Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕериодизаци€ русской литературы второй половины XX века 9 страница




 

ћамлеев пон€л в определЄнный момент, что его произведени€ Ђнепроходимыеї и никогда не будут опубликованы в —оветском —оюзе.  огда дл€ этого представилась возможность, он эмигрировал в —Ўј, затем во ‘ранцию. ѕолучил высокую оценку французской критики, и с тех пор его тексты включают в зарубежные хрестоматии.

 

–еставраци€ модернизма подготовила в русской литературе и по€вление постмодернизма, невозможное без того. Ќе случайно многие автора андеграунда начинали как модернисты, а со временем постепенно перешли в своЄм творчестве к постмодернизму. »х личное движение отражало общий исторический процесс.

 

ѕостмодернисты

 

ѕостмодернизм Ц философско-эстетическа€ система, характеризующа€с€ следующими признаками:

 

1. ћировоззренческую основу постмодернизма составл€ют идеи и концепции Ђпостфилософииї, показавшей, что мир в нашем сознании отпечатан как текст, то есть совокупность знаков, так как он весь уже покрыт словами, проинтерпретирован, концептуализирован. ћы воспринимаем его не первозданно, а опосредованно. ѕостмодернистов и интересует совокупность текстов, созданных за историю человечества и воплощающих представлени€ о мире, вылившиес€ в различные религиозные, философские, этические, эстетические, идеологические, научные идеи, концепции, гипотезы, мифы. ”словно этот мир-текст можно назвать идеологическим миром. Ќе окружающий нас мир, который интересует реалистов, и не внутренний мир, который в центре внимани€ модернистов. “ак как борьбу капиталистической и социалистической систем обосновывала определЄнна€ идеологи€, естественно, кажда€ из сторон считала себ€ правой, а создание термо€дерного оружи€ могло к этому времени привести к уничтожению вообще всей жизни на «емле, постмодернизм берЄт на себ€ задачу ослабить силу идеологического воздействи€ на людей, не допустить того, чтобы идеологические факторы подтолкнули людей к третьей мировой войне. ѕоэтому постфилософи€ выступает против моноцентризма, то есть против абсолютизации тех или иных идей или концепций, приписывани€ им значени€ абсолютной истины. ¬ постмодернизме утверждаетс€ иде€ плюрализма/монизма, то есть представлени€ о множественности станов€щейс€ истины. „тобы представление о множественности истины иметь возможность воплотить, используетс€ новый тип знака, который называетс€ симул€кром. —имул€кр Ц деконструированный знак со скольз€щим означающим. ¬ постмодернизме знак имеет только означающее, этот знак не отсылает ни к какому идеологическому референту, а может отсылать лишь к другому означающему в мире-тексте, тот Ц к следующему и так далее. ћир-текст, то есть совокупность всех текстов, созданных за историю человечества, в этом случае играет роль означаемого, а оно множественно в степени стремлени€ к бесконечности.

 

2. Ёстетика постмодернизма Ц эстетика симул€кров. ќна прокламирует плюрализм культурных €зыков, стилей, методов в пределах одного произведени€. Ёто, естественно, ведЄт к пересечению границ, привычных в литературной эстетике, и размыканию структуры, котора€ в постмодернизме трансформируетс€ в ризому, аструктурированную множественность знаков-симул€кров, св€занных между собой нелинейными св€з€ми, то есть по принципу ассоциации.

 

3. “ворческа€ практика постмодернистов предполагает деконструкцию культурного интертекста и использование нелинейного цитатного письма. Ёто значит, что каждый новый постмодернистский текст создаЄтс€ в ризоматическом сцеплении со сверхтекстом культуры, либо непосредственно новый текст пишетс€ поверх старых текстов, семантика которых так или иначе проступает. Ёто ведЄт, в конце концов, к по€влению гиперреальности, множества совозможных или даже несовозможных (во всех иных услови€х) миров.

 

¬ –оссии постмодернизм возник на рубеже 1960-70-х годов и создавалс€ представител€ми андеграунда. ≈го по€вление Ц результат девальвации в сознании писателей идеологии, регулировавшей жизнь советского общества и регламентировавшей сферу культуры. ¬озникновение постмодернизма было св€зано с поисками нового в сфере познани€ и творчества.

