Ћекции.ќрг


ѕоиск:




 атегории:

јстрономи€
Ѕиологи€
√еографи€
ƒругие €зыки
»нтернет
»нформатика
»стори€
 ультура
Ћитература
Ћогика
ћатематика
ћедицина
ћеханика
ќхрана труда
ѕедагогика
ѕолитика
ѕраво
ѕсихологи€
–елиги€
–иторика
—оциологи€
—порт
—троительство
“ехнологи€
“ранспорт
‘изика
‘илософи€
‘инансы
’ими€
Ёкологи€
Ёкономика
Ёлектроника

 

 

 

 


ѕетербург, 2 августа 1839 года




¬о врем€ празднества в ѕетергофе € спросил у военного министра, каким образом можно получить разрешение посетить Ўлиссельбургскую крепость. —и€ важна€ персона Ч граф „ернышев: блест€щий адъютант, изысканный посланник јлександра при наполеоновском дворе превратилс€ ныне в серьезного, вли€тельного человека и одного из самых зан€тых министров в империи Ч вс€кое утро он непременно работает вместе с императором. Ђя доложу императору о вашем желанииї, Ч отвечал он мне. “он, в котором к осторожности примешивалось легкое удивление, заставил мен€ обратить особенное внимание на этот ответ. ѕусть мне мо€ просьба казалась совсем простой, однако в глазах министра она выгл€дела отнюдь не пуст€ком. ѕомышл€ть о том, чтобы посетить крепость, ставшую исторической со времени заточени€ и смерти в ней »вана VI, что приключилось в царствование императрицы ≈лизаветы Ч кака€ неслыханна€ дерзость!.. € пон€л, что, сам того не подозрева€, задел какую-то чувствительную струну, и умолк. Ќесколько дней спуст€, а именно позавчера, готов€сь уже к отъезду в ћоскву, получил € послание от военного министра; в нем сообщалось, что мне разрешено осмотреть Ўлиссельбургские шлюзы.

Ёта древн€€ шведска€ крепость, которую ѕетр I назвал ключом к Ѕалтийскому морю, расположена как раз у истоков Ќевы, на одном из островов Ћадожского озера, водоспуском которого, собственно говор€, и €вл€етс€ река: она своего рода естественный канал, по нему воды озера перетекают в ‘инский залив. Ќо кроме того канал этот, Ќеву, питает обильный водный поток, который и считаетс€ единственным источником реки; в Ўлиссельбурге видно, как ключ этот бьет под накрывающими его водами озера, пр€мо под стенами крепости, и озерные волны, стека€ по водостоку, сразу мешаютс€ с водами источника, вбирают их в себ€ и увлекают за собой; это одна из величайших природных достопримечательностей, какие есть в –оссии; а здешний пейзаж, хоть и совсем плоский, как и вообще русские пейзажи, все же один из любопытнейших в окрестност€х ѕетербурга. —пуска€сь по шлюзам, корабли избегают опасности: они проход€т вдоль озера, не проплыва€ над источником Ќевы, и, не пересека€ озера, попадают в реку примерно в полулье ниже него.

¬от это-то прекрасное сооружение мне и разрешили изучить во всех подробност€х Ч € просилс€ в государственную тюрьму, а в ответ получаю шлюзы. ¬ конце своей записки военный министр сообщал, что генерал-адъютант, начальник над всеми пут€ми сообщени€ в империи, получил приказание проследить, чтобы мое путешествие прошло без вс€ких затруднений. Ѕез затруднений!.. о Ѕоже! на какую докуку обрек € себ€ своим любопытством! и какой получил урок осмотрительности, претерпева€ все эти церемонии, что выдавались за учтивость! Ќе воспользоватьс€ разрешением, когда по всем дорогам разосланы относительно мен€ приказы, значило бы заслужить упрек в неблагодарности; осмотреть же с русской дотошностью шлюзы, даже не повидав Ўлиссельбургского замка, означало по доброй воле попастьс€ в западню и потер€ть целый день Ч потер€ немаловажна€, учитыва€, что близилс€ конец лета, а € намеревалс€ еще многое повидать в –оссии, не остава€сь, однако, здесь зимовать.

я только излагаю факты: выводы вы сделаете сами. —вободно обсуждать беззакони€, творившиес€ в царствование ≈лизаветы, здесь покуда не дозволено; все, что наводит на размышлени€ о законности нынешней власти, почитаетс€ за богохульство; стало быть, мою просьбу надобно было представить пред очи императора; тот не желает ни удовлетворить мою просьбу, ни отказать в ней; он мен€ет ее содержание и дозвол€ет мне восхищатьс€ чудом техники, о котором € и не помышл€л; от императора разрешение это вновь спускаетс€ к министру, от министра к главноуправл€ющему пут€ми сообщений, от него к главному инженеру и, наконец, к унтер-офицеру, которому поручено мен€ сопровождать, служить мне проводником и отвечать за мою безопасность в продолжение всего путешестви€ Ч милость, отчасти напоминающа€ турецкий обычай в виде почести приставл€ть к иностранцам €нычараЕ —ей знак покровительства слишком походил на про€вление подозрительности, а потому не столько льстил, сколько сковывал; так что €, скрыва€ досаду и комка€ в руках рекомендательное письмо министра, говорил себе: Ђ н€зь ***, которого € встретил на корабле в “равемюнде, был совершенно прав, восклица€, что –осси€ Ч это страна бессмысленных формальностейї. я отправилс€ к генерал-адъютанту, главноуправл€ющему пут€ми сообщений, и т. д. и т. п. Ч просить об исполнении высочайшего повелени€. Ќачальник то ли не принимал, то ли его не случилось дома; мне вел€т прийти завтра, €, не жела€ тер€ть лишний день, про€вл€ю настойчивость, и мне говор€т, чтобы € приходил вечером. я прихожу и застаю наконец сию важную персону; он принимает мен€ с той учтивостью, к какой € уже приучен здешними должностными лицами, и после четвертьчасового визита € удал€юсь, снабженный всеми необходимыми приказани€ми, адресованными, заметьте, не коменданту замка, а шлиссельбургскому инженеру! ѕроводив мен€ до передней, хоз€ин дома обещал, что назавтра в четыре утра у дверей гостиницы мен€ будет ожидать унтер-офицер. я не уснул ни на минуту; € был поражен одной идеей, котора€ вам покажетс€ безумной, Ч идеей, что благодетель мой может оказатьс€ палачом. ј что если этот человек не отвезет мен€ в Ўлиссельбург, за восемнадцать лье от ѕетербурга, а вместо этого по выезде из города предъ€вит приказ препроводить мен€ в —ибирь, дабы € искупал там свое неподобающее любопытство Ч что € тогда буду делать, что скажу? дл€ начала надобно будет повиноватьс€; а потом, когда доберусь до “обольска, если доберусь, € стану протестоватьЕ ”чтивость мен€ не успокаивает, напротив: € ведь отнюдь не забыл, как один из министров, обласканный јлександром, был схвачен фельдъегерем пр€мо на пороге кабинета императора, который отдал приказ отправить его в —ибирь из дворца, не дав ни на минуту заехать домой. ћножество других примеров подобного же рода наказаний подкрепл€ли мои предчувстви€ и будоражили воображение. “о, что € иностранец, нимало не гарантирует мне безопасность:[56]€ воскрешал в пам€ти обсто€тельства пленени€  оцебу, который в начале нашего столети€ также был схвачен фельдъегерем и единым духом, как и € (себ€ € почитал уже в пути), препровожден в “обольск.  онечно, ссылка немецкого поэта длилась всего полтора мес€ца, так что в юности € сме€лс€ над его жалобами; но в эту ночь мне было не до смеха. “о ли веро€тное сходство наших судеб заставило мен€ переменить точку зрени€, то ли возраст прибавил мне справедливости, но мне от всего сердца было жаль  оцебу. Ќельз€ оценивать подобную пытку по ее продолжительности: путешествие на телеге по дороге длиною в тыс€чу восемьсот лье, мощенной бревнами, да еще в этом климате, Ч физическа€ мука, нестерпима€ дл€ очень многих; но даже если не брать ее в расчет, кто не посочувствует бедному иностранцу, оторванному от друзей, от семьи и в течение полутора мес€цев считающему, что ему суждено кончить дни свои в безым€нных, безграничных пустын€х, среди злоумышленников и их тюремщиков, да хоть бы и среди более или менее высокопоставленных чиновников? ѕодобна€ перспектива хуже смерти, ее вполне достаточно, чтобы умереть либо по крайней мере помутитьс€ рассудком. ѕосол потребует моего освобождени€; да, но полтора мес€ца € буду чувствовать, что дл€ мен€ началась вечна€ ссылка! ѕрибавьте к этому, что, невзира€ ни на какие протесты, коли здесь усмотр€т высший интерес в том, чтобы от мен€ избавитьс€, то распуст€т слух, будто лодка, в которой € каталс€ по Ћадожскому озеру, перевернулась. — такими вещами сталкиваешьс€ каждый день. —танет ли французский посол извлекать мен€ со дна этой бездны? ≈му скажут, что тело мое искали, но безуспешно, и поскольку достоинство нашей нации не пострадает, он будет удовлетворен, а € Ч уничтожен. „ем провинилс€  оцебу? ≈го стали бо€тьс€, потому что он открыто выражал свои взгл€ды, а в –оссии сочли, что не все они равно благопри€тны в отношении установившегос€ здесь пор€дка вещей. Ќо кто убедит мен€, что € не заслуживаю точно такого же упрека либо Ч этого уже достаточно Ч такого же подозрени€? ¬от что говорил € себе, не в силах оставатьс€ в постели и шага€ взад-вперед по комнате. –азве не одержим € той же манией Ч думать и писать? ≈сли € посею малейшее сомнение в себе, разве могу € рассчитывать на то, что со мной обойдутс€ почтительнее, нежели со множеством людей, куда более вли€тельных и заметных, чем €? Ќапрасно твердил € всем, что не стану ничего публиковать об этой стране: словам моим, скорее всего, тем меньше веры, чем больше восторгаюсь € всем, что мне показывают; как ни обольщайс€, нельз€ же думать, что все мне нравитс€ в равной мере. –усские Ч знатоки по части осмотрительности и лжиЕ   тому же за мной след€т, как след€т здесь за вс€ким иностранцем Ч а значит, им известно, что € пишу письма и храню их; известно им и то, что, уезжа€ из города даже на день, € всегда беру с собой эти загадочные бумаги в большом портфеле; быть может, им придет в голову узнать насто€щие мои мысли. ћне устро€т засаду где-нибудь в лесу; на мен€ нападут, ограб€т, чтобы отн€ть бумаги, и убьют, чтобы заставить молчать. ¬от такие страхи одолевали мен€ всю позавчерашнюю ночь, и хот€ вчера € без вс€ких приключений осмотрел Ўлиссельбургскую крепость, они все же не настолько нелепы, чтобы € освободилс€ от них до конца путешестви€. Ќапрасно твердил € себе, что русска€ полици€, осторожна€, просвещенна€, хорошо осведомленна€, позвол€ет себе чрезвычайные меры лишь тогда, когда считает это необходимым; что € придаю слишком много значени€ своим заметкам и своей особе, если воображаю, будто могут они обеспокоить людей, прав€щих этой империей, Ч все эти, и еще многие другие причины чувствовать себ€ в безопасности, от описани€ которых € воздержусь, представл€ютс€ мне скорее благовидными, нежели обоснованными; по опыту мне слишком хорошо известна мелочна€ придирчивость, свойственна€ весьма и весьма вли€тельным лицам; дл€ того, кто хочет скрыть, что господство его основано на страхе, нет ничего маловажного; а тот, кто придает значение чужому мнению, не может пренебрегать мнением человека независимого и пишущего: правительство, которое живо тайной и сила которого в скрытности, чтобы не сказать в притворстве, впадает в €рость от любого пуст€ка; все ему кажетс€ существенным; одним словом, тщеславие мое вкупе с размышлени€ми и воспоминани€ми убеждают, что здесь € подвергаюсь известной опасности. я потому так подробно останавливаюсь на своих тревогах, что они дадут вам пон€тие об этой стране. ћожете считать мои страхи лишь игрой воображени€; € хочу сказать одно Ч подобна€ игра воображени€, несомненно, могла смутить мне рассудок только в ѕетербурге или в ћарокко. ќднако все мои опасени€ исчезают бесследно, едва приходит пора действовать; призраки бессонной ночи покидают мен€, когда € отправл€юсь в путь. ћалодушен € только в мысл€х, а в поступках смел; дл€ мен€ труднее энергично размышл€ть, нежели энергично действовать. ƒвижение придает мне храбрости Ч точно так же, как неподвижность заставл€ла быть мнительным.

