Способы гражданско-правовой защиты права интеллектуальной собственности: анализ обновленного законодательства
Лекции.Орг

Поиск:


Способы гражданско-правовой защиты права интеллектуальной собственности: анализ обновленного законодательства




1. Соотношение форм и способов защиты права интеллектуальной собственности

В соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты возведена Гражданским кодексом РФ в ранг принципов, на которых основывается гражданское законодательство (п. 1 ст. 1). В качестве основной задачи гражданского судопроизводства ст. 2 нового Гражданского процессуального кодекса РФ называет правильное и своевременное рассмотрение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и иных лиц.

Указанные общеправовые принципы имеют непосредственное отношение к сфере права интеллектуальной собственности, поскольку закрепленный в позитивном праве регулятивный механизм эффективен только в том случае, если законодательно обеспечен правоохранительной составляющей[1]. По справедливому замечанию В.П. Грибанова, «субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом»[2]. Иными словами, достижение поставленных перед правом интеллектуальной собственности целей возможно не только путем признания за авторами и иными правообладателями определенных субъективных прав и установления правил их реализации, но и посредством обеспечения надежного механизма правовой защиты в случае их нарушения либо оспаривания.

В литературе высказано множество суждений в отношении понятия и классификации форм защиты прав на интеллектуальную собственность. Довольно широкий разброс мнений по этому вопросу обусловлен, прежде всего, тем, что в основе разграничения и классификации форм защиты исследователи применяют неодинаковые критерии[3].

Так, О.А. Красавчиков считает, что формы защиты необходимо разграничивать с учетом специфики объекта и характера защищаемого права. При этом он выделяет такие формы защиты, как признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, его нарушающих; присуждение к исполнению в натуре; прекращение или изменение правоотношения; взыскание с лица, нарушившего право, причиненных убытков, а в случаях, предусмотренных законом или договором, неустойки (штрафа, пени)[4].

А.А. Добровольский и С.А. Иванова отстаивают идею об исковой и неисковой формах защиты прав на интеллектуальную собственность. По их мнению, «все спорные правовые требования, подлежащие рассмотрению с соблюдением процессуальной формы защиты права, называются исковыми, а правовые требования, подлежащие рассмотрению без соблюдения установленной законом процессуальной формы защиты права (например, при защите права в административном порядке), в законодательстве и в теории вполне справедливо не называются исковыми»[5].

А.П. Сергеев и Е. Смыслина, понимая под формой защиты комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов, отмечают две основные ее формы: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамками юрисдикционной формы защиты охватывается защита в судебном (общий порядок) и в административном порядке (специальный порядок). Самостоятельная деятельность гражданина или организации по защите прав интеллектуальной собственности без обращения к государственным или иным компетентным органам квалифицируется в качестве неюрисдикционной[6].

Вместе с тем А.П. Сергеев высказывается против квалификации самозащиты как одного из способов защиты гражданских прав. По его мнению, самозащита гражданских прав - это форма, а не способ защиты[7]. С указанной позицией А.П. Сергеева соглашается О.А. Дворянкин, который, тем не менее, относит самозащиту к неюрисдикционным формам защиты прав на интеллектуальную собственность[8]. Под самозащитой обычно понимают «совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов»[9].

К позиции, высказанной А.П. Сергеевым, близка точка зрения Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга, доказывающих существование в действующем законодательстве трех форм защиты: судебной, административной и самозащиты[10]. В соответствии с этим они предложили п. 2 ст. 11 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Защита гражданских прав в административной форме или в форме самозащиты осуществляется в случаях, предусмотренных законом. Действия по самозащите гражданских прав, а также решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд». Указанные авторы также предложили исключить из текста ст. 12 ГК РФ «Способы защиты гражданских прав» слова «самозащиты права», поскольку, по их мнению, «самозащита является формой, а не способом защиты нарушенных гражданских прав»[11].

