Лекции.Орг

Поиск:


Устал с поисками информации? Мы тебе поможем!

Морозовская стачка




 

Несмотря на проведение масштабных социальных мероприятий, в 1885 году социальный мир на Никольской мануфактуре был нарушен. Это событие вошло в историю под названием «Морозовская стачка». Эта забастовка считалась символом возмущения против «хищнической эксплуатации фабриканта – самодура». Это мнение долгое время было доминирующим в советской историографии. Но это событие было намного сложнее, драматичнее, состояние конфликтующих сторон напряжённее. О Морозовской стачке - написано много, но есть до сего времени малоизвестные факты.

В 1881 – 1887 годах российскую экономику охватил затяжной и разрушительный кризис, который затронул как промышленность, так и сельское хозяйство. В 1882 году в текстильной индустрии сложилась чрезвычайно острая ситуация, вызванная перепроизводством. Предприятия не могли работать на полную мощность, упала потребление хлопка и, естественно, снизились объёмы выработки.

Кризис больно ударил по Никольской мануфактуре. Правление, руководимое Тимофеем Саввичем, стало искать выходы из сложившейся ситуации. В связи с падением продажных цен в 1881 – 1884 годах на пряжу и миткаль на Никольской мануфактуре планомерно снижались расценки на выработку для ткачей и прядильщиков. Иными словами заработная плата рабочих в годы кризиса снижалась. Одновременно Тимофей Саввич стал намного строже спрашивать за работу, в результате чего возросла частота штрафов за испорченный товар. Действие Морозова можно объяснить: в годы кризиса бракованный товар практически не находил сбыта. Поэтому Тимофей Саввич вынужден был штрафовать и за прогулы и за пьянство, которые неизбежно сказывались на качестве работы.

Снижение расценок на фабриках Товарищества немного опережало падение цен на промышленные изделия по России в целом. Беда заключалась в другом: образовались своеобразные ножницы расценки – штрафы, которые существенно урезали реальные заработки рабочих. В этом смысле 1882 и 1884 годы оказались очень тяжёлыми. После временного улучшения в 1883 году, когда частично повысились сдельные14 цены и снизились штрафы, повторного ухудшения своего материального положения в 1884 году фабричный люд уже не выдержал и взбунтовался.

Тимофея Саввича вместе с его директорами правления никак нельзя отнести к категории жесточайших эксплуататоров, взваливших всю тяжесть кризиса на плечи своих рабочих. Они в те годы не получали наградных, а деньги шли на пополнение запасного капитала, выплату дивидендов, на покрытие убытков. Доходы директоров правления складывались из фиксированного жалованья и дивидендов на принадлежащие им паи, которые также упали с 9% до 7 –8% на основной капитал. Вполне естественно, что кризис больнее всего ударил по рабочим, которые по своему социальному положению принадлежали к низкодоходным слоям населения.

Правда, и сам Тимофей Саввич допустил тактическую ошибку, объявив рабочим днём 7 января 1885 года - церковный праздник – Собор Иоанна Крестителя. Это стало искрой, приведшей к взрыву давно накалившихся страстей. Возмущение рабочих приняло форму бунта. Но даже выдвинутые 11 января 1885 года лидерами стачки требования не смогли полностью организовать стихийное возмущение. Первоначально рабочих судили за разбой и грабёж. Тогда ограблению подверглись дома служащих Никольской мануфактуры, розничный магазин, хлебопекарня. Забирали домашнюю утварь, били окна, ломали двери, по улицам летели пух и перья, растаскивали мешки с мукой.

С тревогой и напряжением наблюдали за действием разбушевавшиеся толпы Т.С.Морозов и М.И.Дианов, непрерывно отправлявшие телеграммы владимирскому губернатору. Вот строки из них: «Рабочие бунтуют, бьют стёкла, разбили в школе, конторе директора, разбита харчевая лавка», «На фабрике положительно бунт, толпы рабочих никем и ничем не сдерживаются, представляется опасность для жизни живущих. 15 Все они – от 7 января 1885 года.

Известно, что стачку возглавили П.А.Щербаков (Моисенко) и В.С.Волков. ледственные документы содержат информацию о том, что руководители забастовки принадлежали к тем рабочим, которые нарушали дисциплину и не выходили на работу.