¬чера утром, в п€ть часов, выехал € из дому в кол€ске, запр€женной четверкой лошадей; когда у русских отправл€ютс€ в деревню или путешествуют на почтовых, кучера запр€гают лошадей по-старинному, в р€д, и прав€т такой четверкой ловко и смело.

‘ельдъегерь мой расположилс€ впереди, на облучке, р€дом с кучером, и мы очень быстро промчались по ѕетербургу, оставив позади сначала богатую его часть, затем квартал мануфактур, где находитс€, среди прочего, великолепна€ стекольна€ фабрика, потом громадные бумагопр€дильни и еще множество других заводов, управл€емых по большей части англичанами. Ёта часть города похожа на колонию: здесь обитают фабриканты.

„еловека здесь цен€т лишь по тому, в каких отношени€х он состоит с власт€ми, а потому присутствие в моем экипаже фельдъегер€ производило действие неотразимое. —ей знак высочайшего покровительства превращал мен€ в важное лицо, и мой собственный кучер, что возит мен€ все то врем€, какое € нахожусь в ѕетербурге, казалось, вдруг возгордилс€ достоинством хоз€ина, дотоле ему неведомым; он взирал на мен€ с таким почтением, какого никогда прежде не изъ€вл€л; можно было подумать, что он вз€лс€ возместить мне все почести, каких до сих пор по неведению мен€ лишал. ѕешие кресть€не, кучера дрожек, извозчики Ч на всех оказывал магическое действие мой унтер-офицер; ему не было нужды грозить своей камчой Ч одним мановением пальца, словно по волшебству, он устран€л любые затруднени€; и толпа, обычно неподатлива€, становилась похожа на стаю угрей на дне садка: они свиваютс€ в разные стороны, стремглав уворачиваютс€, делаютс€, так сказать, незаметными, издалека заметив острогу в руке рыбака, Ч точно так же вели себ€ люди при приближении моего унтер-офицера.

я с ужасом наблюдал чудесное могущество этого представител€ власти и думал, что, получи он приказ не защищать мен€, а уничтожить, ему повиновались бы с той же аккуратностью. ѕроникнуть в эту страну трудно, это вызывает у мен€ досаду, но почти не пугает; куда больше поражает мен€, насколько трудно отсюда уехать. ѕростые люди говор€т: Ђ ак входишь в –оссию, так ворота широки, как выходишь, так узкиї. ѕри всей необъ€тности этой империи мне в ней мало простора; тюрьма может быть и обширной Ч узнику всегда будет в ней тесно. —огласен, это очередной плод воображени€, но возникнуть он мог только здесь. ѕод охраной своего солдата € быстро ехал вдоль берега Ќевы; из ѕетербурга выезжаешь по чему-то вроде деревенской улицы, чуть менее однообразной, чем те дороги, по которым мне приходилось ездить в –оссии до сих пор. ¬ид на реку, на миг открывавшийс€ кое-где сквозь березовые аллеи; череда довольно многочисленных фабрик и заводов, работающих, суд€ по всему, на полную мощность; бревенчатые деревушки Ч все это отчасти оживл€ло пейзаж. Ќе думайте, будто речь идет о природе, живописной в обычном понимании этого слова, Ч просто в этой части города местность не така€ убога€, как в другой, вот и все. ¬прочем, унылые виды чем-то особенно влекут мен€; в природе, от созерцани€ которой погружаешьс€ в мечты, всегда есть какое-то величие. ¬ качестве поэтического пейзажа берега Ќевы нрав€тс€ мне больше, нежели склон ћонмартра со стороны равнины —ен-ƒени или тучные нивы в Ѕос и Ѕри. я был удивлен внешним обликом некоторых деревень: их отличает неподдельное богатство и даже своего рода сельска€ изысканность, при€тна€ дл€ взора; все дома здесь дерев€нные; они сто€т в р€д вдоль единственной улицы и выгл€д€т вполне ухоженными. ѕо фасаду они покрашены, а украшени€ на коньке их крыш, можно сказать, претенциозны Ч ибо, сравнива€ всю эту внешнюю роскошь с почти полным отсутствием удобных вещей и с той нечистоплотностью, кака€ бросаетс€ вам в глаза внутри этих игрушечных жилищ, вы сожалеете о народе, еще не ведающем необходимых вещей, но уже познавшем вкус к излишествам. ѕри ближайшем же рассмотрении видишь, что на самом деле сараи эти весьма скверно построены. ѕочти не отесанные бревна, с вырезом в виде полукруга на обоих концах, вставленные одно в другое, образуют утлы хижины; между этими толстыми, плохо пригнанными балками остаютс€ щели, тщательно законопаченные просмоленным мхом, резкий запах которого ощущаетс€ по всему дому и даже на улице.