 

— самого начала русска€ постмодернистска€ литература вз€ла на себ€ функции не только литературы, но и философии, эстетики и других гуманитарных дисциплин, которые находились в параличе (только марксистско-ленинские толковани€ всех этих наук были позволены официально).

 

—верхзадачей русской постмодернистской литературы было создание новых жизненных ценностей. ≈сли писатели-диссиденты в своей критике тоталитаризма руководствовались перевЄрнутой идеологичностью (антисоветское творчество), то в среде постмодернистов зреет понимание того обсто€тельства, что идеологическа€ монополи€ любого типа чревата тоталитаризмом, а тенденциозность, которой была пронизана советска€ литература, €вл€етс€ насилием над эстетикой. «десь утверждаетс€ иде€ беспартийности литературы. Ќа смену моноцентризму приходит смыслова€ многозначность, которую невозможно исчерпать.

 

Ќа что же могли оперетьс€ писатели-постмодернисты? ѕрежде всего, на культурный интертекст, с которыми они повели систематический диалог. ¬ результате текстуализации, аструктурировани€, пересечени€ границ дозволенного русска€ литература приобретает новое качество. ћожно выделить три основных типа произведений, разрабатывавшихс€ постмодернистами:

децентрированные художественные;

паралитературные (или же художественно-нехудожественные);

концептуалистские.

 

ѕри создании произведений первого типа, то есть децентрированных художественных, используетс€ только один €зык культуры, а именно €зык художественной литературы. Ќо все внутренние константы, структурирующие структуру, оказываютс€ у постмодернистов разомкнутыми, и текст трансформируетс€ в ризому, обрета€ тем самым множественные процессуальные характеристики.

 

ѕроизведени€ второго типа, облада€ всеми признаками децентрированных художественных, в то же врем€ выход€т за границы литературы и создаютс€ на границах литературы и других областей гуманитарного знани€, например, на границах литературы и литературоведени€, философии, культурологии, с использованием двойного письма. Ёто значит, что литература и философи€, в отличие от, например, модернизма, не синтезируетс€. ’удожественный и нехудожественный дискурсы выступают как гетерогенные, то есть самосто€тельные и равноправные. » поэтому, если дл€ модернизма характерен культурный синтез, то дл€ постмодернизма Ц культурный плюрализм. ѕаралитература ведЄт как бы к удвоению литературы. ќна производит, параллельно с собственно литературными аспектами, научные и философские идеи.

 

ѕроизведени€ третьего типа также наделены признаками децентрированных художественных, но вместе с тем вход€т за границы не только литературы, но и самого текста в сферу его функционировани€ Ц в измерение акции, перформанса, хэппенинга, тем. “ем самым размываютс€ границы между литературой и жизнью.

 

«ачинател€ми русcкого литературного постмодернизма, независимо друг от друга, стали одновременно три писател€, произведени€ их создавались параллельно. Ёто произведени€ Ђћосква Ц ѕетушкиї (1969-1970) ¬енедикта ≈рофеева, Ђѕрогулки с ѕушкинымї (1968, окончательна€ редакци€ 1971) јбрама “ерца, Ђѕушкинский ƒомї (1964-1971, втора€ редакци€ 1978, дополнени€ 1990) јндре€ Ѕитова.

 

ѕример децентрированного художественного произведени€ Ц поэма в прозе ≈рофеева Ђћосква Ц ѕетушкиї.

 

¬енедикт ≈рофеев (1938 Ц 1990) стал одним из самых необычных представителей советской богемы, андеграунда, во им€ искусства избравший жизнь люмпен-интеллигента. ќн родилс€ на —евере, на  ольском полуострове, в семье железнодорожника, и не имел почти никаких условий дл€ умственного и духовного развити€. ¬ 1946 отца посадили, и мать не имела возможности прокормить детей. ѕо договорЄнности с ними сделала вид, что бросила их, и до 16-летнего возраста ¬енедикт пребывал в детдоме. «навший одну нужду, он выработал в себе привычку полного безразличи€ к материальным благам. ≈динственной отдушиной в жизни подрастающего ≈рофеева были книги, в которые он уходит с головой. ” ≈рофеева, как и у —олженицына, оказалась прекрасна€ пам€ть. ќкончив школу с золотой медалью, он без экзаменов поступил в ћ√” на филологический факультет, пройд€ устное собеседование с профессором Ўанским.

