Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


“риста семьдес€т третий бис 3 страница




Ч Ѕез чего?

Ч Ѕез переводчика.

ћассивна€ фигура Ѕрегель т€жело оттолкнулась от решетки и двинулась на мен€. я за спиной сжал кулаки, но она откуда‑то из‑за воротника вытащила кустарно сделанную улыбку и не спеша надела ее на лицо, как близорукие надевают очки.

Ч ѕереводчики найдутс€, товарищ ћакаренко.

Ч ѕодождем.

ќт воротм подошел первый отр€д, и его командир √уд, быстро огл€дев паперть, спросил громко:

Ч “ак ты говоришь, через эту дверь не ход€т, ”стименко?

ќдин из кур€жан, смуглый мальчик лет п€тнадцати, прот€нул руку к двер€м:

Ч Ќет, нетЕ √оворю тебе верно. Ќикто не ходит. ќни всегда заперты. ’од€т на те двери и на те двери, а на эти не ход€т, верно тебе говорю.

Ч ” них там в середине шкафы сто€т. —вечи и вс€коеЕ Ч сказал кто‑то сзади.

√уд взбежал на паперть, повертелс€ на ней, засме€лс€:

Ч “ак чего нам нужно? ќго! “ут шикарно будет. Ќа чертей им такое шикарное крыльцо? » навес есть, если дождьЕ ј только твердо будет. „и не очень твердо?

 арпинский, старый горьковец и старый сапожник отр€да √уда, весело присмотрелс€ к каменным плитам паперти:

Ч Ќичего не твердо: у нас шесть тюф€ков и шесть оде€л. ј может, еще что‑нибудь найдем.

Ч ѕравильно, Ч сказал √уд.

ќн повернулс€ лицом к пруду и обь€вил:

Ч „тобы все знали: это крыльцо зан€то первым отр€дом. » никаких разговоров! јнтон —еменович, вы свидетель.

Ч ƒобре!

Ч «начит, приступайтеЕ кто тут?.. —той!

√уд вытащил из кармана список:

Ч —лива и ’лебченко, какие вы будете, покажитесь.

’лебченко Ч маленький, худенький, бледный. „ерные пр€мые волосы растут у него почему‑то не вверх, а вперед, а нос в черных крапинках. √р€зна€ рубаха у него до колен, а оторванна€ кромка рубахи спускаетс€ еще ниже. ќн улыбаетс€ неумело и огл€дываетс€. √уд критически его рассматривает и переводит глаза на —ливу. —лива такой же худой, бледный и оборванный, как и ’лебченко, но отличаетс€ от него высоким ростом. Ќа тонкой‑претонкой шее сидит у него торчком узка€ голова, и поражают полные пум€ные губы. —лива улыбаетс€ страдальчески и посматривает на угол паперти.

Ч „ерт его знает, Ч говорит √уд, Ч чем вас тут корм€т! „его вы все такие худыеЕ как собаки. ќтр€д откормить нужно, јнтон —еменович!  акой же это отр€д? –азве может быть такой первый отр€д? Ќе может! ѕищи у нас хватит? Ќу а как же! Ћопать умеете?

¬ отр€де смеютс€. √уд еще раз недоверчиво проводит взгл€дом по лицам —ливы и ’лебченко и говорит нежно:

Ч —лушайте, голубчики, —лива и ’лебченко. —ейчас это крыльцо нужно начисто вымыть. ѕонимаете, чем нужно мыть? ¬одой. ј куда воду наливать? ¬ ведро.  арпинский, быстро, на носках: получи у ћитьки наше ведро и тр€пку! » веник! ”меете мыть?

—лива и ’лебченко кивают. √уд поворачиваетс€ к нам, стаскивает с головы тюбетейку и отводит руку далеко в сторону:

Ч ѕросим извинить, дорогие товарищи: территори€ зан€та первым отр€дом, и ничего не поделаешь. Ќа том основании, что здесь будет генеральна€ уборка, € вам покажу хорошее место, там есть и скамейки. ј здесь Ч первый отр€д.

ѕервый отр€д с восхищением следит за этой галантерейной процедурой. я благодарю √уда за хорошее место и скамейки и отказываюсь.

ѕрибежал, грем€ ведрами,  арпинский. √уд отдал последние распор€жени€ и махнул весело рукой:

Ч ј теперь стричьс€, бритьс€!