Правление пошло на уступки требованиям рабочих. В январе 1885 года оно списало всем декабрьские взыскания и вернуло штрафы за октябрь и ноябрь, а также удовлетворило просьбу о выдаче хлеба. Но больше ни на какие уступки (повышение заработной платы, уменьшение продолжительности рабочего дня) Тимофей Саввич Морозов не хотел идти, считая их несправедливыми.

На процессе 1886 года во Владимире Т.С.Морозова судили за непомерно высокие штрафы на фабриках. В результате Тимофей Саввич оказался единственным виновником происшедшего.

Судебный процесс произвёл тяжёлое впечатление не только на Тимофея Саввича, но и на его сына, наследника Савву Тимофеевича. Т.С.Морозов долго болел после процесса, и, наверное, Морозовская стачка намного сократила ему жизнь.

Нельзя полностью оправдывать Т.С.Морозова, но стоит заметить, что большая продолжительность рабочего дня, низкая оплата труда и высокая система штрафов были характерны для общего развития промышленности в России.

 

4. Развитие предприятий Никольской мануфактуры при приемниках Т.С.Морозова.

 

Уже в 80-е годы 19 века Никольская мануфактура представляла собой гигантское предприятие, расположившееся в местечке Никольском, деревня Городищи и сельце Ваулово Владимирской губернии на площади в 372,5 десятины (около 406 гектаров). Товарищество имело 6 основных производств: бумагопрядильное, ткацкое, красильное, отбельное, набивное и отделочное. Сеть вспомогательных производств отличалась разнообразиями разветвлённостью, включая механика, литейный завод, газовый, химический, кирпичный и прочее. Кроме этого Никольской мануфактуре принадлежали лесные дачи с покосами и полями, на которых велись лесные и торфяные разработки. Таким образом, Никольская мануфактура принадлежала к числу крупнейших земельных собственников в России.

Управлять таким громадным хозяйством одному человеку было уже не под силу. После смерти мужа Мария Фёдоровна возглавила фирму и провела успешную реорганизацию управления. Мария Фёдоровна взяла на себя, помимо общего руководства, заведования Городищенской фабрикой и школами. Обязанности коммерческого директора (торговая часть, вексельный и документальный портфель) она возложила на опытного бухгалтера И.А.Колесникова, которому безгранично доверяла. Директор правления А.А.Назаров занимался снабжением сырья, обеспечиванием международных платёжных расчётов и заведовал наличностью.



А вот на долю 27-летнего Саввы Тимофеевича выпал чуть ли не самый сложный участок работы. Он исполнял обязанности технического директора, осуществлял управление производственным процессом в ткацком, отделочном и красильном отделениях фабрик в Никольском и Ваулове. Савва Тимофеевич занимался вопросами технического оснащения, контролем над качеством продукции, а также заведовал конторами фабрик, механическими мастерскими и химическим производством. Но и это было ещё не всё. Он выполнял обязанности и по решению социальных вопросов. Ещё при жизни отца, Савва Тимофеевич часто ссорился с ним по этому вопросу. Так как Тимофей Саввич считал необходимым вновь ввести штрафы и уравнять в зарплатах рабочих. 16 В его непосредственном подчинении находились санитарный совет и квартирный отдел. В этом Мария Фёдоровна справедливо рассчитывала на его знания, приобретённые в стенах Московского и Кембриджского университетов. Савва Тимофеевич был самым молодым и энергичным из директоров правления.

В связи с реорганизацией управления Мария Фёдоровна отказалась от получения жалованья и наградных, поделив их поровну между тремя директорами правления – С.Т.Морозовым, А.А.Назаровым, И.А.Колесниковым.

Нововведения Марии Фёдоровны кардинальным образом изменили систему управления Никольской мануфактуры. В 1889 году принцип единоначалия был заменён на коллегиальный. Это очень быстро дало хорошие результаты.

Реорганизация не замедлила отразиться на характере деловой документации. Если раньше приказы по фабрикам, бухгалтерии, торговле товарами на ярмарках и так далее исходили непосредственно от Тимофея Саввича, то после его смерти внутренние распоряжения не поддаются строгой персонификации. И только учитывая порядок распределения обязанностей при коллегиальном управлении, можно косвенно увязать то или иное мероприятие с конкретным директором правления.