 рыши избушек украшены чем-то наподобие дерев€нного кружева; эта раскрашенна€ резьба похожа на узорные бумажки из кондитерских. Ёто доски, прибитые к щипцу крыши, который неизменно повернут в сторону улицы; с конька они спускаютс€ вниз. ¬се пристройки наход€тс€ на устланном досками дворе. Ќа слух это звучит красиво, не правда ли? но на глаз выгл€дит унылым и гр€зным. “ем не менее, когда € гл€жу снаружи на эти хижины, столь разукрашенные с улицы, они развлекают мен€; но € не в силах поверить, что их назначение Ч служить жилищем дл€ кресть€н, которых € вижу в пол€х. —о всей своей неверо€тной отделкой из досок, высверленных насквозь и сверкающих тыс€чью красок, они напоминают увитые цветочными гирл€ндами клетки, а обитатели их представл€ютс€ мне эдакими €рмарочными торговцами, чьи шатры уберут, как только кончитс€ праздник.

ѕовсюду тот же вкус ко всему, что бьет в глаза! — кресть€нином господин его обращаетс€ так же, как и с самим собой; и те и другие полагают, что украсить дорогу естественнее и при€тнее, чем убрать свой дом изнутри; все здесь живут тем, что внушают другим восхищение, а быть может, зависть. Ќо где же удовольствие, насто€щее удовольствие? сами русские, если бы задать им этот вопрос, пришли бы в большое замешательство.

¬ –оссии изобилие Ч предмет непомерного тщеслави€; € же люблю великолепие, только когда оно существует не дл€ видимости, и мысленно проклинаю все, что здесь пытаютс€ сделать предметом моего восхищени€. Ќации украшателей и обойщиков не удастс€ внушить мне ничего, кроме опасени€ быть обманутым; ступа€ на эти подмостки, в это царство декораций, € испытываю одно-единственное желание Ч попасть за кулисы, мной владеет искушение приподн€ть уголок холщового задника. я приезжаю, чтобы увидеть страну, Ч а попадаю в театр. я велел приготовить мне перемену лошадей в дес€ти лье от ѕетербурга, и в одной из деревень мен€ поджидала свежа€, в полной упр€жи четверка. “ам € обнаружил нечто вроде русской venta и зашел внутрь.  огда € путешествую, то не люблю упускать ничего из первых впечатлений; € дл€ того и разъезжаю по свету, чтобы испытать их, а описываю, чтобы освежить их в пам€ти. »так, € вышел из кол€ски, чтобы взгл€нуть на русскую ферму. ¬первые передо мною кресть€не у себ€ дома. ѕетергоф Ч это еще не насто€ща€ –осси€: сгрудивша€с€ там празднична€ толпа мен€ла обычный облик местности, перенос€ в деревню городские привычки. “ак что в сельской местности € оказываюсь в первый раз. ќбширный, весь из дерева сарай; с трех сторон дощатые стены, под ногами доски, над головой тоже доски Ч вот что первым делом бросаетс€ мне в глаза; € ступаю под крышу этого громадного склада, занимающего большую часть деревенского жилища, и, несмотр€ на сквозн€ки, в нос мне бьет запах лука, кислой капусты и старых смазных сапог, который испускают все деревни и их обитатели в –оссии.

¬нимание нескольких человек целиком поглощал заводской жеребец, прив€занный к столбу: они подковывали его, что было не так-то легко. ¬ руках у этих людей были веревки, чтобы стреножить буйное животное, куски шерсти, чтобы закрыть ему глаза, капцун и завертка, чтобы обуздать его бешеный нрав. Ёта отменна€ лошадь Ч с конного завода соседнего барина, сказали мне; в глубине того же сара€ кресть€нин, сто€ на очень маленькой, как все русские повозки, телеге, мечет на чердак не св€занную в снопы солому, вилами поднима€ ее над головой; другой кресть€нин подхватывает ее и уминает под крышей. „еловек восемь по-прежнему воз€тс€ вокруг лошади Ч все они отличаютс€ ростом и внешностью и приметно одеты. ќднако ж в област€х, прилегающих к столице, население некрасиво; собственно, его даже нельз€ назвать русским, ибо здесь множество представителей финской расы, напоминающих лапландцев. √овор€т, что во внутренних земл€х –оссийской империи мне снова встрет€тс€ те люди, схожие обликом с греческими стату€ми, которые попадались мне несколько раз в ѕетербурге: столичные господа из высшего общества набирают себе прислугу из уроженцев своих отдаленных владений.   огромному сараю, о котором € веду речь, примыкает низкое, не слишком просторное помещение; € вхожу Ч и словно попадаю в главную каюту какой-нибудь плывущей по реке плоскодонки или же внутрь бочки; стены, потолок, пол, скамейки, стол Ч все здесь дерев€нное и все €вл€ет собою груду балок и бочарных досок разной длины, но равно грубо отесанных. ѕо-прежнему вон€ет кислой капустой и смолой. ¬ этом закутке, душном и темном, поскольку двери в нем низкие, а окошки не больше чердачных, вижу € старуху, разливающую чай четырем-п€ти бородатым кресть€нам, которые одеты в бараньи шубы мехом внутрь (уже несколько дней, с 1 августа, сто€т довольно сильные холода); люди эти, по преимуществу низкорослые, сид€т за столом; их меховые шубы выгл€д€т на каждом по-разному, у них есть свой стиль, но гораздо больше от них вони Ч ничего нет хуже нее, кроме разве господских духов. Ќа столе сверкает медный самовар и заварочный чайник. „ай и здесь такой же хороший, умело заваренный, а если вам не хочетс€ пить его просто так, везде найдетс€ хорошее молоко.  огда столь из€щное питье подают в чулане, обставленном, словно гумно Ч Ђгумної € говорю из вежливости, Ч мне сразу вспоминаетс€ испанский шоколад. Ёто всего лишь один из тыс€чи контрастов, поражающих путешественника на каждом шагу, который делает он, оказавшись в гост€х у двух этих народов, равно необычных, но отличающихс€ друг от друга столь же сильно, сколь и климат, в каком они живут. ћне снова представл€етс€ случай повторить: русские живописны от природы; художник нашел бы среди окружавших мен€ людей и животных сюжет дл€ не одной прелестной картины.

 расна€ либо голуба€ кресть€нска€ рубаха с застежкой на ключице, ст€нута€ на чреслах по€сом, на который верх этого своеобразного военного плаща спадает античными складками, тогда как нижн€€ его часть разлетаетс€, словно туника, закрыва€ собой штаны (его в них не заправл€ют);[57]длинный, на персидский манер кафтан, зачастую не застегнутый, который нос€т поверх блузы в часы досуга; длинные волосы, падающие на щеки и разделенные надо лбом пробором, но сзади, чуть повыше затылка, коротко остриженные и открывающие мощную шею, Ч не правда ли, все это вместе образует убор неповторимый и из€щный?..  роткий и вместе свирепый облик русских кресть€н не лишен из€щества; статность, сила, не нарушающа€ легкости движений, гибкость, широкие плечи, кротка€ улыбка на устах, та смесь нежности и свирепости, что читаетс€ в их диком, печальном взоре, Ч все это придает им вид, настолько же отличный от вида наших землепашцев, насколько места, в которых обитают они, и земли, которые они возделывают, отличны от остальной ≈вропы. ƒл€ иностранца все здесь внове. ¬ здешних люд€х есть кака€-то €вна€, но неизъ€снима€ прелесть, сочетание восточной томности с романтической мечтательностью северных народов, Ч и все это облечено в первозданные, неотшлифованные, однако благородные формы, отчего обретает ценность врожденных дарований. Ќарод этот внушает к себе участие, но не доверие Ч вот еще один оттенок чувств, который € познал в –оссии. «дешние простолюдины Ч забавные пройдохи. »х можно было бы многому научить, но тогда их не нужно обманывать; когда же кресть€не вид€т, что господа либо прислужники господ лгут чаще, чем они сами, то продолжают еще сильнее коснеть в хитрости и низост€х. „тобы суметь привнести цивилизованность в народ, надобно чего-то стоить самому: варварство раба обличает испорченность господина.

≈сли вас удивл€ет непри€зненность моих суждений, удивлю вас еще больше и прибавлю, что всего лишь выражаю общее мнение: € только простодушно произношу вслух то, что все здесь скрывают из осторожности, которую вы бы перестали презирать, когда бы видели, как €, насколько си€ добродетель, исключающа€ множество других, необходима вс€кому, кто хочет жить в –оссии.