—пуска€сь с паперти, Ѕрегель молчаливо‑внимательно следит, как ее собственные ноги ступают по ступен€м. ћне страшно хочетс€, чтобы гости скорее уехали. ” той самой паперти, где работает магазин ∆евели€ и где уже стоит очередь отр€дных уполномоченных и группки их помощников и носильщиков накладывают на плечи синие стопки трусиков и белые стопки рубах, звен€т ведрами, зажимают под мышками коричневые коробки с мылом, стоит и фиат окрисполкома. —онный, скучный шофер погл€дывает на Ѕрегель.

ћы идем к воротам и молчим. я не знаю, куда нужно идти. ≈сли бы € был один, € улегс€ бы на травке возле соборной стены и продолжал бы рассматривать мир и его прекрасные детали. ƒо конца нашей операции остаетс€ еще больше часа, тогда мен€ снова захват€т дела. ќдним словом, € хорошо понимаю тоскливые взгл€ды шофера.

Ќо из ворот выходит оживленно‑говорлива€, смеюща€с€ группа, и на душе у мен€ снова радостно. Ёто восьмой отр€д, потому что впереди его € вижу прекрасной лепки фигуру ‘едоренко, потому что здесь  орыто, Ќечитайло, ќлег ќгнев. ћои глаза с невольным недоумением упираютс€ в совершенно новые фигуры, противоестественно несущие на себе непривычные дл€ мен€ одежды горьковцев. Ќаконец € начинаю соображать: здесь все бывшие кур€жане. Ёто и есть то самое преображение, на организацию которого мы истратили две недели. —вежие, вымытые лица, еще не потер€вшие складок бархатные тюбетейки на свежеостреньких головах мальчиков. » самое главное, самое при€тное: только что изготовленные веселые и доверчивые взгл€ды, только что зародивша€с€ граци€ чисто одетого, освободившегос€ от вшей человека.

‘едоренко со свойственной ему величественно‑замедленной манерой отступает в сторону и говорит, округленно располага€ солидные баритонные слова:

Ч јнтон —еменович, можете прин€ть восьмой отр€д ‘едоренко в полном, как полагаетс€, пор€дке.

–€дом с ним ќлег ќгнев раст€гивает длинные, интеллигентно чуткие губы и сдержанно клан€етс€ в мою сторону.

Ч  рещение сих народов совершилось при моем посильном участии. ќтметьте где‑нибудь в записной книжке на случай каких‑нибудь моих не столь удачных действий.

я дружески сжимаю плечи ќлега, и делаю это потому, что мне непростительно хочетс€ его расцеловать и расцеловать ‘едоренко и всех остальных моих замечательных, моих прекрасных пацанов. “рудно мне что‑нибудь отмечать сейчас и в записной книжке, и в душе. ¬ душу мою вдруг налезло много вс€ких мыслей, соображений, образов, торжественных хоралов и танцевальных ритмов. я еле успеваю поймать что‑нибудь за хвостик, как это пойманное исчезает в толпе, и что‑нибудь новое кричит, привлека€ нахально мое внимание. Ђ рещение и преображение, Ч по дороге соображаю €, Ч все какие‑то религиозные штукиї. Ќо улыбающеес€ лицо  ороткова мнгновенно затирает и эту оригинальную схему. ƒа, ведь € сам насто€л на зачислении  ороткова в восьмой отр€д. Ќа лету поймав мою остановку на  ороткове, гениальный ‘едоренко обнимает его за плечи и говорит, чуть‑чуть вздрагива€ зрачками серых глаз:

Ч ’орошего колониста дали нам в отр€д, јнтон —еменович. я уже с ним говорил. ’ороший командир по прошествии некоторого времени.

 оротков серьезно смотрит мне в глаза и говорит приветливо:

Ч я хочу потом с вами поговорить, хорошо?

‘едоренко весело‑иронически всматриваетс€ в лицо  ороткова:

Ч  акой ты чудак! «ачем тебе говорить! √оворить не надо. ƒл€ чего это говорить?

 оротков тоже внимательно пригл€дываетс€ к хитрому ‘едоренко:

Ч ¬идишьЕ у мен€ особое делоЕ

Ч Ќикакого у теб€ особенного дела нет. √лупости!

Ч я хочу, чтобы мен€Е тоже можно было под арестЕ сажать.

‘едоренко хохочет:

Ч ќ, чего захотел!.. —коро, брат, захотел!.. Ёто надо получить звание колониста, Ч видишь, значок? ј теб€ еще нельз€ под арест. “ебе скажи: под арест, а ты скажешь: Ђ«а что? я не виноватї.

Ч ј если и на самом деле не виноват?

