с похожим на оригинал портретом того же самого человека. »бо дл€ картины, чтобы живо походить на оригинал, точное воспроизведение очертаний и цвета лица субъекта не €вл€етс€ ни необходимым, ни достаточным условием. ѕоэтому, когда € живо "вижу" чье-то лицо, это не значит, что € вижу его точную копию, поскольку € мог бы видеть точную копию и без живого "видени€" лица и vice versa. Ќо признание портрета человека словно живым или "выразительным" предполагает опору на кажущеес€ воспри€тие оригинала, поскольку именно таков смысл слов "словно живой" и "выразительный".

Ћюди склонны описывать "видение" как видение насто€щего, но призрачного подоби€, поскольку предпочитают объ€сн€ть живость и близкое подобие в терминах сходства, как если бы мне дл€ того, чтобы живо "увидеть" ’елвеллин, на самом деле было необходимо видеть что-то еще, очень похожее на ’елвеллин. Ќо это ошибочна€ точка зрени€. –ассматривание репродукции, сколь бы точной она ни была, необ€зательно приводит к живому "видению", а выразительность физического подоби€ следует описывать не в терминах сходства, а в терминах живости "видени€", которое оно вызывает.

 ороче, не существует объектов такого рода, как ментальные картины, а если бы они и существовали, то лицезрение их все же не было бы тем же самым, что кажущеес€ созерцание лиц и гор. ћы представл€ем или воображаем себе лица и горы точно так же, как мы, хот€ и гораздо реже, "чувствуем запах" паленого копыта. Ќо представл€ть себе лица или горы не значит иметь перед собой их изображени€; наличие физических копий в поле зрени€ обычно помогает нашему воображению, хот€ мы можем воображать нечто, и часто делаем это, без вс€ких подсказок такого рода. ќп€ть же, сновидени€ Ц не сеанс в приватном кинотеатре. Ќаоборот, просмотр публичного киносеанса может вызывать определенного вида сновидени€. «ритель в кинотеатре видит пестро расцвеченный кусок парусины, но при этом он "видит" расстилающиес€ прерии. ѕоэтому высказывание о том, что сновидец рассматривает разнообразно освещенный кусок "ментальной" парусины, переворачивает с ног на голову истинное положение дел, поскольку не существует никакого ментального экрана, а если бы он и существовал, то созерцание этих мелькающих п€тен света и цвета не было бы сном, в котором сп€щий скачет через прерии.

“енденци€ описывать визуализацию как видение подлинных, но внутренних подобий усиливает теорию чувственных данных и в свою очередь усиливаетс€ последней. ћногие сторонники этой теории, ошибочно полага€, что во врем€ "видени€" € вижу особый призрачный снимок (хот€ его, как это ни странно, нельз€ перевернуть), считают, что a fortiori во врем€ видени€ как такового € вижу особые нефизические цветные прот€женности. ќшибочно полага€, что имеющий визуальное ощущение рассматривает плоскую цветную мозаику, пребывающую в его "частном пространстве", они тем более склонны утверждать, что в воображении мы разгл€дываем некую тонкую и призрачную цветную картинку, пар€щую в той же самой галерее, что и оригинальна€ цветова€ мозаика. ѕодобно тому, как в моем кабинете могут быть и сам человек, и его тень или его портрет, так и в моей приватной зрительной галерее одновременно могут годитьс€ как чувственные данные, так и репродукции этих чувственных данных. ћои возражени€ по поводу интерпретации представлени€ в качестве видени€ картин сами по себе не опровергают упом€нутую теорию чувственных иных в отношении ощущений, но они, как € надеюсь, подрывают эту вспомогательную теорию, утверждающую, что представление Ц это созерцание репродукций чувственных данных. » если € прав, говор€, что наличие визуального ощущени€ неверно описывать как некий вид наблюдени€ за мешаниной цветов, поскольку пон€тие ощущени€ отличаетс€ от пон€ти€ наблюдени€, то из этого следует (что можно обосновать и по-другому), что процесс воображени€ не только не €вл€етс€ наблюдением чего бы то ни было, но и не предполагает, что воображающий имеет какие-то особые ощущени€.  ажущийс€ очень громким звук Ц не оглушает, кажущийс€ очень €рким свет Ц не ослепл€ет. ƒо тех пор, ока считаетс€, что идеи возникают из особого рода впечатлений, описывать что-либо в качестве идеи в этом смысле Ц значит отрицать наличие впечатлени€.