 

¬ университете жизнь свела ≈рофеева с однокурсником ¬ладимиром ћуравьЄвым, которого позднее ≈рофеев в шутку называл своим духовным отцом. Ђƒосточтимому ћуруї будет посв€щена пьеса Ђ¬альпургиева ночьї.  нигочей, эрудит, знаток иностранных €зыков, ћуравьЄв открыл ≈рофееву истинный мир литературы, которую не проходили в ћ√”. ѕервый год обучени€ ≈рофеев посв€тил чтению всего запрещЄнного. ѕервую сессию он сдал блест€ще, а потом в обучении как-то разочаровалс€ и не стал сдавать экзамены. ” него возник к тому же конфликт с физруком, и ≈рофеев был отчислен. Ќекоторое врем€ он ещЄ находилс€ в ћоскве, по чужим читательским билетам бывал в Ћенинской библиотеке и настолько хорошо изучил литературу, что составил в дальнейшем дл€ своего сына антологию русской литературы XIX Ц XX веков и учебники географии и русской истории.

 

¬ дальнейшем ≈рофеев поступает во ¬ладимирский педагогический институт, что было отнюдь не сложно. ƒальний прицел его действий таков: иметь стипендию и крышу над головой. Ќа зан€ти€ он почти не ходит, оп€ть читает и, начина€ с 1956 года, пишет. “ак продолжалось до первой сессии. “аким же образом ≈рофеев поступает в  оломенский и затем в ќрехово-«уевский педагогические институты (2-3 часа на электричке до ћосквы). ќн не тер€ет прежних знакомств.   этим годам относ€тс€ Ђ«аметки психопатаї, которые долго считались потер€нными. ≈рофеев убеждаетс€, что именно литература Ц его истинное призвание. ¬ тем моменты, когда его исключали из вуза, работал. Ђ„ем занималс€? –аботал каменщиком, штукатуром, подсобным рабочим на строительстве „ерЄмушек,... библиотекарем в Ѕр€нске, заведующим цементным складом в ƒзержинске √орьковской областиї. ”же по этому видно, что ≈рофеев избрал путь люмпена.

 

Ѕлагодар€ тому, что он всЄ врем€ перемещалс€ по стране, ≈рофеев никогда не служил в армии. Ќа трубопрокладческих работах неподалЄку от ћосквы в конце 1969 Ц начале 1970 в строительном вагончике, под непрекращающийс€ мат работ€г, он пишет поэму Ђћосква Ц ѕетушкиї.

 

ѕо определению критика «орина, это самое антиидеологическое произведение русской литературы. ≈рофеев осуществл€ет переоценку ценностей и прежде всего производит деконструкцию коммунистического метанарратива. ѕоэтому определ€юща€ черта стил€ произведени€ Ц это сквозное пародийно-ироническое цитирование. ¬ перекодированном виде цитируютс€ многие классики русской литературы, начина€ с —умарокова и заканчива€ «ощенко, советские идеологемы, Ѕибли€, а нар€ду с этим представлена в тексте и нецензурна€ брань, чаще обозначенна€ точками. »спользуемые знаки соедин€ютс€ между собой как равноправные на гибридно-цитатной основе, так что закреплЄнные за ними значени€ взаимно аннигилируютс€ (библи€ Ц значение советской идеологемы, мат Ц значение библии...). Ѕлагодар€ этому осуществл€етс€ деканонизаци€ канонизированного, десакрализаци€ сакрального. ѕроход€щий сквозь всЄ произведение мотив путешестви€ ¬енички ≈рофеева из ћосквы, олицетвор€ющей в данном контексте ад, в ѕетушки, олицетвор€ющие рай, имеет замкнутую кольцевую композицию. —воей цели герой не достигает. “ем самым ≈рофеев противостоит концепции развитого социализма и движени€ к светлому коммунистическому будущему, показыва€ движение советского общества по замкнутому кругу, к тому же во всЄ более сгущающейс€ тьме.