Что касается вопроса распределения паев и голосов в Товариществе, то дело обстояло следующим образом. В 1893 году Мария Фёдоровна как глава предприятия владела почти половинною паев (48,2%), тогда как на долю её сыновей, Саввы и Сергея, приходилось чуть больше 26%, примерно по 13% на каждого, словом, они трое были самыми крупными пайщиками. Им также принадлежало максимальное число голосов на общих собраниях. К 1904 году, после увеличения основного капитала, положение сильно не изменилось. В марте, того же года в руках у Саввы Тимофеевича находилось самое большое количество паев после Марии Фёдоровны –985 штук, удельный вес которых в общей массе остался прежним. У Сергея Тимофеевича на один пай было меньше. 17

Следует обратить внимание на то, что хотя Никольская мануфактура была преобразована в паевое Товарищество, но на тканях они проставляли свою печать «СМС и К0» («Саввы Морозова сын и К0»).

Министерство финансов России отличало, что фирма «Саввы Морозова сын и К0» руководствовалась в своём развитии двумя фундаментальными принципами: во-первых, она постоянно расширяла свои фабрики и заботилась об их техническом совершенстве. Это была епархия Саввы Тимофеевича, который в течение 18 лет следовал требованиям технического прогресса; во вторых, Товарищество всегда применяло практику широких отчислений для обеспечения своих нужд. Правление обратилось в министерство финансов, с просьбой внести изменение в устав Товарищества с тем, чтобы иметь законные основания для увеличения оборотных средств. Оно также просило разрешение на увеличение основного капитала, что и было дважды сделано в начале 20 века. Это произошло без привлечения дополнительных средств пайщиков и только за счёт накопленных резервных фондов. В 1907 году капитал товарищества составлял уже 15 миллионов рублей. 18

Ещё при Савве Васильевиче Морозове (отце Тимофея Саввича) Никольская мануфактура заявила о себе как об «образцовой» с точки зрения технического оснащения. Такой она оставалась и на протяжении всей второй половине 19 века. Савва Тимофеевич продолжил дело своего деда. При нём техническое оснащение Никольской мануфактуры шло в ногу со временем. Под его непосредственным руководством произошла крупная техническая модернизация. Были построены бумагопрядильная, ткацко-отделочная фабрики. Корпуса получились светлыми и просторными. Техническое оборудование привозилось из-за границы, а механические ткацкие станки поставлялись Московским Товариществом механических изделий.

В начале 90-х годов 19 века в преддверии столетнего юбилея торгово-промышленного дела Морозовых Д.И.Шишмарев собирал материалы по истории промышленности центральных районов России. В брошюре, опубликованной в Петербурге в 1892 году, он обратил внимание на одну черту – «выдающуюся скромность представителей… дома Морозовых». Это обстоятельство заставило автора заговорить о знаменитой династии в подчёркнуто доброжелательном тоне. Д.И.Шишмарев тогда справедливо заметил, что в России «история фамилии, подобной которой едва ли найдётся другая, - решительно никому не известна».

Владельцы фирмы уделяли большое внимание наградам на всероссийских и всемирных выставках, престижным свидетельством предпринимательского успеха. На этих грандиозных смотрах достижений промышленности она собрала целый букет завидных знаков отличия. Товарищество Никольской мануфактуры трижды удостаивалась права изображения государственного герба Российской империи, высшей награды для предприятия, - в 1865, 1882 и 1896 годах. Высокое качество продукции получило всемирное признание – в 1893 году в Чикаго и в 1900 году в Париже Никольская мануфактура завоевала Гран-при. 19

В период модернизации (1895-1899 годы) Савва Тимофеевич произвёл замену устаревших паровых двигателей. Уже в 90-е годы 19 века на Никольской мануфактуре появились первые три мощные паровые машин в новейшего образца, привезённых из Германии. 20

Вопрос энергетического оборудования фабрик Товарищества был самым тесным образом связан с видами топлива. Начиная с 90-х годов 19 века падает потребление торфа на Никольской мануфактуре. Это было связано с переходом на новые виды топлива: нефтяные остатки и каменный уголь. В этой области Никольская мануфактура была исключением, а не лидером. Это было связано с тем, что основные предприятия текстильной промышленности России в конце 19 века наблюдался рост потребления торфа, в то время как Никольская мануфактура его сокращала.