Действительно, Г.А. Свердлыку и Э.Л. Страунингу удалось доказать, что самозащита действительно должна быть признана в качестве формы защиты гражданских прав и интересов: «Учитывая, что ст. 14 ГК РФ допускает защиту нарушенных гражданских прав самостоятельно управомоченным лицом, которое, защищая принадлежащее ему право, устанавливает фактические обстоятельства, применяет нормы материального права, определяет способ защиты от посягательства и принимает конкретное решение, которое само и воплощает, вполне логично представить самозащиту как форму защиты гражданских прав»[12].

Однако с остальными выводами Г.А. Свердлыка и Э.Л. Страунинга в части внесения изменений в действующее законодательство согласиться нельзя. Полагая, что в п. 2 ст. 11 ГК РФ следует указать на административный порядок защиты и на самозащиту, они фактически уравняли обе эти формы, поскольку предложили такую защиту осуществлять в случаях, предусмотренных законом. Вместе с тем административная форма защиты основывается на авторитете государства, власти, на государственном принуждении. Для самозащиты это, естественно, несвойственно. Кроме того, если административная защита возможна в случаях, предусмотренных законом, то самозащита согласно ст. 14 ГК РФ предполагается общим правилом. Никаких ограничений в данной статье на этот счет нет. Если законодатель воспримет предложенные поправки, то возможности самозащиты будут существенно ограничены, поскольку самозащита будет допускаться лишь в случаях, предусмотренных законом.

При этом следует отметить, что принятие четвертой части Гражданского кодекса РФ потребовало целый ряд уточняющих изменений в законодательстве. В частности, законодатель внес изменения в ст. 11 ГК РФ, которое коснулось вопросов оспаривания решения, принятого в административном порядке. Тем не менее, изменения требует не только содержательная часть данной статьи, но и ее название – «Судебная защита гражданских прав», поскольку она регулирует вопросы предоставления не только судебной, но и административной защиты нарушенных прав.

В целом анализ статей 11 и 14 ГК РФ свидетельствует о целесообразности объединения данных форм защиты в одной статье, разбитой на пункты, соответствующие конкретным формам защиты: судебной, административной и самозащиты, под единым названием «Формы защиты гражданских прав».

Данное изменение позволит избежать терминологической путаницы и четко определить для правоприменителей возможны пути защиты нарушенного права.

Таким образом, защита прав интеллектуальной собственности может осуществляться в трех формах: судебной (в сфере гражданского и уголовного судопроизводства), самозащиты и административной. При этом наибольшее практическое значение имеют, конечно, судебная - иски в суды (общей юрисдикции и арбитражные), уголовное преследование нарушителей прав на интеллектуальную собственность - и административная формы защиты интеллектуальной собственности.

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг предлагают также исключить из ст. 12 ГК РФ указание на самозащиту как способ защиты гражданских прав. Однако следует изменить лишь формулировку, поскольку, видимо, имеет место неудачная редакция нормы права. Кроме того, феномен самозащиты нельзя сводить только к форме защиты. Дело в том, что содержание ст. 14 ГК РФ более объемно (и более сложно), чем его представляют некоторые исследователи: «Допускается самозащита гражданских прав. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения». Есть необходимость еще раз отметить словосочетание «способы самозащиты». Отсюда вытекает, что самозащите присущи свои, особые способы защиты гражданских прав и интересов. Например, необходимая оборона, крайняя необходимость и т.д.

Кстати, Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг то и другое относят к способам самозащиты прав[13]. Следовательно, даже по их мнению, самозащита - это не только форма, но и способ с той лишь разницей, что в ст. 12 ГК РФ есть примерный перечень способов защиты, однако перечня способов самозащиты в законе нет. И этот пробел следовало бы устранить. Конечно, это будут разные способы. Поэтому примерный их перечень необходимо привести не в ст. 12 ГК РФ, а в ст. 14, соответствующим образом изменив редакцию указанной нормы. Что же касается предложения об изъятии из ст. 12 ГК РФ слов «самозащиты права», то следовало бы их заменить более точным словосочетанием – «способов самозащиты права».

