Лекции.Орг


Поиск:




Глава 19. Взломщики, амулеты и история моды




Бэкхен нервничал. Он не в первый раз переминался с ноги на ногу, глядя на цифровой замок с неприязнью, будто тот был злой собакой и собирался укусить.
- 8648, - пробормотал Бэкхен вслух, выдохнул и потянулся к клавишам, ворча, что этот код слишком простой и кое-кто совершенно не заботится о своей безопасности.
Замок мелодичным сигналом позволил ему войти. Бэкхен переступил порог с замирающим сердцем. Хотя он множество раз открывал эту дверь раньше, сегодня он стал взломщиком. И даже не уверен, что цель того стоит. Знакомая до миллиметра прихожая, Бэкхен мог бы ориентироваться в этой квартире с закрытыми глазами. Но сегодня глаза придется широко открыть. Он скинул обувь, направился в комнату и остановился за дверью. Сердце снова забилось. Лучше бы там была собака, они хотя бы не могут рассказать о визитерах. Глубоко вздохнул и вошел.
- Веришь-нет, но это ради общего блага, - доверительно сказал он пушистому кактусу. Фыркнул, пытаясь избавиться от мысли, что только чокнутые (или друиды) пытаются подружиться с растениями, - я знаю, раньше у нас как-то не срослось. Но если ты будешь хорошим цветочком и… - Бэкхен махнул рукой и повернулся к кактусу спиной, - забей. Я знаю, что ты меня терпеть не можешь.
Подошел к стеллажу и принялся вдумчиво рассматривать корешки книг. Некоторые тома только прикидывались книгами, но Бэкхен никак не мог вспомнить, которая из шкатулок ему нужна. Открывать все подряд не хотелось.
- Ну, допустим, - вздохнул Бэкхен, полагаясь на интуицию, и вытянул с полки изящно оформленный зеленый с рыжим томик.
Раскрыл, в первый момент подумав, что цапнул настоящую книгу, но склеенные первые страницы перевернулись и предъявили лакированное нутро. Бэкхен огляделся, но вытряхивать содержимое на стол все-таки не решился. Вещь, которая его интересовала, могла оказаться слишком хрупкой. Он поставил шкатулку на подоконник, пытаясь поймать побольше света, и принялся по одной вытягивать бумаги, ее заполняющие. Театральные билеты, концертные билеты, билеты в кино и на выставки, квитанции за парковку, корешки посадочных талонов, автобусных, самолетных и даже парочка с парома. Бэкхен раздраженно выдыхал, время стучало в кончиках пальцев, а билеты все не кончались. Он уже почти решил, что выбрал неправильную шкатулку, когда вместо очередного кусочка глянцевой бумаги пальцы нащупали что-то плотное и слишком толстое для билета. Бэкхен очень осторожно развернул бумажный пакетик, вытряхнул на ладонь бархатную салфетку из тех, в которых хранят обычно ювелирные украшения. Отогнул уголок и закатное солнце заиграло на гранях мириадами радужных огоньков. Вздрогнув, Бэкхен завернул крошечную вещицу снова в бархат, затолкал салфетку в пакетик, спрятал в карман и принялся наводить порядок. Руки дрожали, когда он натягивал ботинки.
- Прости, - прошептал он, обращаясь к лязгнувшему защелкой замку, - я верну.
Карман жгло почти физически. Бэкхен очень хотел избавиться от безделушки, которую сам когда-то подарил, но пришлось сдержаться. Он несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и вытащил телефон.
- Привет, - он заулыбался, услышав радостный вопль на другом конце, - что делаешь? Хочешь, я приеду?
Улыбка растаяла, стоило положить трубку. Второй раз за день Бэкхен почувствовал себя предателем, но только пошагал ко входу в метро.

