Тип А и роль обивки в физиологии сердечно-сосудистой системы
Лекции.Орг

Поиск:


Тип А и роль обивки в физиологии сердечно-сосудистой системы




Предполагается, что между личностью и сердечно-сосудистыми заболеваниями существует связь. И прежде всего — связь между личностью и болезнью сердца, получившая такую известность, что в умах многих людей исказилась до неузнаваемости (как правило, азартность относят к наиболее раздражающему типу поведения, которое обычно досаждает в других, но импонирует в себе). Я говорю об A-типе личности.

Термин «A-тип» придумали в начале 1960-х годов двое кардиологов, Мейер Фридман и Рэй Розенман, для описания набора свойств, которые они выявили у некоторых людей. Эти свойства описывались ими вовсе не в терминах стресса (мы, например, относим к A-типу тех, кто реагирует на нейтральные или неоднозначные ситуации как на стрессовые), хотя в дальнейшем я попытаюсь это как-то переосмыслить. Вместо этого они характеризовали A-тип как весьма склонный к соперничеству, стремящийся сделать больше, чем задумано, постоянно спешащий, нетерпеливый и недружелюбный (рис. 55). Именно люди с такими свойствами, по мнению ученых, принадлежат к группе повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний.

Это было встречено с огромным скептицизмом со стороны коллег. Только представьте: на дворе 1950-е годы, по телевизору крутят семейный сериал про Оззи и Гарриет, и вы как кардиолог думаете о сердечных клапанах и циркуляции липидов в крови, а вовсе не о том, кто как реагирует на медленно движущуюся очередь в супермаркете. Так что с самого начала многие в этой среде были склонны рассматривать связь между поведением и болезнью в порядке, обратном предложенному Фридманом и Розенманом: сердечное заболевание может провоцировать у некоторых поведение по A-типу. Но Фридман и Розенман провели проспективные исследования и доказали, что именно принадлежность к A-типу предшествует болезни сердца. Это открытие произвело фурор, и к 1980-м годам некоторые светила кардиологии съехались, проверили доказательства и пришли к выводу, что принадлежность к A-типу не в меньшей степени влияет на риск сердечных заболеваний, чем курение или высокий уровень холестерина.

Все были в восторге, и понятие «A-тип» вошло в обиход. Беда в том, что после этого основные выводы Фридмана и Розенмана повторить не удалось, невзирая на полноту некоторых исследований, проведенных вскоре. Неожиданно A-тип показался не таким уж замечательным. В довершение всего два исследования показали, что ишемическая болезнь сердца, которую относили на счет A-типа, связана с более высоким коэффициентом выживаемости (в примечаниях в конце книги я расскажу о кое-каких интересных способах объяснить этот вывод).

К концу 1980-х годов концепция A-типа претерпела серьезные изменения. Одно из них заключалось в признании того, что с помощью личностных факторов лучше удается прогнозировать болезни сердца у людей, у которых первый сердечный приступ случился в раннем возрасте, поскольку в более поздние годы такой приступ является скорее последствием переедания и курения. Кроме того, работа Редфорда Уильямса из Университета Дьюка убеждает нас, что ключевым в перечне признаков A-типа является недружелюбие. Например, когда ученые заново проанализировали кое- какие первые исследования A-типа и разделили совокупность признаков на отдельные черты, недружелюбие оказалось единственно значимым прогностическим фактором сердечно-сосудистых заболеваний. Такой же результат дало обследование врачей среднего возраста, двадцатью пятью годами ранее заполнявших личностные опросники на занятиях в медицинской школе. И то же самое выяснилось при обследовании американских юристов, финских близнецов, работников Western Electric — в общем, представителей самых разных популяций. Другим примером может служить взаимосвязь между недружелюбием людей и смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний в десяти американских городах[103]. Разнообразные исследования показали: сильное недружелюбие предвещает ишемическую болезнь сердца, атеросклероз, геморрагический инсульт и высокий уровень смертности от этих заболеваний. Более того, в этих исследованиях контролировались такие важные переменные, как возраст, вес, кровяное давление, уровень холестерина и курение. Поэтому маловероятно, что связь недружелюбия с болезнями сердца может зависеть от некоторых других факторов (например, что недружелюбные люди более склонны к курению и болезнь сердца возникает в результате курения, а не враждебности). Более поздние исследования показали, что недружелюбие вообще заметно увеличивает смертность от всех заболеваний, а не только от сердечных[104].

Фридман с коллегами придерживались иных взглядов. Они предположили, что в основе недружелюбия лежит ощущение дефицита времени: «Ну, до чего же медленно работает этот кассир. Придется проторчать здесь весь день. Просто всю жизнь потратить на оформление кредита. Этот парень словно знает, что я спешу, и специально тянет время! Нет, я его сейчас убью», — а в основе этой спешки, этого цейтнота лежит чувство неуверенности, опасения. Не хватает времени насладиться собственными достижениями, не говоря уже о чужих, потому что нужно снова бежать и снова проявлять себя, а на следующий день пытаться скрыть от мира свое притворство. В своей работе ученые предположили, что постоянное чувство неуверенности является лучшим показателем склонности к сердечно-сосудистым заболеваниям, чем недружелюбие, хотя они со своим мнением, похоже, пребывают в меньшинстве.

