Лекции.Орг


Поиск:




Что вы можете подарить ему, если его родной язык —подарки




 

Если вам нужно, чтоб супруг был рядом, попросите его об этом. Не ждите, что он прочтет ваши мысли. А когда вас просят: «Пожалуйста, побудь сегодня со мной», отнеситесь к этой просьбе всерьез, даже если вам это кажется прихотью. Ваш отказ могут истолковать совершенно неожиданно.

Один мужчина рассказал мне:

— Когда умерла моя мать, жену отпустили с работы только на два часа — начальник сказал, что она должна вернуться сразу же после похорон. Жена возразила, что не сможет, потому что будет нужна мне. Начальник пригрозил: «За это вас могут уволить». Она ответила: «Семья для меня важнее работы». Она провела со мной весь день. Я увидел, как сильно она меня любит. Я этого не забуду. Кстати, работу она не потеряла. Вскоре ее начальник ушел, и она заняла его место.

Эта женщина умела говорить на родном языке мужа. Почти все, что написано о любви, подтверждает: любить — значит отдавать. Говоря на любом из пяти языков, мы что-то отдаем супругу. Для некоторых людей важнее всего зримые символы любви — подарки. Самый яркий пример тому я нашел в Чикаго, где познакомился с Джимом и Дженис.

Они были у меня на семинаре. В субботу, когда я уезжал, согласились подбросить меня в аэропорт. До самолета оставалось еще два-три часа, и они предложили по пути заехать в ресторан. Я умирал от голода и с радостью согласился. Но меня ждал не только бесплатный обед.

Джим и Дженис выросли в Иллинойсе. Фермы их родителей были всего в ста милях одна от другой. Сразу после свадьбы они переехали в Чикаго. С тех пор прошло пятнадцать лет. У них трое детей. Как только мы сели за столик, Дженис заговорила: — Доктор Чепмен, мы хотим рассказать вам о чуде, которое случилось с нами.

Слово «чудо» всегда смущает меня, особенно если его произносит незнакомый мне человек. Что за странную историю я сейчас услышу? Я ничего не сказал и приготовился внимательно выслушать. Дженис продолжала: — Доктор Чепмен, вас послал Бог. Вы спасли нашу семью.

Я окончательно смутился. Минуту назад я спрашивал себя, что она подразумевает под словом чудо, и вот теперь я оказался чудотворцем. Я стал слушать с еще большим вниманием. Дженис продолжила:

— Три года назад мы впервые были у вас на семинаре. К тому времени я уже отчаялась спасти наш брак. Я подумывала о разводе и даже говорила с Джимом. Я устала. Мне нужна была любовь. Он этого не замечал. Я любила детей и знала, что они любят меня, а мужа считала бесчувственным. Временами я его ненавидела. Он был слишком методичный, слишком предсказуемый. Все делал по расписанию. Зануда!

Я старалась быть хорошей женой. Готовила, стирала, гладила... И так без конца. Я делала все, что положено жене. Я не прекратила интимных отношений: я знала, что для него это важно. Но любви не чувствовала. Мне казалось, он использует меня, не ценит. После свадьбы он перестал обращать на меня внимание. А то, что я о нем забочусь, принимал как должное.

Когда я пыталась поговорить с ним, Джим лишь смеялся в ответ. У нас же такая счастливая семья! Мы не бедствуем, я могу не работать, если не хочу, прекрасный дом, новая машина. Он не понимал, чем я недовольна. Он даже не старался.

Она отодвинула чашку и наклонилась вперед:

— И вот, три года назад мы попали на ваш семинар. До этого с психологами мы никогда не советовались. Я не знала, чего ждать и, честно признаться, не ждала ничего хорошего. Разве Джим может измениться? Во время семинара он в основном молчал. Но казался довольным. Вы ему понравились. Дома он не обсуждал то, о чем говорилось. Да я и не думала, что ему захочется. Семинар закончился в субботу. На следующий день, в воскресенье, все шло по-старому. А в понедельник, вернувшись с работы, он протянул мне розу.

— Что это? Откуда? — спросила я.

— Купил у уличного продавца, хотел тебя порадовать.

Я расплакалась:— Джим, как это мило!