ѕ–ќ÷≈—— ¬ќќЅ–ј∆≈Ќ»я

”местно задатьс€ вопросами: "„то в таком случае означает дл€ человека представить себе, что он видит или чувствует запах чего-либо?  ак ему может казатьс€, что он слышит мелодию, которую на самом деле не слышит? », в частности, как он может не понимать, что ему только кажетс€, что он слышит или видит нечто, как этого €вно не понимает запойный алкоголик? ¬ каких именно отношени€х "видение" настолько похоже на видение, что человек часто не может, наход€сь в здравом уме и твердой пам€ти, сказать, в каком из двух состо€ний он находитс€?" ≈сли не св€зывать эти вопросы с вопросами о "винтиках и шпунтиках", то можно увидеть, что все это просто вопросы, касающиес€ пон€тий процесса воображени€ или фантазии Ц пон€тий, о которых € пока что не сказал ничего позитивного. Ќе сказал по той причине, что считал необходимым начать с вакцинации нас самих против зачастую не€вно принимаемой теории, утверждающей, что процесс воображени€ должен описыватьс€ как созерцание картин, обладающих особым статусом.

Ќо € надеюсь, что теперь уже €сно, что то, что люди обычно описывают как "наличие ментальной картины ’елвеллина", или "наличие ’елвеллина перед мысленным взором", на самом деле представл€ет собой особый случай воображени€, а именно такой, при котором мы воображаем, что видим ’елвеллин перед собой; а звучание мелодии в чьей-то голове Ц это воображение себе той мелодии, исполнение которой человек слышал, может быть, в концертном зале. я также показал, если это прозвучало убедительно, что ошибочным €вл€етс€ мнение о сознании как "месте", где созерцаютс€ ментальные картины и прослушиваютс€ записи голосов и мелодий.

—уществует множество самых разнообразных форм поведени€, при которых нам обычно и вполне справедливо приписывают игру воображени€. Ћжесвидетель на допросе, размышл€ющий над новой машиной изобретатель, сочинитель любовных романов, играющий в медвед€ ребенок, √енри »рвинг Ц все они демонстрируют богатство воображени€. Ќо то же самое делает и судь€, выслушивающий ложные показани€, коллеги, обсуждающие идеи изобретател€, читатель беллетристики, терпеливо снос€ща€ нечеловеческие вопли "медвед€" н€н€, а также театральные критики и зрители. ¬едь мы говорим о про€влении воображени€ во всех этих случа€х не потому, что думаем, что за всеми такими подчас очень разными операци€ми стоит нека€ обща€ составл€юща€ их €дро операци€ Ц во вс€ком случае, не в большей степени, чем мы считаем двух разных людей фермерами в силу того, что они оба одинаковым образом выполн€ют некое коренное (nuclear) фермерское действие. “очно так же, как пахота €вл€етс€ одним из видов сельскохоз€йственных работ, а опрыскивание деревьев Ц другим, так и изобретение новой машины Ц это один способ про€вл€ть дар воображени€, а игра в медвед€ Ц другой. Ќикто не думает, что существует нека€ коренна€ операци€ фермерской де€тельности, уже одно осуществление которой дает право называть человека "фермером". Ќо пон€ти€, которыми оперирует теори€ познани€, трактуютс€ менее выдержанно. «десь часто исход€т из того, что действительно существует одна, коренна€ операци€, в которой, собственно, и заключаетс€ воображение. “о есть утверждаетс€, что и судь€, разбирающий ложные показани€ свидетел€, и ребенок, играющий в медвед€, используют свое воображение только если ими обоими выполн€етс€ операци€, содержаща€ одинаковый специфический ингредиент. ќбычно считают, что эта предполагаема€ коренна€ операци€ заключаетс€ в видении мысленным взором, слышании мысленным слухом и т.д., то есть в некотором специфическом мысленном воспри€тии.  онечно, при этом не отрицаетс€, что ребенок делает еще много чего другого: он рычит, ползает по полу, щелкает зубами и притвор€етс€ сп€щим в сооруженной им пещере. Ќо с рассматриваемой точки зрени€ он вообще что-либо воображает, только если видит своим умственным взором картины косматых лап, занесенной снегом берлоги и пр. ≈го возгласы и ужимки могут способствовать воображению этих картин или быть его результатом, но само воображение про€вл€етс€ не в них, но лишь в процессах "видени€", "слышани€", "обон€ни€", "вкушани€" и "ос€зани€" вещей, которых нет в поле реального воспри€ти€. » соответствующие вещи будут подлинными дл€ внимательного и скептически настроенного эксперта.