¬ этой стране нечистоплотно все и вс€; однако в домах и одежде гр€зь бросаетс€ в глаза сильнее, чем на люд€х: себ€ русские содержат довольно хорошо; по правде говор€, их парные бани выгл€д€т отталкивающе: в них моютс€ испарени€ми гор€чей воды Ч € бы предпочел просто чистую воду, и побольше; однако ж этот кип€щий туман омывает и укрепл€ет тело, хоть и старит прежде времени кожу. Ѕлагодар€ привычке к этим бан€м вам нередко встречаютс€ кресть€не с чистой бородой и волосами, чего не скажешь об их одежде. “еплые вещи сто€т дорого, поэтому их по необходимости нос€т долго, и они станов€тс€ гр€зными на вид гораздо раньше, чем истреплютс€; комнаты, призванные служить лишь защитой от холода, проветриваютс€, естественно, реже, чем жилища южан.  ак правило, неопр€тность у север€н, вечно запертых в доме, глубже и отвратительнее, чем у народов, живущих на солнце: дев€ть мес€цев в году русским недостает очистительного воздуха.

¬ некоторых губерни€х работный люд носит на голове картуз темно-синего сукна в форме м€ча. ќн похож на головной убор бонз; русские знают и множество иных способов покрывать голову, и все эти шл€пы и колпаки довольно при€тны на взгл€д. —колько в них вкуса Ч по сравнению с вызывающей небрежностью простонародь€ в окрестност€х ѕарижа!  огда русские работают с непокрытой головой, то длинные волосы могут стать им помехой; чтобы избавить себ€ от этого неудобства, они придумали венчать себ€ диадемой,[58]иначе говор€, зав€зывать вокруг головы ленту, тесьму, камышинку, стебель тростника, кожаный ремешок; эта диадема, груба€, но всегда из€щно пов€занна€, идет через лоб и не дает растрепатьс€ волосам; молодым люд€м она к лицу, а поскольку у мужчин этой расы голова, как правило, овальна€ и при€тной формы, то из рабочей прически они сделали себе украшение. Ќо что вам сказать о женщинах? ¬се те, что встречались мне до сих пор, выгл€дели отталкивающе. ¬ этой своей поездке € наде€лс€ увидеть хоть несколько красивых сел€нок. ќднако здесь, как и в ѕетербурге, они толсты, низкорослы, а платье подпо€сывают под мышками, повыше груди, котора€ свободно болтаетс€ у них под юбкой Ч омерзительное зрелище! ѕрибавьте к этому бесформенному облику, прин€тому по доброй воле, большие мужские сапоги из вонючей, жирной кожи и нечто вроде кожуха из бараньей шкуры, наподобие той, из которой сшиты шубы их мужей, и у вас составитс€ представление о существе вполне непривлекательном; к несчастью, представление это будет абсолютно точным. ¬ довершение уродства мехова€ одежда у женщин не такого из€щного покро€, как полушубок у мужчин, и к тому же обычно сильней изъедена черв€ми Ч что, веро€тно, объ€сн€етс€ похвальной бережливостью; это в буквальном смысле лохмоть€!.. “аков женский убор. Ѕез сомнени€, ни в одной стране прекрасный пол так не отвергает вс€кое кокетство, как кресть€нки в –оссии (говорю о том уголке страны, который видел); и тем не менее женщины эти приход€тс€ матер€ми солдатам, гордости императора, и тем красавцам кучерам, которых видишь на петербургских улицах и на которых так ладно сидит арм€к и персидский кафтан. ѕо правде говор€, большинство женщин, встречающихс€ в окрестност€х ѕетербурга, принадлежат к финской расе. ћен€ увер€ли, что в глубинных област€х страны, куда € еще отправлюсь, есть кресть€нки редкой красоты. ƒорога, что ведет из ѕетербурга в Ўлиссельбург, на некоторых участках довольно скверна€: то попадаешь на ней в глубокий песок, то в жидкую гр€зь, поверх которой набросаны доски, ничем не помогающие пешеходам и создающие преп€тстви€ дл€ карет; эти дурно пригнанные куски дерева, раскачива€сь, обдают вас брызгами даже в глубине кол€ски Ч и это еще самое малое из неудобств, какие испытываешь на этой дороге; тут есть кое-что и похуже досок: € говорю о круглых нерасколотых бревнах, которые так, необработанными, положены поперек дороги на некоторых болотистых участках, какие вам приходитс€ врем€ от времени пересекать: их зыбка€ почва поглотила бы любой другой материал, кроме бревен. Ќа беду, сей грубый, ход€щий ходуном паркет, положенный поверх гр€зи, составлен из плохо пригнанных и неравных по величине кусков дерева; и все это шаткое сооружение пл€шет под колесами в вечно раскисшей почве, не имеющей дна и проседающей при малейшем нажиме. ѕри тех скорост€х, на каких путешествуют в –оссии, карета на подобных дорогах вскоре разлетаетс€ на куски; люди ломают себе кости, и на каждой версте из кол€сок со всех сторон вылетают болты; железные ободь€ колес раскалываютс€, рессоры разлетаютс€; из-за этого всего экипажи по необходимости свод€тс€ к своему простейшему обличью, к чему-то вполне примитивному, вроде телеги. ≈сли не считать знаменитого шоссе между ѕетербургом и ћосквой, дорога на Ўлиссельбург Ч одна из тех, где меньше всего этих устрашающих кругл€ков. » все же по пути € насчитал множество скверных дощатых мостов, один из которых показалс€ мне просто опасным. ¬ –оссии человеческа€ жизнь не ставитс€ ни во что.  ак можно испытывать отцовские чувства, име€ шестьдес€т миллионов детей? ¬ Ўлиссельбурге мен€ ждали, и € был прин€т инженером, руководившим работами на шлюзах.

Ћадожский канал в теперешнем своем виде идет вдоль той части озера, что расположена между городом Ћадога и Ўлиссельбургом; сооружение это великолепно; служит оно дл€ того, чтобы предохранить корабли от тех опасностей, каким они некогда подвергались из-за бурь на озере; ныне лодки огибают это бурное море, и ураганы больше не угрожают навигации, котора€ в свое врем€ слыла чрезвычайно рискованной среди даже самых отча€нных мор€ков.[59]ѕогода была облачна€, холодна€, ветрена€; едва успел € выйти из кол€ски перед домом инженера, добротным дерев€нным жилищем, как он сам препроводил мен€ во вполне приличную гостиную и, предложив слегка перекусить, со своеобразной супружеской гордостью представил молодой красивой женщине; то была его жена. ќна поджидала мен€ в одиночестве, сид€ на канапе, и не встала, когда € вошел; она все врем€ молчала, потому что не знала по-французски, и не осмеливалась пошевелитьс€, уж не знаю почему; быть может, она принимала неподвижность за изъ€вление учтивости, а нат€нутый вид за свидетельство хорошего вкуса; принима€ мен€ у себ€ дома, она оказывала мне честь по-своему Ч не позвол€€ себе ни единого движени€; казалось, она старательно изображает передо мною статую гостеприимства, облаченную в белый с розовым подбоем муслин; нар€д ее был скорее прихотлив, нежели элегантен; разгл€дыва€ ее затканную узорами юбку на шелковой подкладке, открытую спереди, и все те помпоны, которые она навесила на себ€, чтобы ослепить иностранца, Ч гл€д€, повтор€ю, на эту восковую фигуру, розовую, бесстрастную, расположившуюс€ на большой софе, от которой она словно не в силах была оторватьс€, € представл€л ее греческой мадонной на алтаре; дл€ полной иллюзии ей недоставало лишь не таких розовых губ и не таких свежих щек, оклада да золотых и серебр€ных накладок. я молча ел и грелс€; она же гл€дела на мен€, едва осмелива€сь отвести взгл€д, направленный куда-то выше моей головы Ч это значило бы пошевелить глазами, а неподвижна€ поза была ею прин€та столь твердо, что самый взор ее словно застыл.  огда бы € заподозрил, что причиной сего необыкновенного приема была застенчивость, € бы проникс€ к ней некоторой симпатией; но € не почувствовал ничего, кроме удивлени€, а в подобных случа€х чутье никогда мен€ не обманывает Ч в застенчивости € разбираюсь отлично. ’оз€ин предоставил мне созерцать сколько душе угодно этого зан€тного фарфорового болванчика, который стал дл€ мен€ лишним подтверждением того, что € уже знал, Ч а именно, что север€нки редко бывают естественными и что наигранность их, случаетс€, выдает себ€ даже и без слов; славный инженер был, казалось, польщен впечатлением, произведенным его супругою на иностранца: изумление мое он приписывал восхищению; однако ж, стрем€сь исполнить долг свой честь по чести, он в конце концов сказал: Ђ—ожалею, но € вынужден поторопить вас, у нас не так много времени, чтобы осмотреть работы, которые мне было велено показать вам во всех подробност€хї. я заранее был готов к этому удару и, не в силах отразить его, прин€л со смирением и позволил провожать себ€ от шлюза к шлюзу, неотступно и с бесполезным сожалением дума€ о крепости, усыпальнице юного »вана, к которой мен€ не желали подпускать. я ни на минуту не забывал об этой цели своей поездки, хоть и скрывал ее; скоро вы узнаете, как мне удалось ее достигнуть. ¬ас совершенно не интересует число кусков гранита, которые € видел за это утро, щитов, вставленных в желоба, что выточены посредине гранитных глыб, гранитных же плит, какими выложено дно канала, Ч и слава Ѕогу, ибо сообщить его € бы не смог; знайте только, что за первые дес€ть лет работы шлюзы ни разу не потребовали ремонта. ƒл€ такого климата, как на Ћадожском озере, где самый крепкий гранит, булыжник, мрамор выдерживают лишь несколько лет, подобна€ прочность поразительна.