 

–асходитс€ с официальной доктриной ≈рофеев едва ли не по всем пунктам. ¬о-первых, он отрицает будто бы неумолимый исторический детерминизм, обеспечивающий неуклонное движение к коммунизму. Ђƒа, наше завтра светлее, чем наше вчера и сегодн€, но кто поручитс€, что наше послезавтра не будет темнее, чем наше позавчераї.

 

Ётим ≈рофеев не ограничиваетс€. ќтталкива€сь от частного, советского, он идЄт к общему: развенчивает мифологему светлого будущего вообще как утопическую. Ёто перевЄрнута€ модель золотого века в прошлом, порождение линейного детерминизма. Ђ¬се ваши выдумки о веке златом, всЄ ложь и уныниеї. ј благословенна€ утопи€ прекрасного будущего Ц пародийно-иронический центон из культурных знаков, олицетвор€ющих метанарративы. ќни совмещаютс€ у ≈рофеева по принципу бриколлажа (цитатного соединени€ несовместимого), нарочито упрощЄнно комментируютс€, абсурдизируютс€. Ёту речь сопровождает комеди€ тупого пь€ного стриптиза как реакци€ на восторженные прогнозы. ќна сама содержит ответ на вопросы, возможно ли идеальное будущее.

 

ѕроблема детерминизма, и исторического, и естественного, у ≈рофеева трактуетс€ антипозитивистски. «акономерность утрачивает у него характер всепобеждающей неотвратимости. ¬ поэме ей пришлось потеснитьс€, ибо последнее слово ≈рофеев оставл€ет за случайностью. «анима€сь глупым, на первый взгл€д, делом Ц исследованием пь€ной икоты, Ц писатель заключает, что строгий закон вывести дл€ этого феномена невозможно. Ђ∆изнь посрамит и вашу элементарную, и высшую математикуї. ¬ы€сн€етс€, что только форма полемики Ц дурашлива€. ѕо сути автор осмеивает железный детерминизм быти€: Ђ»кота выше вс€кого законаї. ≈рофеев указывает на ограниченность марксистско-ленинского учени€, вы€вленные которым законы имеют локальный, а не универсальный характер.

 

ƒругой важный пункт расхождени€ ≈рофеева с официозом заключаетс€ в изменении взгл€да на человека. ќн пародирует идеализированно-редуцированные представлени€ о человеке, замещЄнные схемой. ¬с€ка€ героизаци€ у ≈рофеева улетучиваетс€, возвышение замен€етс€ снижением. ќсновное средство создани€ образов Ц травестирование. ¬се персонажи Ц фигуры комические, уменьшенные в масштабах и об€зательно к чему-то отсылающие. ¬ целом р€де случаев это перекодированные в пародийном духе образы из сверхкниги культуры: —атана, —финкс, царь ћитридат, кн€гин€ с картины  рамского, ѕЄтр-камердинер, Ёринии. ≈рофеев прибегает к травестийной персонификации важнейших концептов из трудов классиков марксизма, персонификации идеологической символики. (ƒекабристы и √ерцен из известной статьи Ћенина Ђоживаютї, как оживают коммунистические вожди Ц ћаркс, Ёнгельс, Ћенин, —талин Ц и устраивают погоню за ¬еничкой. ќживает скульптура ¬еры ћухиной Ђ–абочий и колхозницаї. ѕоказано недоброжелательство рабочих и кресть€н к интеллигенции.)

 