Ч ¬от видишь, ты этого дела не понимаешь. “ы думаешь: € не виноват, так это такое важное дело. ј когда будешь колонистом, тогда другое будешь пониматьЕ как бы это сказать?.. «начит, важное дело Ч дисциплина, а виноват ты или, там, не виноват Ч это по‑насто€щему не такое важное дело. ѕравда ж, јнтон —еменович?

я кивнул ‘едоренко. Ѕрегель рассматривала нас, как уродцев в банке, и ее щеки начинали принимать бульдожьи формы. я поспешил отвлечь ее внимание от непри€тных вещей:

Ч ј это что за компани€?  то же это?

Ч ј этот тот пацанЕ Ч говорит ‘едоренко. Ч Ѕоевой такой. √овор€т, побили его крепко.

Ч ¬ерно, это отр€д «айченко, Ч узнаю и €.

Ч  то его побил? Ч спрашивает Ѕрегель.

Ч »збили ночьюЕ здешние, конечно.

Ч «а что? ѕочему вы не сообщили? ƒавно?

Ч ¬арвара ¬икторовна, Ч сказал € сурово, Ч здесь, в  ур€же, на прот€жении р€да лет издевались над реб€тами. ѕоскольку это мало вас интересовало, € имел основани€ думать, что и этот случай недостоин вашего внимани€Е тем более что € заинтересовалс€ им лично.

Ѕрегель мою суровую речь пон€ла как приглашение уезжать: ќна сказала сухо:

Ч ƒо свидани€.

» направилась к машине, из которой уже выгл€дывала голова товарища «ои.

я вздохнул свободно. я пошел навстречу восемнадцатому отр€ду ¬ани «айченко.

¬ан€ вел отр€д торжественно. ћы восемнадцатый отр€д нарочно составили из одних кур€жан; это придавало отр€ду и ¬аньке блеск особого значени€. ¬анька это пон€л. ‘едоренко громко расхохоталс€:

Ч јх ты, шкеты такие!..

¬осемнадцатый отр€д приближалс€ к нам, щегол€€ военной выправкой. ƒвадцать пацанов шли по четыре в р€д, держали ногу и даже руками размахивали по‑военному.  огда это «айченко успел добитьс€ такой милитаризации? я решил поддержать военный дух восемнадцатого отр€да и приложил руку к козырьку фуражки:

Ч «дравствуйте, товарищи!

Ќо восемнадцатый отр€д не был готов к такому маневру. –еб€та загалдели как попало, и ¬анька обиженно махнул рукой:

Ч ¬от ещеЕ граки!

‘едоренко в восторге хлопнул себ€ по коленам:

Ч —мотри ты, уже научилс€!

„тобы как‑нибудь разрешить положение, € сказал:

Ч ¬ольно, восемнадцатый отр€д! –асскажите, как купалисьЕ

ѕетр ћаликов улыбнулс€ светло:

Ч  упались? ’орошо купались. ѕравда ж, “имка?

ќдарюк отвернулс€ и сказал кому‑то в плечо, сдержанно:

Ч — мыломЕ

«айченко с гордостью посмотрел на мен€:

Ч “еперь каждый день с мылом будем. ” нас завхоз ќдарюк, видите?

ќн показал на коричневую коробку в руках ќдарюка.

Ч ƒва куска сегодн€ мыла вымазали: аж два куска! Ќу, так это дл€ первого дн€ только. ј потом меньше. ј вот у нас какой вопрос, понимаетеЕ  онечно, мы не пищимЕ ѕравда ж, мы не пищим? Ч обратилс€ он к своим.

Ч јх ты, чертовы пацаны! Ч восхитилс€ ‘едоренко.

Ч Ќе пищим! Ќет, мы не пищим! Ч крикнули пацаны.

¬ан€ несколько раз обернулс€ во все стороны:

Ч ј только вопрос такой, понимаете?

Ч ’орошо. я понимаю: вы не пищите, а только задаете вопрос.

¬ан€ выт€нул губы и напружинил глаза:

Ч ¬от‑вот. «адаем вопрос: в других отр€дах есть старые горьковцы, хоть три, хоть п€ть. “ак же? ј у нас нету. Ќету, и все!

 огда ¬ан€ произносил слово Ђнетуї, он повышал голос до писка и делал восхитительное движение выт€нутым пальцем от правого уха в сторону.

¬друг ¬ан€ звонко засме€лс€:

Ч ќде€л нету! Ќету, и все! » тюф€ков. Ќи одного! Ќету!

¬ан€ еще веселее захохотал, засме€лись и члены восемнадцатого отр€да.