Под самозащитой следует понимать осуществление самостоятельно управомоченным лицом действий фактического и (или) юридического характера, направленных на устранение нарушений права. В статье 14 ГК РФ говорится, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что условием самозащиты является факт нарушения права. Нет нарушения - невозможна и самозащита. Необходимая оборона и крайняя необходимость - это два самостоятельных способа самозащиты, предусмотренных специальными нормами (ст. 1066, 1067 ГК РФ). Особенность их в том, что они могут быть применимы еще до нарушения. Во всяком случае, ст. 14 ГК РФ увязывает самозащиту с уже нарушенным правом, а не с правом, которое еще только может быть нарушено в будущем. Об этом же свидетельствует и терминология, используемая законодателем. В статьях 12 и 14 ГК РФ говорится именно о защите, а не об охране[14]. Следовательно, речь идет о самозащите, а не о самоохране, когда возможно использование определенных приемов и мер, направленных на обеспечение каких-либо прав в будущем.

Самозащита - это особый (частный) случай защиты, специфика которого проявляется в том, что управомоченное лицо непосредственно своими действиями может защитить нарушенное право. Даже если третье лицо будет оборонять потерпевшего от нападения, то о самозащите можно говорить в отношении прав и интересов обороняющегося. Что касается потерпевшего, то это не реализация им своего права на самозащиту, а его защита. В этом случае осуществляется защита другого субъекта.

В юридической литературе высказывались различные суждения о сфере реализации права на самозащиту. Так, В.П. Грибанов, В.А. Рясенцев утверждали, что самозащита допускается во внедоговорных отношениях[15]. Брагинский М.И., Н.И. Клейн[16] полагают, что она возможна во внедоговорных отношениях и в некотором объеме - в договорных отношениях. Позиция Г.Я. Стоякина такова, что самозащита допустима только в договорных отношениях[17]. Наконец, Ю.Г. Басин обосновал мнение о возможности самозащиты, как во внедоговорных, так и в договорных отношениях[18].

Содержание ст. 12 и 14 ГК РФ не дает повода для сомнения в возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. Другое дело, что возникает вопрос о специфике самозащиты в тех и других отношениях. Очевидно, что во внедоговорных отношениях самозащита может осуществляться преимущественно фактическими действиями (например, необходимая оборона). В договорных отношениях на первый план выступают юридические действия управомоченного лица.

Отличие самозащиты в названных отношениях состоит также в том, что во внедоговорных отношениях способы самозащиты и условия ее реализации определяются законом, в то время как в договорных способы и условия реализации могут быть установлены договором. При этом необходимо учитывать определенные законом изъятия из принципа свободы договора. Так, в соответствии с п. 4 ст. 401 ГК РФ соглашение об устранении или ограничении ответственности (следовательно, и самозащиты) за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Отсутствие в законе перечня способов самозащиты, а также указания на возможность установления их в договоре следует признать недостатком действующего законодательства. В связи с этим было бы целесообразно дополнить ст. 14 ГК РФ правилом, уточняющего характера о том, что самозащита, в частности, может осуществляться посредством отказа одной из сторон договора от его исполнения; отказа от передачи или приемки товара; устранения недостатков товара управомоченной стороной или привлеченными лицами за счет должника; выполнения ремонта и др., при этом специально отметив, что лица в договоре вправе установить иные способы самозащиты, не противоречащие закону.

Законодательство Российской Федерации предоставляет авторам и иным правообладателям достаточно широкий спектр способов защиты их прав. В зависимости от того, к области каких правовых отношений они относятся, способы могут быть разделены на гражданско-правовые, административно-правовые и уголовно-правовые. При этом наибольшую практическую значимость и эффективность с точки зрения защиты прав и интересов авторов имеют именно гражданско-правовые способы защиты права интеллектуальной собственности. В частности в Постановлении Пленума Верховного суда РФ было отмечено, что в сложившихся условиях проблема обеспечения эффективности защиты интеллектуальной собственности гражданско-правовыми средствами выдвигается на первый план и становится приоритетной[19].