В уже знакомом подъезде он снова вытащил вещицу, вздохнул и аккуратно, будто ждал удара током, натянул на запястье невесомый браслет с хрустальными подвесками. Браслет отбрасывал на кожу очаровательные радужные отблески, Бэкхен немного полюбовался, тряхнул головой и стянул рукав пониже. Почти бегом поднялся на четвертый этаж, даже забывая привычно проклясть дома без лифта, и с силой надавил на кнопку звонка. Внутри что-то с грохотом упало, послышался приближающийся топот и Бэкхен снова не смог сдержать улыбку. Открыл рот, собираясь поздороваться и хоть как-то объяснить свое появление, но был втянут в квартиру, а затем в страстный поцелуй прямо возле двери.
- Можешь меня убить, - шепнул Чанёль, на секунду отрываясь от его губ, - но я все равно счастлив тебя видеть.
От лица Бэкхена отлила краска.
- По… почему убить… - пробормотал он, зажмурившись, когда Чанёль сдернул его шарф, чтобы добраться до алебастровой шеи.
- Потому что в прошлый раз ты сбежал, как на пожар, а перед этим что-то было про Чондэ и какие мы ужасные. И что в выходные мы точно не увидимся. А теперь ты сам звонишь и приходишь, и такой нервный,что едва стоишь на ногах. Если бы у тебя в безвольно опущенной руке еще подрагивал заряженный серебряным болтом арбалет…
- Что?! - Бэкхен расхохотался, - что еще за безвольные руки?
- Это из мюзикла, - гордо сказал Чанёль, - я пишу музыку к истории про оборотней, круто, да?
- Ты? Про оборотней?! - Бэкхен чувствовал, что это просто напряжение накопилось, но не мог перестать смеяться и вынужден был сползти по стене, прижимая ладони к ребрам, - да ладно! А кто написал либретто?
- Это дебютная работа какого-то парня, - Чанёль сел рядом с ним, далеко вытянув ноги, и дружелюбно ткнул кулаком в плечо, - эй, хён! Ты что, не веришь в мою музыку?
- Я обожаю твою музыку, - проникновенно сказал Бэкхен, вытирая выступившие от смеха слезы, - но как подумаю, что это история про оборотней…
- Ага, я тоже сначала радовался, - покивал тот, - а потом столько работы навалилось, что ржать было некогда.
- Подожди-ка. - Бэкхен взял его за плечи, отодвинулся и сощурился, сурово глядя в глаза, - кто ты и где Пак Чанёль?
Оборотень похлопал ресницами. Бэкхен фыркнул.
- А, не, все нормально. Просто чтобы тебе и было некогда ржать… ладно.
Он поднялся, пошатываясь, как после выматывающей тренировки.
- Раз уж я здесь, то что у нас на ужин?
Чанёль подавился воздухом и уставился на него.
- Так, кто ты и где Бён Бэкхен?! - рыкнул он, потом махнул рукой и шагнул на кухню, - мне все равно. Даже если ты двойник из будущего, если ты согласен даже остаться на ужин, я могу с этим жить. Надеюсь, мир захватывать не придется.
- Только спасать, - сурово кивнул Бэкхен, устраиваясь за столом.
Подвески браслета приятно холодили кожу.
- Кстати, - не удержался энергетик, - арбалет - штука слишком тяжелая. И если подрагивал в опущенной руке, то не потому, что она безвольная, а потому что одной рукой эту канделябру не…
Чанёль закатил глаза, кинул лопатку в раковину, шагнул к Бэкхену и прижался к его губам, требовательно прекращая рассуждения.
- У меня к тебе дело, - прошептал Бэкхен, притянув его на соседний стул и забираясь на колени, - и это очень важно.
- И как-то связано с защитным амулетом? - поинтересовался Чанёль, взял Бэкхена за запястье, поддел кончиками пальцев браслет и провел губами по нежной коже, лукаво глядя в глаза. Бэкхен замотал головой.
- Совсем чуть-чуть, - извиняющимся тоном сказал он, запрокинул голову, когда Чанёль перешел от расцеловывания рук к шее, - просто на всякий случай.
- Хочешь сказать, в моем доме есть что-то настолько опасное, что тебе понадобился амулет? - недоверчиво выдохнул Чанёль, потянув зубами мочку уха.
Бэкхен согласно простонал и нетерпеливо дернул его футболку.
- Судя по всему, важное дело ждет, - хмыкнул Чанёль, небрежно смахнул со стола уже разложенные палочки, ложки и салфетки, и под мелодичный звон падающего металла уложил на стол Бэкхена.

