Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


¬осточна€ –имска€ импери€: поклонение эфемерному институту




 ара Ќемезиды за творческие успехи, которую мы только что наблюдали в виде идолизации эфемерной личности, может также прин€ть форму идолопоклонства, когда предметом безудержного поклонени€ становитс€ некий эфемерный институт  лассическим случаем несчастий, порожденных идолизацией института, €вл€етс€ увлечение православного христианства призраком –имской империи Ц древнего института, уже исполнившего свою историческую роль к тому моменту, когда православное общество совершило свою ставшую роковой попытку возродить его.

ѕризнаки надлома православной цивилизации обнаружились к концу ’ в. Ќаиболее €вным признаком надвигающейс€ катастрофы €вилась сери€ войн 976-1018 гг. [438]Ќеудачи преследовали православие в течение трех столетий, се€ хаос, какого не знали со времен постэллинистического междуцарстви€. ќднако этот период ничтожен по сравнению с историей западного христианства Ц сестринской по отношению к православию цивилизации, не знающей надлома даже сейчас, спуст€ тыс€чу лет, после того как православие вступило в полосу своего смутного времени.

„ем же объ€сн€етс€ это поразительное различие в судьбах двух обществ, начавших свое существование одновременно и при одинаковых обсто€тельствах? ¬ насто€щее врем€, всматрива€сь в тыс€челетнюю историю, исследователь, занимающийс€ сравнительным изучением православи€ и «апада, может сказать, что начина€ с середины ’ в. н.э. эти два общества пошли противоположными пут€ми. Ётот исследователь мог бы сказать, что первоначально у православи€ были более многообещающие перспективы, чем у «апада. ќн припомнит, что двум€-трем€ столети€ми раньше арабские завоеватели захватили всю —еверо-«ападную јфрику и »берийский полуостров и уже перевалили через ѕиренеи, прежде чем встретили сопротивление «апада, тогда как православие остановило арабов на востоке перед “авром, защитив земли јнатолии от ќмей€дов, Ётот замечательный успех православи€, достигнутый с помощью наращивани€ и концентрации сил через эвокацию призрака –имской империи, был грандиозным политическим достижением византийского императора Ћьва III (717-741). ќсобенно впечатл€ет победа Ћьва »саврийца в сравнении с провалом аналогичных попыток, предприн€тых на «ападе двум€ поколени€ми позже  арлом ¬еликим.

ѕочему же православие так и не оправдало ожиданий, а «апад, не подававший никаких надежд в начале своего пути, достиг столь замечательных результатов в конце его? ќбъ€снение следует искать в неудаче  арла ¬еликого и победе Ћьва III. ≈сли бы попытка  арла ¬еликого вызвать призрак –имской империи оказалась успешной, то младенческое западное общество попало бы во власть болезнетворного вируса идолопоклонства. Ќо западное общество было спасено неудачей  арла ¬еликого, а православное общество начало разрушатьс€ именно из-за успеха Ћьва III. ¬озрождение института –имской империи на православной почве было слишком удачным ответом на слишком сильный вызов. –асплачиватьс€ за перенапр€жение пришлось аномали€ми в дальнейшем социальном развитии. ¬нешним симптомом начавшихс€ аномалий стал преждевременный и ускоренный рост государственности в православно-христианской социальной жизни за счет других институтов. ¬нутренн€€ аберраци€ состо€ла в сотворении кумира из мертвого, отжившего свой век политического образовани€, искусственно и неискренне прославл€емого €кобы во им€ спасени€ растущего общества от неминуемой погибели. ≈сли ћы посмотрим на ¬изантийскую империю не в свете ее внешних военных успехов, а в свете социального развити€, то увидим долгий процесс, в котором византийские императоры неустанно искажали и уродовали свое истинное наследие, принос€ его на алтарь собственного порока.