»зложенна€ столь пр€мо и резко, эта теори€ выгл€дит €вным абсурдом. ѕодавл€юща€ часть из того, в чем мы обычно видим про€вление дара воображени€ у детей, игнорируетс€ в пользу ограниченного числа операций, наличие и характер которых трудно вы€снить, особенно у относительно не способных к артикул€ции детей. ћы видим и слышим, как они играют, но не видим и не слышим их "вид€щими" или "слышащими". ћы читаем книги  онан ƒойл€, но не можем загл€нуть в то, что он видел своим умственным взором. »так, исход€ из этой теории, мы не можем сразу сказать, наделены или нет способностью воображени€ дети, актеры и писатели, хот€ само слово "воображение" стало использоватьс€ в теории познани€ именно потому, что мы все знаем, как употребл€ть его в наших повседневных описани€х детей, актеров и писателей.

Ќе существует никакой особой —пособности ¬оображени€, занимающейс€ исключительно иллюзорными образами и звучани€ми. Ќапротив, "видение" предметов €вл€етс€ одним из про€влений воображени€, рычание по-медвежьи Ц другим; мысленное обон€ние запахов Ц не столь уж обычный акт фантазии, а симул€ци€ болезни Ц самое обычное дело и т.д. ¬озможно, что главным мотивом, исход€ из которого многие теоретики ограничивали про€вление воображени€ особым классом иллюзорных воспри€тий, было следующее предположение: поскольку сознание официально подраздел€лось на три сферы Ц когнитивную, волевую и эмоциональную, Ц а воображение относили к первой из них, то его следовало поэтому исключить из двух остальных. ќбщеизвестно, что ошибки в познании происход€т из-за недисциплинированного ¬оображени€, а некоторые его победы Ц благодар€ его более примерной де€тельности. »так, будучи (сумасбродным) оруженосцем –азума, оно не может служить другим хоз€евам. Ќо не стоит делать остановку и обсуждать эту феодальную аллегорию. ¬ самом деле, если нас спрашивают, относитс€ ли процесс воображени€ к познавательной или к непознавательной де€тельности, то мы вправе игнорировать этот вопрос. ѕон€тие "познавательный" относитс€ к словарю экзаменационных билетов.