Универсальной статьей, определяющий способы защиты гражданских прав, в том числе прав интеллектуальной собственности является ст. 12 ГК РФ, в соответствии с которой права интеллектуальной собственности могут защищаться путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку в самой ст. 12 ГК РФ говорится о возможности защиты прав и интересов иными способами, предусмотренными законом. В частности, ст. 1251 ГК РФ предусматривает в качестве дополнительного способа защиты публикацию решения суда о допущенном нарушении. Подобная мера может применяться независимо от вины нарушителя интеллектуальных прав и за его счет (ст. 1250 ГК РФ). Помимо этого ст. 1252 ГК РФ предусматривает возможность изъятия материального носителя, который признан контрафактным, поскольку изготовление, распространение и иное использование этих материальных носителей приводит к нарушению исключительных прав.

Еще одним способом защиты, указанным в п. 5 ст. 1252 ГК РФ является изъятие и уничтожение за счет нарушителя оборудования, прочих устройств и материалов, используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.

Новым способом, направленным на защиту нарушенных интеллектуальных прав и предупреждение такого нарушения в будущем является норма ст. 1253 ГК РФ, в соответствии с которой юридическое лицо, неоднократно или грубо нарушающее исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации может быть ликвидировано по решению суда.

Расширяя сферу защиты интеллектуальной собственности Гражданских кодекс РФ отсылает к антимонопольному законодательству, которое позволяет применить нормы о недобросовестной конкуренции и другие соответствующие нормы, в случае, когда нарушены исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации юридического лица.

При этом следует отметить, что ряд способов защиты, предусмотренных ст. 12 ГК РФ названы и в специальном законодательстве, нормы которого посвящены защите прав интеллектуальной собственности. Так, например, признание права применяется и в случае защиты личных неимущественных прав и для защиты исключительных прав путем предъявления требования о признании права к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя. Аналогичным образом в специальном законодательстве предусмотрена возможность предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу их нарушения, а также некоторые другие способы. В то же время такой действенный способ защиты прав как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки, применяемый в договорных правоотношениях, используется как способ защиты прав интеллектуальной собственности на основании общей нормы ст. 12 ГК РФ.

А.П. Сергеев отмечает сомнительность научной обоснованности перечня способов защиты, предусмотренного ст. 12 ГК РФ, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга. Одновременно он признает, что перечень наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор[20].

Однако слабость научной обоснованности указанного перечня должна лишь стимулировать исследователей к выяснению природы способов защиты и их классификации. Прежде всего, следует определиться с содержанием самого термина «способ», поскольку в юридической литературе он применяется несколько в ином смысле, чем его действительное (филологическое) содержание. Если следовать С.И. Ожегову, то под способом понимаются «действия или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь»[21]. То есть под способом должна пониматься определенного рода деятельность субъекта права: последовательная, целенаправленная и т.д. Вот как А.П. Сергеев объясняет это понятие применительно к вопросу о способе как объекте изобретения: «Способ - это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил. Как объект изобретения способ характеризуется технологическими средствами - наличием определенного действия или совокупности действий, порядком выполнения таких действий (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т.п.), условиями осуществления действий, режимом использования веществ (исходного сырья, реагентов, катализаторов и т.д.), устройств (приспособлений, инструментов, оборудования и т.д.), штаммов микроорганизмов и т.д.»[22].

Однако тот же самый термин «способ» применительно к защите права А.П. Сергеев интерпретирует уже по-другому. В частности, он утверждает, что «под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя»[23]. Но в такой интерпретации это будет уже не способ защиты, а мера защиты, что не одно и то же. Более того, формулировка способов защиты в такой интерпретации в действительности является санкцией гражданско-правовой ответственности, потому что для защиты необязателен во всех случаях принудительный характер соответствующих мер защиты, да и для обладателя субъективного права не всегда возможно воздействовать на правонарушителя. У него другая цель - защитить право.