Савва Тимофеевич справлялся и с обязанностями химика-технолога. Этим ему приходилось заниматься в процессе руководства красильным производством. И если его бабушка Ульяна Афонасьевна действовала скорее по интуиции, то Савва Тимофеевич поставил красильное дело на строго научную основу. Здесь ему приходилось знание и навыки, полученные в университете. Он попытался переманить к себе крупного специалиста В.Н.Оглоблина, который в то время занимал пост технического директора ситценабивной фабрики А.И.Новикова в Иванове. Необходимо было не скупиться на жалование и жилищные условия. К сожалению, это удалось сделать уже после смерти Саввы Тимофеевича. 21

Техническая политика, осуществляемая С.Т.Морозовым, была бы невозможна без непосредственной поддержки директора – распорядителя Марии Фёдоровны и других членов правления. Высокое качество продукции Никольской мануфактуры достигалось совместными слаженными усилиями.

Каждое появление Саввы Тимофеевича Морозова в фабричных цехах вызывало всеобщее оживление. Там он чувствовал себя свободно, как будто был в соей стихии: «пробовал прочность пряжи, засовывал руку в самую гущу шестеренок и, вынимая её оттуда невредимой, учил подростков, как надо присучивать оборвавшуюся нитку. Он знал здесь каждый винтик, каждое движение рычагов.

К нему подходили инженеры, мастера, рабочие, о чём-то его спрашивали неслышными сквозь слух голосами; он отдавал какие-то распоряжения, писал заметки, указывал куда-то руками. 22

Промышленники Морозовы знали производство не понаслышке. Во многом это знание было успехом деятельности их предприятия.

Товарищество Никольской мануфактуры в течение всей своей истории старалось не прибегать к банковскому кредиту. Все необходимые ссуды представляли пайщики, и в первую очередь представляли фамильного клана Морозовых. Постепенно главным кредитором стала Мария Фёдоровна Морозова. Укрепившись, Никольская мануфактура стала переходить на самофинансирование. Морозовы старались получить прибыль для того, чтобы пустить её на расширение производства.

Правление Никольской мануфактуры очень внимательно относилось к вопросу сбыта продукции. Морозовы прочно утвердились на рынке России, как в промышленных городах, так и в сельской местности, где проживало подавляющее большинство жителей империи. Заслуживали одобрения и их стремление избежать перекупщиков. Такая позиция оборачивалась выгодой для потребителя, поскольку в конечном итоге занижала торговые накрутки на производственную продукцию, которые были и без посредников достаточно высоки. Торговая прибыль в течение всех лет оставалась главным источником высокой рентабельности Никольской мануфактуры. Промышленная же была, как правило, на треть меньше, но иногда её доля повышалась. Правда, это не было постоянным явлением.

 

 

5. Социальная политика Саввы Тимофеевича Морозова.

 

В круг обязанностей Саввы Тимофеевича Морозова входили вопросы социальной политики. Вопросы жизни и условий труда рабочих всегда находились в постоянном внимании рабочих. Савва Тимофеевич полагал, что руками работать твориться успех фирмы. 23 Он был уверен, что от условий быта фабричного рабочего зависит успешный рост промышленности и народного благосостояния, в просвещении простых людей кроется сила и могущество государства и его индустрии. Поэтому Савва Тимофеевич считал своим долгом как фабриканта создавать необходимые условия для качественной работы, давать рабочим возможность получать образование и повышать квалификацию.

В 1892 году выделяется сумма в 300 тысяч рублей на улучшение бытовых условий жизни рабочих. Дело в том, что меблировкой рабочих казарм и их ремонтом, обеспечением постельными принадлежностями, посудой занималась сама Никольская мануфактура. Большая часть денег отводилась на строительство новых казарм. Два года спустя санитарный совет, возглавляемый С.Т.Морозовым, занялся подготовкой и разработкой планов и проектов построек улучшенного типа: предусматривалась ванная комната и подвал для стирки. Каждая комната по площади была чуть больше 12,5кв.м. При высоте потолков 3 метра и обязательно с внутренней подпольной вентиляцией. Коридоры проектировались шириной не менее 2 метров. Подумал санитарный совет и о хозяйственных помещениях, а также об открытых площадках перед казармами, которые мостились камнем, привозимым из Коврова, и асфальтом. Такое помещение предназначалось одной семье. В казармах Никольской мануфактуры больше всего проживало семей составом 2-3человека, чуть меньше было в 4-5 человек. 24

В современной жизни такие жилищные условия не покажутся блестящими. Но такие условия соответствовали укоренившейся привычке деревенских жителей жить одной семьёй. Однако они отличались от крестьянского жилища наличием вентиляции, парового отопления, кухни, прачечной.