я написал командиру восемнадцатого записку к јлешке ¬олкову: немедленно выдать шесть оде€л и шесть матрацев.

ѕо дороге к речке началось большое движение. ќтр€ды колонистов заходили по ней, как на маневрах.

«а конюшней, среди зарослей бурь€на, расположились четыре парикмахера, привезенные из города еще утром.  ур€жска€ корка по част€м отваливалась с организмов кур€жан, подтверждаема€ мою посто€нную точку зрени€: кур€жане оказались обыкновенными мальчиками, оживленными, говорливыми и вообще Ђрадостным народомї.

я видел, с каким искренним восторгом осматривают хлопцы свой новый костюм, с каким неожиданным кокетством расправл€ют складки рубах, верт€т в руках тюбетейки. ќстроумный јлешка ¬олков, разобравшись в бесконечной €рмарке вс€ких вещей, расставленных вокруг собора, прежде всего вытащил на поверхность единственное наше трюмо, и его в первую очередь приладили два пацана на возвышении. » возле трюмо сразу образовалась толпа желающих увидеть свое отражение в мире и полюбоватьс€ им. —реди кур€жан нашлось очень много красивых реб€т, да и остальные должны были похорошеть в самом непродолжительном времени, ибо красота есть функци€ труда и питани€.

” девочек было особенно радостно. √орьковские девчата привезли дл€ кур€жских девчат специально дл€ них сшитые роскошные нар€ды: син€€ сатинова€ юбочка, заложенна€ в крупную складку, хорошей ткани бела€ блузка, голубые носки и так называемые балетки.  удлатый разрешил девичьим отр€дам затащить в спальню швейные машины, и там началась обыкновенна€ женска€ вакханали€: перешивка, примерка, прилаживание.  ур€жскую прачечную на сегодн€шний день мы отдали в полное распор€жение девчат. я встретил ѕереца и сказал ему строго:

Ч ѕереоденьс€ в спецовку и нагрей девчатам котел в прачечной. “олько, пожайлуста, без волынки: одна нога здесь, друга€ там.

ѕерец выт€нул ко мне поцарапанное свое лицо, ткнул себ€ в грудь и спросил:

Ч ЁтоЕ чтобы € нагрел девчатам воды?

Ч ƒа.

ѕерец вып€тил живот, надул щеки и заорал на весь монастырь, козыр€€ рукой, как обыкновенно козыр€ют военные:

Ч ≈сть нагреть воды!

¬ышло это у него достаточно нескладно, но энергично. Ќо после такого парада ѕерец вдруг загрустил:

Ч “акЕ ј где ж € возьму спецовку? Ќаш дев€тый отр€д еще не получилЕ

я сказал ѕерецу:

Ч ƒетка! ћожет быть, нужно вз€ть теб€ за ручку и повести переодеть? » кроме того, скажи, сколько еще времени ты будешь здесь болтать €зыком?

ќкружающие нас реб€та захохотали. ѕерец завертел башкой и закричал уже без вс€кой парадности:

Ч —делаю!.. —делаю, будьте покойны!

» убежал.

Ћапоть снова трубил совет командиров, на этот раз на паперти собора, где уже устраивал свою спальню отр€д √уда.

—то€ на паперти, Ћапоть сказал:

Ч  омандиры, усаживатьс€ не будем, на минутку только. ѕожайлуста, сегодн€ же растолкуйте пацанам, как нужно носы вытирать. „то это такое, ход€т по всему двору, Ђс€каютс€ї. ѕотом другое: насчет уборной скажите, Ч говорил же ∆орка на собрании. » дальше: јлешка ведь поставил сорные €щики, а бросают куда попало.

Ч ƒа ты не спеши, раньше вон вс€кую гадость прибрать нужно, какие там €щики! Ч улыбнулс€ ¬етковский.

Ч Ѕрось,  ост€! “о прибрать, а то пор€докЕ ј еще путешественник! ƒа не забудьте, чтобы все знали наше правило, а то потом скажут: ЂЌе знали! ќткуда мы знали?..ї

Ч  акое правило?

Ч Ќаше правило насчет плеватьЕ ѕовторите хоромЕ

Ћапоть задирижировал рукой, и смеющиес€ командиры устроили хоровую декламацию:

Ч Ђ–аз плюнешь Ч три дн€ моешьї.