¬с€кого рода комедийные персонажи действуют на равных в едином пространстве с реальными персонажами. Ёто пространство миротекста. Ћучший комментарий к поэме принадлежит Ћевину. ¬ нЄм показано, что текст ≈рофеева буквально соткан их цитат. ћы легко угадываем профанируемые образы советских людей, созданные официальной культурой. Ќа смены образцовым положительным геро€м у ≈рофеева приход€т их комедийные, травестируемые двойники, нелепые, будто пристукнутые Ђшуты гороховыеї.   одурманивающей сознание отраве приравниваетс€ в поэме идеологи€. ≈Є воздействие уподобл€етс€ воздействию употребл€емого в неумеренных дозах спиртного. ƒемифологизации подвергаетс€ и образ народа, созданный в советском искусстве и литературе. ѕревращение народа в идола и идолопоклонничество ≈рофеев, как и —алтыков-ўедрин, и Ѕулгаков, отрицает. ¬еничка намеренно использует двусмысленные характеристики, и оказываетс€, что его восхищение родным народом наигранное, пародийное. Ђћне нравитс€, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые... Ёти глаза не продадут, ничего не продадут и ничего не куп€т, что бы ни случилось с моей странойї. Ёто очень критична€ оценка народа, его индифферентности, покорности. ≈рофеев акцентирует идеологическую зомбированность людей, которые смотр€т и не вид€т, воспринимают и не понимают. ¬сЄ происход€щее вокруг оценивают как должное. ¬еничка и жалеет зашоренный народ, и высмеивает его отсталость.

 

—мех в книге Ц безусловно, рассеиватель идеологического дурмана. “равестированный мир Ђћосквы Ц ѕетушковї Ц мир свободы от идеологических детерминантов, игры с культурными знаками и кодами, благодар€ чему пародируемый идеологический мир не только предстаЄт в профанном виде, но и вообще рассыпаетс€ на части. —мех Ц форма сопротивлени€ идеологическому монополизму, превращающему людей в идиотов. јвтор даЄт пон€ть, что жизнь протрезвевших, преодолевших свою слепоту, невыносима. ќб этом свидетельствует судьба главного геро€. ’от€ он не перестава€ пьЄт, в плане идеологическом он самый трезвый из всех персонажей. ѕовествование ведЄтс€ с использованием постмодернистской авторской маски, предполагающей введение в текст травестированной фигуры автора, одновременно выступающего и как собственный персонаж.

 

јвтор-персонаж балансирует между позици€ми гени€ и клоуна, эрудита и алкоголика. ¬о многом он у ≈рофеева напоминает юродивого ’риста, распинаемого нравственными страдани€ми, на которые он обречЄн режимом. ѕри этом все высказывани€ ¬енички также подвергаютс€ пародированию. Ёто так называема€ двойна€ ирони€, или же противоирони€, свидетельствующа€ о преодолении тоталитаризма мышлени€. √ерой не хочет, чтобы его высказывание обладало правом на истину в еЄ последней инстанции. »спользование двойной иронии как раз и ведЄт к по€влению смысловой множественности, которую невозможно исчерпать.

 

»спользование постмодернистского цитатного письма продемонстрировало возможность рассеивани€ метанарратива и способствовало утверждению нелинейной, текучей модели художественного мышлени€. ƒрузь€ ≈рофеева по ¬ладимиру выучили поэму наизусть и способствовали еЄ попул€ризации. ¬первые поэма была напечатана в »зраиле, а на родину пришла в самом конце 1980-х годов.

 

Ќар€ду с децентрированными художественными текстами, создаютс€ уже не первом этапе русского постмодернизма и паралитературные.

 