¬ последней главе истории –имской империи, которую условимс€ отсчитывать с 395 г. н.э. Ц со смерти императора ‘еодоси€ ¬еликого, Ц произошел первый заметный сдвиг в судьбах западных латинских и восточных греческих провинций эллинского универсального государства. Ћатинские провинции поразил финансовый, политический и социальный кризис. ќстов империи зашаталс€. ¬ политический вакуум хлынули обладатели огромных сельскохоз€йственных угодий и вожди могущественных варварских отр€дов. ÷еркви оставалось заполн€ть социальные бреши.  огда на западе полным ходом шло разложение империи, греческие и восточные провинции успешно справл€лись со своими проблемами, не разруша€ усто€вшегос€ режима. “резвым правлением, подкрепленным военной реформой. Ћев ¬еликий (457-474) освободил империю на востоке от опасной зависимости от наемников-варваров, а его преемники «енон и јнастасий [439]провели административную и финансовую реформы и успешно преодолели раскол, грозивший отделить греческие провинции от восточных [прим97].  ороче говор€, политика  онстантинопол€ в V в. отличалась от западного Ђпораженчестваї своей эффективностью, и некоторое врем€ казалось, что  онстантинополю воздаетс€ победами за дела его. ќднако уже к VI в. стало €сно, что победы эти иллюзорны и недолговечны. ¬се, что Ћев. «енон и јнастасий усердно собирали и копили, было пущено на ветер в годы правлени€ ёстиниана (527-565), который впал в идолизацию отжившей империи  онстантина и јвгуста. ¬се богатства, столь тщательно собранные предшественниками ёстиниана, были растранжирены им в одной неудачной попытке восстановить территориальную целостность империи, присоединив утраченные латинские провинции в јфрике и ≈вропе. ≈го смерть в 565 г. стала началом засто€, похожего на оцепенение, охватившее «апад после смерти ‘еодоси€ ¬еликого. ѕосле смерти ёстиниана война не прекращалась 152 года, в результате чего восточные провинции и африканские владени€  онстантинопол€ захватили арабы, а провинции в ёго-¬осточной ≈вропе и в »талии достались слав€нам и лангобардам,

¬ VII в. по€вились некоторые признаки запоздалого, но решительного возвращени€ на путь, избранный дл€ «апада папой √ригорием ¬еликим (590-604). ѕосле крушени€ империи на «ападе политический вакуум, созданный территориальной раздробленностью, заполн€лс€ церковной экуменической властью римского патриархата, или папства. –оль √ригори€ на «ападе схожа с ролью православного патриарха —ерги€ (610-638), также имевшего возможность создать экуменическую церковную альтернативу погибшей империи, когда император »раклий под сильным давлением —асанидов, напавших на  онстантинополь в 618 г., хотел перенести столицу в  арфаген [440]. »менно —ергий заставил тогда »ракли€ отказатьс€ от этого плана и тем самым сохранил империю с центром в  онстантинополе. ≈сли бы »раклий сумел перенести православно-христианский патриархат из  онстантинопол€, то можно полагать, что это преобразило бы лицо общества. Ќе дав »раклию сделатьс€ героем, —ергий предоставил возможность сыграть эту впечатл€ющую роль √ригорию, а через сто лет Ћев »савриец смог повернуть православно-христианскую историю на совершенно незападный путь. –еставраци€ империи сделала невозможным развитие вселенского патриархата в духе папства.

ѕризрак –имской империи в православном христианстве VIII в. был успешно вызван и воплощен в централизованном государстве, просуществовавшем почти 500 лет. ¬ своих основных чертах эта Imperium Redivivum [прим98] была тем, чем она и должна была быть. ќна представл€ла собой копию первоначальной –имской империи и опережала западное христианство на семь или восемь столетий, ибо ни одно государство на «ападе не могло сравнитьс€ с ¬осточной –имской империей вплоть до XVЦXVI вв., когда стало заметным италь€нское вли€ние на западные королевства.