Такое совпадение! Днем я встретила молодого человека, который торговал розами. Но неважно. Главное он подарил мне цветы. Во вторник он позвонил с работы и сказал, что, наверное, мне хочется отдохнуть от кухни, поэтому к ужину он купит пиццу. Вечером все вместе мы весело поужинали. Дети были в восторге. Я обняла Джима и сказала, как замечательно он все придумал.

В среду он принес детям печенье, а мне — цветок в горшке. Ведь роза увянет, сказал он, а этот цветок останется со мной. Мне казалось, у меня галлюцинации! Джим, и вдруг такое. В четверг после ужина он протянул мне открытку, сказав, что когда его нет рядом, она напомнит, как я ему дорога. Вся в слезах, я расцеловала его. «Почему бы в субботу нам не поужинать вдвоем. Дети останутся дома», — предложил он. В пятницу нас снова ждал сюрприз: по дороге домой он заехал в кондитерскую и накупил пирожных.

К субботнему вечеру я вошла во вкус. Я не понимала, что творится с Джимом, не знала, надолго ли это, я просто радовалась каждой минуте. После ужина я спросила: "Что на тебя нашло? Объясни, что происходит?" Пристально взглянув на меня, она сказала:

 

— Доктор Чепмен, поймите. Со дня свадьбы этот человек не дарил мне цветов. Никогда не писал открыток. Он повторял: «Это пустая трата денег, ты прочитаешь и выбросишь». Пять лет мы не были в ресторане. Он ничего не покупал детям и требовал, чтобы я покупала только самое необходимое. Он ничего не приносил к ужину. Я должна была заботиться об этом. И вдруг такая перемена!

Я повернулся к Джиму:

— Так что же случилось с вами?

— На семинаре я слушал вашу лекцию о языках любви и понял, что родной язык моей жены — подарки. Еще я вспомнил, что уже несколько лет ничего не дарил ей, наверное, с тех пор, как мы поженились. До свадьбы я покупал ей разные мелочи, цветы... Но потом мне казалось, это ни к чему, да и дорого. Тогда я решил проверить, что случится, если я начну дарить жене подарки каждый день в течение недели. И я убедился: ее отношение ко мне совершенно изменилось.

Я сказал ей, что вы были правы: если хочешь, чтобы другой почувствовал твою любовь, надо говорить на его языке. Я попросил прощения за то, что все эти годы вел себя, как осел. Ведь я действительно люблю ее, ценю все, что она делает для меня и детей. Я пообещал, что буду дарить ей подарки всю жизнь.

Она возразила: «Но ведь не каждый день! Мы же разоримся!» Ну, может и не каждый, ответил я, но хотя бы раз в неделю. Даже тогда в год это будет на пятьдесят два подарка больше, чем ты получала до сих пор. Да и кто сказал, что я буду только покупать их. Я могу сделать подарок своими руками или нарвать в саду цветов.

Тут вмешалась Дженис:

— И вы знаете, за три года не было недели, чтобы я не получила подарка. Это совершенно другой человек. Мы счастливы. Дети называют нас женихом и невестой. Мой сосуд любви переполнен.

Я вновь обратился к Джиму:

— Ну а вы всегда знали, что жена вас любит?

— Конечно! Она лучшая в мире хозяйка. Заботится обо мне. Отлично готовит. Занимается с детьми. Уверен, она меня любит.

Улыбнувшись, он добавил:

— Наверное, вы уже угадали мой язык любви?

Я угадал, и еще я понял, почему Дженис назвала все это чудом. Не обязательно дарить подарки каждую неделю. Не обязательно они должны быть дорогими. Их ценность не зависит от стоимости, ведь подарок — это символ любви. А в следующей главе мы поговорим о родном языке Джима.

 

Язык любви. 4: Помощь

 

Прежде чем проститься с этой семьей, давайте еще раз вспомним слова Джима:

— Я всегда знал, что жена любит меня. Она лучшая в мире хозяйка. Отлично готовит. Заботится обо мне. Занимается с детьми.

Джим говорил на языке помощи. Помогать — значит делать что-то для другого. Помогая супругу, вы стараетесь угодить ему, выражаете любовь.