Отметим, что подмена термина «способ защиты» понятием «мера защиты» допускается многими исследователями. Так, В.А. Хохлов также называет способы защиты мерами защиты[24]. В то же время в отношении ответственности он говорит о ее способах, понимая при этом под способами ответственности методы, приемы ее реализации[25]. Однако понятие ответственности менее объемно, чем понятие защиты. Защита полностью поглощает ответственность[26]. Но в таком случае весьма спорно утверждать, что сам термин «способ» должен интерпретироваться по-иному для защиты и для ответственности. Вопрос же о том, меры или способы перечислены в ст. 12 ГК РФ, можно разрешить при анализе содержания указанной нормы. Например, защита прав интеллектуальной собственности путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Здесь указывается именно на приемы (методы) защиты. В данном случае обладатель нарушенного субъективного права будет выполнять ряд действий в определенной последовательности и в установленном законом порядке. В этом случае содержание такой деятельности охватывается понятием «способ». И остальные элементы ст. 12 ГК РФ представляют собой способы, но не меры. Например, возмещение убытков - это определенная деятельность, комплекс специальных действий. Точно так же, как и компенсация морального вреда[27].

Известно иное определение способов защиты, под которыми обычно понимают предусмотренные законодательством средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права[28].

Есть также необходимость обсудить вопрос о том, возможно ли определение способов защиты (ст. 12 ГК) и способов самозащиты (ст. 14 ГК) в договорном порядке. Статья 12 ГК РФ заканчивается указанием, что защита гражданских прав может осуществляться иными способами, предусмотренными законом. Такое решение представляется спорным. Следует предоставить участникам гражданского оборота возможность устанавливать в договорном порядке иные способы защиты. Согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422). В связи с этим весьма уместно предположить, что стороны вправе указать в договоре и такие способы защиты права, которые законом не предусмотрены, но и не запрещены. Поэтому представляется необходимым последнее предложение ст. 12 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Иными способами, предусмотренными законом или договором».

Что касается предполагаемого перечня способов самозащиты, которые должны быть перечислены в ст. 14 ГК РФ, то было бы целесообразно указать, что участники гражданских правоотношений вправе самостоятельно в договорном порядке устанавливать способы самозащиты, кроме запрещенных законом.

 

2. Общие способы гражданско-правовой защиты права интеллектуальной собственности на примере защиты авторских и смежных прав

Важной функцией государства является обеспечение защиты объектов авторских и смежных прав, создаваемых или используемых на его территории. Под способами защиты авторских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя[29].

Сегодня зачастую весьма трудно установить, кому именно принадлежат исключительные права на то или иное произведение. Это связано прежде всего с тем, что знак охраны авторских или смежных прав порой указывается неправильно или содержит недостоверные сведения. Информация о депонированных произведениях рассредоточена по различным юридическим фирмам, занимающимся регистрацией произведений, и обществам по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами.

В случае, когда правоохранительные органы сталкиваются с пиратством и распространением контрафактных экземпляров произведений, для того, чтобы возбудить дело и привлечь лиц к уголовной ответственности, необходимо заявление правообладателей, а это представляется весьма затруднительным ввиду указанных выше причин. С той же проблемой сталкиваются законопослушные предприниматели, издательства, физические лица при попытке найти обладателя исключительных прав на то или иное произведение с целью частичного или полного использования произведения, его названия, создания мультипликационного фильма, комикса с использованием созданного автором персонажа и пр.[30]

В связи с этим для организации содействия в борьбе с правонарушениями в области авторского права и смежных прав, распространением контрафактной продукции, а также систематизации данных о правообладателях в указанной сфере представляется актуальным создать единую базу данных правообладателей.