–отозеи‑пацаны из кур€жан, внимавшие совету командиров со св€щенным трепетом новоиспеченных масонов, ойкнули и прикрыли рты ладон€ми. Ћапоть распутил совет, а пацаны понесли новый лозунг по временным отр€дным логовам. ƒонесли его и до ’алабуды, который неожиданно дл€ мен€ вылез из коровника, в соломе, в пыли, в каких‑то кормовых налетах, и забасил:

Ч „ертовы бабы, бросили мен€, теперь пешком на станцию. ƒа. –аз плюнешь Ч три раза моешь! «дорово!.. ¬итька, пожалей старика, ты здесь лошадиный хоз€ин, запр€ги какую кл€чонку, отвези на станцию.

¬итька огл€нулс€ на маститого јнтона Ѕратченко, а јнтон тоже мог похвастатьс€ басом:

Ч  акую там кл€чонку! «апр€ги ћолодца в кабриолет, отвези старика, он сегодн€ сам «орьку вычистил. ƒавайте вас теперь вычистим.

 о мне подошел взволнованный “аранец в пов€зке дежурного:

Ч “амЕ агрономы какие‑то живутЕ ќтказались очистить спальни и говор€т: никаких нам не нужно отр€дов.

Ч ” них, кажетс€, чисто?

Ч Ѕыл сейчас у них. ќсмотрел кровати и такЕ барахло на вешалке. ¬шей много. » клопов.

Ч ѕойдем.

¬ комнате агрономов был полный беспор€док: видно, давно уже не убиралось. ¬оскобойников, назначенный командиром отр€да коровников, и еще двое, зачисленные в его отр€д, подчинились постановлению, сдали свои вещи в дезинфекцию и ушли, оставив в агрономическом гнезде зи€ющие дыры, брошенные обрывки и куски ликвидированной оседлости. ¬ комнате было несколько человек. ќни встретили мен€ угрюмо. Ќо € и они знали, на чьей стороне победа, вопрос мог сто€ть только о форме капитул€ции.

я спросил:

Ч Ќе желаете подчинить постановлению общего собрани€?

ћолчание.

Ч ¬ы были на собрании?

ћолчание. “аранец ответил:

Ч Ќе были.

Ч я вам дал достаточно времени думать и решать.  ак вы себ€ считаете: колонистами или квартирантами?

ћолчание.

Ч ≈сли вы квартиранты, € могу вам разрешить жить в этой комнате не больше дес€ти дней.  ормить не буду.

Ч ј кто нас будет кормить? Ч сказал —в€тко.

“аранец улыбнулс€:

Ч ¬от чудаки!

Ч Ќе знаю, Ч сказал €. Ч я не буду.

Ч » сегодн€ обедать не дадите?

Ч Ќет.

Ч ¬ы имеете право?

Ч »мею.

Ч ј если мы будем работать?

Ч «десь будут работать только колонисты.

Ч ћы будем колонистами, только будем жить в этой комнате.

Ч Ќет.

Ч “ак что ж нам делать?

я достал часы:

Ч ѕ€ть минут можеет подумать. —кажите дежурному ваше решение.

Ч ≈сть! Ч сказал “аранец.

„ерез полчаса € снова проходил мимо флигел€ агрономов. јлешка ¬олков запирал дверь флигел€ на замок. “аранец торчал тут ex officio.

Ч ¬ыбрались?

Ч ќго! Ч засме€лс€ “аранец.

Ч ќни все в разных отр€дах?

Ч ƒа, по одному в разных отр€дах.

„ерез полтора часа за парадными столами, накрытыми белыми скатерт€ми, в неузнаваемой столовой, которую передовой сводный еще до зари буквально вылизал, украсив ветками и ромашками, и где, согласно диспозиции, немедленно по прибытии с вокзала јлешка ¬олков повесил портреты Ћенина, —талина, ¬орошилова и √орького, а Ўелапутин с “оськой раст€нули под потолками лозунги и приветстви€, между которыми неожиданным торчком становилось в голове у зрител€:

 

Ќ≈ ѕ»ўј“№!

 

—осто€лс€ торжественный обед.

ѕодавленные, вконец деморализованные кур€жане, все остриженные, вымытые, все в белых новых рубахах, вставлены в из€щные тоненькие рамки из горьковцев и выскочить из рамок уже не могут. ќни тихонько сид€т у столов, сложив руки на колен€х, и с глубоким уважением смотр€т на горки хлеба на блюдах и хрустально‑прозрачные графины с водой.