¬еликолепна€ постройка эта предназначена дл€ того, чтобы выравнивать уровень воды Ћадожского канала и русла Ќевы у ее истока, на западной оконечности водоспуска, который через несколько сливов соедин€етс€ с рекой. „тобы сделать навигацию, котора€ из-за суровых зим открываетс€ всего на три-четыре мес€ца в году, сколько возможно легкой и быстрой, число водоспусков было умножено с расточительностью, достойной восхищени€.

»спользовались все возможности дл€ того, чтобы выполнить работы надежно и точно; где только представл€лс€ случай, дл€ мостов, парапетов и даже, повтор€ю с восхищением, дл€ русла канала брали финский гранит; дерев€нные постройки по тщательности своей отвечают этому роскошному материалу, Ч короче, здесь пустили в дело все изобретени€, все достижени€ современной науки, и в Ўлиссельбурге был исполнен труд, настолько совершенный в своем роде, насколько позвол€ют здешн€€ сурова€ природа и неблагодарный климат. ¬нутренн€€ навигаци€ в –оссии достойна того, чтобы привлечь к себе пристальное внимание всех специалистов; это один из главных источников богатства страны; благодар€ колоссальной, как все, что вершитс€ в этой »мперии, системе каналов здесь со времен ѕетра ¬еликого сумели соединить  аспийское море с Ѕалтийским через ¬олгу, Ћадогу и Ќеву, избавив корабли от опасностей. “ем самым воды, св€зующие север с югом, текут через всю ≈вропу и јзию. »з идеи этой, дерзкой по замыслу и дивной по осуществлению, родилось на свет одно из чудес цивилизованного мира: знать об этом прекрасно и полезно, однако € нашел, что смотреть на это весьма скучно, особенно под водительством одного из исполнителей сего шедевра; специалист питает к своему творению почтение, которого оно, бесспорно, заслуживает, но у простого зеваки вроде мен€ восхищение гаснет под грузом ничтожных подробностей, от которых € вас избавл€ю. ¬от еще подтверждение тому, о чем € уже имел случай вам писать: когда в –оссии путешественник предоставлен сам себе, он не видит ничего; когда ему покровительствуют, иначе говор€, дают сопровождающих и не спускают с него глаз, он видит слишком много Ч что в конечном счете одно и то же. Ќаконец € счел, что потратил и времени, и похвал ровно столько, сколько заслуживают те чудеса, какие пришлось мне осмотреть благодар€ так называемой милости, мне оказанной, и обратилс€ к первоначальной цели своего путешестви€, скрыва€ ее, дабы тем вернее достигнуть; € с невинным видом попросил показать мне исток Ќевы.  оварство мое не помогло мне вовсе скрыть нескромность моего желани€, и поначалу инженер мой вовсе ушел от ответа, сказав: Ђ»сточник находитс€ под водой, на выходе из Ћадожского озера, на дне глубокого канала, которым озеро отделено от острова, где возведена крепостьї. Ёто € знал.

Ч «десь одна из достопримечательностей русской природы, Ч настаивал €. Ч Ќет ли способа взгл€нуть на этот источник?

Ч —ейчас слишком сильный ветер; мы не увидим, как бурлит источник; чтобы глаз мог различить струю воды, бьющую под волнами, нужна тиха€ погода; однако € сделаю все, что в моих силах, дабы удовлетворить ваше любопытство. — этими словами инженер подозвал красивую лодку с шестью из€щно одетыми гребцами, и мы отправились Ч будто бы взгл€нуть на исток Ќевы, а на самом деле чтобы приблизитьс€ к стенам крепости, а вернее, заколдованной тюрьмы, попасть в которую мне не давали на редкость ловко и учтиво; но преп€тстви€ лишь разжигали мой пыл; если бы мне предложили освободить оттуда какого-нибудь несчастного узника, даже и тогда нетерпение мое не могло бы стать сильнее.

Ўлиссельбургска€ крепость построена на плоском острове, вроде скалы, лишь немного возвышающемс€ над уровнем воды. ”тес этот делит реку пополам; еще он отдел€ет реку от собственно озера, указыва€, где именно их воды смешиваютс€ между собой. ћы обогнули крепость, дабы, говорили мы друг другу, подойти как можно ближе к истоку Ќевы. ¬скоре челнок наш оказалс€ как раз над водоворотом. √ребцы бороздили волны столь искусно, что, несмотр€ на дурную погоду и малые размеры нашего суденышка, мы едва ощущали качку, при том что валы в этом месте вздымались, словно в открытом море. Ќе сумев различить бурление источника, скрытого от нас неспокойными, снос€щими нас волнами, мы сначала совершили прогулку по озеру, а затем, на обратном пути, когда ветер слегка притих, разгл€дели на довольно большой глубине какие-то клочки пены: это и был пресловутый исток Ќевы, над которым мы проплывали.  огда при западном ветре на озере бывает отлив, канал, что служит водоспуском дл€ этого внутреннего мор€, почти пересыхает, и этот прекрасный источник выходит на поверхность. ћоменты такие весьма редки Ч по счастью, ибо жители Ўлиссельбурга тогда понимают, что в ѕетербурге наводнение, и с часу на час ожидают вестей о новом бедствии. ¬есть эта неизменно доходит до них на следующий день, ибо тот самый западный ветер, что выталкивает воды Ћадожского озера и обнажает русло Ќевы поблизости от истока, вызывает при известной силе прилив воды из ‘инского залива в устье Ќевы. –ека немедленно останавливает свое течение, и вода, чей ток перегорожен морем, ищет обходного пути, затопл€€ ѕетербург и его окрестности.

¬доволь навосхищавшись видами Ўлиссельбурга, рассыпавшись в похвалах сей природной достопримечательности, нагл€девшись в подзорную трубу на позиции батареи, с которых ѕетр ¬еликий вел обстрел шведской крепости, наконец, навосторгавшись всем, что мне было совершенно не интересно, € произнес с самым непринужденным видом:

Ч ƒавайте посмотрим на крепость изнутри; по-моему, она расположена очень живописно, Ч добавил € уже не так ловко, ибо когда дело касаетс€ хитрости, нельз€ делать ничего лишнего. –усский бросил на мен€ испытующий взгл€д, и € пон€л, что он означал; математик на глазах превратилс€ в дипломата и возразил:

Ч  репость эта дл€ иностранца совсем не интересна, сударь.

Ч Ёто неважно, в такой любопытной стране, как ваша, интересно все.

Ч Ќо если комендант не ждет нас, нас туда не пуст€т.

Ч ¬ы испросите у него разрешени€ впустить в крепость путешественника; впрочем, € думаю, он нас ждет. » действительно, нас впустили по первому слову инженера, что навело мен€ на мысль о том, что о визите моем предупредили Ч если не объ€вили о нем положительно, то во вс€ком случае намекнули на его возможность. Ќас прин€ли с военными почест€ми и, препроводив через довольно скверно защищенные ворота во двор, поросший травой, провели через него вЕ тюрьму, думаете вы? отнюдь нет, в апартаменты коменданта.

ѕо-французски он не знал ни слова, но оказал мне вполне достойный прием; сделав вид, что визит мой он принимает за изъ€вление учтивости по отношению лично к нему, он заставил инженера переводить мне слова благодарности, которую не мог выразить сам. Ћукавые его комплименты показались мне не столько при€тными, сколько зан€тными. ѕришлось прин€ть светский тон и дл€ виду поболтать с женой коменданта, тоже не знавшей по-французски; пришлось выпить шоколаду Ч короче, заниматьс€ чем угодно, кроме как осматривать тюрьму »вана, сказочную награду за все труды, хитрости, вежливые слова и т€готы этого дн€. Ќикому и никогда так страстно не хотелось попасть в волшебный замок, как мне Ч в эту темницу.