Что можно сделать? Приготовить обед, накрыть на стол, помыть посуду, убрать квартиру, навести порядок в шкафу, прочистить раковину, протереть зеркало в ванной, помыть машину, вынести мусор, сменить ребенку подгузники, покрасить спальню, вытереть пыль со шкафа, съездить в автосервис, убрать в гараже, подстричь лужайку перед домом, подрезать кусты в саду, собрать листья, постирать, погулять с собакой, сменить воду в аквариуме и туалет для кошки. Это — помощь. Она требует времени, сил. И если вы с радостью помогаете супругу, вы выражаете любовь.

Христос подал яркий пример того, как проявить любовь на деле, когда перед последней вечерей умыл ноги ученикам. В те времена, когда люди чаще ходили пешком по грязным улицам, ноги гостям мыли слуги. Христос взял воду, полотенце и, уподобившись слуге, показал ученикам, как выражать любовь.

Он хотел преподать им урок, он хотел, чтобы и они, следуя его примеру, помогали другим. Христос призывал нас служить друг другу. Он говорил, что тот, кто был первым, будет последним в Его Царстве. А тот, кто был больше, станет слугой. Апостол Павел еще раз напоминает об этом: «...любовью служите друг другу».

Я познакомился с четвертым языком любви в городке Чайна Гроув, что в самом центре Северной Каролины. Этот город просто утопает в сирени. В те времена, когда случилась история, о которой я хочу рассказать, в Чайна Гроув было 1500 жителей и текстильная фабрика. Я уехал оттуда за десять лет до того, изучал антропологию, психологию, богословие. Раз в полгода я навещал родные края, чтобы не забывать свои корни.

На текстильной фабрике трудилось все взрослое население Чайна Гроув. Пожалуй, кроме мистера Шина, врача, мистера Смита, дантиста и пастора Блакберна, местного священника. Жизнь большинства обитателей ограничивалась работой, семьей и церковью. На фабрике обсуждали последние решения управляющего. В церкви слушали проповеди о будущих радостях рая. Обычный американский городок. Уклад жизни патриархальный.

В один из своих приездов я познакомился с Марком и Мери. После воскресной службы я стоял у входа в церковь, и тут они подошли ко мне. Я не помнил их. Наверное, они были совсем детьми, когда я уезжал из родного города. Представившись, Марк начал:

— Мне тут сказали, вы даете советы.

Я улыбнулся:— Да, такая у меня работа.

— Тогда скажите, могут ли муж и жена жить вместе, если они совершенно непохожи.

Я понимал, что скорее всего он говорит о своей семье, и спросил:— Давно вы женаты?

— Два года, — ответил он. — И мы ни в чем не сходимся.

— Например.

— По субботам я хожу на охоту. Ей это не нравится. Всю неделю я работаю. В субботу хочу отдохнуть. Тем более, это же только в охотничий сезон.

До этого Мери молчала, но тут вмешалась:

— А когда кончится охотничий сезон, ты отправишься на рыбалку. И если бы это было только по выходным... Доктор Чепмен, он даже с работы иногда отпрашивается! Охотник!

— Ну и что? Раза два в год я беру несколько отгулов, и мы с приятелями отправляемся в горы. Что тут такого?

— А в чем еще вы не сходитесь?

— Она заставляет меня ходить в церковь. В воскресенье — ладно, я понимаю. Но по субботам... Если хочет, пусть идет одна, я ей не мешаю.

Мери воскликнула:

— Как это не мешаешь?! Мне же за порог ступить нельзя без скандала.

Конечно, такие беседы не ведут, стоя на улице перед церковью, но в ту пору я только начинал. Я хотел помочь и одновременно боялся ошибиться, и я продолжал задавать вопросы:

— Есть еще какие-нибудь разногласия?

На этот раз ответила Мери:

— Он считает, женщина целыми днями должна работать, не разгибаясь. Если я иду в гости к маме, по магазинам, или еще куда, он вне себя.

— Сначала наведи порядок, — сказал Марк. — А потом уж ходи по гостям. Я не желаю приходить в свинарник. Я возвращаюсь с работы усталый, голодный. Ужина нет. Ребенок грязный. В доме все вверх дном. Даже постели не убраны. Я люблю, когда вокруг чисто. Мы не богаты, домик у нас неказистый, но пусть там хотя бы будет чистота.