”спехи Ћьва »саврийца и его преемников в значительной мере обусловливались отсутствием больших военных кампаний, а это в свою очередь было следствием де€тельности двух восточноримских институтов: посто€нной армии и отлаженной администрации, которые были почти неизвестны на «ападе в период с V по XV в. Ёти институты могут хорошо функционировать только в государстве, где экономическа€ и культурна€ жизнь централизована, а военна€ и административна€ верхушка воспитана государством и безупречно служит ему. »менно корпус хорошо обученных офицеров и иерархи€ образованных чиновников позволили призраку –имской империи в православном христианстве одержать самую замечательную и самую горькую победу над церковью, полностью подчинив ее государству. »стори€ отношений между церковью и государством указывает на самое большое и самое серьезное расхождение между католическим «ападом и православным ¬остоком. » именно здесь кроетс€ причина успешного продвижени€ «апада по пути роста и неуклонного сползани€ православного общества к краху.

Ћев »савриец и его преемники на престоле достигли цели, так и оставшейс€ недоступной ни  арлу ¬еликому, ни ќттону I, ни √енриху III [441]. ¬изантийские императоры превратили церковь в государственное ведомство, а вселенского патриарха Ц в министра по церковным делам. ѕоставив церковь в такое положение, византийские императоры просто выполнили часть намеченной программы по восстановлению –имской империи. »менно такое отношение между церковью и государством вынашивал в своих планах  онстантин ¬еликий, вз€вший христианскую церковь под свое покровительство.  онцепци€  онстантина была фактически реализована в истории поздней –имской империи Ц начина€ с правлени€ самого  онстантина вплоть до правлени€ ёстиниана включительно.

ѕолитика  онстантина оказалась в высшей степени успешной. ÷ерковь зан€ла уготованное ей место без сопротивлени€ и даже охотно. ќна и не помышл€ла о независимости, пока не столкнулась лицом к лицу с выпадами против себ€, начавшимис€ сразу после смерти ее покровител€ [442]. — тех пор папы и патриархи посто€нно сетовали на утрату императорской защиты, тщетно пыта€сь найти обратный путь. ¬ западном христианстве эта дилемма была решена с помощью воссоздани€ в виде папской Respubliса Christiana Ц системы подчинени€ множества местных государств единой вселенской церкви. ¬ соответствующей главе православно-христианской истории не было аналогичного творческого акта, потому что в более ранней главе православное общество, успешно реставрировав –имскую империю, отказалось от самой возможности творчества в пользу более легкого пути идолизации института, извлеченного из прошлого. Ёта естественна€, хот€ и суливша€ катастрофу аберраци€ стала причиной преждевременного упадка православи€.

¬ православном поклонении призраку –имской империи подчинение церкви государству было решающим актом. Ёто был акт сознательный и искренний. ќднако подчинение церкви государству €вилось только первым звеном в роковой цепи событий, приведших в итоге через два с половиной столети€ к надлому православно-христианской цивилизации.

»зуча€ трагедию православно-христианской истории, можно заметить, что разрушительное де€ние Ћьва »саврийца в отношении церкви и государства про€вилось как в общем аспекте, так и в частном.

ќбщий аспект Ц жесткий контроль и пресечение тенденций к разнообразию, гибкости, экспериментированию и творчеству. ”щерб, нанесенный православному обществу в этом отношении, можно оценить, лишь приблизительно сравнива€ успехи ¬остока с достижени€ми «апада за соответствующий период исторического развити€. ¬ православии в период его роста мы не только не обнаруживаем гильдебрандова папства [443]; нет здесь и самоуправл€емых университетов, подобных университетам Ѕолоньи и ѕарижа [прим99]. Ќе видим мы здесь и самоуправл€емых городов-государств. как в ÷ентральной и —еверной »талии или во ‘ландрии.   тому же западный институт феодализма, независимый и находившийс€ в конфликте со средневековой западной церковью и средневековыми городами-государствами, если не полностью отсутствовал на ¬остоке, то наравне с церковью нещадно подавл€лс€. следствием чего стало его запоздалое самоутверждение силой, когда императорска€ власть ослабла.