Ќаконец, когда € почел, что врем€, приличествующее визиту, истекло, то спросил у моего провожатого, можно ли осмотреть крепость изнутри.  омендант и инженер быстро обмен€лись несколькими словами и взгл€дами, и мы вышли из комнаты.

ћне казалось, что € у цели; ничего живописного в Ўлиссельбургской крепости нет; это пространство, обнесенное низкими шведскими стенами и внутри напоминающее сад, по которому разбросаны разные строени€, все очень приземистые, а именно: церковь, жилище коменданта, казарма и, наконец, неприметные дл€ взгл€да темницы Ч их скрывают башни, по высоте не больше крепостного вала. Ќичто здесь не указывает на насилие, тайна заключена в сути вещей, а не во внешнем их облике. ѕо-моему, эта с виду почти безм€тежна€ государственна€ тюрьма устрашает скорее ум, нежели глаз. –ешетки, подъемные мосты, амбразуры Ч в общем, все те пугающие и несколько театральные сооружени€, что украшали собой средневековые замки, здесь отсутствуют.  огда мы покинули гостиную коменданта, мне дл€ начала стали показывать великолепное убранство церкви! ≈сли верить тому, что удосужилс€ сообщить мне комендант, четыре церковные мантии, торжественно развернутые передо мною, обошлись в триста тыс€ч рублей. ”став от всего этого кривл€нь€, € напр€мую заговорил о могиле »вана VI; в ответ мне показали пролом, сделанный в стенах крепости пушкой ѕетра ¬еликого, когда он лично вел осаду этого шведского укреплени€, ключа к Ѕалтике.

Ч Ќо где же могила »вана? Ч повторил €, не дава€ себ€ сбить. Ќа сей раз мен€ отвели за церковь, к бенгальскому розовому кусту, и сказали:

Ч ќна здесь.

я заключил, что у жертв в –оссии нет своих могил.

Ч ј где камера »вана? Ч продолжал € с настойчивостью, котора€ дл€ хоз€ев, должно быть, казалась столь же необычайной, как дл€ мен€ все их беспокойство, утайки и вил€ни€.

»нженер отвечал мне вполголоса, что камеру »вана показать невозможно, ибо находитс€ она в той части крепости, где ныне содержат государственных преступников.

ќбъ€снение показалось мне законным, € был к нему готов; но что мен€ поразило, так это гнев здешнего коменданта; то ли он понимал по-французски лучше, чем говорил, то ли притвор€лс€, будто не знает нашего €зыка, чтобы мен€ обмануть, то ли, наконец, угадал смысл данного мне объ€снени€, но он сурово отчитал моего провожатого, добавив, что несдержанность может однажды дорого ему обойтись. ќб этом, улучив удобный момент, рассказал мне сам инженер, задетый выговором, и прибавил, что комендант весьма выразительно предупредил его, чтобы впредь он воздерживалс€ от высказываний об общественных делах, а также не водил иностранцев в государственную тюрьму. ” этого инженера есть все задатки, чтобы стать насто€щим русским, просто он еще молод и не знает всех тонкостей своего ремеслаЕ я вовсе не инженерное ремесло имею в виду.

я почувствовал, что придетс€ уступить; € был слабее их всех, € признал себ€ побежденным и отказалс€ от посещени€ камеры, где несчастный наследник русского престола умер, лишившись рассудка, Ч оттого, что кто-то решил, что удобнее сделать из него идиота, чем императора. ”сердие, с каким служат русскому правительству его агенты, повергло мен€ в бесконечное удивление. ћне вспоминалось выражение лица военного министра, когда € в первый раз осмелилс€ выразить желание посетить замок, ставший историческим благодар€ тому преступлению, что было в нем совершено во времена императрицы ≈лизаветы, Ч и € с восхищением, к которому примешивалс€ ужас, сравнивал сум€тицу идей, цар€щую у нас, с тем отсутствием вс€кой мысли, вс€кого личного мнени€, с тем слепым подчинением, в котором состоит главное правило поведени€ людей, возглавл€ющих русскую администрацию, равно как и служащих, им подчиненных; столь прочный союз чиновников и правительства внушал мне страх; с содроганием любовалс€ € на молчаливый сговор начальников и подчиненных, имеющий целью истребить любые идеи и даже самые факты. Ќасколько минутою прежде € горел нетерпением сюда попасть, настолько же теперь мне хотелось от. сюда уйти; ничто не в силах было более привлечь мое внимание; в крепости, где мне соизволили показать одну лишь церковную утварь, и € попросил доставить мен€ обратно в Ўлиссельбург. я бо€лс€, как бы мен€ насильно не сделали одним из обитателей сей юдоли тайных слез и никому неведомых страданий. “ревога мо€ все возрастала, € всем сердцем хотел только одного Ч двигатьс€, дышать полной грудью; € забыл, что вс€ страна здесь Ч та же тюрьма, и тюрьма тем более страшна€, что размеры ее гораздо больше и достигнуть ее границ и пересечь их гораздо труднее.

–усска€ крепость!!! при слове этом воображение рисует совсем иные картины, нежели при посещении укрепленных замков у народов подлинно цивилизованных и непритворно гуманных. “е реб€ческие меры предосторожности, какие берут в –оссии, жела€ не выдать так называемой государственной тайны, сильнее любых актов неприкрытого варварства укрепл€ют мен€ во мнении, что здешний образ правлени€ есть всего лишь лицемерна€ тирани€. — тех пор как € попал в русскую государственную тюрьму и на себе испытал, насколько невозможно там говорить о вещах, ради которых, собственно, вс€кий иностранец и приезжает в подобные места, € говорю себе: за такой скрытностью непременно пр€четс€ глубочайша€ бесчеловечность; добро так тщательно не маскируют.  огда бы, вместо того чтобы пытатьс€ р€дить правду в одежды учтивой лжи, мен€ просто отвели в те места, какие показывать не запрещено; когда бы мне откровенно отвечали на вопросы о де€нии, свершившемс€ столетие назад, мен€ бы гораздо меньше занимало то, чего € не сумел увидеть; но чересчур хитроумный отказ убедил мен€ не в том, что мне пытались внушить, а в пр€мо противоположном. ¬ глазах искушенного наблюдател€ все эти тщетные уловки превращаютс€ в разоблачени€. “о, что люди, прибегающие в беседах со мною к подобным уверткам, могли поверить, будто € обманусь их детскими хитрост€ми, привело мен€ в негодование. »з достоверного источника € знаю, что в кронштадтских подводных казематах среди прочих государственных преступников содержатс€ несчастные, что были отправлены туда еще в царствование јлександра. Ѕедн€ги лишились разума от пытки столь жестокой, что ей нет ни оправдани€, ни прощени€; когда бы они €вились теперь из-под земли, то воздвиглись бы, словно призраки мщени€, и в ужасе отшатнулс€ бы перед ними сам деспот, и рухнуло бы здание деспотизма; с помощью красивых слов и даже здравых суждений можно обосновать что угодно; ни одна из точек зрени€, раздирающих на части мир политики, литературы и религии, не ведает недостатка в аргументах; но говорите что хотите: режим, который основан на таком принуждении и требует дл€ своего поддержани€ подобного рода средств, есть режим глубоко порочный.