— А почему он никогда не поможет мне? Он говорит, что домашние дела — женская обязанность. А у мужчин, похоже, одна обязанность — развлекаться. Я просто не успеваю делать все. Представляете, даже машину должна мыть я!

Я устал от этих препирательств. Нужно было искать решение. Я взглянул на Марка и спросил:

— А когда вы были ещё не женаты на Мери, вы тоже охотились по субботам?

— Да, как и сейчас. Просто я старался вернуться пораньше, чтобы успеть к ней заглянуть. Но сначала всегда заезжал домой и мыл машину, не хотелось ехать к ней на грязной.

Я обратился к Мери:

— Сколько вам было лет, когда вы вышли замуж?

— Восемнадцать. Сразу после школы. Марк закончил на год старше и уже работал тогда.

— Когда вы учились в выпускном классе, вы часто виделись с Марком?

— Почти каждый вечер. Он приходил ко мне после работы, помогал мне по дому, потом мы сидели и разговаривали до ужина. Он часто оставался у нас поужинать.

— Марк, а что вы делали после ужина?

Марк застенчиво улыбнулся:— Да то же, что все влюбленные.

— А кроме того, — сказала Мери, — Он помогал мне со школьными заданиями. Иногда мы подолгу работали вместе. Когда меня назначили ответственной за рождественский спектакль, три недели каждый вечер он помогал мне.

Я спрашивал дальше:

— Марк, а до свадьбы вы ходили с Мери в церковь по субботам?

— Да. В ее семье очень строго к этому относились. В субботу вечером я мог увидеться с ней только в церкви.

—Казалось, — сказал Мери,— он не против. Он никогда не жаловался. Наоборот. На Рождество вместе со мной придумывал декорации для спектакля, который ставили в церкви. Мы готовились недели две. Он хорошо рисует, декорации получились замечательные.

Кажется, я начинал понимать, в чем тут дело и как помочь им, а вот Марк и Мери по-прежнему ничего не замечали. Я спросил Мери:

— Почему вы обратили внимание именно на Марка? Чем он выделялся среди других молодых людей?

— Он во всем помогал мне, — сказала она. — Он старался для меня. Никто больше так не заботился обо мне. Он даже мыл посуду, когда ужинал у нас дома. И я знала, он любит меня. А после свадьбы все пошло по-другому. Он мне совсем не помогает.

Я повернулся к Марку:

— Почему вы помогали ей до свадьбы?

— А как же иначе? Если любишь кого-то, надо стараться для него?

— Что же случилось после свадьбы?

— Не знаю... В моей семье отец работал, а мама занималась домом. Он никогда не помогал ей. Я не помню, чтобы он когда-нибудь мыл посуду, убирал. Да маме и не нужна была помощь, она сама прекрасно справлялась — готовила, стирала, гладила. Я думал, так и положено.

Марк начинал понимать свою ошибку. Я спросил:

— Только что Мери сказала, что до свадьбы она была уверена в вашей любви. Вы поняли, почему?

— Потому что я помогал ей.

— Теперь вы видите, когда после свадьбы вы перестали помогать ей, она решила, что вы разлюбили ее.

Он кивнул. Я продолжал:

— Отношения родителей были для вас образцом, и вы по нему хотели строить свой брак. Совершенно естественно. Но Мери об этом не знала. Она просто увидела, что рядом уже не тот человек, который ухаживал за ней, любил ее. Я повернулся к Мери:

— Вы слышали, как Марк объяснил то, что помогал вам?

— Он сказал, что иначе нельзя.

— Да, а еще он сказал, что так поступает тот, кто любит. Он помогал вам, потому что в этом для него проявляется любовь. Вы поженились, у вас появился свой дом, он ждал, что и вы будете заботиться о нем, если любите его. Он считал, что вы должны убирать, готовить, то есть что-то делать для него. Вы ему не помогаете, и потому он не видит вашей любви.

Мери кивнула головой.

— Мне кажется, — продолжил я, — вы несчастны, потому что не помогаете, друг другу, и каждый сомневается в любви другого.

 





Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2016-11-18; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 286 | Нарушение авторских прав


Поиск на сайте:

Лучшие изречения:

Неосмысленная жизнь не стоит того, чтобы жить. © Сократ
==> читать все изречения...

602 - | 514 -


© 2015-2024 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.011 с.