ѕозднейшее самоутверждение как феодализма, так и церкви в православно-христианском мире показывает, что по крайней мере в этих двух сферах относительна€ ограниченность и однообразие православно-христианской жизни в предыдущий исторический период проистекали не из отсутстви€ жизненных творческих сил в православно-христианской социальной системе, а €вились результатом их подавлени€. ¬ отличие от западного общества, с его отлично сбалансированными институтами, православное христианство выгл€дело болезненно дисгармоничным, что было платой за выбор неверного пути.

ћнение, согласно которому отсутствие здорового роста в православно-христианском обществе было обусловлено не его бесплодием, а государственными репресси€ми, подтверждаетс€ теми редкими вспышками творческого гени€, которые освещали православно-христианское общество, как только ослабевало давление властиЕ

¬ православии возрождение эллинистической культуры стало скорее кошмаром, чем стимулом. “олько на живом интеллектуальном фоне »талии XV в. это возрождение действительно имело положительный эффект.

ѕочвой, на которой взрастало первоначальное христианство, была ћала€ јзи€, и, игра€ свою историческую роль, азиатский полуостров дал щедрый урожай. ќдним из первых плодов азиатского наследи€ стало иконоборческое движение, подавленное после зат€нувшегос€ на сто лет конфликта (726-843). Ќо упр€мый азиатский религиозный дух из центральных провинций ¬осточной –имской империи перекочевал к павликианам [444], организовавшим в IX в. воинственную республику в отдаленной и труднодоступной ничейной земле между империей и халифатом јббасидов. ѕавликиане предложили новый вдохновл€ющий лозунг, весьма отличный от идей иконоборцев. ≈сли бы община павликиан выжила, она, веро€тно, смогла бы спасти жизнь православного христианства и, может быть, даже вернула бы православию те живительные элементы православного социального наследи€, которые были несовместимы с фактически подчиненным положением церкви византийскому режиму. ѕроизошла пол€ризаци€ составл€ющих элементов православного религиозного гени€ в столице империи  онстантинополе и павликианском центре “ефрике.  ак только война относительно статуса икон закончилась решительным запрещением иконоборчества, импери€ зан€лась искоренением павликианской ереси. Ќа разрешение этого конфликта были брошены военные и теологические силы ¬осточной –имской империи. »сход войны при столь вопиющем неравенстве сторон не подлежал сомнению, хот€ он мог быть и отсрочен. ќднако после ожесточенной борьбы, длившейс€ с 843 по 875 г., Ђосиное гнездої в “ефрике было выкурено хоз€ином императорского Ђуль€ї в  онстантинополе.

— точки Ц зрени€  онстантинопол€, это была знаменательна€ победа. —вирепость, с которой импери€ расправилась с павликианами, выдавала ее убеждение, что павликианское самоуправл€ющеес€ государство представл€ло угрозу безопасности империи. ”читыва€ несовместимость основных принципов этих двух режимов, можно согласитьс€ с резонностью официальной точки зрени€. “ем не менее, разгром павликиан не уберег православное христианство от дуализма.

Ѕлагодар€ имперской политике депортаций группы павликиан расселились в 755-757 гг. во ‘ракии на границе с Ѕолгарией, а последующие депортации лишь усиливали их проповедническую активность. ѕосле вековых усилий по искоренению павликиан византийский император ¬асилий I, к своему огорчению, обнаружил, что в Ѕолгарии по€вилс€ новый ересиарх дуалист Ѕогомил [445]. Ёто был св€щенник православной церкви. Ќеизвестно, заимствовал ли он свой дуализм от новых соседей-павликиан или же пришел к нему самосто€тельно. ¬ Ѕолгарии ’ в. социальные услови€ были достаточно т€жкими, чтобы без подсказки извне прийти к мысли, что не только ƒобро правит ¬селенной.  ак бы то ни было, дуализм Ѕогомила нашел очень широкое распространение, прид€ в «ападную ≈вропу как движение катаров. Ќа «ападе, как и в православии, ереси встречали жестокий отпор, и воинственна€ политика императора ¬асили€ I против павликиан 350 лет спуст€ была повторена папой »ннокентием III, начавшим крестовый поход против альбигойцев [446]. Ѕыла ли эта истребительна€ война, зате€нна€ папством от имени ’риста, грехом, €вившимс€ причиной чудовищного падени€? Ќа этот вопрос могут быть разные ответы, но очевидно, что трагеди€ јльби была повторением трагедии “ефрике в еще большем масштабе. ќднако вызов, на который православное христианство ответило лишь кровавым преступлением, на «ападе стимулировал не только творчество, но и разрушение. ‘ранцисканский и доминиканский ответы на вызов, брошенный западному христианству на рубеже XIIЦXIII вв. движением катаров, вдохнули новую жизнь в западнохристанский институт монашества, ибо ‘ранциск и ƒоминик вывели монахов из сельских монастырей в широкий мир, призыва€ служить духовным запросим растущего городского населени€ «ападной ≈вропы. Ќапрасно мы будем искать какую-либо параллель этому движению в православии. ѕавликиане не только не смогли совершить свой творческий акт, но и не дали возможности совершить творческий акт своим гонител€м и притеснител€м.