ѕ–»“¬ќ–—“¬ќ

Ќачнем с обсуждени€ пон€ти€ притворства, отчасти конститутивного дл€ таких пон€тий, как мошенничество, исполнение роли, игра в медвед€, симул€ци€ болезни и ипохондри€. ќтметим, что существуют такие случаи выдумки, при которых притворщик умышленно симулирует или лицемерит, в других случа€х он может сам не знать, в какой степени он симулирует или лицемерит. ј есть случаи, когда он целиком находитс€ в плену у собственной выдумки. ¬ уменьшенном масштабе иллюстрацией здесь может служить ребенок, играющий в медвед€: он знает, если находитс€ в €рко освещенной гостиной, что он всего-навсего играет в забавную игру, но он же испытает смутное беспокойство, выйд€ на пустую лестничную площадку, и не сможет почувствовать себ€ в безопасности в темном коридоре. ѕритворство допускает все степени скептицизма и доверчивости, что €вл€етс€ обсто€тельством, напр€мую относ€щимс€ к поставленной проблеме: " ак может человек воображать, что он видит нечто, не понима€ при этом, что он ничего не видит?" Ќо если мы поставим аналогичные вопросы: " ак ребенок может изображать из себ€ медвед€, временами не осознава€, что это всего лишь игра?  ак может симул€нт воображать себе симптомы болезни, не отдава€ себе полностью отчета, что это всего лишь его фантазии?" Ц то увидим, что эти и множество других вопросов подобного рода вообще не €вл€ютс€ подлинными " как -вопросами". “от факт, что люди могут воображать, будто они что-то вид€т, будто за ними гонитс€ медведь или что у них шалит аппендикс, не сознава€, что это всего лишь их выдумка, Ц это просто следствие того привычного и общего факта, что далеко не все люди не во вс€кое врем€, не во вс€ком возрасте и не при всех обсто€тельствах могут быть столь здравомысл€щими и критичными, как того бы хотелось.

ќписывать кого-нибудь притвор€ющимс€ Ц значит полагать, что он играет роль, а играть роль означает, как правило, играть роль того, кто сам в свою очередь не играет роли, но бесхитростно и естественно делает что-либо или €вл€етс€ кем-либо. “руп неподвижен, и человек, притвор€ющийс€ хрупом, тоже неподвижен. Ќо человек, притвор€ющийс€ мертвым в отличие от трупа стараетс€ сохранить неподвижность и, оп€ть же, в отличие от трупа сохран€ет неподвижность из желани€ походить на мертвеца. ¬озможно, он искусно и убедительно изображает неподвижность, тогда как труп просто неподвижен. “руп мертв по определению, но мнимый покойник ведь жив. Ќа самом деле последний должен не только быть живым, но также и бодрствующим, не лишенным сознани€, не грез€щим, а сознательно играющим свою роль.

–азговор о человеке, притвор€ющемс€ медведем или мертвецом, косвенно предполагает и речь о том, как ведут себ€ медведи и трупы. ¬ этой роли он или рычит, как рычат медведи, или лежит неподвижно, как лежат мертвецы. Ќельз€ правильно играть роль, не зна€, на что похож и каков в жизни тот прототип, которого нужно сыграть, нельз€ признать инсценировку убедительной или неубедительной, счесть ее искусной или никуда не годной, не зна€ того, как все изображаемое обстоит на самом деле. –ычать, как медведь, или лежать неподвижно, как труп, Ц это умышленное и нарочитое притворство, тогда как медвежье рычание и трупное оцепенение выгл€д€т безыскусно.

Ёто различие аналогично разнице между цитированием суждени€ и самим актом суждени€. ≈сли € цитирую ваши слова, то € говорю только то, что сказали вы; € даже могу произнести их в точности с вашей интонацией. ќднако полное описание моего действи€ совсем не схоже с вашим. ¬озможно, что вы Ц опытный, искусный проповедник, а € Ц лишь репортер или пародист. ¬ы Ц первоисточник, а € Ц эхо; вы говорили о том, во что верили, а € говорю то, во что не верю.  ороче, слова, которые € произношу, как бы заключены в кавычки. —лова же, которые произносили вы, не были бы таковыми. ¬ы говорили в oratio recta, то, что говорю €, следует воспринимать как oratio obliqua. “очно так же медведь просто рычит, а рычание ребенка Ц это рычание, если так можно сказать, в кавычках. ≈го непосредственное действие в отличие от медвед€ Ц это акт представлени€, что косвенно включает рычание. ќднако ребенок проделывает одновременно два действи€, как и €, цитиру€ вас, не говорю дважды. ѕодражательное действие отличаетс€ от насто€щего не тем, что €вл€етс€ комплексом из двух действий, а тем, что есть одно действие, требующее особого рода комплексного описани€. ”поминание о подлинном положении дел входит в описание притворных действий. «вуки, издаваемые ребенком, могут быть сколь угодно похожими на рев медвед€, точно так же как то, что слетает с моих губ, может быть сколь угодно похожим на произносимое вами в вашей проповеди, хот€ пон€тие о такого рода подражани€х логически весьма отличаетс€ от пон€ти€ о подлинных действи€х. ѕри описании их авторов мы пользуемс€ совершенно разными наборами предикатов.