Ђѕрогулки с ѕушкинымї јбрама “ерца имеют художественно-нехудожественный характер. ќни созданы в ризоматическом сцеплении со сверхтекстом культуры на границах литературы и литературоведени€, что неудивительно: —ин€вский по профессии литературовед. ≈щЄ точнее, Ђѕрогулки с ѕушкинымї написаны на границах лирической прозы и литературоведени€ с использованием €зыка метафорической эссеистики. Ѕлагодар€ этому автору удалось изложить эстетическую программу новой русской литературы и одновременно реализовать в этом же самом тексте новые эстетические поиски. »дее партийности литературы јбрам “ерц противопоставл€ет чистое искусство как синоним действительно свободного искусства. „истое искусство Ц это первоначальное название постмодернистского искусства в –оссии. —вою книгу јбрам “ерц писал, наход€сь в лагере и под видом писем к жене сумел переправить еЄ на волю.  ак и любой человек в лагере, он больше всего мечтал о свободе. ¬оплощением свободы дл€ —ин€вского всегда был ѕушкин.  ак литературовед, поклонник ѕушкина, —ин€вский наизусть знал множество его произведений и произведений многих других авторов.  роме того, очень хорошо он знал многие работы о ѕушкине и русских классиках, на их основе он и создаЄт в своей книге образы ѕушкина и пушкинской поэзии. јвтор осуществл€ет деконструкцию культурного интертекста. ѕушкин у јбрама “ерца Ц это символ свободного искусства, русский гений. Ќо, подчЄркивает автор, многие дес€тилети€ жизнь и творчество ѕушкина €вл€лись объектом сверхтенденциозной идеологической интерпретации. ƒо революции ѕушкин представал в официальном литературоведении как певец цар€ и отечества, а в советском литературоведении Ц как выразитель декабристских настроений, почти революционер. »спользуемый как оружие в идеологической борьбе, ѕушкин подвергс€ канонизации, в каждом лагере своей, и превратилс€ со временем в пам€тник. “ерц осуществл€ет деканонизацию пушкинского образа. ќн разрушает имидж ѕушкина-пам€тника посредством посто€нного соотнесени€ с ним комического имиджа ѕушкина-Ђѕетрушкиї, созданного во многочисленных анекдотах о ѕушкине. «а отправную точку “ерц и берЄт анекдот, но идЄт дальше, он идЄт к игре со всей совокупностью созданных ѕушкиным текстов, рассматриваемой как единый общий текст, как мегатекст. ќн трансформирует этот текст в ризому и подвергает его культурологической и психоаналитической интерпретации. Ђ–усский генийї у “ерца наделЄн способностью вбирать в себ€ всЄ и смотреть на мир как бы сразу одновременно с разных точек зрени€. Ёто, пишет “ерц, даЄт ему возможность уловить неверо€тную сложность быти€. „ита€ ѕушкина, мы проваливаемс€ в человека, как в реку, потому что это не классово-идеологическа€ схема, а максимальное приближение к самому веществу жизни. ”словие свободного искусства у ѕушкина, считает “ерц, Ц игра. ѕушкин был артистичен в личной жизни и ценил игру как антитезу принуждени€ и регламентированности, как про€вление свободной активности. »гра разнообразит и украшает бытие. “аким образом, сама философи€ игры находит отражение в книге. Ќо, подчЄркивает “ерц, классическа€ игра осуществл€етс€ по каким-то правилам, а писатель и поэт играет по своим собственным правилам. „иста€ игра рассматриваетс€ как условие возникновени€ множественности. ќна реализует себ€ у ѕушкина в категории случайности. —лучайность Ц это то, чего могло не быть, не всЄ-таки произошло. (—лучайно человек зашЄл в соседнюю комнату и познакомилс€ с девушкой, котора€ станет его женой.) ¬ литературе случайность подрывает власть так называемого трансцендентального означаемого, то есть она оспаривает линейный детерминизм, в роли которого у ѕушкина выступает рок. ¬ключа€ случайность и в процесс мировой динамики, ѕушкин тем самым лишал его жЄсткой детерминистской неотвратимости, придавал ему веро€тностный характер. ќчень многое у ѕушкина, показывает “ерц, основано на случайности: встреча √ринЄва с ѕугачЄвым, игра √ерманна в карты. ¬ характеристике самого феномена жизни встречаетс€ определение Ђдар случайныйї. —лучайность знаменовала прежде всего свободу, открывала неожиданные перспективы, но в то же врем€ была непредсказуема, св€зана с риском. ¬сЄ же, доказывает автор, дл€ ѕушкина этот рискованный поворот событий был предпочтительным, нежели запрограммированный фатализм.

 

“ерцем чиста€ игра случайностей тоже расцениваетс€ как фактор, порождающий плюралистическую множественность: Ђ— воцарением свободы всЄ стало возможным, даль кишела переменами, и каждый предмет норовил встать на попа... ƒух захватывало от непомерной гипотетичности быти€ї. ¬ Ђѕрогулках с ѕушкинымї по€вл€етс€ образ веро€тностного мира, каковым и €вл€етс€ постмодернистский мир. Ёто мир, хаотически самоорганизующийс€. «десь действует тезис Ђѕор€док из хаосаї, близкий представлени€м синергетики. “ерц различает два вида хаоса: с негативной и позитивной семантикой, причЄм второй €вл€етс€ необходимой и об€зательной предпосылкой дл€ созидани€. Ђƒионис и јполлон должны прот€нуть друг другу рукиї. –ату€ за чистое искусство, “ерц тем самым ратует за деидеологизацию советского общества, вообще за эмансипацию сферы духовной жизни, в том числе и литературы.