ƒевочки в белых фартучках, ∆евелий, Ўелапутин и Ѕелухин в белых халатах, передвига€сь бесшумно, переговари€сь шепотом, поправл€ют последние р€ды вилок и ножей, что‑то добавл€ют, дл€ кого‑то освобождают место.  ур€жане подчин€ютс€ им расслабленно, как больные в санатории, и Ѕелухин поддерживает их, как больных, осторожно.

я стою на свободном пространстве, у портретов, и вижу до конца весь оазис столовой, неожиданным чудом выросший среди испачканной монастырской пустыни. ¬ столовой стоит поражающа€ слух тишина, но на рум€нце щек, на блеске глаз, на неловкой грации смущени€ она отражаетс€, как успокоенна€ правда, как таинство рождени€ чего‑то нового.

“ак же бесшумно, почти незамеченные, в двери вход€т один за другим трубачи и барабанщики и,, тихонько огл€дыва€сь, озабоченно красне€, выравниваютс€ у стены. “олько теперь увидели их все, и все неотрывно прив€зались к ним взгл€дом, позабыв об обеде.

“аранец показалс€ в двер€х:

Ч ѕод знам€ встать! —мирно!

√орьковцы привычно выт€нулись. ќшарашенные командой кур€жане еле успевали огл€нутьс€ и уперетьс€ руками в доски столов, чтобы встать, как были вторично ошарашены громом нашего энергичного оркестра.

“аранец ввел наше знам€, уже без чехла, уверенно играющее бодрыми складками алого шелка. «нам€ замерло у портретов, сразу придав нашей столовой выражение нар€дной советской торжественности.

Ч —адитесь.

я сказал колонистам короткую речь, в которой не поминал уже им ни о работе, ни о дисциплине, в которой не призывал их ни к чему и не сомневалс€ ни в чем. я только поздравил их с новой жизнью и высказал уверенность, что эта жизнь будет прекрасна, как только может быть прекрасна человеческа€ жизнь.

я сказал колонистам:

Ч ћы будем красиво жить, и радостно, и разумно, потому что мы люди, потому что у нас есть головы на плечах и потому что мы так хотим. ј кто нам может помешать? Ќет таких людей, которые могли бы отн€ть у нас наш труд и наш зарабаток. Ќет в нашем —оюзе таких людей. ј посмотрите, какие люди есть вокруг нас. —мотрите, среди вас целый день сегодн€ был старый рабочий, партизан, товарищ ’алабуда. ќн с вами перекатывал поезд, разгружал вагоны, чистил лошадей. ѕосчитать трудно, сколько хороших людей, больших людей, наших вождей, наших большевиков думают о нас и хот€т нам помочь. ¬от € сейчас прочитаю вам два письма. ¬ы увидите, что мы не одиноки, вы увидите, что вас люб€т, о вас забот€тс€:

 

ѕисьмо ћаксима √орького председателю ’арьковского исполкома

–азрешите от души благодарить ¬ас за внимание и помощь, оказанные

¬ами колонии имени √орького.

’от€ € знаком с колонией только по переписке с реб€тами и заведующим, но мне кажетс€, что колони€ заслуживает серьезнейшего внимани€ и де€тельной помощи.

¬ среде беспризорных детей преступность все возрастает и нар€ду с превосходнейшими здоровыми всходами растет и много уродливого. Ѕудем наде€тьс€, что работа таких колоний, как та, которой ¬ы помогли, покажет пути к борьбе с уродством, выработает из плохого хорошее, как она уже научилась это делать.

 репко жму ¬аш руку, товарищ. ∆елаю здоровь€, душевной бодрости и хороших успехов в вашей трудной работе.

ћ. √орький

ќтвет ’арьковского исполкома ћаксиму √орькому

ƒорогой товарищ! ѕрезидиум ’арьковского окрисполкома просит ¬ас прин€ть глубокую благодарность за внимание, оказанное ¬ами детской колонии, нос€щей ¬аше им€.

¬опросы борьбы с детской беспризорностью и детскими правонарушени€ми привлекают к себе наше особенное внимание и побуждают нас принимать самые серьезные меры к воспитанию и приспособлению их к здоровой трудовой жизни.

 онечно, задача эта трудна, она не может быть выполнена в короткий срок, но к ее разрешению мы уже подошли вплотную.

ѕрезидиум исполкома убежден, что работа колонии в новых услови€х прекрасно наладитс€, что в ближайшее же врем€ эта работа будет расширена и что общим дружным усилием ее положение будет на высоте, на которой должна сто€ть колони€ ¬ашего имени.

ѕозвольте, дорогой товарищ, от всей души пожелать ¬ам побольше сил и здоровь€ дл€ дальнейшей благотворной де€тельности, дл€ дальнейших трудов.