ќтноситс€ ли поддельна€ подпись к тому же самому роду вещей, что и насто€ща€, или же это вещь иного рода? ≈сли подделка безупречна, то в таком случае один банковский чек реально неотличим от другого, а значит, в этом смысле обе подписи можно отнести к одному сорту. Ќо подделывание подписи совсем не то же самое, что простое подписывание; первое требует того, чего не нужно дл€ второго, Ц желани€ и способности изобразить знаки, неотличимые от подписи. ¬ этом смысле они суть совершенно разные вещи. ћошенник пускает в ход всю свою изобретательность, пыта€сь сделать безупречное факсимиле насто€щего чека, тогда как собственна€ подпись не требует от насто€щего владельца никаких ухищрений. –езультат подлога следует описывать в терминах сходства почерков точно так же, как детскую игру Ц в терминах сходства звуков, издаваемых ребенком, и рычанием насто€щего медвед€. ”мышленное уподобление €вл€етс€ частью пон€ти€ копировани€. —амо подобие между копи€ми и оригиналами составл€ет типологическое отличие копировани€ от того, что копируют.

—уществует много различных видов притворства и различных мотивов, по которым люди притвор€ютс€, а также различных критериев, при помощи которых их притворство оцениваетс€ как умелое или неумелое. –ебенок притвор€етс€ ради смеха, ханжа Ц из корысти, ипохондрик Ц из-за патологической самовлюбленности, шпион Ц иногда из чувства патриотизма, актер Ц временами ради искусства, а преподавательница кулинарного мастерства Ц дл€ нагл€дности рецепта. –ассмотрим пример с боксером, работающим в спарринге со своим инструктором. ќни двигаютс€, как в серьезном поединке, хот€ ведут бой не всерьез; они притвор€ютс€, что атакуют, отступают, нанос€т и парируют удары, хот€ не став€т себе цели победить и не опасаютс€ поражени€. ”ченик осваивает маневры, разыгрыва€ их, а инструктор обучает им, разыгрыва€ их. Ќо хот€ они только изображают поединок, это вовсе не означает, что они делают два дела одновременно. ƒело обстоит не так, что они нанос€т удары и в то же врем€ т€нут с ними, идут на уловки и в то же врем€ обнаруживают их, усердно молот€т кулаками и при этом непрерывно обсуждают свои действи€. ќни могут выполн€ть только один пор€док действий, но выполн€ют эти движени€ в гипотетическом, а не в категорическом стиле. Ќамерение причинить боль лишь косвенно содержитс€ в описании того, что они пытаютс€ делать. ќни не пытаютс€ ни причинить боль, ни избежать боли, но лишь стараютс€ отработать приемы нанесени€ или избежани€ повреждений с целью подготовки к насто€щим бо€м. √лавное в учебном бою Ц удержатьс€ от нанесени€ сокрушающих ударов, когда они в принципе возможны, т.е. в ситуаци€х, при которых в серьезном бою такого рода удары были бы нанесены. √рубо говор€, условный поединок Ц это сери€ точно рассчитанных пропусков боевых ударов.