 

Ёто произведение в настолько непривычном виде представило и ѕушкина, и литературу, что долгое врем€ не выходило на широкую аудиторию. ¬ 1976, после публикации, против Ђѕрогулок с ѕушкинымї восстала чуть ли не вс€ русска€ эмиграци€.

 

“ем не менее, писатели свою работу продолжали. ƒругое паралитературное произведение русского постмодернизма Ц Ђѕушкинский домї Ѕитова, созданный на границах литературы и культурологии. ¬ отличие от јбрама “ерца, Ѕитов использует новые принципы организации литературного произведени€, разруша€ структуру не только на уровне €зыка, как “ерц, но и на уровне композиции. Ђѕушкинский домї обладает внутренним единством, пропорциональностью, но едва ли не кажда€ из составл€ющих его частей Ц это и самосто€тельное завершЄнное произведение. ¬ состав вход€т роман, новелла, эссе, стать€, отрывок из работы культурологического характера, комментарий. ѕлюрализм резко дифференцированных друг от друга культурных €зыков Ц одна из самых примечательных особенностей организации Ђѕушкинского домаї. ¬се эти части образуют единое целое, у них есть обща€ Ђкрышаї Ц заглавие Ц и обща€ проблема, а также р€д сквозных персонажей.

 

ѕомимо пролога, трЄх разделов текста, маркированных как авторские (Ђќтцы и детиї, Ђ√ерой нашего времениї, ЂЅедный всадникї), и эпилога, Ђѕушкинский домї включает в себ€ три приложени€: 1. Ђƒве прозыї, 2. Ђѕрофесси€ геро€ї, 3. Ђјхиллес и черепахаї. «а всеми этими част€ми автор помещает ещЄ и постприложение Ђ—финксї, которое относитс€ ко всем предшествующим част€м и помещено после слова Ђ ќЌ≈÷ї. ƒалее идут ещЄ комментарии и Ђобрезкиї, или же ѕриложение к комментари€м, а в них входит стихотворный конспект романа Ђѕушкинский домї под названием Ђƒвенадцатьї. –оман, таким образом, создан через деконструкцию культурного интертекста, прежде всего текста русской классики, который рассматриваетс€ как единый общий текст и в соотнесении с которым Ѕитов создаЄт своЄ произведение.

 

ѕосто€нно апеллиру€ к миру-тексту, Ѕитов, как и ≈рофеев, оказываетс€ в состо€нии осуществить переоценку ценностей и показать, что собой на самом деле представл€ет во 2-й половине XX столети€ Ђѕушкинский ƒомї, то есть литература => ѕетербург => европеизированна€ –осси€.

 

¬ романе Ђѕушкинский домї Ѕитов апеллирует к тексту русской классики, и культурные знаки и коды, извлечЄнные из этого текста, писатель прилагает к однотипным €влени€м современной жизни, чтобы вы€вить их истинную сущность. (ѕророк Ц у ѕушкина, Ћермонтова, “ютчева. Ѕесы Ц у ѕушкина, ƒостоевского, —ологуба. ƒуэль Ц ѕушкина, Ћермонтова, “ургенева, „ехова. ћаскарад Ц Ћермонтова, ƒостоевского.) ¬ р€де случаев культурный знак вынесен в заглавие раздела: Ђќтцы и детиї, Ђ√ерой нашего времениї, ЂЅедный всадникї (название контаминационного характера).