 

„ита€ эти письма, € через верхний край бумаги погл€дывал на реб€т. ќни слушали мен€, и душа их, вс€ целиком, столпилась в глазах, удивленных и обрадованных, но в то же врем€ не способных обн€ть всю таинственность и широту нового мира. ћногие привстали за столом и, опершись на локти, приблизили ко мне свои лица. –абфаковцы, сто€ у стены, улыбались мечтательно, девочки начинали уже вытирать глаза, и на них потихоньку огл€дывались мужественные пацаны. «а правым столом сидел  оротков и думал, нахмурив красивые брови. ’оврах смотрел в окно, страдальчески поджав щеки.

я кончил. ѕробежали за столами первые волны движений и слов, но  арабанов подн€л руку:

Ч «наете что? „то ж тут говорить? “утЕ черт его знаетЕ тут спивать надо, а не говорить. ј давайте мы двинемЕ знаете, только так, по‑насто€щемуЕ Ђ»нтернационалї.

’лопцы закричали, засме€лись, но € видел, как многие из кур€жан смутились и притихли, Ч € догадалс€, что они не знали слов Ђ»нтернационалаї.

Ћапоть влез на скамью:

Ч Ќу! ƒевчата, забирайте звонче!

ќн взмахнул рукой, и мы запели.

ћожет быть, потому, что кажда€ строчка Ђ»нтернационалаї сейчас так близка была к нашей сегодн€шней жизни, пели мы наш гимн весело и улыба€сь. ’лопцы косили глазами на Ћапт€ и невольно подражали его живой, гор€чей мимике, в которой Ћапоть умел отразить все человеческие идеи. ј когда мы пели:

„уешь, сурмы загралы,

„ас расплаты наставЕ Ћапоть выразительно показал на наших трубачей, вливающих в наше пение серебр€нные голоса корнетов.

 ончили петь. ћатвей Ѕелухин махнул белым платком и зазвенел по направлению к кухонному окну:

Ч ѕодавать гусей‑лебедей, мед‑пиво, водку‑закуску и мороженое по полной тарелке!

–еб€та громко засме€лись, гл€д€ на ћатве€ возбужденными глазами, и Ѕелухин ответил им, осклаб€сь в шутке, сдержанно расттавленным тенором:

Ч ¬одки‑закуски не привезли, дорогие товарищи, а мороженое есть, честное слово! ј сейчас лопайте борщ!

ѕо столовой пошли хорошие, дружеские улыбки. —лед€ за ними, € неожиданно увидел открытые глаза ƒжуринской. ќна сто€ла в двер€х столовой, и из‑за ее плеча выгл€дывала улыбающа€с€ физиономи€ ёрьева. я поспешил к ним.

ƒжуринска€ рассе€нно подала мне руку, будучи не в силах оторватьс€ от линий остриженных голов, белых плеч и дружеских улыбок.

Ч „то это такое? јнтон —еменовичЕ ѕостойте!.. ƒа нет! Ч ” нее задрожали губы. Ч Ёто все ваши? ј этиЕ где? ƒа рассказывайте, что здесь у вас происходит?

Ч ѕроисходит? „ерт его знает, что здесь происходитЕ  ажетс€, это называетс€ преображением. ј впрочемЕ это все наши.

 

 

” подошвы ќлимпа

 

ћай и июнь в  ур€же были нестерпимо наполнены работой. я не хочу сейчас об этой работе говорить словами восторга.

≈сли к работе подходить трезво, то необходимо признать, что много есть работ т€желых, непри€тных, неинтересных, многие работы требуют большего терпени€, привычки преодолевать болевые угнетающие ощущени€ в организме; очень многие работы только потому и возможны, что человек привык страдать и терпеть.

ѕреодолевать т€жесть труда, его физическую непривлекательность люди научились давно, но мотивации этого преодолени€ нас теперь не всегда удовлетвор€ют. —нисход€ к слабости человеческой природы, мы терпим и теперь некоторые мотивы личного удовлетворени€, мотивы собственного благополучи€, но мы неизменно стремимс€ воспитывать широкие мотивации коллективного интереса. ќднако многие проблемы в области этого вопроса очень запутаны, и в  ур€же приходилось решать их почти без помощи со стороны.