ќсновна€ иде€ этих примеров заключаетс€ в том, что имитируемое или притворное действие может быть единым, хот€ его описание содержит некоторую внутреннюю двойственность. ƒелаетс€ всегда что-то одно, однако описание сделанного требует фразы, состо€щей по меньшей мере из главного и придаточного предложений. ќсознать это Ц значит пон€ть, почему говорить об актере, играющем роль идиота, что он остроумно изображает дурацкие гримасы, или о клоуне, что он ловко неуклюж и блест€ще глуп, Ц не более чем вербальное противоречие. ”ничижительное прилагательное относитс€ к поведению, упом€нутому в придаточном предложении описани€, а лестное прилагательное или наречие Ц к де€тельности, упом€нутой в главном предложении, хот€ речь идет о едином пор€дке действий. “очно так же, когда € цитирую какое-либо утверждение, вы справедливо могли бы подметить, что € говорю одновременно "точно" и "неточно", поскольку это могла быть совершенно точна€ цитата абсолютно неверного утверждени€ о размере национального дохода и vice versa. » это при том, что € высказал только одно утверждение.

јкт симулировани€ Ц не единственный случай, описание которого содержит такой дуализм пр€мого и косвенного. ≈сли € повинуюсь приказу, то € делаю то, что мне сказано, и соглашаюсь с командой; но соглаша€сь с приказом и выполн€€ его, € осуществл€ю только одно действие. ќднако описание того, что € делаю при этом, носит комплексный характер в том смысле, что оно вполне справедливо характеризует мое поведение посредством двух на первый взгл€д несовместимых предикатов. я делаю то, что мне приказано, в силу привычки подчин€тьс€, хот€ то, что мне приказано делать, не входит в мои привычки. »ли же € повинуюсь, как положено хорошему солдату, хот€ то, что мне приказано, предназначено дл€ того, чтобы наказать плохого солдата. јналогично этому € могу, разумно следу€ совету, сделать что-нибудь неразумное или же с трудом довести до конца то, что намерен был сделать с легкостью. ¬ шестом разделе главы VI мы дл€ удобства провели вербальное различие между задачами более высокого и более низкого уровн€ и соответствующими уровн€ми действий, понима€ под "задачей высшего уровн€" такую, описание которой включает в себ€ упоминание о другой задаче, описание которой носит менее сложный характер. ¬последствии станет €сно, что тот факт, что действи€ по выполнению одной задачи целиком совпадают с действи€ми по выполнению другой, совместим с тем обсто€тельством, что описани€ этих задач не просто различны, но типологически различны в указанном выше смысле.

Ќо вернемс€ к притворству. –асположение духа человека, притвор€ющегос€ раздраженным, отличаетс€ от расположени€ духа человека, который раздражен на самом деле, и отличие здесь не сводитс€ только к тому, что первый реально не испытывает раздражени€. ќн не раздражен, хот€ и ведет себ€ так, словно раздражен; и така€ симул€ци€ некоторым образом предполагает наличие мысли о раздражительности. ќн должен не только знать, что значит быть раздраженным, но и определенным образом примен€ть это знание. ќн сознательно копирует действи€ раздраженного человека. Ќо когда мы говорим, что имитаци€ поведени€ раздраженного человека включает мысль о раздражительности, мы подвергаемс€ определенному риску, а именно риску предположить, что симул€ци€ раздражени€ €вл€етс€ двойственным процессом, одна операци€ которого Ц размышление о состо€нии раздражени€ Ц направл€ет и контролирует вторую операцию по демонстрации псевдораздражени€. “акое предположение было бы ошибочным. Ќезависимо от того, были ли сцены подражани€ заранее продуманы и спланированы или нет и насколько €вственно это проступает, осмысление имитируемого включено в процесс имитации иным образом. ѕопытка вести себ€ так, как ведет себ€ раздраженный человек, отчасти уже сама по себе €вл€етс€ продумыванием того, как он мог бы себ€ вести. Ѕолее-менее достоверное изображение его недовольных гримас и жестов €вл€етс€ активным использованием знани€ о том, как ведет себ€ раздраженный человек. ћы признаем, что человек знает, что представл€ет собой нрав трактирщика, хот€ он и не способен дать себе или нам хот€ бы приблизительное его вербальное описание в том случае, если он может в лицах разыграть эту роль; а если у него это получаетс€, то он не может сказать, что неспособен помыслить поведение раздраженного трактирщика. ѕодражание ему и есть мышление о том, как тот себ€ ведет. ≈сли мы спросим человека, как он представл€ет себе трактирщика, то не станем отвергать ответ в виде попытки перевоплотитьс€ в последнего и требовать взамен словесного описани€. Ќа самом деле все обстоит пр€мо противоположным образом, нежели в пон€тии о симул€ции раздражени€, требующем каузального объ€снени€ того, как операции планировани€ управл€ют операци€ми псевдораздраженного поведени€. „тобы объ€снить, в каком смысле планирование линии поведени€ ведет к исполнению запланированного, необходимо показать, что выполн€ющий запланированное задание совершает не два действи€, но одно. Ќо выполненное действие €вл€етс€ актом высшего пор€дка, поскольку его описание представл€ет собой логический комплекс, такой же как и описание притворства и повиновени€. ƒействовать согласно плану, как и рычать медведем, Ц довольно изощренное зан€тие. ƒл€ его описани€ мы должны косвенно упом€нуть о действи€х, описание которых не включает соответствующих косвенных упоминаний.   такого же типа актам относ€тс€ раска€ние в соде€нном, следование прин€тому решению, насмешка над действи€ми другого, подчинение прин€тым правилам. ¬о всех перечисленных случа€х, впрочем, как и во многих других, выполнение действий высшего уровн€ подразумевает размышление о действи€х более низкого уровн€, однако сама фраза "подразумевает размышление о" не означает побочного выполнени€ другого, когнитивного, акта.