ћы уже заметили вскользь, что первым про€влением надлома стала сери€ византийско-болгарских войн 976-1018 гг. ≈сли одна из воюющих сторон представл€ла собой подобие –имской империи, рожденное в центре развивающегос€ православно-христианского мира, то противосто€ла ей крупнейша€ из соседних варварских общин, вошедших в состав православной социальной системы вследствие экспансии последней. »ными словами, экспанси€ и надлом православного христианства обладают глубокой внутренней св€зью. ¬ предыдущей части насто€щего исследовани€ мы доказали, что экспанси€ сама по себе не €вл€етс€ критерием роста. ¬ то же врем€, когда общество, отмеченное €вными признаками роста, стремитс€ к территориальным приобретени€м, можно заранее сказать, что оно подрывает тем самым свои внутренние силы.

ѕравославное общество не смогло обогатить себ€ новыми силами, почерпнуть энергию у тех обществ, на которые оно распростран€лось. Ќапротив, зат€нувша€с€ братоубийственна€ война между болгарскими неофитами и их византийскими учител€ми привела к надлому. Ѕолгары прин€ли православие в IX в., а франки обращали саксов в течение ста лет. Ќа «ападе христианизаци€ сопровождалась распространением политической и социальной сети западного христианства. ќднако православные болгары, прин€в христианство, не ликвидировали тем самым пропасть, отдел€вшую их от восточноримских единоверцев.

ѕрежде чем мы попытаемс€ объ€снить поразительное различие между последстви€ми экспансии западного и православного христианства, необходимо обратить внимание еще на одно обсто€тельство. ¬ сравнении с «ападом православие не стремилось к расширению своих границ за счет европейских варваров. ѕосле ранней и, очевидно, неудачной попытки своей миссионерской активности в «ападной »ллирии VII в. в последующие века православные игнорировали €зычников Ѕалканского полуострова. ќбращение в православие Ѕолгарии произошло в 864 г. «ападное христианство к этому времени прибрало к рукам не только все европейские земли, ранее принадлежавшие –иму, но и распространило свое вли€ние вплоть до Ёльбы. Ёто €вное неравенство особенно впечатл€ет, если вспомнить, с каким равнодушием православие относилось к западной миссионерской де€тельности. Ќа «ападе безоговорочно считали, что латынь €вл€етс€ единственным и всеобщим €зыком литургии. ¬ этом вопросе западные св€щенники были неколебимы, даже несмотр€ на риск утраты довери€ со стороны неофитов. –азительным контрастом этой латинской тирании выгл€дит удивительный либерализм православных. ќни не предприн€ли ни одной попытки придать греческому €зыку статус монопольного. » конечно, нет сомнений, что политика, допускающа€ перевод литургии на местные €зыки, давала православным заметное преимущество перед «ападом в миссионерской де€тельности. ”читыва€ это обсто€тельство, реальный успех западного христианства в области миссионерской де€тельности, намного превзошедший успехи православи€, кажетс€ более чем парадоксальным. ќднако парадокс сей легко разрешить предположением, что, с точки зрени€ €зычников, у православи€ был какой-то существенный недостаток, перекрывающий достоинства литургии на местном €зыке. » надо признать, что недостаток этот вполне очевиден.