***


Чондэ спал беспокойно, но крепко. Лу Хан то и дело возникал в комнате, пару секунд смотрел на него, но молча возвращался в кофейню. Только один раз подошел и неуверенно поднес ладонь ко лбу друида, надеясь хоть чуть-чуть охладить его. Чондэ застонал, машинально придвигаясь ближе, и Лу Хан дернулся от неожиданности, отпрыгнул, прижав руку к груди. За спиной возник Тао.
- Геге, ты что творишь?
- Сам не знаю, - признался тот, - где Мин?
- Еще не вернулся, - младший призрак понизил голос, - как... что нам делать, как думаешь?
- Ждать, - Лу Хан вздохнул, - но он так жутко спит...
- Как Минсок-ге мог уйти сейчас!
Тао подкрался к дивану, тревожно вглядываясь в лицо Чондэ.
- Он такой бледный и жутко горячий, - поделился своим опытом Лу Хан. - Вдруг ему совсем плохо...
- Мы позвоним в скорую, - неуверенно предположил Тао.
Лу Хан кивнул. Чондэ снова тихонько простонал, призраки схватились за руки.
- Думаешь, пора звонить?
- Я не знаю. Мин знает, что делать.
- Но он еще не вернулся.
Чондэ лениво открыл глаза.
- Вы достали ворковать над ухом, - проворчал он, - хоть переводите.
- Прости, что разбудили, - вежливый Лу Хан перешел на корейский, - мы просто волновались.
- Угу, - Чондэ свернулся поудобнее и снова заснул.
Призраки порядком перепугались, решив, что он потерял сознание, но после недолгой дискуссии решили, что люди в отключке так шумно не дышат. Внизу звякнул колокольчик, заставив Лу Хана привычно раздраженно выдохнуть. Призраки метнулись в кофейню.
- А Энциклопедию Мифов никак нельзя взять на дом?
Лу Хан несколько секунд смотрел в незамутненные сомнениями глаза посетителя, пытаясь осознать услышанное.
- Что?! - переспросил Тао.
- Всего на один день! - добил посетитель, невинно моргая, - пожалуйста.
Лу Хан отодвинул плечом Тао и лучезарно улыбнулся.
- Библиотека вниз по улице, - медленно и мягко сказал он, - это кофейня.
Незнакомец огляделся.
- А у вас Энциклопедии Мифов разве нет?
- Нет, - сказал Тао и печально развел руками, - извините.
- Ничего страшного, - с тяжелым вздохом посетитель покачал головой и ушел.
- Как по-твоему, что это было?! - спросил Тао, почему-то шепотом.
Лу Хан пожал плечами.
- Главное, что ушел.
Колокольчик снова звякнул и призраки дружно вздрогнули, поворачиваясь.
- Что это с вами?! - со смехом спросил Минсок.
- Ничего. Работаем, стараемся.
Тао глянул на старшего, но на всякий случай согласно кивнул.
- Наконец-то явился, - тоном сварливой жены добавил Лу Хан. - Немедленно иди наверх и вылечи Чондэ.
- Иду, - Минсок шагнул к лестнице, встряхнув в руках пакетик с логотипом аптеки. - Нам очень не хватает какого-нибудь прирожденного лекаря, вам не кажется?
- Не кажется, ты и сам справишься! - Лу Хан замахал на него руками, - давай-давай, иди к нему.
Минсок ушел, а Тао подобрался поближе и обнял другого призрака, сложив голову на плечо.
- Ты ведь надеешься, что они будут вместе?
- А почему нет? Я понимаю, что мешает Минсоку, но уже все знают...
Он сбился с мысли, случайно глянув на входную дверь. За стеклом стоял бледный от ярости Сехун, вцепившись в дверную ручку, и сверлил взглядом призраков.
- Ой, - задумчиво сказал Лу Хан.
Тао благоразумно растворился в воздухе, оставив старшего призрака невинно хлопать ресницами. Сехун рванул дверь с такой силой, что колокольчик захлебнулся трелью.
- Ты! - он остановился рядом с Лу Ханом, глубоко засунув руки в карманы.
- Я, - на всякий случай согласился тот, еще раз взмахнул ресницами, но Сехун почему-то не растрогался, только шумно вздохнул, втягивая воздух сквозь сжатые зубы.
- Лу-хён, - начал он, - я в целом понимаю, что шансов встречаться с тобой у меня немного. Но ты все равно мне нравишься. Мне нравится твой голос, твоя выпечка, то, как ты иногда подвисаешь в воздухе, когда задумаешься, как дергаешь шарф или грызешь корицу. Мне нравится, когда ты злишься и щуришься, и когда ты думаешь, что тебя никто не видит, и делаешь эту странную мордашку во время работы, и когда ты улыбаешься, твои глаза почти сияют.
Лу Хан слушал очень внимательно. Тон Сехуна звучал слишком серьезно для признания. Оборотень перевел дыхание и продолжил.
- Мне нравится в тебе всё. Иногда я возвращаюсь домой и говорю себе, что должен прекратить чувствовать это, но потом просыпаюсь и понимаю, что ты занял слишком много места в моей жизни. Я люблю тебя.
Лу Хан открыл рот, но Сехун жестом заставил его замолчать.
- Я люблю тебя, - повторил он мрачно, - но тебя не существует.
- Но… - подавившись воздухом, возмутился Лу Хан.
Сехун снова отмахнулся.
- Для Тао ты есть, - с горечью сказал он, - а для меня нет. Давай перенесем нашу встречу.
- Почему? - чуть слышно спросил Лу Хан. Где-то в позвоночнике появилась нервная дрожь, призрак дергал кончики шарфа, пытаясь успокоиться. Сехун сжал губы, глядя в испуганные глаза призрака, но все-таки закончил мысль:
- Мне нужно подумать. И я пока не хочу тебя видеть.
Он развернулся и ушел, снова хлопнув дверью. Колокольчик зашелся в яростном звоне, но Лу Хан даже не вздрогнул.
- Меня не существует, - тихо повторил он, будто пробовал слова на вкус.
Имбирная горечь сжала горло, приправилась мерзкой анисовой сладостью.
Больно.
- Появляйся, - коротко потребовал он.
Тао вышел из-за стеллажа.
- Мне очень жаль.
- Ага, - не слушая, кивнул Лу Хан, - побудь в зале, я на кухню.
- Геге! - Тао остановил его, схватив за рукав, - я не могу работать в зале, моя одежда слишком….
- И не трогай меня, - Лу Хан выдернул руку и ушел, не затрудняя себя перемещением по полу.

Примечание к части

(поскольку вайфай вокруг меня прекрасен и удивителен, глава не редактировалась и [почти] все желающие потыкать волшебное сочетание клавиш и показать опечатку будут встречены без восторга, но с благодарностью~~ Love, Leny~)





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 284 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Не будет большим злом, если студент впадет в заблуждение; если же ошибаются великие умы, мир дорого оплачивает их ошибки. © Никола Тесла
==> читать все изречения...

848 - | 659 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.