В 1906 году закончилось строительство новых зданий фабричной больницы в Никольском, вполне отвечающей санитарным и техническим требованиям того времени. Больница была рассчитана на 300 коек, в её главном корпусе расположились два хирургических и два терапевтических отделения, а также гинекологическое и родильное. При ней находилась амбулатория и аптека, в которых рабочие бесплатно получали лекарства. Никольская больница по своему оснащению и обслуживанию считалась лучшей во Владимирской губернии.

Главным врачом её долгие годы был Базилевич А.П., человек глубоко уважаемый С.Т.Морозовым. Он входил в санитарный совет, который вёл постоянные наблюдения за состоянием рабочих казарм.

Многие заседания совета собирались по инициативе С.Т.Морозова и проходили под его председательством. Как и его отец, Савва Тимофеевич вникал в существо дела. Санитарный совет уделял внимание и качеству продуктов питания: в его постановлениях были записаны требования, предъявляемые к выпечке хлеба. 25

Заботились Морозовы и о престарелых работниках Никольской мануфактуры. Первая богадельня была построена ещё Тимофеем Саввичем на его собственные средства. В 1893 году началось сооружение нового здания, которому правление решило присвоить имя Т.С.Морозова. На это строительство пожертвовала деньги Мария Фёдоровна.

Местом семейного отдыха стал парк народных гуляний, особенно в выходные дни. За его благоустройством следили Морозовы. Здесь устраивали массовые игры и танцы. По вечерам здесь устраивали летний театр, где по приглашению Морозовых выступали столичные знаменитости.

Савва Тимофеевич Морозов считал просвещение и образование простого народа задачей государственного значения. Мария Фёдоровна поддерживала его в этом. Наверное, именно поэтому на Никольской мануфактуре ответственно подходили к организации начальной школы и профессионального обучения рабочих: для детей 8-12лет каждый день открывались двери трёх фабричных училищ. В начале 90-х годов общее число учащихся насчитывало 919 человек. В воскресные дни работали классы по рисованию для всех желающих, а со взрослыми рабочими учителя проводили уроки грамоты. Помимо этого, каждое воскресенье устраивались народные чтения с так называемым волшебным фонарём. Эти общеобразовательные лекции собирали большую аудиторию, до 800 человек.

Фабричные подростки по окончании четырёхгодичной школы направлялись в учебные механические мастерские, где осваивали основы ремёсел. Это были слесарное, токарное, кузнечное, столярно-модельного и ткацкого ремесла. Все эти профессии были нужны Никольской мануфактуре. А для способных рабочих создавались курсы повышения квалификации. Рабочим курсантам фабрика приплачивала за каждый учебный день, а по окончании курсов заработная плата увеличивалась у всех, кто добивался успеха.

При Никольском училище была открыта школьная библиотека, которая выдавала книги для внеклассного чтения. Тем самым правление Никольской мануфактуры пыталось приучить рабочих с детства к чтению, чтобы отучить от фабричного пьянства. С 1873 года работала общественная библиотека.

В течение многих десятилетий благоустройство фабричного посёлка производилось за счёт средств мануфактуры. Деньги шли на ремонт и содержание дорог, площадей, тротуаров, домов, мостов и многое другое. Делалось всё это ради привязанности к тем местам, с которыми была тесно связана история Морозовского рода.

Старожилы рассказывали, что рабочие часто выражали хозяину благодарность за всё, что он делал для них и фабричного посёлка. Морозов на это отвечал: «Вот если я проживу ещё лет 50, то в Никольском у меня и тротуары все будут золотыми». 26 В каждой шутке есть и доля истины. Во всяком случае из года в год жизнь рабочих менялась к лучшему. В предпринимательских мирах выделяется стремление промышленников улучшить социально-бытовые условия жизни рабочих. Не даром в первые годы советской власти бывшие Морозовские рабочие отзывались о нём, как о простом хорошем человеке.

Морозовы понимали, что от социально-бытовых условий зависит производительность труда рабочих. Особое внимание положению рабочих уделял Савва Тимофеевич. Это связано и с более высоким уровнем развития предприятия и с достижениями в области строительства.

 






Дата добавления: 2015-09-20; Мы поможем в написании ваших работ!; просмотров: 778 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов


Читайте также:

Поиск на сайте:

Рекомендуемый контект:





© 2015-2021 lektsii.org - Контакты - Последнее добавление

Ген: 0.009 с.