ћиссионерска€ де€тельность православной церкви затрудн€лась подчинением вселенского патриархата мирской власти. ѕодчинение православной церкви государственной машине ¬изантии ставило предполагаемых неофитов православной веры перед болезненной дилеммой. ќказавшись в руках вселенского патриарха, они тем самым подпадали под его церковную юрисдикцию, но, прин€в юрисдикцию вселенского патриарха, они одновременно оказывались и в политической зависимости. »ными словами, они должны были выбирать между сохранением традиционного €зычества и прин€тием христианства с неизбежной утратой политической независимости. ≈стественно, они выбирали первое. Ќо перед варварами не сто€ло этой дилеммы, когда их обращали миссионеры западной церкви, ибо прин€тие церковной юрисдикции –има не влекло за собой политической зависимости.

ѕравославна€ экспанси€ была неудачной, потому что подчинение патриархата императорской власти было не просто условностью, а суровой реальностью. ѕечальные последстви€ этого сказались уже в 864 г., когда ¬изанти€ сочла себ€ об€занной защищать новообращенную Ѕолгарию.  атастрофичность подчинени€ православной церкви византийской государственности, полностью раскрывша€с€ в этом историческом эпизоде, см€гчалась тем фактом, что восточноримское правительство традиционно отличалось умеренностью.  атастрофичность заключена в самой институциональной структуре, и именно она производит свое неотвратимое действие, несмотр€ на зрелость государственной политики.

ќбращение Ѕолгарии в православное христианство началось морскими и сухопутными военными маневрами. “акое использование политической власти в религиозных цел€х было, следует отметить, весьма тактичным по сравнению с кровопролитными религиозными войнами, которые вел  арл ¬еликий в аналогичной ситуации. “ем не менее болгарский хан Ѕорис [447]отреагировал весьма болезненно даже на это слабое прикосновение византийского политического кнута. ¬сего через два года после византийско-болгарского соглашени€ 864 г. Ѕорис разорвал об€зательства верности вселенскому патриарху и перешел на сторону папского престола. » хот€ он добровольно возвратилс€ в лоно патриархата в 870 г., эта перва€ болгарска€ попытка избежать политической зависимости рассматривалась империей как ужасное зло.

¬озвращение блудного сына весьма сдержанно приветствовалось  онстантинополем. ћежду Ѕорисом и императором ¬асилием установились терпимые отношени€, что продолжалось до 893 г., когда сын Ѕориса —имеон, унаследовавший болгарский престол, вновь пошел на обострение отношений. ѕолучив образование в  онстантинополе, —имеон увлекс€ Ђвеликой идеейї эллинистического универсального государства, идеей, нашедшей свое воплощение в  онстантинополе. ќн решил добиватьс€ императорской короны, чем поставил под угрозу не только свое царство, но и всю империю.

јмбиции —имеона привели к двум войнам с ¬осточной –имской империей Ц в 894-896 и 913-927 гг. Ќаконец, отча€вшись зан€ть престол в  онстантинополе, —имеон присвоил себе императорский титул в своих собственных владени€х и посадил своего собственного патриарха. ¬ 925 г. он провозгласил себ€ Ђ»мператором римл€н и болгарї. ≈стественно,  онстантинополь не признал ни одного из этих актов. ќднако в 927 г., после смерти —имеона, начались мирные переговоры, в результате которых ¬изанти€ пошла на беспрецедентную уступку, признав преемника —имеона ѕетра императором в обмен на болгарское признание территориальной целостности ¬осточной –имской империи в границах 913 г.

«аключенный на этих услови€х мир сохран€лс€ 42 года, однако фактически это была передышка.  омпромисс лишь высвечивал несовместимость церковного подчинени€ и политической независимости, что неустанно подчеркивал —имеон.   927 г. стало уже невозможно игнорировать эту проблему.