∆ертвы этой гнусной политики утратили человеческий облик: несчастные, выпавшие из области общественного права, гниют во мраке заточени€, чуждые миру, всеми забытые, покинутые даже самими собой, и безумие их Ч плод нескончаемой тоски и последнее утешение в ней; они потер€ли пам€ть и почти лишились разума, этого светоча человечности, который никто не вправе гасить в душе ближнего. ќни позабыли даже свое им€, тюремщики же, жестоко и всегда безнаказанно издева€сь над ними, потехи ради спрашивают, как их зовут, Ч в глубинах этой пропасти беззакони€ царит такой беспор€док, а потемки в ней столь непрогл€дны, что в них нельз€ различить никаких следов правосуди€. ќ некоторых узниках неизвестно даже, какое преступление они совершили, однако их по-прежнему держат под стражей, потому что никто не знает, кому их вернуть, и все считают, что обнародовать злоде€ние неудобнее, нежели позвол€ть ему длитьс€ дальше. «десь бо€тс€, что запоздалое про€вление справедливости вызовет неподобающую реакцию, и усугубл€ют зло, чтобы не оправдыватьс€ за его избытокЕ ∆естокое это малодушие именуетс€ соблюдением приличий, осмотрительностью, послушанием, мудростью, жертвой на благо общества или государственных интересов и уж не знаю как еще. Ќа словах деспотизм скромен Ч ведь вс€кую вещь в человеческом обществе можно назвать по-разному! » вот нам на каждом шагу тверд€т, что в –оссии нет смертной казни. ѕохоронить человека заживо не означает его убить!  огда думаешь, что с одной стороны существует столько гор€, а с другой Ч столько несправедливости и лицемери€, перестаешь считать виновным кого-либо из тех, кто посажен в тюрьму: преступником выгл€дит только судь€, и, что дл€ мен€ всего страшнее, € понимаю: сей судь€ неправедный вовсе не получает удовольстви€ от собственной свирепости. ¬от что может сотворить дурной образ правлени€ с людьми, заинтересованными в его устойчивости!.. ќднако –осси€ исполн€ет свое предназначение Ч и этим все сказано. ≈сли мерить величие цели количеством жертв, то нации этой, бесспорно, нельз€ не предсказать господства над всем миром. ѕо возвращении из этой печальной поездки мен€ поджидала нова€ беда: торжественный обед у инженера с людьми, принадлежащими к среднему классу. ¬ мою честь инженер созвал к себе нескольких окрестных помещиков и родственников жены. ћне показалось бы любопытным наблюдать подобное общество, когда бы с самого начала не было €сно, что € не узнаю ничего дл€ себ€ нового. ¬ –оссии не так много буржуа; однако здесь место нашей буржуазии занимает класс мелких чиновников и землевладельцев, весьма темного происхождени€, хоть и возведенных во двор€нство. Ћюди эти завидуют высшим чинам, но и сами €вл€ютс€ предметом зависти дл€ нижесто€щих; они, даром что зовутс€ двор€нами, наход€тс€ точно в таком же положении, в каком оказались французские буржуа накануне революции: одинаковые предпосылки повсюду привод€т к одинаковым результатам. я почувствовал, что людьми этими правит плохо скрываема€ враждебность по отношению ко всему истинно великому и изысканному, где бы оно ни произрастало. Ќелюбезные их манеры и непри€зненные чувства, что прорывались сквозь слащавый тон и вкрадчивый вид, слишком €вственно напомнили мне, в какую эпоху мы живем Ч име€ в –оссии дело лишь с придворными, € успел об этом подзабыть. “еперь € был среди честолюбцев-подчиненных, озабоченных тем, что могут о них подумать, а эти люди везде одинаковы. ћужчины со мной не заговаривали и, казалось, почти не обращали на мен€ внимани€: по-французски они знают ровно настолько, чтобы читать, да и то с трудом; сойд€сь все вместе в углу комнаты, они болтали между собой по-русски. ќдна-две родственницы хоз€йки дома несли на себе все брем€ беседы на французском €зыке.   своему удивлению, € обнаружил, что им известны все произведени€ нашей литературы(217), кроме тех, каким русска€ полици€ не позвол€ет проникать в страну.

¬ нар€дах дам Ч все они, за исключением хоз€йки дома, были уже в летах, Ч как мне показалось, недоставало из€щества; костюмы мужчин были еще небрежнее: вместо национальной одежды они носили длинные, почти до полу коричневые сюртуки, которые, однако, заставл€ли с сожалением вспомнить о русском платье; но еще больше, нежели небрежность в одежде, мен€ поразил в люд€х из этого общества колкий, вечно с кем-то спор€щий тон разговора и нелюбезность речей. –усский образ мысли, который люди из высшего света умело скрывали за тактичностью, здесь обнаруживал себ€ во всей своей наготе. Ёто общество было откровеннее придворного и не такое учтивое, и € отчетливо увидел то, что прежде только смутно ощущал, а именно: что в отношени€х русских с иностранцами царит дух испытующий, дух сарказма и критики; они ненавид€т нас Ч как вс€кий подражатель ненавидит образец, которому следует; пытливым взором они ищут у нас недостатки, гор€ желанием их найти. ”€снив дл€ себ€ направление их умов, € почувствовал, что вовсе не склонен к снисходительности. Ѕыть может, думалось мне, из этого самого общества выйдут люди, которые состав€т будущее –оссии.  ласс буржуазии в этой империи только зарождаетс€, и, как мне кажетс€, именно он призван править миром. я почел своим долгом попросить прощени€ у дамы, что поначалу вз€ла на себ€ труд беседовать со мной, за свое незнание русского €зыка; в завершение своей речи € сказал, что вс€кий путешественник должен был бы знать €зык той страны, куда он направл€етс€, поскольку дл€ приезжего естественнее изъ€сн€тьс€ так, как люди, к которым он прибыл, чем вынуждать их говорить так, как он. ¬ ответ мне было сказано недовольным тоном, что придетс€ тем не менее смиритьс€ и слушать, как русские коверкают французский €зык, а иначе € буду вынужден путешествовать в полном молчании.

Ч  ак раз об этом € и сожалею, Ч возразил €, Ч когда бы € умел как следует коверкать русский €зык, вам бы не пришлось из-за мен€ отказыватьс€ от своих привычек и говорить на моем €зыке.

Ч ¬ свое врем€ мы иначе, как по-французски, и не говорили.

Ч Ёто была ошибка.

Ч Ќе вам нас попрекать.

Ч я прежде всего стараюсь говорить правду.

Ч ј разве во ‘ранции правда еще на что-то годитс€?

Ч Ќе знаю; знаю только, что правду надо любить бескорыстно.

Ч “ака€ любовь не дл€ нашего века.

Ч ¬ –оссии?

Ч √де бы то ни было; а особенно в стране, где всем заправл€ют газеты.

я был того же мнени€, что и дама, и оттого мне захотелось сменить тему разговора: € не желал ни говорить того, чего не думал, ни присоедин€тьс€ к мнению особы, котора€ при всем сходстве нашего образа мыслей изъ€сн€ла свою точку зрени€ столь €звительно, что способна была отвратить мен€ от моей собственной. Ќе забуду прибавить, что говорила эта особа певучим, неестественным голосом, до крайности слащавым и непри€тным, словно заранее выставив щит против французской насмешливости и скрыва€ за ним собственную враждебность.

ќдно происшествие, подвернувшеес€ как нельз€ кстати, отвлекло нас от беседы. Ўум доносившихс€ с улицы голосов заставил всех подойти к окну Ч там бранились перевозчики; они, казалось, были в бешенстве, ругань грозила превратитьс€ в кровопролитие; но вот »нженер выходит на балкон, и от одного вида его мундира происходит нечто неверо€тное. ярость этих грубых людей стихает, причем дл€ этого не понадобилось ни единого слова; самый поднаторевший в криводушии придворный и тот не сумел бы лучше скрыть свое раздражение. ѕодобна€ учтивость деревенщины привела мен€ в изумление.

Ч „то за славный народ! Ч воскликнула дама, с которой € беседовал.

ЂЅедн€ги, Ч подумал €, усажива€сь на место, Ч € никогда не стану восхищатьс€ чудесами, сотворенными страхомї, Ч однако же осмотрительно промолчал.

Ч ” вас, должно быть, так пор€док не восстановишь, Ч продолжала неутомима€ мо€ врагин€, сверл€ мен€ обличающим взором. ѕодобна€ невежливость была дл€ мен€ внове; как правило, € видел русских, которые держались даже чересчур обходительно, та€ лукавые мысли за вкрадчивыми речами; здесь передо мною было согласие между чувствами и их изъ€влением Ч и это оказалось еще непри€тнее.

Ч Ќаша свобода имеет некоторые издержки, но у нее есть и преимущества, Ч возразил €.

Ч  акие же?

Ч ¬ –оссии их не пон€ть.

Ч ќбойдемс€ и без них.

Ч  ак обходитесь без всего, что вам неизвестно. ”€звленна€ противница мо€, стара€сь скрыть досаду, немедл€ переменила тему разговора.

Ч Ќе о вашем ли семействе рассказывает так подробно госпожа де ∆анлис в Ђ¬оспоминани€х ‘елисиї, и не о вас ли говорит в своих мемуарах? я отвечал утвердительно, но выразил удивление, что эти книги известны в Ўлиссельбурге.

Ч ¬ы нас держите за лапландцев, Ч отвечала дама с глубокой €звительностью, которую мне никак не удавалось в ней победить и под действием которой € в конце концов сам прин€л такой же тон.

Ч Ќет, сударын€, € держу вас за русских, у которых есть дела и поважнее, чем тратить свое врем€ на сплетни французского света.

Ч √оспожа де ∆анлис вовсе не сплетница.