Наибольшие проблемы возникают с применением законодательства, о чем свидетельствует скудная и противоречивая судебная практика[31]. В качестве примера можно привести нарушение издательством «Международные отношения» авторских прав известного ученого-цивилиста М.М. Богуславского, без согласия которого был переиздан его учебник «Международное частное право»[32]. Распространенность подобных примеров порождает интерес к изучению вопросов защиты авторских и смежных прав. Важнейшей задачей в этой связи является совершенствование как законодательства, так и судебной практики.

Наиболее распространенные в настоящее время виды нарушений авторского права и смежных прав - это использование соответствующих объектов без оформления договорных отношений с правообладателями, неуказание имени автора при использовании произведения[33].

По мнению И. Близнеца и К. Леонтьева, законодательство содержит достаточно эффективные механизмы защиты от незаконного использования объектов авторского права и смежных прав, однако далеко не всегда они реализуются на практике. Причины кроются не только в экономических, но и во внеэкономических факторах, которые порой влияют на уровень защищенности ничуть не меньше[34].

Механизм защиты нарушенных прав в рассматриваемой сфере действует крайне неэффективно. Ранее советские суды (в основном московские) чаще всего сталкивались только с одним видом исков - о взыскании авторского вознаграждения. Новизна проблем, применение норм международного права создают сложности и для правообладателей, и для пользователей, и для судей. Между тем правовая защищенность во многом зависит именно от того, насколько быстро и правильно будет разрешен спор.

Защита авторских и смежных прав строится преимущественно по системе частного права, т.е. инициируется правообладателем по его усмотрению. Здесь действует основной принцип частного права - полное возмещение убытков. Однако было бы ошибочным безоговорочно относить авторское право к частной сфере и делать соответствующие выводы о том, что «государство не должно вмешиваться в эти вопросы».

В некоторых случаях, как полагает И.А. Близнец, оказывается необходимым применение именно публично-правовых методов, не подменяющих частноправовые, но дополняющих их[35].

Действительно, в соответствии со ст. 48 и 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»[36] (далее – Закон об авторском праве или ЗоАП) за нарушение авторских и смежных прав может наступать не только гражданская, но и административная и уголовная ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Однако применение публично-правовых методов порой приводит к возникновению парадоксальной ситуации, когда государство, используя императивные нормы уголовного права тратит огромные усилия на защиту крупного правообладателя, который сам отказывается от защиты своих прав в пользу экономически более слабого пользователя, используя при этом диспозитивность частно-правовых норм, как это было, например, при обвинении директора школы, который использовал в учебном процессе нелицензионные программы компании «Майкрософт».

В соответствии со статьей 49 Закона об авторском праве и смежных правах автор, обладатель смежных прав или иной обладатель исключительных прав вправе защищать свои права способами, предусмотренными Гражданским кодексом РФ. В данном случае имеется в виду ссылка на статью 12 ГК РФ, устанавливающую универсальные способы защиты гражданских прав, к которым относятся:

- признание права;

- восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

- признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки;

- признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

- самозащита права;

- присуждение к исполнению обязанности в натуре;

- возмещение убытков;

- взыскание неустойки;

- компенсация морального вреда;

- прекращение или изменение правоотношения;

- неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

- иные способы, предусмотренные законом.

В отношении указанных в законе способов защиты прав интеллектуальной собственности в юридической литературе высказывались не однозначные мнения. Одни авторы полагают, что предусмотренные ей способы защиты применяются только к случаям внедоговорного нарушения исключительных авторских прав[37]. По мнению других специалистов, указанные положения могут быть использованы и при защите нарушенных прав автора, вытекающих из договора[38].

 

Интеллектуальная собственность в России: проблемы использования и правовой защиты



Интеллектуальная собственность в России: проблемы использования и правовой защиты





Дата добавления: 2015-05-05; просмотров: 472 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Рекомендуемый контект:


Поиск на сайте:



© 2015-2020 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.01 с.