Поскольку недружелюбие связано с сердцем (в качестве ли главного фактора, или косвенного показателя), остается неясным, какие именно его аспекты можно назвать плохими. Например, при обследовании адвокатов было высказано предположение, что решающими являются нескрываемая агрессивность и циничное недоверие—другими словами, частое открытое проявление гнева, который вы испытываете, предвещает сердечное заболевание. Действительно, экспериментальные исследования подтверждают, что полное выражение гнева является мощным стимулятором сердечнососудистой системы. Однако при повторном анализе исходных данных A-типа особенно мощным прогностическим фактором сердечно-сосудистых заболеваний оказалась не только высокая степень недружелюбия, но и склонность не проявлять его в гневе. Эту точку зрения поддерживают интересные работы Джеймса Гросса из Стэнфордского университета. Покажите испытуемым клип, вызывающий сильные эмоции. Например, отвращение (при виде окровавленной ампутированной ноги). Они будут мучиться от ужаса и омерзения и, что неудивительно, демонстрировать физиологические маркеры активности симпатической нервной системы. А теперь покажите тот же клип другим испытуемым, но попросите их по возможности не выражать эмоции («чтобы случайный наблюдатель не догадался, что вы чувствуете»). Прогоните их через всю эту кровь и жестокость, чтоб они судорожно стискивали подлокотники кресел, пытаясь сохранить внешнюю твердость духа,—симпатическая нервная система при этом активируется еще сильнее. Подавление сильных эмоций, невозможность их проявить повышают интенсивность физиологических реакций, которые сопровождают эти эмоции.

Почему сильное недружелюбие (в любом варианте) так вредно для вашего сердца? К огромному числу факторов риска можно отнести то, что недружелюбные люди нередко курят, неправильно питаются, злоупотребляют спиртным. Есть и психосоциальные переменные: они лишены социальной поддержки, потому что, как правило, отталкивают людей. Но у недружелюбия имеются и прямые биологические последствия. Субъективно недружелюбным можно назвать того, кто легко выходит из себя по пустякам и возмущается из-за инцидентов, которые остальные если и сочли бы раздражающими, то лишь слегка. Соответственно, в ситуации, которая нисколько не взволновала бы других, стрессовые реакции недружелюбного человека ускоряются до предела. Воздействуйте и на дружелюбного, и на недружелюбного несоциальным стрессором (например, пусть решают математическую задачу) — и ничего интересного не произойдет; у обоих сердечно-сосудистая система активируется примерно одинаково, в слабой степени. Но если вы создадите ситуацию социального вызова, у недружелюбного типа в кровоток выбрасывается больше адреналина, норадреналина и глюкокортикоидов, поднимается артериальное давление и в сердечно-сосудистой системе возникает множество других нежелательных функций. В исследованиях были использованы все виды раздражающих социальных факторов: испытуемых могли попросить пройти тест и в процессе неоднократно прерывать или они играли в видеоигру, в которой противник не только жульничал, чтобы выиграть, но и вообще действовал с пренебрежительной наглостью. В этих и в других случаях сердечно-сосудистая система дружелюбного человека реагирует на стресс относительно легко. А вот у недружелюбных кровяное давление зашкаливает. (Просто поразительно, насколько эти люди похожи на гиперреактивных обезьян Джея Каплана с их гипертрофированной стрессовой реакцией и повышенным риском сердечно-сосудистых заболеваний! Или на моих бабуинов — тех, кто не видит разницы между угрожающей и неугрожающей ситуацией. Там, среди хвостатых, тоже хватает настоящих A-типов.) Здесь снова возникает расхождение. Для тревожных людей жизнь полна угрожающих стрессоров, которые требуют всегда быть наготове с копинг-реакцией. Для A-типа жизнь тоже полна опасных стрессоров, требующих таких же реакций, да еще и особо недружелюбного характера. И это, скорее всего, на всю оставшуюся жизнь. Если каждый ваш день наполнен раздражающими ситуациями, на которые остальные обращают мало внимания, а ваша сердечно-сосудистая система реагирует остро, то жизнь будет медленно, но верно расклевывать ваше сердце. И неудивительно, что риск сердечно-сосудистых заболеваний возрастает.

Но есть и хорошая новость: принадлежность к А-типу—не навсегда. Если с помощью терапии у людей A-типа уменьшить компонент враждебности (используя некоторые методы, которые будут изложены в заключительной главе), дальнейший риск болезни сердца снижается. Я заметил, что многие медработники, которые лечат пациентов A-типа, обычно стараются их исправить. Ведь, честно говоря, многие люди A-типа для большинства окружающих — настоящий геморрой. Правда, в разговоре с некоторыми специалистами по A-типам «между строк» читается особое мнение, что их пациентов (среди которых, по общему признанию, встречается немало замечательных образчиков) причислили к A-типу по своего рода этической ошибке, а само понятие медики и вовсе придумали только для того, чтобы иносказательно обозначать людей, просто не слишком тактичных в общении с другими. Кроме того, я обратил внимание, что многие специалисты по A-типам являются проповедниками (даже без духовного звания) или выходцами из семей священнослужителей. Эти религиозные корни неистребимы. Я как-то разговаривал с двумя авторитетными врачами, один был атеист, а другой — агностик, и, пытаясь объяснить мне, как они стараются довести до сознания своих пациентов нескладность их поведения, они прибегли к религиозной проповеди[105]. В конце концов я задал этим двум докторам медицины вопрос, который напрашивался сам собой: что они лечат — кровеносные сосуды или душу? То есть занимаются они болезнью сердца или этикой? И оба без колебаний выбрали этику. Сердечно-сосудистые заболевания были просто рычагом для разворота к более масштабным проблемам. Я счел это замечательным. Если они смогут превратить наши коронарные сосуды в книгу грехов, а снижение липидов в крови — в акт искупления, чтобы люди могли быть порядочнее друг с другом, флаг им в руки.





Дата добавления: 2017-02-25; просмотров: 162 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.002 с.