Ч –азумеетс€; но мне казалось, что те из сочинений ее, где она всего лишь мило пересказывает пуст€чные анекдоты из светской жизни своего времени, могут заинтересовать только французов.

Ч ¬ы не хотите, чтобы мы ценили вас и ваших писателей?

Ч я хочу, чтобы нас уважали за наши истинные заслуги.

Ч ќтними у вас то вли€ние, какое оказал на всю ≈вропу ваш светский дух, и что тогда от вас останетс€?

я почувствовал, что имею дело с сильным противником.

Ч ќт нас останетс€ наша славна€ истори€ и даже отчасти истори€ –оссии, ибо импери€ ваша по-новому вли€ет на ≈вропу только благодар€ той мощи, с какой она отомстила за вз€тие французами своей столицы.

Ч Ќикто не спорит, вы, хоть и сами того не жела€, оказали нам отличную услугу.

Ч ¬ы потер€ли на этой ужасной войне кого-то из близких?

Ч Ќет, сударь.

я наде€лс€, что смогу объ€снить отвращение к ‘ранции, сквозившее в каждом слове этой суровой дамы, вполне законной досадой. я обманулс€ в своих ожидани€х.

Ѕеседа наша, котора€ не могла стать общей, в€ло текла вплоть до самого обеда; велась она все в том же обвинительном, €зв€щем тоне с одной стороны, и в принужденном и по необходимости сдержанном Ч с другой. я был полон решимости оставатьс€ в должных рамках, и мне это удавалось, за исключением тех случаев, когда гнев во мне брал верх над осторожностью. я попыталс€ свернуть беседу на нашу новую школу в литературе; здесь знают одного Ѕальзака, которым бесконечно восхищаютс€ и о котором суд€т весьма верноЕ ѕочти все книги наших современных писателей в –оссии запрещены: свидетельство того, какую силу воздействи€ им приписывают. Ѕыть может, кто-то из них все же известен в –оссии, ибо таможн€, случаетс€, делает послаблени€; просто считаетс€, что упоминать этих авторов неосмотрительно. ¬прочем, это уже чистые домыслы.

Ќаконец смертоносное ожидание кончилось, и все уселись за стол. ’оз€йка дома, по-прежнему выступавша€ в роли статуи, совершила за весь день только одно движение Ч перенесла себ€ с канапе в салоне на стул в столовой, не шевельнув при этом ни глазами, ни губами; внезапное это перемещение убедило мен€ в том, что у фарфорового болванчика имеютс€ ноги. ќбед прошел довольно принужденно, но оказалс€ недолгим и, по-моему, вполне хорошим, за вычетом супа, своеобразие которого переходило вс€кие границы. Ёто был холодный суп с кусочками рыбы, плававшими в уксусном бульоне, очень крепком, переперченном и переслащенном. Ќе счита€ этого адского рагу и кислого кваса, местного напитка, всех остальных блюд и напитков € отведал с аппетитом. ѕодали отменное бордо и шампанское; но € прекрасно видел, что мен€ очень сильно стесн€ютс€, и оттого мучилс€ сам. ¬ины инженера в этой принужденности не было: он был весь поглощен своими шлюзами и дома совершенно тушевалс€, предоставл€€ теще принимать гостей; вы могли составить представление, как мило она это делала. ¬ шесть часов вечера мы расстались с хоз€евами с обоюдным и, надо признать, нескрываемым удовольствием, после чего € отправилс€ в имение ***, где мен€ ждали.

ќткровенность этих буржуазок примирила мен€ с жеманством некоторых светских дам: ничего нет хуже непри€тной искренности. — наигранностью есть надежда справитьс€; отталкивающее же естество непобедимо Ч точно так же как естество привлекательное.

“аково было мое первое знакомство со средним классом, и так € впервые отведал столь хваленого в ≈вропе русского гостеприимства.  огда € приехал в ***, всего в шести-восьми лье от Ўлиссельбурга, было еще светло; остаток вечера € провел, гул€€ в сумерках по парку, весьма красивому дл€ этих мест, ката€сь в маленькой лодочке по Ќеве, а главное, наслажда€сь изысканной и учтивой беседой с человеком из высшего общества. ћне необходимо было отвлечьс€ от воспоминаний о буржуазной вежливости, или скорее невежливости, которую € только что испытал на себе. ¬ этот день € пон€л, что наихудшие прит€зани€ не €вл€ютс€ самыми необоснованными; все те, что обрушились на мою голову, были вполне оправданными, и € с забавной досадой это признавал. ∆енщина, с которой € разговаривал, прит€зала на хорошее знание французского €зыка Ч она и в самом деле говорила неплохо, хоть и умолка€ надолго после каждой фразы и с акцентом в каждом слове; она прит€зала на знание ‘ранции Ч и действительно рассуждала о ней довольно верно, хоть и с предубеждением; она прит€зала на любовь к своей родине Ч и любила ее даже слишком сильно; наконец, она хотела показать, что способна без ложного самоуничижени€ прин€ть в доме своей дочери парижанина Ч и подавила мен€ грузом своего превосходства: несокрушимым апломбом, гостеприимными словесами, не столько учтивыми, сколько церемонными, но так или иначе безукоризненными в глазах безвестной русской провинциалки. я пришел к выводу, что те забавные бедн€ги, над которыми так часто смеютс€, случаетс€, все же на что-то годны Ч хот€ бы на то, чтобы вернуть душевный покой тем, кто полагает, будто его лишен; люди же, с которыми € повстречалс€ в Ўлиссельбурге, были отталкивающе враждебны. ќднако беседа с ними была т€гостной только дл€ мен€ и нимало не вызывала желани€ посме€тьс€ над собеседниками, как, бывает, потешаютс€ в других странах при подобных же обсто€тельствах над простодушными, наивными людьми; здесь люди бдительно и неуклонно следили и за собой, и за мной и € убедилс€, что дл€ них ничто не могло стать неожиданностью; все их представлени€ сложились двадцать лет назад; из-за этой убежденности € в конце концов почувствовал себ€ одиноким в их присутствии, одиноким настолько, что пожалел о тех простодушных умах Ч € едва не сказал: легковерных дураках, Ч которых так не трудно взволновать и утешить!.. вот до чего довело мен€ чересчур €вное недоброжелательство русских провинциалов. ѕосле того, с чем € столкнулс€ в Ўлиссельбурге, € уже не стану искать случа€ снова попасть под такой допрос, какому подвергли мен€ в тамошнем обществе. ѕодобные салоны похожи на поле брани. Ѕольшой свет со всеми его пороками предпочтительнее дл€ мен€ этого малого света со всеми его добродетел€ми.

¬ ѕетербург € возвратилс€ за полночь, проделав за день немногим меньше тридцати шести лье по песчаным и гр€зным дорогам на двух почтовых упр€жках. “ребовани€, какие предъ€вл€ют здесь к животным, вполне согласуютс€ с отношением к люд€м: русские лошади не выдерживают дольше восьми-дес€ти лет. Ќадо признать, что петербургска€ мостова€ пагубно действует на животных, на кареты и даже на людей; едва вы сворачиваете с дерев€нной мозаики, которой выложено очень небольшое число улиц, как голова у вас начинает раскалыватьс€. ѕравда, русские, которые все вещи делают дурно, но не без роскоши, выкладывают на своих отвратительных мостовых красивые узоры из больших булыжников, но украшени€ эти только усугубл€ют зло, ибо улицы из-за них станов€тс€ еще более тр€скими.  огда колеса попадают на эти стыки камней, с виду похожие на рисунок паркета, и карета, и те, кто в ней сидит, получают сокрушительный толчок. Ќо разве дл€ русских важно, чтобы сделанна€ ими вещь служила по своему назначению? ¬о всех вещах они ищут лишь одного: известного внешнего из€щества, кажущейс€ роскоши, показного богатства и величи€. –аботу цивилизации они начали с излишеств; когда бы таков был способ продвинутьс€ далеко вперед, то стоило бы воскликнуть: Ђƒа здравствует тщеславие! ƒолой здравый смысл!ї „тобы достигнуть своей цели, им придетс€ пойти другим путем.

ѕослезавтра € уже наверное еду в ћоскву; подумайте только, в ћоскву!

 





ѕоделитьс€ с друзь€ми:


ƒата добавлени€: 2016-11-20; ћы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 350 | Ќарушение авторских прав


ѕоиск на сайте:

Ћучшие изречени€:

—туденческа€ общага - это место, где мен€ научили готовить 20 блюд из макарон и 40 из доширака. ј майонез - это вообще десерт. © Ќеизвестно
==> читать все изречени€...

1535 - | 1505 -


© 2015-2024 lektsii.org -  онтакты - ѕоследнее добавление

√ен: 0.112 с.