 огда‑нибудь насто€ща€ педагогика разработает этот вопрос, разберет механику человеческого усили€, укажет, какое место принадлежит в нем воле, самолюбию, стыду, внушаемости, подаражанию, страху, соревнованию и как все это комбинируетс€ с €влени€ми чистого сознани€, убежденности, разума. ћой опыт, между прочим, решительно утверждает, что рассто€ние между элементами чистого сознани€ и пр€мыми мускульными расходами довольно значительно и что совершенно необходима некотора€ цепь св€зующих более простых и более материальных элементов.

¬ день приезда горьковцев в  ур€же очень удачно был разрешен вопрос о сознании.  ур€жска€ толпа была в течение одного дн€ приведена к уверенности, что приехавшие отр€ды привезли ей лучшую жизнь, что к кур€жанам прибыли люди с опытом и помощью, что нужно идти дальше с этими людьми. здесь решающими не были даже соображени€ выгоды, здесь происходило, конечно, коллективное внушение, здесь решали не расчеты, а глаза, уши, голоса и смех. ¬се же в результате первого дн€ кур€жане безогл€дно захотели стать членами горьковского коллектива хот€ бы уже и потому, что это был коллектив, еще не испробованна€ сладость в их жизни.

Ќо € приобрел на свою сторону только сознание, а этого было страшно мало. Ќа другой же день это обнаружилось во всей своей сложности. ≈ще с вечера были составлены сводные отр€ды на разные работы, намеченные в декларации комсомола, почти ко всем сводным были прикреплены воспитатели или старшие горьковцы, настроение у кур€жан с самого утра было прекрасное, и все‑таки к обеду вы€снилось, что работают очень плохо. ѕосле обеда многие уже не вышли на работу, где‑то попр€тались, часть по привычке пот€нулась в город и на –ыжов. я сам обошел все сводные отр€ды Ч картина была везде одинакова. ¬краплени€ горьковцев казались везде очень незначительными, преобладание кур€жан бросалось в глаза, и нужно было опасатьс€, что начнет преобладать и стиль их работы, тем более что среди горьковцев было очень много новеньких, да и некоторые старики, растворившись в кур€жской пресной жидкости, грозили просто исчезнуть, как активна€ сила.

¬з€тьс€ за внешние дисциплинарные меры, которые так выразительно и красиво действуют в сложившемс€ коллективе, было опасно. Ќарушителей было очень много, возитьс€ с ними было делом сложным, требующим много времени, и неэффективным, ибо вс€ка€ мера взыскани€ только тогда производит полезное действие, когда она выталкивает человека из общих р€дов и поддерживаетс€ несомненным приговором общественного мнени€.  роме того, внешние меры слабее всего действуют в области организации мускульного усили€.

ћенее опытный человек утешил бы себ€ такими соображени€ми: реб€та не привыкли к трудовому усилию, не имеют Ђухваткиї, не умеют работать, у них нет привычки равн€тьс€ по трудовому усилию товарищей, нет той трудовой гордости, котора€ всегда отличает коллективиста; все это не может сложитьс€ в один день, дл€ этого нужно врем€.   сожалению, € не мог ухватитьс€ за такое утешение. ¬ этом пункте давал себ€ знать уже известный мне закон: в педагогическом €влении нет простых зависимостей, здесь менее всего возможна силлогистическа€ формула, дедуктивный короткий бросок.

¬ майских услови€х  ур€жа постепенное и медленное развитие трудового усили€ грозило выработать общий стиль работы, выраженный в самых средних формах, и ликвидировать пружинную, быструю и точную ухватку горьковцев.

ќбласть стил€ и тона всегда игнорировалась педагогической Ђтеориейї, а между тем это самый существенный, самый важный отдел коллективного воспитани€. —тиль Ч сама€ нежна€ и скоропорт€ща€с€ штука. «а ним нужно ухаживать, ежедневно следить, он требует такой же придирчивой заботы, как цветник. —тиль создаетс€ очень медленно, потому что он немыслим без накоплени€, традиций, то есть положений и привычек, принимаемых уже не чистым сознанием, а сознательным уважением к опыту старших поколений, к великому авторитету целого коллектива, живущего во времени. Ќеудача многих детских учреждений происходила оттого, что у них не выработалс€ стиль и не сложились привычки и традиции, а если они и начинали складыватьс€, переменные инспектора наробразов регул€рно разрушали их, побуждаемые к этому, впрочем, самыми похвальными соображени€ми. Ѕлагодар€ этому соцвосовские Ђребенкиї всегда жили без единого намека на какую бы то ни было преемственность не только Ђвековуюї, но даже годовалую.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2015-11-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 278 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

ƒаже страх см€гчаетс€ привычкой. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1499 - | 1331 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.092 с.