¬ этой св€зи заслуживает упоминани€ одна разновидность притворства. „еловек, планирующий нечто или размышл€ющий над какой-то задачей, может посчитать полезным или забавным перебрать в уме и опробовать те мысли, которые он вообще или же покамест не собиралс€ воспринимать всерьез. ƒопускать, предполагать, играть с иде€ми, рассматривать возможные варианты Ц все это суть формы притворного прин€ти€ схем и теорий. ¬ысказывани€, в которых выражаютс€ прин€тые таким образом утверждени€, употребл€ютс€ не всерьез и не искренне. √овор€ метафорически, они берутс€ в кавычки.  авычки Ц неотъемлема€ часть интеллектуального стил€ теоретика. ќн высказываетс€ в гипотетической, а не в категорической установке сознани€. ¬есьма веро€тно, что он дает пон€ть, что его высказывани€ нос€т утонченный, а не наивно-пр€молинейный характер, посредством использовани€ таких специальных слов-сигналов, как "если", "предположим", "допустим", "так, сказать" и т.д. »ли же он говорит, вслух или про себ€, тоном, который можно уподобить учебному бою в отличие от реального бо€. Ќо все равно его могут неправильно пон€ть и обвинить в том, что он придает слишком серьезное значение высказываемому, и тогда ему придетс€ объ€сн€ть, что он отнюдь не св€зывает себ€ с утверждаемым, но лишь рассматривает то, с чем пришлось бы столкнутьс€, будь оно так на самом деле. ќн просто обкатывал эту мысль, быть может, дл€ того, чтобы попрактиковатьс€ в ней и испытать ее. »наче говор€, выдвижение предположений Ц это более тонка€ и изощренна€ операци€, чем простое бесхитростное размышление. ћы должны научитьс€ выносить вердикты прежде, чем научимс€ оперировать такими подвешенными суждени€ми.

Ётот момент стоит особо отметить отчасти из-за его тесной св€зи с пон€тием воображени€, а отчасти по той причине, что логики и эпистемологи нередко; думают, как и € сам думал долгое врем€, что согласие с некоторым утверждением представл€ет собой более простое и безыскусное действие, чем само утверждение о том, что нечто обстоит так-то и так-то, и, следовательно, обучение, например тому, как пользоватьс€ словом "поэтому", требует прежде научитьс€ использовать слово "если". Ёто ошибка. ѕон€тие притворства относитс€ к более высокому пор€дку, чем пон€тие веры.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 327 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

Ћогика может привести ¬ас от пункта ј к пункту Ѕ, а воображение Ч куда угодно © јльберт Ёйнштейн
==> читать все изречени€...

1223 - | 1215 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.04 с.