 

 роме того, в качестве эпиграфов к разделам и отдельным част€м использованы цитаты из произведений русских писателей XIX века, дающие как бы ключ к правильному пониманию того, о чЄм говоритс€ в произведении. ¬се эти коды и знаки играют у Ѕитова роль реактива при соприкосновении с современностью.  ак пророк, предсказывающий деградацию общества, отказавшегос€ от общечеловеческих ценностей, предстаЄт ћодест ќдоевцев (прототип Ц Ѕахтин), как мелкий бес Ц ћельтешатьев. Ѕедным всадником оказываетс€ ЋЄва ќдоевцев, раздавленный колЄсами истории интеллигент. ћаскарадом прежставл€етс€ тоталитарна€ действительность, бесовством Ц переставший себ€ стесн€тьс€ аморализм, дуэлью Ц попытка защитить св€тыни, героем нашего времени (времени создани€ романа) становитс€ у Ѕитова дезориентированный человек, член дезориентированного общества ЋЄва ќдоевцев. ѕоскольку он назван героем, само собой напрашиваетс€ сравнение с ѕечориным. Ќо становитс€ €сно, что перед нами деградировавший ѕечорин, утративший чувство человеческого достоинства, независимости, безыллюзорный взгл€д на жизнь. ќн играет роль аристократа нового времени (интеллигента), того, кем хотел бы себ€ видеть, но кем по-насто€щему не €вл€етс€. ¬ыбор, который жизнь оставл€ет ќдоевцеву, отнюдь не сто€л перед ѕечориным: это выбор между большей или меньшей степенью униженности представител€ интеллектуальной элиты, превращЄнного в холопа.

 

” Ѕитова получает конкретизированное выражение одна глобальна€ проблема. “енденци€ к демократизации Ц одна из самых заметных черт развити€ обществ. Ћиберальной и социалистической мыслью демократизаци€ воспринималась как знак прогресса, освобождени€ людей, уравнивани€ их в правах. Ќицше впервые обратил внимание на негативную сторону этого процесса: по€вление массовых, стадных людей. ќртега-и-√ассет, продолжа€ Ќицше, в работе Ђ¬осстание массї охарактеризовал XX столетие как век торжества массы, диктат которой стал повседневным и узаконенным. ќтказ от существовани€ культурного ќртега рассматривал как откат к варварству.  ультурой массовый человек не обзавЄлс€. ¬ массу вдохнули силу и спесь современного прогресса, но позабыли о духе. ћысль о том, что социальна€ демократизаци€ должна сопровождатьс€ духовной аристократизацией, развивал Ѕерд€ев и показал, что, если этого не происходит, то это приводит к вырождению демократии в охлократию.  ак противовес массовому одичанию, разрушению цивилизации, Ѕерд€ев рассматривал религию и культуру. »менно судьба культуры и еЄ носителей, интеллигентов Ц в центре внимани€ Ѕитова. ѕоэтому он выходит за границы художественного текста и по окончании романа продолжает размышл€ть об интересующих его проблемах в сфере культурологии. ‘еномен интересует его не только применительно к советскому обществу, но и сам по себе.

 

ћногие мыслители предсказывали приход гр€дущих гуннов, и эти гунны €вились, но не в виде иноземцев, а в виде нецивилизованной массы, предъ€вившей свои права на мир и причину своих бедствий. –еальный результат революции у Ѕитова Ц массовое общество тоталитарного типа, общество людей без лиц. Ётих людей можно увлечь чем угодно, подчЄркивает Ѕитов, но встречи с самим собой они не выдерживают. ћесто величественного и грозного ћедного всадника у Ѕитова занимает прозаический милиционер. Ќо, замеща€ собой государство, он вызывает не меньший страх, чем когда-то ¬садник вызвал у ≈вгени€. √осударство масс оказываетс€ не меньшим деспотом, чем абсолютистское. —опоставл€€ высший культурный тип дореволюционного и послереволюционного времени, Ѕитов соотносит фигуры двух ќдоевцевых. ¬ р€де случаев автор обозначает их как ƒеда и ¬нука. Ёти обозначени€ писатель даЄт с большой буквы, чтобы обозначить, что его интересует нечто большее, чем типические характеры в типических обсто€тельствах. Ђ√ероем становитс€... даже не €вление, а абстрактна€ категори€ї. “а категори€, которую имеет в виду писатель, Ц это духовный аристократизм (как культурологическа€ универсали€ и в одной из форм конкретного исторического про€влени€, обозначенной автором как Ђполна€ интеллигентностьї). Ђ–однит их стволї, из которого образовалс€ современный побег.





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-12-05; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 544 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—тудент может не знать в двух случа€х: не знал, или забыл. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1038 - | 669 -


© 2015-2023 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.055 с.