ƒва ведущих государства православно-христианского мира обрекли себ€ на борьбу до победного конца. Ќа первый взгл€д может показатьс€, что все зло коренилось в самой личности —имеона. Ќо главна€ причина катастрофы крылась в неизбежности подчинени€ церкви государству в ¬осточной –имской империи. »менно это обсто€тельство заставило —имеона стать на неверный путь, а возвращение с полпути оказалось невозможным. ¬ обществе никогда нет места более чем дл€ одного универсального государства.

ѕервый раунд борьбы закончилс€ в 972 г. поражением болгар и аннексией ¬осточной Ѕолгарии. ќднако уже через четыре года остатки болгарского государства объединились под началом новой династии, и следующие полвека православное общество содрогалось в конвульси€х войн. –ешающий удар был нанесен в 1018 г. византийским императором ¬асилием II. ¬ойна, дливша€с€ более ста лет, закончилась объединением всего православного мира (к тому времени крещена€ –усь также молчаливо признала единоначалие византийской власти, предполагавшеес€ самим актом крещени€) [448]. ќднако жертвой зат€нувшегос€ конфликта оказалось не болгарское государство, которое в конце концов просто включили в состав ¬осточной –имской империи. Ќасто€щей жертвой стала победивша€ импери€. –асплату за победу пришла в 1071 г., когда ћалую јзию зан€ли тюрки-сельджуки.

» если Ѕолгари€ после серии неудачных попыток все же получила свободу в 1185-1187 гг. [449], то ¬осточна€ –имска€ импери€ так и не сумела оправитьс€ от сверхъестественного перенапр€жени€ изматывающих войн, приведших страну к хаосу. ¬изанти€ вышла из них т€желобольным обществом. ¬о-первых, ее поразил глубочайший аграрный кризис; во-вторых, жизненные силы подтачивал рост милитаризма.  ресть€нство ћалой јзии, платившее налоги и поставл€вшее воинов, разор€лось.  огда центральную часть ћалой јзии зан€ли тюрки-сельджуки, кресть€не приветствовали завоевателей и широко принимали мусульманство. ќни восприн€ли это как освобождение от грабителей-землевладельцев и сборщиков налогов. ћассовое культурное и религиозное отступничество кресть€н говорит о том, что задолго до того, как на исторической сцене по€вились тюрки, кресть€нство ¬изантии уже было полностью отчуждено не только от политического режима, но и от православно-христианской цивилизации в целом.

≈сли восточноримский аграрный кризис привел к столь катастрофической разв€зке, сама катастрофа еще более углубл€лась растущим милитаризмом. ƒаже не дожида€сь окончательной победы над Ѕолгарией, византийское правительство столь радикально переменило свою политику, что стало само разв€зывать войны против мусульман. — 926 г., когда ¬изанти€ впервые послала экспедиционные войска на ≈вфрат, агресси€ не прекращалась в течение 125 лет [450], что, конечно, усугубл€ло внутренние проблемы, и без того обостренные войнами с Ѕолгарией.

¬ыбрав политику завоеваний, пожертвовав стабильностью и безопасностью страны, византийское правительство продемонстрировало, что оно утратило дух умеренности и сдержанности. Ёто, однако, не было ни игрой случай, ни коварным ударом судьбы, ни Ђзавистью боговї. ѕервоначальный восточноримский этос в корне переменилс€. » перемена эта произошла благодар€ внутреннему импульсу, а не внешнему воздействию. ѕоскольку призрак –имской империи мог поселитьс€ только в одном доме, борьба между  онстантинополем и его болгарским двойником неизбежно должна была закончитьс€ обращением Ѕолгарии в православие. ¬ братоубийственной войне между идолизированными призраками и потерпела свое поражение православна€ цивилизаци€.

Ёта трагическа€ истори€ проливает свет не просто на кару Ќемезиды за поклонение эфемерному институту, а на нечто большее; она показывает извращенную и греховную природу самого идолопоклонства, которое есть замена целого частью и обожествление твари вместо “ворца.

 

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-24; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 273 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—ложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства. © јмели€ Ёрхарт
==> читать все изречени€...

1317 - | 1280 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.035 с.